Отдых на ранчо Рида Пигмена

19 сентября 1964 г.

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Организация «Оксфам» напечатала полмиллиона рождественских открыток с рисунком Джона Леннона (прим. — Оксфам — международное объединение из 17 организаций, работающих в более чем 90 странах по всему миру. Целью деятельности объединения является решение проблем бедности и связанной с ней несправедливостью во всем мире)». 

 

Газета «Даллас Монинг Ньюс», 19 сентября 1964: «Даллас выстоял под натиском Битломании. В субботу утром Мемориальный зал по-прежнему стоял на своем месте. Ни один подросток не пропал без вести. Ни один полицейский после Битловского дежурства не уволился с работы. И единственными, кто искупался в фонтане отеля «Кабана Мотор», была пара воробьев. Единственное место в Далласе, которое всё ещё не пришло в себя после их посещения, это «Кабана», где останавливались четыре британца.

Исполнительный директор отеля Майкл Розенштейн сказал, что им поступало примерно 60 телефонных звонков в час от молодых людей, желающих получить что-нибудь из того, к чему прикасались Битлы, по чему они ходили или на чем спали. «Мы ничего не продаем», — сказал Розенштейн. — «Всё возвращается на круги своя». И, может быть, теперь Даллас сможет вернуться к нормальной жизни».

 

 

 

 

 

 

 

 

Кэрри Мэй Снапп: «На следующий день рано утром, очень рано утром в субботу, мама, Чарльз и я сели в машину и направились в аэропорт. Похоже, что мама позвонила Джину, чтобы узнать подробности неожиданного визита «Битлз». Если она не могла найти для меня настоящих «Битлз», то могла, по крайней мере, отвезти меня в аэропорт, чтобы увидеть их самолет.

К счастью для мамы и Чарльза, одного взгляда на самолет, на котором «Битлз» прилетели в Уолнат-Ридж, было достаточно, чтобы остановить мои непрекращающиеся рыдания! Я была в восторге уже от того, что смогла подойти к нему и прикоснуться к колесу. Это был реактивный самолет «Локхид Мартин». Представьте себе, что в том самом самолете, к которому я прикасалась, когда-то были «Битлз». Я была на небесах от счастья.

Тем временем мама делала все возможное в лучших традициях Нэнси Дрю (прим. — литературный и киноперсонаж, девушка-детектив, известная во многих странах мира).  Она поговорила со служащими аэродрома в терминале и узнала, что пилот остановился в «Аламо Курт». «Аламо Курт» — семейный бизнес. С Чарльзом они оттащили меня от самолета, и мы отправились в «Аламо». Ничто не могло помешать ей дать своей дочери обожаемых «Битлз!»

Когда мы вошли в ресторан «Дэви Крокетт», первым, кого мы увидели, был пилот. Его было трудно не заметить, потому что он был единственным посетителем в ресторане, и был в форме. Мать взяла кофейник и подошла к его столу. «Позвольте мне налить вам кофе». Пока она изображала официантку-детектива, я снова заплакала.

В конце концов после нескольких чашек кофе и десятка вопросов он произнес с улыбкой: «Я действительно не могу вам этого сказать, миссис Снапп, но на вашем месте я бы не пошел завтра в церковь».

Это было всё, что нужно. Мама вернула кофейник на место и сказала: «Садись в машину. Нам пора!» Мы поехали в аэропорт. По дороге мама сказала мне: «Перестань плакать и наслаждайся этим! Это будут выходные, которые ты будешь помнить всегда!» Я перестал плакать. Ведь мама всегда была права.

Весь день мы провели в аэропорту. Мама снарядила корзинку для пикника. Я исследовала аэродром и представляла, как это будет, когда «Битлз» вернутся. Я подобрала несколько окурков, ведь Пол, возможно, курил один из них! После полудня прошло почти три часа, когда я познакомилась с тремя девочками, которые по уважительной причине останутся безымянными.

Мы обошли вокруг самолета, просто осматривая его. Никто из нас никогда не летал на самолете. Мы обсуждали, как у него может быть внутри. Когда мы подошли к той стороне самолета, что была обращена в сторону от терминала, мы заметили дверь запасного выхода. Была ли она закрыта до конца? Нам показалось, что было бы неправильно, и мы бы не хотели, чтобы кто-нибудь из Битлов выпал! Мы поняли, что от нас зависит их жизнь, и нужно привести в порядок эту запасную дверь!

Быстро осмотревшись, чтобы никто не увидел наше намерение починить дверь, мы забрались на крыло самолета. Поверьте, это было не так просто, как кажется. Крыло было намного выше моего роста. Со стонами, напряжением, усилиями и с потом все четверо из нас оказались на крыле самолета. Прислонившись к двери, тяжело дыша, мы начали её осматривать.

С большим усилием и любопытством нам удалось открыть дверь достаточно, чтобы самая худощавая из нас смогла забраться в самолет! Я была всё ещё на крыле. Трое из нас снаружи прижались руками и носами к маленьким иллюминаторам. заглядывая в этот рай! Это место, где они сидели! Это был частный самолет «Битлз», но мы нашли его!

«Пожалуйста, принеси мне ту подушку!» — сказал кто-то. Я не помню, кто это предложил, но я точно знала, что в то время это была отличная идея! Да, я не увидела «Битлз», когда они приземлились рано утром, но у меня был шанс получить подушку, на которой мог сидеть Пол Маккартни! Нужно действовать! Мы вытащили из самолета пять подушек и осторожно закрыли запасной выход».

 

Рэй Детроу (управляющий ранчо): «В субботу утром моя жена Мэри Ли Детроу ответила на один из вопросов прессы, приехали ли к нам «Битлз», и её ответ был показан по телевидению Канзас-Сити: «Мы ещё ничего не видели. Если они здесь, то значит незаметно проникли как жуки».

 

Джордж: «Я помню этот краткий отдых на ранчо Пигмена. Мы отдыхали перед завершающим концертом первого крупного турне в кинотеатре «Парамаунт» на Бродвее. Пигмены были радушными хозяевами с сотней гектар земли и множеством лошадей, но на протяжении большей части времени мы принимали бодрящие таблетки, играли в карты и не занимались ничем полезным».

 

Рид Пигмен (сын): «Мне было тогда было всего 14 лет. В то время я вообще не был большим поклонником музыки и действительно не знал, кто такие «Битлз», пока не увидел их на шоу Эда Салливана» за несколько месяцев до их прибытия на ранчо».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Утром, когда я сонная зашла к «Битлз», Ринго сказал: «Руби, ты не храпишь. Ты просто кашляешь всю ночь».

К моему разочарованию каждый должен был сам готовить себе завтрак. Джон, Джордж и Ринго взяли себе холодные кукурузные хлопья. Они сидели за столом, пока мы с Полом на кухне готовили «яйцо за пять минут». Мы давали воде закипеть, клали яйцо и точно отсчитывали время. Но когда мы почистили яйца, то оказалось, что они были недоварены.

Я перестала смеяться, когда увидела, как Вирджиния подошла к трем остальным Битлам с целой пачкой бумаг, и сказала: «Подпишите это».

 

Курт Гюнтер (фотограф): «В шесть часов утра я вышел на поиски подходящего места, где я смог бы сфотографировать «Битлз». Турне почти закончилось, и я хотел чего-то действительно другого, чего-то уникального, и если можно было бы найти подходящее место, то это здесь. Если я смогу сфотографировать их здесь, я умру счастливым человеком».

 

Рид Пигмен (сын): «Утром я поднял их с двухместных кроватей, чтобы они подготовились к своей первой поездке на лошадях».

 

 

 

 

Рид Пигмен младший, Вирджиния Пигмен, Ринго, Рид Пигмен старший.

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «До этого «Битлз» никогда не ездили верхом. Поэтому Рид оседлал четыре спокойные лошади, котороые ждали их после завтрака. Хотя они всё ещё не поспали, «Битлз» побежали наверх, чтобы переодеться».

 

Рид Пигмен (сын): «Они оделись в свои лучшие ковбойские костюмы».

 

 

 

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Они вернулись в джинсах, черных ковбойских шляпах, которые получили в Далласе, с широкими поясными ремнями ручной работы с их именами. Это был подарок Элвиса Пресли. Пояса были с кобурами и револьверами с длинными стволами, которые выглядели как настоящие, но таковыми не были. Ринго надел ярко-красную рубашку в стиле тореадора с широкими рукавами. Смеясь, я сказала им, что они больше похожи на бандитов, чем на ковбоев.

Ринго стал настаивать, чтобы я поехала с ними. Прежде чем я успела ответить, вмешалась Вирджиния, сказав: «Руби должна остаться здесь и помочь с посудой». Глаза Ринго сверкнули, когда он глянул на Вирджинию. Я стала настаивать на том, чтобы они поехали верхом, а я присоединюсь к ним позже».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рид Пигмен (сын): «У Ринго был пистолет с кобурой, и он стрелял во все, что двигалось».

 

Ронни Комбс: «Помню, как Ринго стрелял из своего игрушечного пистолета. Он был совсем как ребенок».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «После бессонной ночи, покера, сигарет и пива, ранним утром мы отправились ловить диких и норовистых лошадей. Под насмешливым, взглядом мистера Пигмена мы выбирали лошадей по своему вкусу: сначала «Битлз», затем их помощники и Брайен последним, потому что он единственный из нас что-то смыслил в верховой езде».

 

 

 

Ронни Комбс: «Я был тогда ещё мальчиком, помогал на ранчо по двору. Помню, как Пол попросил меня подержать для него фотокамеру, пока он садился на лошадь».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Брайен: «Самое счастливое время для меня было в Озарк-Хиллз. Это было 19 сентября, на мое тридцатилетие».

 

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Под руководством Рида, все четверо держались на лошадях, как будто они всю жизнь этим занимались».

 

Рид Пигмен (сын): «Это был первый раз, когда они ездили верхом и даже были рядом с лошадьми».

 

 

 

 

 

 

 

Рэй Детроу (управляющий ранчо): «Персонал ранчо также был проинструктирован, что, когда они будут седлать лошадей для гостей, они должны выбирать для них только таких, которые больше не использовались для работы на ранчо. Когда фотографии Битлов верхом появились в журнале «Лайф», и Пигмен и все остальные от души посмеялись. Ринго был верхом на Оле Долле, которая была очень старой и к моменту выхода журнала уже умерла. Не лучший образец лошади, чтобы публиковать в национальном журнале».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Посмотрев, как они отправляются верхом на прогулку, я пошла в свою комнату, чтобы умыться и переодеться. Вирджиния наняла несколько женщин, чтобы они помогали по хозяйству и готовке. Хотя это может показаться странным, мы с Вирджинией дружили много лет, и я её понимала, хотя не могла и подумать, что она так поступит с «Битлз». Несмотря на богатство, она страдала от худшего комплекса неполноценности, который я когда-либо знала. Подавление людей было её попыткой поднять свою самооценку».

 

 

 

 

 

 

Брайен: «Битлз» хотя и не увлекаются спортом, с охотой сели в седло, при этом, они стоически боролись в течение трех часов с четырьмя резвыми фермерскими конями, преодолевая вброд реку и взбираясь на скалистые кручи».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рэй Детроу (управляющий ранчо): «После появления «Битлз» на ранчо мне пришлось день и ночь стоять на воротах. К середине утра субботы пресса распространила информацию о их месте отдыха, и к ранчо начали прибывать поклонники.

Первыми из Элтона на автомобиле приехала местная группа девочек лет двенадцати. Они припарковались вне поля зрения и направились по дорожке к бассейну. Навстречу им вышел мужчина из окружения «Битлз» и сказал, что Битлы собираются купаться в бассейне голышом, и, если девочки не хотят увидеть группу голой, то им лучше уйти. И они сразу же ушли.

Потом из Спрингфилда приехала мать с дочерью и её подругой. Они были разочарованы, если не злы, из-за того, что им не нельзя было пройти к «Битлз». Потом я открыл ворота для одной из местных машин, а дочь успела проскочить и оказалась за воротами. Там она притворилась, что упала в обморок, чем ещё больше расстроила мать. Тогда я быстро заверил её: «Не волнуйся, мама. Я только что в поле делал прививку старой корове. Шприц у меня с собой. Сейчас я сделаю ей укол, и с ней сразу же всё будет в порядке!» Дочь тут же пришла в себя и вернулась за ворота».

 

Брайен Эпстайн: «Они вернулсь, ни разу не упав, но с несколькими ушибами».

 

Пол: «Мы были в синяках».

 

Джон: «Я бы не назвал это спортом. Это просто чтобы добраться куда-нибудь».

 

Рид Пигмен (сын): «Они все решили, что было прикольно говорить с техасским выговором».

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Большую часть дня «Битлз», Рид и фотограф провели на ранчо, и через некоторое время к ним присоединилась и я. Битлы сидели на деревянном заборе, и, казалось, были довольны. Некоторые фотографии, сделанные в тот день, появились в журнале «Лайф».

 

Ринго: «Здешние виды напоминают мне Англию».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рэй Детроу (управляющий ранчо): «Пол и Ринго были самыми общительными из «Битлз», а Джон с Джорджем выглядели одинокими. Джордж много играл в карты».

 

Рид Пигмен (сын): «Они сходили с ума от своей свободы».

 

Брайен Эпстайн: «На ранчо мы провели ту ночь, всю субботу и следующий вечер. Ловили рыбу, катались на лошадях и бездельничали в этот теплый осенний солнечный день. Это было замечательной поддержкой для «Битлз», которые хотя и хорошо держались во время гастролей, были уставшими молодыми людьми».

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

Уэйн Нил (механик ранчо): «Они были приятными людьми, но от них одни неприятности. На ранчо был четырехдверный седан «Форд Фэйрлейн» 1960 года, который мы взяли напрокат специально для «Битлз». Компания из Элтона «Дж. Б. Гам Мотор» предоставила его, не зная, что за гости были у Пигмена. Они катались на этой машине вокруг сарая, не выезжая за территорию ранчо. Один из них, кажется, Джордж, был за рулем, и снёс дверь у пикапа управляющего ранчо Детроу».

 

Рэй Детроу (управляющий ранчо): «У нас дома Пол помогал искать в шкафах рыболовные снасти, чтобы они с Ринго смогли порыбачить в пруду. Мэри Ли помогала ему, пока остальные члены нашей семьи во все глаза смотрели на них. Всех очень впечатлил Пол. Когда он вошел в дом, то посадил на свои плечи пятилетнюю Шейлу, сказав: «Привет, ребята. Как дела! Меня зовут Пол, я из Уолнат-Риджа, штат Арканзас».

 

 

 

 

 

 

 

Рид Пигмен (сын): «Но даже спустя 26 лет [в 1990 г.] годы не изменили мою нелюбовь к Джону Леннону, который относился ко мне как к грязи. Осёл. Он не хотел иметь ничего общего со мной, так как я был ещё ребенком. У него совсем не было на меня времени. Пол, Джордж и Ринго были более дружелюбными. На ранчо им нравилось, и они относились ко мне с уважением, особенно когда они увидели, что я умею ездить на лошади. Но мне хотелось быть старше и больше вписываться в их компанию».

 

Рэй Детроу (управляющий ранчо): «Весь день кто-нибудь да перелезал через забор, бегая потом по пастбищу, пытаясь увидеть Битлов».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Потом они пошли купаться в бассейн. С мокрыми и зачесанными назад волосами они выглядели совсем по-другому. Я пошутила, что возьму фотоаппарат, который я так и не освоила, на что Пол сказал: «Нет, нет, нет». Мне пришлось его заверить, что я не буду этого делать. В это время Вирджиния и женщины, которые ей помогали, занимались подготовкой ко дню рождения Брайена, пользуясь теми предложеними, которые я ей дала».

 

Рид Пигмен (сын): «Единственная песня, которую они пели на ранчо, была «Дом в степи» (Home On The Range)».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Когда мы с напитками в руках сидели в их комнате и слушали музыку, один из «Битлз» сказал: «Мы рассказали Риду о том, как усердно ты работаешь, и о том, как здорово мы себя чувствуем». Кто-то из них добавил подобное замечание. Это был почти конец турне. На следующее утро мы отправлялись в Нью-Йорк, где должны были доставить их только до аэропорта. После выступления они возвращались в Англию другой авиакомпанией».

 

Билл Харри (автор книги «Самая полная энциклопедия Битлз»): «Вечером они снова отметили день рождения Брайена, потому что госпожа Пигмен испекла специальный торт и украсила его тридцатью свечами».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Возможно, частью из-за моего недомогания, частью из-за усталости, а частью из-за того, что 32 дня моей работы с ними закончились, но я расплакалась. Я не плакала из-за чего-то конкретно, но слезы катились по моему лицу. Рид позвал нас на ужин, но я не смогла пойти, и Ринго остался со мной. Я попыталась заставить его уйти, но он отказался».

 

Рид Пигмен (сын): «Старр не стал ужинать».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Я села на диван, стараясь изо всех сил остановить слезы. Ринго сел рядом со мной, обняв за плечи. Время от времени он поглаживал меня по плечу и говорил: «Руби, никогда не позволяй ничему так сильно себя расстраивать». Я не могла ему объяснить, что ничего меня не расстроило, что слезы были результатом того напряжения, в котором я находилась всё это время.

Несколько раз кто-то заходил в комнату, пытаясь позвать нас на ужин, но мы с ним так и не пошли на день рождения, который я организовала. Невозможно сказать, насколько я была благодарна Ринго. Я любила его, и я любила каждого из «Битлз». Когда, наконец, слезы высохли, мы с Ринго пошли на кухню, приготовили себе бутерброды с индейкой и усевшись на табуретки, смеялись, разговаривали и ели».

 

Рид Пигмен (сын): «Потом мы с Ринго смотрели сериал «Флиппер» (прим. — телесериал для детей и подростков, впервые транслировавшийся в США на канале «Эн-Би-Си» в 1964—1967 гг.).

В какой-то момент мы услышали шаги на крыше. Две девушки перелезли через забор и взобрались на крышу дома. Леннон вышел и поговорил с ними несколько минут».

 

Рэй Детроу (управляющий ранчо): «Вечером некоторые из поклонников продолжали дежурить во дворе, пока не вышел Пигмен и вежливо не сказал им, что «Битлз» не собираются выходить из дома, поэтому они могут идти домой».

 

Ричард Хейгвуд: «Мне было в то время 17 лет. Мне нравилась их музыка, но я не был их поклонником. В субботу вечером мы вчетвером (это я, Дон и Джуди Вудс и Боб Гам) сели в моторную лодку и направились по реке Илевен Пойнт, чтобы посмотреть, как там всё. Дон Вуд хорошо знал реку и управлял лодкой только при свете луны. Направляясь к их дому, в двух милях от реки нас поразило зрелище – это были павлины Пигмена. Дойдя до дома, мы заглянули в окно и увидели, что Битлы играют в карты и пьют с друзьями».

 

Кэрри Мэй Снапп: «Остаток дня и вечера мы провели в аэропорту, гуляли и разговаривали с другими поклонницами и просто слонялись без дела. Мы обсуждали все слухи о приезде «Битлз» в Уолнат-Ридж и даже спели пару песен «Битлз». Мама разрешила мне остаться там до одиннадцати вечера. Я хотела провести там ночь, но она быстро наложила на это свой запрет.

Когда в тот вечер я вернулась домой, папа сказал мне, что я начала свою новую преступную жизнь! Честно говоря, не знаю, как он узнал о подушке с самолета. В маленьком городке ничего не утаить. Это был один из многих жизненных уроков: всегда говори своим родителям прежде, чем это сделает кто-то другой! Мое наказание было простым: я должна была вернуть подушку. Я была в горе! У моего папы было мягкое сердце. Он пожалел меня и позволил мне оставить наволочку».

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)