Работа в студии

18 октября 1964 г.

 

 

 

Журнал «Бит Инструментал», 18 октября 1964: «Компания «Дженнингз Мюзикл Индастриз» только что подписала контракт на поставку американской компании «Томас Оргэн Компани» оборудование «Вокс» на миллион долларов. Это стало возможно благодаря ведущим британским группам, которые оказали большое влияние на популярность «Вокс», используя данное оборудование в Штатах. На снимке

При подписании контракта (слева направо) Мюррей Фиберт (вице-президент «Томас Оргэн энд Компани, США), Том Дженнингс (управляющий директор «Дженнингз Мюзикл Индастриз Лимитед»), Джо Бенарон (президент «Томас Оргэн энд Компани, США, держит контракт), К. Виндиате (личный помощник мистера Дженнингса)».

 

Из дневника Альфа Бикнела: «Воскресенье. Завтрак в постель, спасибо Джейн! Нечто особенное для воскресного утра! Взял Марка на небольшую прогулку, потом за парнями, чтобы отвезти их в студию на Эбби-Роуд».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»: «18 октября была запланирована марафонская по протяженности сессия записи, чтобы выдать кучу песен для альбома, который должен быть выпущен в скором времени».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Студия Эбби-Роуд. Окончание записи песни «Восемь дней в неделю» (Eight Days A Week). Запись песен «Канзас-Сити / Эй-Эй-Эй!» (Kansas City / Hey, Hey, Hey, Hey!), «Господин Лунный свет» (Mr. Moonlight), «Мне хорошо» (I Feel Fine) и «Я пойду за солнцем» (I’ll Follow The Sun).

Джордж исполнил песню Карла Перкинса «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby), после которой были записаны песни «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music) и «Слова любви» (Words Of Love)».

 

Ринго: «Мне казалось, что в музыкальном отношении мы стремительно двигались вперед. Некоторые песни для альбома «Битлз на продажу» были великолепны, не похожи ни на что другое. Работа в студии по-настоящему радовала. С этим чувством мы делали всё: репетировали, записывали и сводили песни. Мы никогда не арендовали репетиционный зал, чтобы отработать песни, потому что многие из них были незаконченными. Возникали идеи первых строк или припева, и авторы меняли их по ходу записи или если кто-нибудь предлагал что-нибудь более удачное.

Только что написанную песню я сначала слышал на гитаре или пианино. Было здорово отмечать прогресс при записи дублей. Песни часто изменялись до неузнаваемости. Для начала автор песни говорил: «Это выглядит примерно так», – и играл её на гитаре или на пианино, он учился петь песню, мы все учились её играть, причем повторяли её по многу раз.

Большинство наших ранних записей сделано на трёх дорожках, потому что одну мы оставляли для записи наложений. То, что мы повторяли песни по многу раз, помогало нам лучше чувствовать друг друга. Если кто-нибудь ещё был способен петь, мы, все четверо, играли допоздна. Не бывало такого, чтобы мы говорили: «Партию баса или гитар наложим потом». Почти всю работу мы делали сразу, включая вокальные партии. А песни писали везде».

 

Пол: «Запись альбома «Битлз на продажу» продолжалась недолго. Этот альбом включал в основном наш концертный репертуар и несколько новых песен».

 

beatlesbible.com: «Студия Два «И-Эм-Ай», Эбби-Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит; помощник звукоинженера: Джефф Эмерик. В этот день у группы состоялась долгая девятичасовая сессия, которая продлилась с 14:30 до 23:30».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Было два часа дня 18 октября 1964 года в студии на Эбби-Роуд в Сент-Джонс-Вуд. Джордж Харрисон опаздывал. В этот день далеко, в сердце сельской местности Суррея, Джордж Харрисон пытался купить себе бассейн.

«Хорошо», – дружелюбно говорит Джордж Мартин. – «Давайте что-нибудь запишем. Где Джордж?»

«Здесь, мистер Мартин», – говорит Джордж, разматывая гигантский черный шерстяной шарф. – «У меня теперь есть свой плавательный бассейн».

 

Из интервью Марка Льюисона с Полом Маккартни:

Льюисон: Слушая те записи в оригинале, я был по­ражен тем, насколько экономно все делалось. Джордж Мартин, Джефф Эмерик, или Норман Смит включали красный свет, а Джон Леннон, который, видимо, очень внимательно следил за временем, повторял: «Красный свет включен. Поехали! Поеха­ли! Начали!»

Пол: Ну да! Как только зажигался крас­ный свет, это был сигнал, что пора начинать. Теперь же всё идет вяло. Сейчас у меня собственная студия, и мы почти никогда не вклю­чаем красный свет. Ещё было очень симпатично, что звукоинженер объявлял каждую запись. Джефф Эмерик дико стеснял­ся – некоторые люди не выносят звука собственного голоса на пленке. Вот уж чего я никогда не забуду в «И-Эм-Ай», так это тумблер с надписью: «поп» – «классика», расположенный на консоли справа. Тогда контрольные ручки были здоровенные – достались в наследство от королевских Военно-воздушных сил. Такая была техно­логия. Но нам они нравились, и на самом деле были куда лучше нынешних малюсеньких кнопочек. Если ты, например, хотел прибавить высокие, то поворачивал ручку и собственными уша­ми слышал, как меняется тембр. А сегодня нажимаешь кнопку «высокие» и… ничего не слышишь. Я-то считаю, что все старые машины были гораздо удобнее, и многие так думают.

 

beatlesbible.com: «Сессия началась с записи вступления и окончания песни «Восемь дней в неделю» (Eight Days A Week), хотя вступление так и не было использовано. Они записали две отредактированные части, известные как дубли 14 и 15».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Первым делом надо было срочно доработать песню «Восемь дней в неделю» (Eight Days A Week). Когда все расселись возле пульта, я установил черновое сведение Нормана Смита (от 6 октября), и включил воспроизведение. Все внимательно слушали, кивая головами в такт, Ринго с энтузиазмом отстукивал ритм на своих коленках. Когда стихла последняя нота, мы все взахлеб согласились с тем, что энергичное исполнение, прозвучавшее на пленке, определенно может стать основным дублем. Единственной проблемой было рваное начало и чрезмерно резкий конец. После этого последовала бурная дискуссия о том, как это лучше исправить.

Пол объявил, что они с Джоном предлагают идею альтернативного начала, исполнив хоровое пение (без инструментального сопровождения), и Джордж Мартин, который к этому времени взял за правило не отказывать любым их идеям, сказал: «Хорошо, давайте попробуем». После этого они спустились в студию. Норману пришлось потратить некоторое время на подгонку звуков, чтобы редактирование не было заметно. Пол, Джон и Джордж Харрисон собрались вокруг микрофона и начали петь в унисон «ооо» (дубль 14). Это было интересно, но все сразу же решили, что это слишком слабое начало для песни, которая была такой динамичной.

Вместо того, чтобы дальше тратить на это время, Джордж Мартин решил пойти дальше, предложив Битлам поработать над концовкой. Идея, которую они реализовали для этой части, стала гораздо более мощной, поскольку Леннон и Харрисон на гитарах извлекали звенящие аккорды, в то время как Пол на своем верном «Хофнере» исполнил басовую партию с отрывистым характером звука (дубль 15)».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Интересно, что концовка этой песни осталась стандартной, несмот­ря на то, что вариант редактировался после окончания записи в студии».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Однако проблема того, что делать с рваным вступлением, всё ещё оставалась, и, пока они размышляли над этим, Норман выдвинул блестящее предложение, заключавшееся в том, чтобы просто сделать в песне нарастающее появление звука вместо того, чтобы всё начиналось с полной громкости».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Несколькими месяцами ранее «Битлз» были счастливы, обнаружив, что могут сводить звук на нет в конце песни. Теперь они сде­лали следующий шаг, став первыми в исто­рии поп-музыки, кто использовал нарас­тающий звук в начале композиции».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «После обсуждения вступления и завершения песни, подгонки звуков звукоинженером Норманом Смитом и записью отредактированных фрагментов, прошел весь первый час этой сессии (с 14:30 до 15:30), который был посвящен нанесению последних штрихов к песне «Восемь дней в неделю» (Eight Days A Week)».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»: «За следующие восемь часов они записали ещё семь песен, включая ту, что стала их следующим синглом номер один в Великобритании — «Мне хорошо» (I Feel Fine)».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Затем всё внимание было обращено на первую полную песню дня, попурри из кавер-версий песен «Канзас-Сити» (Kansas City) и «Эй-Эй-Эй-Эй!» (Hey, Hey, Hey, Hey!)».

 

beatlesbible.com: «Второй песней, записанной в этот день, был кавер на песню Литтл Ричарда «Канзас-Сити / Эй-Эй-Эй-Эй!» (Kansas City / Hey, Hey, Hey, Hey!)».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Первый час работы в студии был занят записью фрагментов для ранее записанной песни «Восемь дней в неделю» (Eight Days A Week). Затем последовали несколько коротких репетиций для следующей композиции в их повестке дня, которая заключалась в записи их версии попурри Литтл Ричарда «Канзас-Сити» (Kansas City) и «Эй-Эй-Эй-Эй!» (Hey, Hey, Hey, Hey!)».

 

Пол (1964): «Песня «Канзас-Сити» – одна из моих самых любимых».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Вслед за Литтлом Ричардом «Битлз» испол­нили эту песню в стиле ритм-энд-блюз начала 50-х, добавив в конце «перекличку» основного вокала и подпевки».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Когда Пол Маккартни описывал то, к чему они с Ленноном стремились в подростковом возрасте, он сказал следующее: «В то время в нашем воображении Джон был Бадди Холли, а я был Литтл Ричард. Ты всегда кто-то, когда начинаешь». Пол научился подражать кричащему вокалу Литтл Ричарда ещё до появления «Битлз», с гордостью демонстрируя своё умение среди своих сверстников.

После того, как группа была сформирована, и они начали свои долгие выступления на сцене Гамбурга, возникла острая необходимость в большем количестве материала. «Мы должны были выучить миллионы песен», – говорил Джордж Харрисон. – «Мы должны были играть так долго, что играли всё подряд. Мы брали пластинку Чака Берри и изучали её. Тоже самое было с Литтлом Ричардом. Гамбург был нашей школой, как выступать перед публикой».

В этих обстоятельствах «Битлз» в совершенстве освоили одиннадцать песен Литтл Ричарда, включая большинство его хитов. Постоянно находясь в поисках нового материала, они даже углубились в менее известные треки, которые записал Литтл Ричард, в том числе и малоизвестное попурри, которое он записал в 1959 году, состоящее из песни Лейбера-Столлера «Канзас-Сити» и собственной песни «Эй-Эй-Эй-Эй!». В 1958 году в Британии эта версия песни достигла своего пика, поднявшись до 26 позиции, и этого было достаточно, чтобы «Битлз» обратили на неё внимание. К 1961 году они включили попурри в свою концертную программу. Следует отметить, что, версия песни, записанная «Битлз», имеет мало общего с оригинальной «Канзас-Сити», написанной Лейбером и Столлером, так как в записи очевидно влияние версии Литл-Ричарда 1959 года».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Литтл Ричард переделал оригинальную аранжировку компози­ции, и Пол Маккартни в точности повторил его новую версию. В студии музыканты отыгра­ли номер так же, как они делали это на сце­не. Возможно, версия 1964 года звучит не­сколько энергичнее, чем та, которую музыканты записали в декабре 1962 года, но испол­нительский подход в обоих случаях почти идентичен».

 

Пол: «Кричащий вокал Литтл Ричарда – это то, что я просто обожал. Я любил его записи, знаете, и я хотел сделать это так же, как он. Так что это стало, можно сказать, моей отличительной чертой в «Битлз», потому что Джон не мог этого сделать. Помню, как он спрашивал у меня: «Как ты это делаешь?» А я отвечал: «Не знаю. Я чувствую, что это просто исходит из моей головы». А он: «Вот это да!». А потом как-то раз у нас была сессия записи, где я собирался исполнить «Канзас-Сити». И вот я у микрофона, начинаю: «Ка… Канзас-Сити…» (кашляю) и не могу, не получается вообще. Поэтому Джон спустился и сказал: «Помнишь, это исходит из макушки твоей головы!» «Будет сделано», – говорю я, – «Канзас-Сити…» И это то, что вы слышите на пластинке».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «По тому, как Пол пел – на грани срыва голосовых связок, – я был удивлен, что они решили записать эту песню первой, но после нескольких лет выступления на сцене его голос был сильным и мог выдержать такое издевательство над собой.

Примечательно, что все остальные Битлы, и даже Ринго, который почти никогда не участвовал в подпевках, объединились в хор, исполнив «эй, эй, эй». В своё время это попурри было неотъемлемой частью их живого выступления, и они действительно оторвались по полной программе, исполняя его с уверенностью и чистой, невинной радостью, которая была положительно заразительна. С той минуты я понял, что это будет великая сессия. Было просто невероятно слышать, как много энергии исходит от группы. Вначале они были сосредоточены, но этот трек стал окончательным доказательством того, какой они были отличной живой группой».

 

beatlesbible.com: «Было записано два дубля, первый был выбран для альбома».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Все четверо «Битлз» исполнили её вживую, включая вокал, записав два полных дубля. Первый дубль был определен как лучший, поэтому на него была записана пара наложений. Джордж Мартин добавил партию фортепиано на протяжении всей песни, хотя в итоге после сведения она оказалась довольно приглушенной. Затем Битлы добавили хлопки к заключительным тактам песни. Вся песня, вероятно, была закончена за полчаса, примерно с 15:30 до 16:00.

Затем они приступили к записи песни «Господин Лунный свет» (Mr. Moonlight).

Как вспоминает Пол Маккартни о первых выступлениях «Битлз»: «Я думаю, мы с самого начала поняли, что никуда не продвинемся, если не будем отличаться от других, потому что если вы не оригинальны, то можете остаться на мели. Нам приходилось исполнять номера, которых никто не слышал».

Причиной, по которой им нужно было искать интересный материал для выступлений, была конкуренция. «В то время вокруг были миллионы групп, – продолжает Маккартни. – У таких групп, как наша, был в основном блюз и немного малоизвестного материала. И поскольку у нас были малоизвестные песни, мы стали исполнителями, которых нужно было увидеть, чтобы скопировать».

Чтобы найти малоизвестный материал, они обратили свое внимание на синглы, а не хиты, что делали все остальные. Как объяснил Леннон: «Так мы исполняли песню «Три крутых парня» (Three Cool Cats), которая была на стороне «Б» сингла «Чарли Браун» (Charlie Brown) группы «Костерс».

Другим фаворитом Леннона была песня «Господин Лунный свет» (Mr. Moonlight) со стороны «Б» сингла группы «Доктор Филгуд энд Интернс» 1961 года. Сингл не занял какой-либо заметной позиции в чартах, но «Битлз» обратили на него внимание и усовершенствовали песню для концертного исполнения.

Как и следовало ожидать, другие местные группы вслед за «Битлз» стали включать эту песню в свой концертный репертуар, а группа «Мерсибитс» даже записала её в 1963 году, после чего «Холлиз» сделали это в 1964-м. Тем не менее, эта эр-энд-би песня с латинским оттенком стала наиболее узнаваема как запись «Битлз», так как они решил закрепить за собой исполнение этой песни, включив её в свой альбом «Битлз на продажу».

14 августа группа записала четыре дубля этой песни, но только два из них были закончены. Первый дубль с вокальным вступлением Джона был остановлен им самим. Маккартни ободряюще бросил: «Почти получилось», на что Леннон ответил: «Да, неплохо». Эту первую попытку можно услышать на альбоме «Антология 1».

В тот день временно был признан лучшим дубль четыре, хотя позже они, по понятным причинам, решили иначе. Несомненно, главной причиной было довольно слабое пробное гитарное соло Джорджа Харрисона, что побудило Маккартни во время исполнения пару раз свистнуть, чтобы отметить трек как непригодный для использования. Это также включено в «Антологию 1».

После того, как с 21:00 до 22:00 группа взяла часовой перерыв (во время которого были сделаны моносведения песен «Я – неудачник» (I’m A Loser) и «Крошка в черном» (Baby’s In Black)), они вернулись в студию, чтобы продолжить запись. Но вместо того, чтобы дальше работать над песней «Господин Лунный свет» (Mr. Moonlight), они начали и завершили еще одну кавер-песню в качестве претендента для включения в альбом – песню Литтл Уилли Джона 1959 года «Оставь в покое моего котенка» (Leave My Kitten Alone). Над этой песней они работали до 23:15, сделав двойное наложение вокала Джона. Эту отличную запись, к сожалению, не включили в альбом, и она не была официально выпущена до «Антологии 1». Вместо неё «Битлз» решили включить в альбом песню «Господин Лунный свет» (Mr. Moonlight). 18 октября 1964 года они снова вернулись к записи этой песни».

 

beatlesbible.com: «14 августа 1964 года группа записала четыре дубля песни «Господин Лунный свет» (Mr. Moonlight), но они были недовольны полученными результатами. Поэтому в этот день они записали ещё четыре дубля, пронумерованные как 5-8, последний из которых был признан лучшим».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «В этот день были записаны дубли с пятого по восьмой. Как и прежде, были использованы следующие инструменты: Джон использует ритм-гитару во время исполнения соло; Джордж использует ведущую гитару во время исполнения вокала; Пол играет на бас-гитаре во время исполнения вокала. До сих пор не вынесен вердикт о том, на каком инструменте играет Ринго. Некоторые авторы предлагают бонги, некоторые – какую-то упаковочную тару (например, футляр для гитары), а кто-то говорят, что он играл на том-томе своей ударной установки, как, например, во время её исполнения вживую. На первых двух дублях присутствует ещё гитарное соло Джорджа Харрисона, но оно отсутствует в следующих дублях».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Камнем преткновения снова стало гитарное соло Харрисона – не мелодия, которую он играл, а странный, ускоренный звук тремоло, который он использовал. Леннон считал, что такой необычный звук был потрясающим, как, впрочем, и я лично, но Джордж Мартин настаивал на том, что он был слишком своеобразным. После некоторого обсуждения было решено перезаписать это необычное соло, сделав вместо него наложение электрооргана. Несмотря на то, что я ненавидел такое звучание, я был очень впечатлен тем, как Пол сделал это. До этого момента я даже не подозревал, что он может играть ещё и на клавишных».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Дубль восемь был последним ритм-треком, на который Маккартни сделал наложение партии органа «Хэммонд», тем самым фактически заменив в песне соло гитары Харрисона. В связи с этим Джордж был вынужден играть на африканском барабане, когда группа начинала проигрыш.

Итак, после нанесения последних штрихов в песне «Восемь дней в неделю» (Eight Days A Week) и записи песен «Канзас-Сити / Эй-Эй-Эй-Эй!» (Kansas City / Hey, Hey, Hey, Hey!) и «Господин Лунный свет» (Mr. Moonlight), они приступили к записи следующей песни, недавно написанной композиции «Мне хорошо» (I Feel Fine)».

 

Джон: «Я написал песню «Мне хорошо» (I Feel Fine), и это целиком моя песня».

 

Пол: «Идея песни Джона, но написана нами совместно».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Уверенность – это основа успеха. Например, в своё время Джон Леннон, представляя продюсеру Джорджу Мартину свою новую песню «Я хочу держать тебя за руку», сказал: «Тебе лучше подойти и послушать нашу следующую пластинку номер один». Его уверенность привела к успеху эту песню, которая не только вышла на первое место в Британии, но и стала крайне важным треком, который вознес их в Америке и поднял их до мировой известности.

Но это не всегда работает таким образом. Другой пример, когда «Битлз» в конце 1964 года прилагали все свои силы, чтобы найти песню, которая была бы достаточно хороша для выпуска в качестве сингла. В одном из интервью Джон сказал следующее: «Однажды утром, войдя в студию, я сказал Ринго: «Я написали песню, но она паршивая», но мы попробовали её записать, подобрав ей гитарный рифф, и она зазвучала как сторона «А» сингла, поэтому мы решили выпустить её именно в таком виде».

Песня, о которой рассказал Джон, была «Мне хорошо» (I Feel Fine), которая в конце 1964 года станет весьма успешной! Она пять недель будет занимать высшую позицию в Британии, и три недели в американских чартах. Так что я думаю, что песня не была такой уж «паршивой», как первоначально о ней думал Джон!

Есть много высказываний каждого из Битлов относительно происхождения песни Мне хорошо» (I Feel Fine). Как обычно, некоторые из них противоречивы, как и приведенная выше цитата Джона о том, что «однажды утром он вошел в студию» с уже написанной песней. В интервью 1974 года он сказал, что: «я написал её во время сессии записи». Пол также претендует на частичное участие в сочинении этой песни, сказав следующее: «Песня больше Джона, чем моя. Мы написали её вместе, но идея была Джона».

Но одно можно сказать наверняка, это то, что она основана на гитарном риффе из одной любимой песни Леннона».

 

Джон: «Я написал песню «Мне хорошо» (I Feel Fine), построив её на риффе из аккомпанемента».

 

Джордж: «На самом деле на этот гитарный рифф повлияла песня под названием «Смотри под ноги» (Watch Your Step) Бобби Паркера. Но все риффы в этом темпе имеют похожее звучание».

 

Джон: «Песня «Смотри под ноги» (Watch Your Step) – одна из моих любимых. «Битлз» часто использовали эту фишку в различных формах, а «Братья Эллмен» вообще построили на нем всю свою музыку, как это видно в их песне «Один выход» (One Way Out)».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Битлы хорошо знали песню «Смотри под ноги» (Watch Your Step), так как включали её в свои выступления в 1961-1962 годах. Сочинение песен, основанных на гитарных риффах, было, очевидно, последней навязчивой идеей Джона».

 

Джон: «Я написал «Мне хорошо» (I Feel Fine) на основе того риффа, который звучит на заднем плане. Я пытался использовать этот эффект практически в каждой песне на альбоме, но остальные это не поддерживали. Я сказал им, что напишу песню специально для этого риффа. Поэтому они ответили: «Да, давай, сделай это», зная, что мы почти закончили альбом».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Что касается времени написания этой композиции, то комментарий Джона, что песня была написана «во время сеанса записи», вполне может быть правдой, но не в тот день, когда эта песня была записана. Во время сессии 6 октября 1964 года, когда «Битлз» записывали песню «Восемь дней в неделю», Джон уже пробовал этот характерный гитарный рифф «Мне хорошо» (I Feel Fine), что можно услышать между дублями. Поэтому Маккартни, должно быть, встретился с Джоном, чтобы закончить песню, где-то между 6 и 18 октября 1964 года, когда она была записана в студии. Одно можно сказать наверняка: это была в основном песня Джона с небольшой помощью Пола, скорее всего, в мелодической вставке».

 

Baby’s good to me, you know, Детка добра ко мне, знаете,

She’s happy as can be, you know, Она счастлива, насколько это возможно, знаете,

She said so. Она так сказала.

I’m in love with her and I feel fine. Я влюблён в неё, и мне хорошо.

 

Baby says she’s mine, you know, Детка говорит, что она моя, знаете,

She tells me all the time, you know, Она говорит мне об этом постоянно, знаете.

She said so. Она так сказала.

I’m in love with her and I feel fine. Я влюблён в неё, и мне хорошо.

 

I’m so glad that she’s my little girl. Я так рад, что она – моя малышка.

She’s so glad she’s telling all the world, Она счастлива и всему свету рассказывает,

That her baby buys her things, you know, Что её малыш покупает ей вещи, знаете,

He buys her diamond rings, you know, Он покупает ей кольца с бриллиантами, знаете,

She said so. Она так сказала.

She’s in love with me and I feel fine, mm. Она влюблена в меня, и мне хорошо.

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Когда группа начала репетировать свою следующую песню в студии с Джорджем Мартином, я воспользовался этой возможностью, чтобы посидеть в диспетчерской и отдохнуть несколько минут. Я разговаривал с Норманом [Смитом] о том о сем, как вдруг услышал в динамиках громкий, гудящий звук. «Что за чертовщина?» – встревоженно спросил я Нормана. Моей первой мыслью было, что коротнул кабель или какое-то оборудование вышло из строя. Норман усмехнулся: «Сам посмотри». Я прижался носом к стеклу диспетчерской и был удивлен, увидев, что Джон Леннон стоит на коленях перед усилителем с гитарой в руках. Мы знали, что если поднести гитару слишком близко к усилителю, то она будет фонить, но Джон впервые специально использовал её таким образом».

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Один журналист, присутствовавший на сессии, написал, что песня «Мне хорошо» (I Feel Fine) имеет отчетливый привкус стиля кантри-энд-вестерн. «Она начинается с очень странного звука, – писал он, – который, по словам Пола Маккартни, возник как ошибка во время вступительной ноты, когда из его усилителя послышались шумы обратной связи. Битлам нравятся всякие необычности, и они решили оставить всё как есть».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Этот фоновый звук, упомянутый выше, именно тот, который мы слышим в начале песни «Мне хорошо» (I Feel Fine), причина возникновения которого стала легендарной. Высказывания Битлов в то время заставили большинство людей думать, что это было чистой случайностью, которая произошла во время записи песни, и была сохранена на пластинке. И хотя это делает историю интересной, причина была в другом».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Позже Норман объяснил мне, что они обнаружили этот звук совершенно случайно во время предыдущей сессии, вечером, когда они записывали песню «Восемь дней в неделю» (Eight Days A Week). Это было просто случайностью. Во время перерыва Джон прислонил свою гитару к усилителю, но не позаботился о том, чтобы уменьшить громкость звукоснимателя. В этот момент, без особого повода, Пол установил уровень «А» на своей бас-гитаре, и звуковая волна прошла через комнату и заставила гитару Джона среагировать на этот звук.

Обратная связь – это возникающий шум, когда звук из усилителя / динамика возвращается на звукосниматель гитары. Группа решила попытаться использовать этот «случайно найденный звук» в начале своей новой записи. Им так понравился получившийся завывающий звук, что с этого момента Леннон постоянно забавлялся с этим эффектом. И в своей новой песне под названием «Мне хорошо» (I Feel Fine) он был полон решимости увековечить этот звук на пластинке. Это случилось за годы до того, как это начал делать Джими Хендрикс».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Воспоминания Пола проливают ещё немного света на эту тему».

 

Пол: «У Джона была полуакустическая гитара «Гибсон». На ней был звукосниматель, уровень которого можно было регулировать. Мы собирались уйти, чтобы послушать записанный дубль, когда Джон прислонил гитару к усилителю. До сих пор вижу, как он это делает. На самом деле он должен был выключить электричество, но нам нужно было отлучиться на самую малость, поэтому Джон просто прислонил её к усилителю, и вдруг услышал: «Ннннннуау!» И мы встали: «Что это? Колдовство!» «Нет, это обратная связь». «Ничего себе, отличный звук!»

 

Джон: «Это была оплошность. Я стоял между усилителем Пола и своим, и это было отзвуком. Но когда мы это услышали, нам понравилось, и мы его оставили. Похож на звук электробритвы, не так ли?»

 

Пол: «С нами был Джордж Мартин, поэтому мы обратились к нему: «Мы можем это записать?» «Ну, я полагаю, можем, мы могли бы отредактировать это и вывести на передний план». Это была случайная находка, непредвиденный случай, вызванный прислонением гитары к усилителю».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Пол только не упомянул, что этот непредвиденный случай произошел во время записи песни «Восемь дней в неделю» (Eight Days A Week), а не «Мне хорошо» (I Feel Fine). И только через двенадцать дней «Битлз» получили возможность включить этот эффект в запись, но он вообще не был отредактирован. Все записанные 18 октября фрагменты «Мне хорошо» (I Feel Fine) начинались с хорошо отрепетированной обратной связи, которая открывала вступительный гитарный рифф Джона».

 

Джордж: «У Джона случайно как-то получился эффект обратной связи, и мы решили, что звучит это классно, и что это подойдет для начала песни. Во время записи он сознательно добивался на своей гитаре того же эффекта для каждого из записанных дублей».

 

Пол: «Это был самый потрясающий трюк из тех, что мы когда-либо использовали».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Джон был очень горд этим достижением».

 

Джон: «В этой записи впервые где-либо был применен эффект обратной связи. Я не смог обнаружить ни одной записи – если только это не какая-то старая блюзовая запись 1922 года – в которой таким образом была бы использована обратная связь. Я имею в виду, что все использовали эффект обратной связи на сцене, и приемы Джимми Хендрикса применяли задолго до него. На самом деле то, что сейчас делает панк – это всего лишь то, что до этого делали в клубах. Поэтому я претендую на первенство «Битлз» – до Хендрикса, до «Ху», до кого-либо вообще, в использовании эффекта обратной связи на какой-либо записи».

 

Джордж Мартин: «Леннон возился с эффектом обратной связи, и его появление в начале «Мне хорошо» (I Feel Fine) было преднамеренным. Он убедился, что довольно сложно получить надлежащую продолжительность эффекта обратной связи. Это было первое использования эффекта обратной связи в записи. Ему нравились такие вещи. Он любил необычные эффекты, и это была его идея. Это было здорово».

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Во время записи песни «Мне хорошо» (I Feel Fine) Леннон использовал гитару «Гибсон Джей-160Е», Харрисон гитару «Гретч Теннессин», Маккартни бас-гитару «Хофнер» 63 года, а Старр – ударную установку «Людвиг».

 

 

 

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «18 октября примерно в 16:30 «Битлз» записали первый дубль песни «Мне хорошо» (I Feel Fine). После того, как был записан эффект обратной связи, у Джона по нескольким причинам возникли небольшие проблемы с исполнением вокала. Во-первых, тональность была слишком высокой для его вокала, и, во-вторых, ему было трудно одновременно петь и играть этот характерный рифф. Песня прервалась примерно через минуту, в результате чего «Битлз» решили устранить хотя бы одну из проблем, перед тем как предпринять вторую попытку.

Во втором дубле тональность сделали более низкой, что несколько помогло Джону, но было всё равно неудобно играть и петь одновременно. Они прошли секцию соло, но соло на гитаре ещё не было подобрано, поэтому во время этой секции Джордж просто играл рифф вместе с Джоном. К сожалению, вскоре после этого этот дубль прервался».

 

Джон: «Мы с Джорджем играем один и тот же отрывок на гитарах вместе – под него ноги сами пускаются в пляс, как писали в газетах. Думаю, он немного напоминает стиль кантри-энд-вестерн, — впрочем, как и многие наши песни».

 

Джордж: «Этот гитарный рифф – явное влияние пластинки «Смотри под ноги» (Watch Your Step) Бобби Паркера. Но все риффы в этом темпе звучат одинаково. Во время записи Джон играл рифф, и всё, что я делал, это тоже его играл. Мы с Джоном играли одно и то же, и получилось двойное звучание гитар, будто записанное с наложением».

 

 

 

 

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Дубль 5, кажется, стал первой полноценной версией песни, хотя запись все ещё не была удовлетворительной для следующих наложений.

Перед началом шестого дубля можно услышать, как Джордж Харрисон репетирует гитарное соло, которое он чуть позже исполнит как наложение. Это показывает, что «Битлз» решили вторую проблему, касающуюся игры Джона, и это решение заключается в том, что они просто записали ритм-трек без вокала Джона, который впоследствии будет записан как наложение. Этот дубль также был завершен, но не удовлетворителен.

Три попытки спустя, в девятом дубле, они записали свой лучший ритм-трек, эффект обратной связи и всё остальное. После этого Джон записал свой вокал с двойным наложением. Другие наложения включают в себя вокалы Пола и Джорджа, а также гитарное соло Джорджа».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джон: «Середина этой песни – самая мелодичная часть, на мой взгляд, поскольку это типичный битловский кусочек».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «У Леннона струны рвались чаще, чем у Харрисона, потому что он играл жестче, без лишней деликатности, и я помню, что во время записи «Мне хорошо» (I Feel Fine) это случалось несколько раз, так как это была довольно агрессивная песня в быстром темпе. Когда это происходило, он кричал: «Мэл! Мэл!», так как гитарные струны обычно менял Мэл Эванс. Но в тот день его там не было, так что эта обязанность выпала на Нила Аспинала. Физически Нил был намного меньше, чем его товарищ, и когда он подошел, чтобы устранить проблему, Леннон медленно оглядел его с ног до головы, после чего воскликнул с непередаваемым чувством юмора: «Кажется ты сел после стирки, Мэл!», вызвав тем самым всеобщий смех».

 

beatlesbible.com: «Песня «Мне хорошо» (I Feel Fine) должна была стать синглом «Битлз» на Рождество 1964 года и не предназначалась для выхода её на альбоме».

 

 

 

 

Джон: «Между мной и Полом шло некоторое соперничество за то, кому достанется первая сторона, чьи песни будут записаны на хитовых синглах. Если вы обратили внимание, вначале большинство синглов – в фильмах и так далее – были моими. А потом, только когда я стал копаться в себе и несколько замкнулся, – а может, во всем виноваты астрологи, – Пол отчасти захватил власть в группе. Но в ранний период явно доминировал я. Я писал почти все синглы, кроме «Люби же меня» (Love Me Do). На каждом или моя песня, или мой голос, или и то и другое. Пол пел на записи «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) по единственной причине: я не мог брать высокие ноты. «Когда я дома, кажется, что всё в порядке. Когда я дома…» Так мы иногда поступали: кто-то из нас не мог взять нужную ноту, но, раз для песни требовалось именно это, гармонии дописывал кто-то другой.

Это не вызывало раздражения, но всё-таки это была конкуренция. Соперничество между двумя парнями возникает всегда – это было творческое соперничество, как между «Битлз» и «Стоунз». К такому соперничеству братьев я привык с юности, с его помощью мы создавали песни. Это вовсе не напоминало жестокую, ужасную вендетту, на таком уровне ничего подобного не добьешься».

 

Хантер Дэвис (автор книги «Авторизованная биография Битлз»): «Ни у Джона Леннона, ни у Пола Маккартни не бы­ло ни малейших сомнений по поводу того, кому при­надлежит заслуга в успехе группы».

 

Джон: «Ни Джордж, ни Ринго не имели к этому отношения, потому что музы­ку писали мы с Полом».

 

Хантер Дэвис (автор книги «Авторизованная биография Битлз»): «Долгое время ни Леннон, ни Маккартни не обращали на Харрисона вни­мания, да и Джордж Мартин тоже».

 

Джордж Мартин: «Я никогда не уделял много времени Джорджу, а он был очень терпеливым».

 

Хантер Дэвис (автор книги «Авторизованная биография Битлз»): «В то время Харрисон сосредоточил своё внимание на «двух победителях – Ленноне и Маккартни». Когда, например, Джон и Пол как-то проигрывали на пианино различные мелодии, именно Харрисон сказал им, что мелодия, которую они наигрывали несколько минут назад, довольно интересная. Даже не кивнув ему в знак признательности, они вер­нулись к предложенной Харрисоном мелодии и сдела­ли из нее музыку для песни «Мне хорошо» (I Feel Fine)».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Так как у группы был дефицит новых песен, и было принято решение записать некоторые из их любимых кавер-версий, им всё равно был нужен собственный материал. Поэтому им пришлось покопаться в памяти и воспомнить те песни, которые они, возможно, написали много лет назад, но с которыми ничего не смогли сделать».

 

Пол: «У меня было несколько песен, которые я сочинил в далеком прошлом, но не закончил. Но они оставались в глубине моего сознания. Песня «Я пойду за солнцем» (I’ll Follow The Sun) была одной из таких».

 

Джон: «Приятная песня. Одна из ранних Пола, написана ещё до «Битлз», я полагаю. У него было много песен».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Простая, но красивая музыка этой песни доказывает, что у Пола прирожденный дар сочинения незабываемых мелодий».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Одна из самых ранних песен Пола «Я пойду за солнцем» (I’ll Follow The Sun) была написана в 1959 году в доме родителей Маккартни в Аллертоне, пригороде Ливерпуля».

 

Пол: «Моя песня. Помню, я сочинил её в гостиной на Фортлин-Роуд. Мне тогда было лет шестнадцать. В общем, одна из самых ранних. Кажется, я написал её после того, как переболел грип­пом и выкурил сигарету (когда мне было шестнадцать, я ку­рил). Ту сигарету можно назвать «тряпочной». Ведь когда бо­лен, не куришь, а стоит начать поправляться, закуриваешь, и более противный вкус трудно себе представить, вроде горелой материи. Просто жуть! Помню, я стоял в гостиной с гитарой, смотрел в окно через тюлевые занавески и сочинял эту песню».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Эта песня никогда не являлась частью концертного репертуара «Битлз», но Пит Бест помнит, как Маккартни играл на пианино «Я пойду за солнцем» (I’ll Follow The Sun) во время перерывов в гамбургском клубе «Кайзеркеллер».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Ещё в 1960 году «Битлз» пытались экспери­ментировать с первоначальной аранжиров­кой этой песни, сделав одну из самых первых записей Леннона-Маккартни».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Существует запись ранних Битлов, известных тогда как «Кворримен», исполняющих эту песню. В аранжировке электрогитары Пола, Джона и Джорджа, Стюарт Сатклифф на басу и предположительно Томми Мур на барабанах. По словам Маккартни, который приобрел ленту у Питера Ходжсона в 1995 году, запись датируется апрелем 1960 года и была сделана в ванной комнате его дома на Фортлин-Роуд во время школьных каникул».

 

Пол: «Чтобы её записать, понадобилось шесть лет. Я не считал её достаточно хорошей для исполнения на сцене. В Ливерпуле мы играли в стиле эр-энд-би, тяжелом рок-н-рольном, ритм-н-блюзовом стиле, и одевались в кожаные куртки. Поэтому такие баллады как «Я пойду за солнцем» (I’ll Follow The Sun) были отложены до лучших времен».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Тот факт, что песня была написана за много лет до 1964 года, доказывает, что Пол родился с даром написания незабываемых мелодий. Результатом стало то, что продюсер Джордж Мартин назвал её своей любимой песней на альбоме «Битлз на продажу». Хотя «Я пойду за солнцем» (I’ll Follow The Sun) записали только из-за крайнего срока выпуска альбома, она не была в какой-либо мере «наполнителем» материала».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Относительно того, внес ли Джон какой-либо вклад в написание этой песни, существующие интервью говорят о том, что это было очень несущественно, если вообще было».

 

Пол: «Мы с Джоном изменили средние восемь тактов, прежде чем записали её».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Слова Маккартни о том, что «средние восемь тактов» были переписаны до того, как они её записали, подтверждаются плёнкой 1960 года, потому что в этой средней части присутствует такой текст: «Не оставляй меня, ты мне нужна / Теперь поспеши и следуй за мной, моя дорогая (Well, don’t leave me alone, I need you/ Now hurry and follow me, my dear)».

 

Джон: «Это Пол. Разве это не видно? Я имею в виду: «Завтра может пойти дождь, поэтому я пойду за солнцем».

 

One day you’ll look to see I’ve gone, Однажды ты увидишь, что я ушёл,

For tomorrow may rain, so I’ll follow the sun. Ведь завтра может пойти дождь, поэтому я пойду за солнцем.

Some day you’ll know I was the one, Когда-нибудь ты поймёшь, что я был тем единственным,

But tomorrow may rain, so I’ll follow the sun. Но завтра может пойти дождь, поэтому я пойду за солнцем.

 

And now the time has come, А сейчас пришло время,

And so, my love, I must go. Поэтому, любовь моя, я должен идти.

And though I lose a friend, И хотя я теряю друга,

In the end you will know, oh. В конечном итоге ты всё поймёшь.

 

One day you’ll find that I have gone, Однажды ты обнаружишь, что я ушёл,

But tomorrow may rain, so I’ll follow the sun. Но завтра может пойти дождь, поэтому я пойду за солнцем.

Yeah, tomorrow may rain, so I’ll follow the sun. Да, завтра может пойти дождь, поэтому я пойду за солнцем.

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Есть две заслуживающие внимания версии интерпретации текста песни «Я пойду за солнцем» (I’ll Follow The Sun). Некоторые авторы предполагают, что это вовсе не романтическая песня о любви. Их анализ текста показывает, что певец оставляет свою девушку ради поиска лучшей жизни. Причины не приводятся, за исключением того, что «завтра может пойти дождь», что может символизировать решительное освобождение от привязанности. Он знает, что в результате его ухода он «потеряет друга», но, в конце концов, «пришло время» ему уйти. Он даже считает себя кем-то вроде Казановы, строчкой: «когда-нибудь ты поймешь, что я был тем единственным». Она не может жить без него, но он, очевидно, сможет без неё прожить.

Вторая интерпретация текста состоит в том, что девушка плохо обращается с певцом, и он ставит ультиматум, говоря: «однажды ты обнаружишь, что я ушел». После того, как он уйдет, она поймет, что он «был тем единственным», о чем говорит строка «в конечном итоге ты всё поймешь».

Хотя Маккартни никогда не объяснял, какими он руководствовался чувствами, когда писал эту песню, получившийся в итоге текст, возможно, изначально не предполагал необходимость добираться до сути, так как большая часть текста была написана 16-летним подростком».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Примерно в 20:30, пока Нил Аспинал ходил за рыбой с картошкой для группы, они начали работать над песней «Я пойду за солнцем» (I’ll Follow The Sun)».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Сначала они не могли придумать, что делать с Ринго – он играл на барабанах во время репетиции, но его игра звучала совсем не так, как было нужно. Слишком агрессивно и выбивалась из общей картины. Пол хотел чего-то более утонченного. После всеобщего обсуждения Полу пришла идея, что в нужное время Ринго просто будет постукивать по своим ногам, и это сработало как надо. Совершенно зачарованно я смотрел, как Норман осторожно устанавливает микрофон между коленями Ринго, после чего возвращается в диспетчерскую и увеличивает уровень на эквалайзере, чтобы придать звуку дополнительную глубину».

 

Пол: «Во время записи мы заставили Ринго хлопать по коленям. Мы думали с позиции выпуска следующего сингла, и следующий должен был всегда отличаться от предыдущих. Мы не хотели попасть в ловушку как группа «Супримез», которая всегда звучала довольно однообразно, так что, в итоге, мы всегда стремились к разнообразию инструментов. Ринго не мог постоянно менять свою ударную установку, но он мог поменять свой малый барабан, постучать по картонной коробке или пошлепать по коленям».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Также Джордж Мартин написал для средней части нижнюю вокальную партию и показал её Джону».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Джордж Мартин нашел время написать партию контрапунктирующего голоса для вокала Джона».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Эти нисходящие гармонии вокала Джона во время мелодической вставки, или «проигрыше», как это называли Битлы, стали эффективным штрихом в записи. Потребовалось записать восемь дублей (некоторые из них заканчивались раскатами смеха), прежде чем все были удовлетворены результатом».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Было записано восемь дублей. Лишь в финальной версии были задействована электрогитара, в остальных звучали акустические».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Я считаю, что простое соло Джорджа Харрисона из восьми нот – даже не соло, на самом деле, а просто мелодия – было совершенно стрёмным. Он даже не должен был играть это соло, так как в первых нескольких дублях Джон сделал это на акустической гитаре. Несмотря на общий хороший настрой в течение дня, Джордж Харрисон выглядел раздраженным, возможно потому, что ему не дали много работы. В какой-то момент он вошел в диспетчерскую и громко пожаловался: «Знаете, я бы хотел сыграть это соло. В конце концов, я должен быть ведущим гитаристом в группе».

 

Джордж Мартин неохотно заступился за Харрисона, и ему, наконец, разрешили сыграть соло в качестве наложения (дубль 8). Но результат никого не удовлетворил. Джордж тоже не был доволен, и хотел сделать ещё одну попытку, но Джордж Мартин устал и был слегка раздражен, поэтому он решительно этому воспротивился и сказал: «Нет, мы должны двигаться дальше».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «После того, как Пол сделал двойное наложение своего вокала на первые половины каждого куплета, песня была закончена. Приблизительно в 21:30 пришло время для перерыва на чай, чтобы затем вернуться к записи еще трех песен».

 

 

 

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Как и у Ринго, у Джорджа Харрисона была своя доля поклонников. Как и Ринго, в 1964 году Джордж не был хорошим автором песен. Его первая композиция «Не беспокой меня» (Don’t Bother Me) получила место на втором альбоме «Вместе с Битлз» (With The Beatles) в ноябре 1963 года (а также на американском альбоме «Встречайте Битлз!» (Meet The Beatles!)), но в интервью журналисту Ларри Кейну, когда ему был задан вопрос о будущих композициях, он назвал себя «слишком ленивым». Он написал песню под названием «Ты знаешь, что делать» (You’ll Know What To Do), но её не стали рассматривать в качестве претендента для включения в альбом «Битлз на продажу».

Из-за крайне сжатых сроков записи нового альбома к концу года, а также желания включить песню, в которой Джордж сможет выступить в качестве ведущего вокалиста, Джон с Полом не захотели специально для него писать песню, как они сделали это на их последнем альбоме («Я счастлив просто танцевать с тобой» (I’m Happy Just To Dance With You)). Вместо этого Джордж решил выбрать кавер-версию песни, которую ему нравилось петь. Это оказалось легким делом.

Начиная с самых первых дней существования группы, «Битлз» исполняли песни своего американского кумира Карла Перкинса. В итоге в свою постоянно расширяющуюся концертную программу они включили двенадцать его песен, три из которых пел Джордж. Одной из этих песен была энергичная «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby), которая была основной песней Джорджа во время их выступлений в 1961 и 1962 годах, особенно во время их затяжных концертов в Гамбурге. Это был очевидный выбор для нового альбома.

Хотя автором этой песни указан Карл Перкинс, на самом деле её история восходит на пару десятилетий раньше, чем многие думают. Кантри-музыкант Рекс Гриффин написал и записал песню с таким же названием в 1936 году, а Карл Перкинс адаптировал её под себя и записал для своего альбома. Для этого он изменил мелодию и подправил текст, что изменило общую тему песни».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «В этот день Джордж Харрисон выглядел рассеянным, как будто у него было что-то на уме, и я решил, что он, должно быть, был разочарован качеством своей игры. Его последнее соло, которое ему, наконец, дали сыграть, никого не удовлетворило. Было необходимо что-то предпринять, чтобы снять напряжение.

После короткого перерыва на чай, которое было прервано недолгим визитом раздражающе оживленного [музыкального издателя «Битлз»] Дика Джеймса, сессия снова начала набирать обороты. Им нужно было записать ещё три песни, чтобы успеть до ночи, потому что на следующий день им предстояло отправиться в Шотландию и продолжить гастроли. Харрисон восстановил свою репутацию превосходным исполнением песни «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby). Он не только спел её с энтузиазмом, но и сыграл на гитаре с уверенностью и надлежащим качеством. Даже его соло, исполненное вживую, было безупречным».

 

Альф Бикнелл (водитель «Битлз»): «Джордж спел старую вещь Карла Перкинса «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby), которая, как мне кажется, просто ужасна».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Ком­бинация дезориентирующего эха и растяну­того произношения Харрисоном текстов Перкинса (уроженца штата Теннесси) дела­ет практически невозможным понимание песни, если нет текста перед глазами. Воз­можно, Харрисон просто имитировал голос американского музыканта, а вовсе не ста­рался дословно воспроизвести текст».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Когда «Битлз» записывали песню «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby), утопленную в «вибрирующем» эхе, студию посетил давний кумир Харрисона Карл Перкинс».

 

Билл Харри (автор книги «Самая полная энциклопедия Битлз»): «Когда Карл Перкинс приехал в студию, никто не сказал ему, что «Битлз» собираются записать его песню».

 

Карл Перкинс: «Они поначалу просто играли разные старые вещи, а потом Джордж Мартин сказал: «Вы готовы? Тогда поехали!» И они исполнили «Нет, дорогая» (Honey Don’t). Всё было просто как в сказке. Я был в студии, когда они сыграли «Нет, дорогая» (Honey Don’t), «Спичечный коробок» (Matchbox) и «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby). И они записали версию «Синие замшевые туфли» (Blue Suede Shoes), которая так и не была выпущена».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Понадобился всего один дубль, хотя это не было в полной мере живым исполнением. Ринго перезаписал партию бубна, который звучит на протяжении всей песни, а Джордж сделал двойное наложение своего вокала во время последних восьми тактов каждого куплета».

 

beatlesbible.com: «Затем было сделано по одному наложению тамбурина и двойного вокала Харрисона. Для ведущего вокала были применены эффекты «эхо на одной дорожке» и «задержка эха», так как у группы не хватало времени чтобы делать двойное наложение».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Самым заметным аспектом этой записи было огромное количество на пленке эффекта эхо и задержки эхо, присутствующего поверх вокала Джорджа. Так как остальные инструменты тоже были записаны через микрофон Джорджа, а эффект эхо и задержки эхо был применен во время исполнения песни, а не во время сведения, в какой-то степени этот эффект затронул всю группу».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «На запись песни было затрачено минут 15, и это произошло где-то между 22:30 и 23:00. После этого они записали ещё две песни: «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music) Чака Берри (Джон использовал тот же эффект эха) и «Слова любви» (Words Of Love) Бадди Холли».

 

beatlesbible.com: «Песня «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music) Чака Берри была знакома группе со времен клуба «Пещера» и выступлений в Гамбурге, поэтому запись не составила для них трудности и была записана за один дубль».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Впечатляющий эстрадный ансамбль из Англии». Такой заголовок украшал обложку первого американского альбома «Встречайте Битлз!» (Meet The Beatles!). Эта фраза была придумана руководством «Кэпитол», чтобы охарактеризовать звук британской четверки. Но с какими бы благими намерениями не придумывался такой текст, он не был тем, к чему стремились сами «Битлз». Жесткие и эпатажные выступления, которые они давали в ливерпульской «Пещере» и длительные концерты в Гамбурге были чем угодно, но не «поп-музыкой». Возможно, что им нравились многие стили музыки, но та энергия, с которой они выступали в те годы, была истинной сущностью рок-н-ролла».

 

Джон: «Я фанат Элвиса, потому что именно Элвис вытащил меня из Ливерпуля. Как только я услышал его, он всецело меня захватил, это и была жизнь, больше ничего было не нужно. Я ни о чем не думал, кроме рок-н-ролла, исключая секс, еду и деньги – но это всё одно и то же, правда».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Рок-н-ролл был для Джона всем, как и для остальных «Битлз». Вот почему они отказались выпустить песню «Как ты это делаешь?» (How Do You Do It?), предложенную продюсером Джорджем Мартином для их первого сингла. «Мы не можем вернуться в Ливерпуль с такой песней, – сказал Мартину Пол Маккартни, — над нами все будут смеяться».

И хотя на протяжении всей карьеры «Битлз» их альбомы содержали все их многочисленные музыкальные пристрастия, главным их стимулом оставался рок-н-ролл. И нет лучшего способа заявить об этом, чем выбрать хит Чака Берри «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music), который будет включен в их четвертый британский альбом «Битлз на продажу».

Во время записи песни «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music) никаких наложений не делали, даже для вокала. Здесь, как и при записи песни «Каждая хочет быть моей крошкой» (Everybody’s Trying To Be My Baby), также использовался эффект задержки эха, что исключало необходимость двойного наложения».

 

beatlesbible.com: «Для ведущего вокала в этих песнях был применены эффекты «эхо на одной дорожке» и «задержка эха», так как у группы не хватало времени чтобы делать двойное наложение.

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Уже не в первый раз «Битлз» взяли клас­сическую американскую песню и буквально изменили её до неузнаваемости. Оригинальная запись в исполнении Чака Берри, положившая начало рок-н-роллу как проти­вовесу «скучной» музыке, оказалась лишь намеком на потенциальную мощь этого жан­ра. С Ленноном, Маккартни и продюсером Джорджем Мартином на клавишных группа «Битлз» превратила этот намёк в осуществленную возможность. Берри писал и ис­полнял великолепные композиции в стиле рок, но лишь Леннон смог спеть одну из них так, как она того заслуживала».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Одним из спорных аспектов этой песни является её инструментальное сопровождение. Неясность касается личности пианиста в этой песне. Большинство авторов считают, что на пианино играл Джордж Мартин, как и на предыдущих записях «Битлз», таких как «Страдание» (Misery) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Этот вывод сделан на основании книги Марка Льюисона «Сессии записи Битлз», в которой утверждается, что это так.

Другая версия представлена в комментарии Дерека Тейлора к британскому альбому «Битлз на продажу», где он утверждает, что партия фортепиано была записана Джоном, Полом и Джорджем Мартином, которые все одновременно сидели за фортепиано».

 

beatlesbible.com: «Во время записи песни «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music) на ленте оставалась незаписанная дорожка, поэтому на неё поместили партию фортепиано. Джон Леннон, Пол Маккартни и Джордж Мартин на рояле «Стинвей» попытались воспроизвести оригинальную партию фортепиано в исполнении Джонни Джонсона».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Хотя это интересное утверждение подразумевает свидетельство очевидца, оно, очевидно, не соответствует истине, поскольку в таком случае партия фортепиано должна была быть записана как наложение, в то время как большинство источников утверждают, что наложений не было.

Но есть ещё свидетельство непосредственного очевидца и участника этих событий – Джеффа Эмерика».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Затем, когда время уже подходило к концу, Пол подошел к пианино, и выдал залихватскую версию песни «Музыка рок-н-ролл» (Rock And Roll Music) Чака Берри. Вся песня, включая обжигающий вокал Джона, исполнялась вживую, а Джордж Харрисон играл на бас-гитаре Пола, на его Хофнере».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «В дополнение к достоверности этого рассказа свидетельствует тот факт, что партия бас-гитары в этой записи звучит более упрощенно, в отличие от тех басовых партий, которые, как известно, исполнял Пол. Обратите внимание на партии бас-гитары Пола в подобных по стилю песнях, таких как «Мальчики» (Boys) и «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There). Не следует упускать из виду партии фортепиано Пола, которые присутствуют в таких песнях «Битлз», как «Малышка» (Little Child) и недавно записанной «Она женщина» (She’s A Woman). В записи также есть только одна различимая партия гитары, которая, скорее всего, была игрой Джона Леннона. Сопоставив эти факты и учитывая то, что Джефф Эмерик был в тот день в студии, его рассказ кажется наиболее правдоподобным объяснением, кто из музыкантов играл во время записи этой песни.

Конечно, можно возразить против того факта, что Джордж упоминается здесь как играющий на бас-гитаре Пола, настроенной под левую руку, что для него должно быть крайне проблематично и, как считается, для праворукого гитариста невозможно. Однако обратите внимание на выдержку из книги Марка Льюисона «Настройся», в которой он описывает инструменты группы во время исполнения песни «Мятный твист» (Peppermint Twist) в 1962 году. «Пит (Бест) вышел вперед, чтобы спеть песню и немного потанцевать. В это время Пол с удовольствием сел на несколько минут за барабаны, а Джордж взял левостороннюю бас-гитару Пола и попытался сыграть на ней, будучи правшой». Таким образом, Джордж не только смог бы сыграть на левостороннем басу Пола, но и приобрести практику за эти годы».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Запись закончили к 23:00».

 

Альф Бикнелл (водитель «Битлз»): «В студии «Два» провели весь день и вечер, записывая новую пластинку, которая должна выйти к Рождеству. Времени ни на что больше не оставалось, тем более что завтра отправляемся в Шотландию».

 

 

 

 

 

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «В интервью 1975 года Джон Леннон сказал следующее: «Бадди Холли был великолепен, и он носил очки, что мне нравилось. Он был первым из тех, кого мы знали в Англии, кто мог играть и петь одновременно – не просто бренчать на струнах, а играть по-настоящему». Битлз могли относиться к нему с большей симпатией из-за того, что у них было много общего. «До этого все рок-н-ролльщики были, в основном, черными и бедными, с сельского юга, из городских трущоб», – говорил Леннон в 1980 году. – «Да и белые были дальнобойщиками, как Элвис. Бадди Холли был, несомненно, такой же, как мы, мальчик из пригорода, который умеет читать, писать и обладает немного большими знаниями».

Это тот случай, когда привязанность «Битлз» к Бадди Холли была очень глубокой. Одной из первых песен, которую Джон научился играть на гитаре, была «Будет такой день» (That Will Be The Day) Холли, которую они записали в Ливерпуле во время своей первой в их жизни сессии записи в середине 1958 года.

На самом деле, возможно, не сложилась бы команда по написанию песен Леннон-Маккартни, если бы не Бадди Холли. «Одна из главных особенностей «Битлз» – это то, что мы начали писать свой собственный материал», – сказал Пол Маккартни. – «Люди в наши дни считают само собой разумеющимся, что мы это делаем, но тогда никто такого не делал. Мы с Джоном начали писать песни из-за Бадди Холли. Это было похоже на: «Ух ты! Он музыкант, а ещё и пишет!».

Пол также рассказал о том, как Джон пришел к тому, чтобы примерить на себя образ Холли. «Джон был очень близорук. Он носил очки, но носил их только когда его никто не видел. Пока Бадди Холли не появился на сцене, он никогда не носил их, потому что чувствовал себя идиотом в больших очках в роговой оправе. Но когда появился Бадди, очки тоже появились. Джон мог выйти на сцену и посмотреть, с кем он играет. В нашем воображении тогда Джон был Бадди, а я – Литтл Ричардом или Элвисом. Вы всегда кто-то, когда начинаете».

Хотя то название, которое использовала группа, менялось от выступления к выступлению, в конце концов они выбрали название «Битлз» по примеру группы Бадди Холли «Крикетс» (Сверчки). Вполне естественно, что «Битлз» воздали должное тому, кто оказал на них столь существенное влияние, включив одну из его песен в альбом. Их выбор пал на песню «Слова любви» (Words Of Love).

Она была записана в последние полчаса этого дня. И хотя они, без сомнения, к этому времени уже изрядно устали, это никак не отразилось на конечном результате. Они записали песню вживую, вокал и всё, за два дубля. Дубль два был оставлен как лучший, и на него они решили сделать некоторые наложения, в результате чего получился дубль три.

Были сделаны следующие наложения: двойное наложение вокала; двойное наложение 12-струнной гитары Джорджа, чтобы придать глубину звенящему звуку; наложение своеобразных ударных Ринго. Как написано в комментарии Дерека Тейлора к альбому «Битлз на продажу»: «Ринго использует упаковочный футляр». При прослушивании этот странный ударный звук нельзя определить, но больше всего он похож на стук по чемодану».

 

Йен Макдональд (автор книги «Переворот в сознании»): «Ринго хлопает по упаковочному футляру с неплотным креплением, шум напоминает неритмичные хлопки».

 

Тодд Комптон (автор книги «Кто написал песни Битлз?»): «Такие ударные, вероятно, были выбраны как дань уважения Бадди Холли, который использовал подобный эффект в его классической песне «Каждый день» (Everyday).

Другой вопрос, кто является вокалистом. На сцене эту песню исполняли Леннон и Харрисон. Как написано в комментарии к альбому, Маккартни слегка подтолкнул локтем Джорджа, и он спел песню вместе с Джоном».

 

Джефф Эмерик (помощник звукоинженера): «Они были явно уставшими, когда приступили к записи этой песни, но Джон, Пол и Джордж прекрасно исполнили вокал, встав вокруг одного микрофона. Их голоса наполнили песню теплом и любовью. Это было достойной данью уважения одному из музыкальных кумиров группы и прекрасным способом как раз к полуночи завершить этот день».

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «В течение многих лет знатоки гитар полагали, что такие песни, как «Слова любви» (Words Of Love), были записаны с использованием гитары «Вокс Мэндо». Этот инструмент представляет собой мини-электрическую 12-струнную гитару, с коротким грифом из 20 ладов и необычной формой корпуса. Но во время записи альбома «Битлз на продажу» (Beatles For Sale) группа не могла использовать эту гитару, потому что этого инструмента в то время ещё не было. Впервые «Вокс» продемонстрировала эту гитару в Великобритании летом 1965 года на выставке инструментов. Примерно в то время Дик Денни из компании «Вокс» покажет инструмент «Битлз», хотя он вспоминает, что даже тогда они «не особо обратили на неё внимание», и подчеркивает, что именно Брайан Джонс из «Роллинг Стоунз» заинтересовался гитарой «Вокс Мэндо».

Понятно, почему некоторые слушатели могут решить, что в песне «Слова любви» (Words Of Love) была использована гитара «Вокс Мэндо», учитывая насыщенный, гудящий звук гитары, слышимый на этой пластинке. Но, вероятно, во время записи была использована пара обычных 12-струнных электрогитар, играемых в унисон. Во время записи песен для этого альбома достаточно часто использовался 12-струнный «Рикенбэкер». Харрисон играл на своей гитаре «360-12». И если Леннон использовал в студии свою 12-струнную гитару «Рикенбэкер 325», то это было во время записи альбома «Битлз на продажу» (Beatles For Sale). Для Леннона эта гитара была ещё относительно новой, поэтому эксперименты с ней в студии были бы для него естественным делом».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)