Выступление в Мемориальном зале Колизей, Даллас, Техас

18 сентября 1964 г.

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Во время полета в Даллас Пол сел рядом со мной и спросил, не сделаю ли я ему одолжение. В Далласе он хотел сделать несколько покупок. Находясь в Штатах, никто из них не мог покинуть отель, чтобы выйти за покупками или чем-то ещё. Конечно же, я согласилась. Пол составил список людей, которым он хотел купить подарки. Список включал его подругу Джейн Эшер, её сестру, мать и отца, а также его папу. Он знал, что хотел купить для Джейн и её сестры (духи), сигары и орехи пекан для своего отца, но он понятия не имел, что подарить её матери и отцу. Я попросила его рассказать мне что-нибудь о них, что он и сделал. Когда мы закончили, я вернулась в салон, чтобы спросить Джона, Джорджа и Ринго, хотят ли они, чтобы я тоже купила что-нибудь для них.

«Да, да, да», — хором приветствовался мой вопрос. Делая заметки, я спросила: «Что и для кого?» «Купите подарки для меня, мамы, папы и моей подруги». Были ответы, которые я получила от Джорджа и Ринго. Ответ Джона отличался только тем, что он был единственным женатым, поэтому его просьба включала «мою жену». Как и Пол, я пыталась получить информацию от каждого из них, чтобы помочь с выбором. Хотя каждый из них несколько мгновений смотрел в пространство, пытаясь найти ответ, они не смогли ничего сказать. «Джон, твоей жене нравится кружевное белье?» — спросила я. Когда он ответил: «Купи!», его лицо покрылось румянцем. «Хорошо, Джон, но Синтия это понравится?» — засмеялась я. «Не знаю, — ответил он, — но мне нравится, так что купи». Его улыбка стала широкой, от уха до уха. Я знала, что куплю самый красивый, кружевной пеньюар, который будет в магазине!»

Ещё я узнала, что в 30-й день рождения Брайена будет в наш первый день на ранчо, и я подготовила ко дню его рождения большой торт и ужин. Я спросила Битлов, собираются ли они купить Брайену подарок на день его рождения? «Зачем?» — почти пропели они. «У него есть деньги. Он сам может купить всё, что захочет», — сказал кто-то из них. «Мы никогда не покупали ему подарков», — сказал кто-то другой. Поэтому я прочитала им лекцию о том, почему дарят подарки. «Хорошо», — ответили они, вероятно для того, чтобы я заткнулась. Так получилось, что я уговорила «Битлз» купить ему первый и единственный на тот момент подарок. Затем они начали поиск денег.

Поскольку у них не было возможности тратить деньги, кроме как играя в покер, то не было и причин иметь их при себе. Порывшись по всем своим карманам, они протянули мне смятую стопку купюр. Я пересчитала их, после чего вернула деньги обратно. На всех четверых было меньше 400 долларов. «Я сама заплачу за это и включу расходы в свой счет», — сказала я им.

Вскоре мы приземлились в Далласе. Было около 2 часов ночи. Как всегда, начались обычные проблемы. Наше приезд ожидала уже привычная толпа вместе с репортерами средств массовой информации. Прежде чем идти к выходу, «Битлз», как они часто делали, один за другим брали у меня расческу, которую я держала в своем портфеле, и быстро причесывались. На ступеньках трапа они приняли привычную позу для фотографов, и девушка подарила им ковбойские шляпы».

 

Газета «Даллас Монинг Ньюс», 18 сентября 1964: «Среди подарков, подаренных «Битлз» во время их краткого пребывания в Далласе, были традиционные ковбойские шляпы, которые были подарены им сразу же по прибытию. Шляпы вручила Кэтлин Линго от имени Ассоциации гражданской оперы Далласа. «Это было сделано в шутку», — сказала 21-летняя Кэтлин, ученица старших классов колледжа Сары Лоуренс».

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Сохранились несколько видеофрагментов, запечатлевших следующие сцены: прибытие в аэропорт Далласа, «Битлз» принимающие ковбойские шляпы; Пол в автомобиле перед их отъездом в отель».

 

 

 

С Бесс Коулмэн, помощницей Брайена по связям с общественностью.

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Затем они бросились к ожидающим их лимузинам, которые стояли в окружении полицейских на мотоциклах для сопровождения их в отель. Журналисты сказали мне, что полиция уже практиковала такую процедуру, и планировалось провезти «Битлз» по внутренней дороге вокруг аэропорта, вдали от многочисленной толпы. Однако вместо этого, забыв о предварительных планах и инструкциях, они направились к ближайшим воротам, возле которых стояла толпа поклонников. К счастью, девушки посторонились, и кортеж проехал мимо без происшествий».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Когда группа прибыла в Даллас, их отвезли в отель «Кабана Мотор», который тогда принадлежал Дорис Дэй».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда группа подъехала к отелю, они выскочили из машины, но оказалось, что их путь к служебному входу прегражден несколькими сотнями поклонников. Джордж упал на колени, Ринго чуть не упал, но они справились».

 

Джордж: «Даллас оказался ещё одним безумием. Прошло меньше года после смерти Кеннеди. Прибытие туда было ужасным. Неудивительно, что Кеннеди убили в Далласе. Помню, мы остановились в лимузине у отеля, они привезли нас к пандусу для погрузки грузовиков, поэтому, когда мы выпрыгнули из автомобиля и побежали, то это происходило примерно на высоте двух метров над землёй».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Возле отеля «Кабана» поклонники забрались в фонтан, обнаружив, что все двери в отель заблокированы».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Пять девушек прорвались через полицейское оцепление, чтобы проникнуть в отель. Когда они обнаружили, что все входы в отель заблокированы, то сделали единственное, что могли сделать поклонницы «Битлз», пораженные любовью. Они забрались в фонтан отеля, и начали кричать: «Мы любим Битлз, о, да, мы любим!»

 

Ларри Гроув (газета «Даллас Монинг Ньюс», 19 сентября 1964): «Пять девушек сумели прорваться через полицейское оцепление, чтобы встретиться с «Битлз» в отеле «Кабана». Когда они обнаружили, что все входы в отель заблокированы, они пошли по единственному доступному им маршруту: они нырнули в фонтан перед отелем, крича: «Мы любим вас, Битлз, о, да». Это было дико».

 

Стефани Пинтер (сопрезидент отделения в Далласе Национального фан-клуба «Битлз»): «В клубе я делила обязанности со своей подругой и одноклассницей Йоландой Эрнандес. Когда я услышала, что «Битлз» будут играть в Далласе 18 сентября 1964 года, мы решили, что должна встретиться с ними».

 

Йоланда Эрнандес (сопрезидент клуба поклонников «Битлз» в Далласе): «Это был 1964 год, мне было 15 лет, и я со своей лучшей подругой Стефани Пинтер были сопрезидентами клуба поклонников «Битлз» в Далласе. Мы были сходили с ума по «Битлз! Когда мы услышали, что «Битлз» приезжают в Даллас, мы со Стефани решили, что купим им подарки. И мы были полны решимости подарить их лично».

 

Стефани Пинтер: «Моя мать предложила попытаться связаться с Брайеном Эпстайном и договориться о встрече в Далласе. После нескольких недель усилий я наконец получила ответ от Брайена. Он сказал, что будет рад, если мы Йоландой встретимся с мальчиками, когда они приедут в Даллас».

 

Йоланда Эрнандес: «Мы приобрели четыре черные шляпы с монограммой, которые, как мы молились, подойдут по размеру каждому из Битлов».

 

Стефани Пинтер: «За несколько недель до концерта мы заказали на местной фабрике в Стетсоне четыре черных ковбойских шляпы, чтобы подарить их группе. Мы также рассказали менеджеру и специалисту по рекламе отеля «Кабана Мотор» о своих планах, чтобы не было никаких осложнений в день встречи».

 

Йоланда Эрнандес: «Сначала мы пошли в отель «Кабана», где остановились «Битлз», и представились руководству. Они были чрезвычайно добры и попросили нас помочь им с организацией контроля над поклонницами, которые прибудут в их отель. Мы договорились, что будем рассказывать им об уважении к отелю и его имуществу, и, в свою очередь, они пообещали помочь нам доставить наши подарки «Битлз».

 

Стефани Пинтер: «17 сентября 1964 года «Битлз» сыграли в Канзас-Сити, а затем сразу же сели в свой самолет и полетели в Даллас, куда они прибыли вскоре после полуночи».

 

Йоланда Эрнандес: «После звонка от Кэрол, менеджера по связям с общественностью, в 22:30 наши мамы отвезли нас в отель, где мы терпеливо ожидали следующего шага».

 

Стефани Пинтер: «В холле отеля мы с Иоландой встретились с группой девушек, которые поселились в номере отеля, расположенного ниже люкса «Битлз» на девятом этаже. Поднявшись с ними номер, мы стали терпеливо ждать, пока не услышали, как группа и их окружение прибыли в номер над нами».

 

Йоланда Эрнандес: «Примерно через полчаса пришли охранники и сказали, чтобы мы следовали за ними. Они попросили нас положить подарки в большую корзину для белья с крышкой».

 

Стефани Пинтер: «Когда пришло время подняться на этаж «Битлз», мы отправились туда втроем: я, Иоланда и девушка по имени Мари Леггетт (которая была главой конкурирующего фан-клуба). Мы поднялись на лифте, а остальные пошли по лестнице, где их остановили. На самом деле, когда наш лифт остановился на этаже «Битлз», нас тоже остановили полицейские».

 

Йоланда Эрнандес: «Потом нас провели в грузовой лифт, и мы поднялись на закрытый для посетителй этаж».

 

Стефани Пинтер: «Нас уже хотели отправить вниз и вывести из здания, когда я увидела специалиста по рекламе отеля, который сказал офицеру, что у нас есть разрешение встретиться с группой. После этого нас провели в комнату Дерека Тейлора, где Нил Аспинал велел им немного подождать».

 

Йоланда Эрнандес: «Когда мы вошли в комнату, там был Дерек Тейлор, пресс-агент «Битлз». Мы были очень рады встретиться с ним, потому что видели его фотографию во многих журналах. Мы решили, что ближе к «Битлз» нам уже не приблизиться.

После короткого разговора Дерек сказал нам, что, если мы будем такими же профессиональными и спокойными, как во время этого разговора, он договорится, чтобы мы сами вручили «Битлз» наши подарки. Вот это да! Наши сердца затрепетали».

 

Стефани Пинтер: «Вы готовы встретиться с Битлз?» — спросил он, вернувшись в номер».

 

Йоланда Эрнандес: «Мы сразу замолчали, боясь, что, если мы начнем говорить, то он может передумать. Я сказала: «Да, конечно, мы будем очень спокойными, не будем кричать и постараемся их не терзать».

 

Стефани Пинтер: «Мы проследовали за ним в номер «Битлз».

 

Йоланда Эрнандес: «С сильным сердцебиением в груди мы вошли в номер в пентхаусе, и они были там. Наши мечты сбылись!»

 

Стефани Пинтер: «Входя в их комнату, я споткнулась и упала прямо к ногам своего любимого красавца Пола Маккартни. Смущенная, я встала и протянула ему свою потную руку. «Я — Стефани», — сказала я. Он пожал мне руку и сразу вытер свою руку о штаны. Меня это огорчило».

 

Йоланда Эрнандес: «Я никогда не забуду, как Пол Маккартни пропел моё имя, сказав, что оно очень мелодично, и что он может написать песню с моим именем».

 

Стефани Пинтер: «Вся комната была заполнена журналистами и людьми из окружения «Битлз». Во время нашей встречи мне удалось привлечь их внимание рассказом об убийстве Кеннеди. Тема была поднята Джоном Ленноном, которого интересовала эта тема. Когда я рассказала ему, что стояла вдоль автомобильной трассы и смотрела на Джона Кеннеди за несколько минут до его убийства, Джон пришел в восторге. Вскоре я оказалась в центре внимания всех четырех Битлов».

 

Йоланда Эрнандес: «Мы пробыли с «Битлз» и членами их окружения до двух часов ночи».

 

Стефани Пинтер: «Когда на часах было 2 часа ночи, Брайен Эпстайн сказал нам, что нам пора уходить. Он спросил меня, получила ли я автографы мальчиков. Я призналась, что разговаривала с ними так увлеченно, что даже не подумала об этом. Брайен дал мне свою ручку и блокнот из «Кабаны» и сказал, что я могу взять у них автографы. Я обошла всех четверых и получила их автографы на одном листе бумаги.

После того, как я получила подписи всех четырех «Битлз», я подошла к Брайену, чтобы поблагодарить его за эту встречу. Он был очень любезен, и поэтому я попросила его также дать свой автограф. Сначала Брайен отказался поставить свою подпись, потому что не хотел ставить свой автограф рядом с подписями Битлов. Я продолжала настаивать, и он согласился. Он нашел место в нижней правой части листа и подписал вдоль края, просто чтобы быть уверенным, что не затронет автографы Битлов».

 

 

 

 

Стефани Пинтер: «После того, как автографы были получены, Дерек предложил сфотографироваться с группой. Он попросил Ринго достать камеру «Полароид», и мы стали готовиться к фотографированию».

 

Иоланда Эрнандес: «Ринго Старр делал то, что он любил делать: фотографировал. И он на самом деле нас фотографировал».

 

Стефани Пинтер: «Я хотела встать рядом с Полом и направилась к нему, проходя мимо Джорджа. В этот момент Джордж притянул меня к себе и спросил, сколько мне лет. Когда я сказала, что мне пятнадцать, Джордж сказал: «Брайен, у нас в комнате несовершеннолетние!» Дерек сделал фотографию с помощью фотокамеры Ринго, навсегда запечатлев этот момент. На фотографии у меня в руке автографы, которые я только что получила».

 

 

 

Президенты клуба поклонников «Битлз» Далласа: Стефани Пинтер (крайняя слева, с автографами), Йоланда Эрнандес (внизу в центре, сидящая на корточках с Ринго в центре) и Мари Леггетт (между Полом и Джоном). Стефани и Иоланда в одинаковых платьях, чтобы показать солидарность в качестве сопрезидентов клуба.

 

Газета «Даллас Монинг Ньюс», 18 сентября 1964: «Из всех тысяч поклонников, окружающих знаменитый квартет, Йоланда Эрнандес, президент клуба-поклонников «Битлз», и её друзья знают о них больше других: им нравится наш техасский акцент, и Джордж может имитировать его лучше всех; Ринго похож на бурундука и никогда не сидит на месте, и ему даже нравится классическая музыка; Пол спит в красной шелковой пижаме; чтобы расчесать свои волосы, они просто стоят и трясут ими, как сумасшедшие, и волосы укладываются как надо; они ведут себя и выглядят также, как и все обычные люди».

 

Иоланда Эрнандес: «Джон спросил, нужны ли нам билеты на концерт. Мы поблагодарили его и сказали, что у нас уже есть билеты. Это была ошибка. У нас были билеты на балконе, а он мог дать нам места в первом ряду партера. Эх! Потом Дерек дал нам пропуска на пресс-конференцию».

 

Стефани Пинтер: «Потом нам дали пропуска на пресс-конференцию, и наш визит закончился».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Отели, где мы останавливались, бесстыдно пользовались нашим там пребыванием. Так в меню обычная цена была перечеркнута ручкой, и от руки вписана новая, вдвое или втрое превышая первоначальную стоимость. Так было с напитками, едой, обслуживанием номеров и ценами ресторана. Так было и со стоимостью номеров. Комнаты, которые до этого были 40 долларов, выростали до 100 или даже 200 долларов. Несмотря на это, все номера были распроданы заранее, хотя мы никогда не говорили о том, где остановимся. По крайней мере, раза два отели продали номера, которые заблаговременно были забронированы для нашей группы, что могло привести к всевозможным проблемам и даже угрозе безопасности для «Битлз».

В те дни у подростков было много ненависти и ревности. У «Битлз» было очень много поклонников мужского пола, но девочки превосходили их по количеству. Если не брать во внимание истеричные тысячные толпы, неподдающиеся контролю, я ни разу не почувствовала, что какая-либо из девушек хотела бы навредить «Битлз». Разве что в Далласе одной девушке удалось вырвать у Ринго клок волос, тем самым причинив ему боль.

Около 3 часов ночи я зарегистрировалась в отеле, арендовала автомобиль, после чего поехала в Форт-Уэрт, чтобы поспать часик и забрать свою дочь Линду. Репортер из Форт-Уэрта пообещал отвезти её домой после концерта, так как я уезжала на ранчо».

 

Джимми Рэбит (ди-джей радиостанции «Кей-Эл-Ай-Эф»): «Я пришел на радио «Кей-Эл-Ай-Эф» в 1964-м. Моё настоящее имя Эдди Пэйн. Также я вел колонку в журнале «Скрин Лайф», который читали миллионы подростков во всем мире. В январском журнале я заявил, что я и мои читатели, а также радиослушатели устали от «Битлз»! А в то время от 20 до 30 их песен присутситвовало в чартах популярности. «Я на самом деле больше не уверен на счет Битлз», — написал я в своей колонке. — «Что, если бы Брайен Эпстайн открыл молодого Боба Дилана, или группу под названием «Роллинг Стоунз»? Где были бы в 1964-м Джон, Пол, Джордж и Ринго? Они только и могли бы перебирать струны в пределах темного ливерпульского паба». Поклонники «Битлз» были в ярости.

На следующий день тысячи открыток и писем завалили не только студию «Кей-Эл-Ай-Эф», но также нью-йоркский, лондонский и голливудский офисы журнала «Скрин Лайф». Митч Льюис и отдел гласности радиостанции запустили слух международного масштаба, что я отказался проигрывать записи «Битлз», потому что это мешает продажам пластинок моей подружки! Когда «Битлз» прибыли в Даллас с концертом, они были готовы встретиться со мной!

Я появился у них в номере и провел с ними большую часть ночи после их прилета в Даллас. Утром они дали мне интервью, единственное записанное на пленку в Техасе. Оно транслировалось радиостанцией «Кей-Эл-Ай-Эф» вечером, во время концерта».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Кто-то договорился о том, чтобы Пол позвонил в методистскую больницу, чтобы подбодрить десятилетнюю Шерил Ховард, которая попала под машину, и врачи боролись за её жизнь. «Жаль, что ты не можешь быть с нами сегодня вечером на концерте», — сказал он ей».

 

Ларри Гроув (газета «Даллас Монинг Ньюс», 19 сентября 1964): «Десятилетней Шерил Ховардс, попавшей под машину несколько недель назад и находящейся на лечении в методистской больнице, позвонил Пол Маккартни: «Жаль, что ты не можешь быть с нами сегодня вечером на концерте…» И всё было в порядке».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Оставив [дочь] Линду в своей комнате, я взяла с собой Нила Аспинала и Дерека Тейлора, чтобы они помогли мне с покупками, и мы отправились в «Нейман» (прим. — «Нейман Маркус» — американская сеть роскошных универмагов со штаб-квартирой в Далласе).

«Даллас Таймс Геральд» велела своему фотографу следовать за нами по магазину. Вскоре некоторые покупатели магазина перестали делать покупки и тоже последовали за нами. Когда мы переходили из отдела в отдел, всё замирало в обычно занятом магазине. Я купила духи, халаты для отцов, кружевное женское белье для Синтии, украшенный бисером свитер для девушки Ринго, фужер «Баккара» (прим. – марка знаменитого французкого хрусталя) и изысканный французский телефон для Брайена. Потом я взяла разнообразные подарки для мальчиков, чтобы они могли выбрать себе понравившееся, а оставшееся я бы вернула в магазин. К нам присоединилась молодая сотрудница магазина из отдела связей с общественностью, планировавшая вернуться с нами в отель, а затем привезти дополнительные предметы. Для мамы Джейн Эшер я нашла четырех резных музыкантов с инструментами. Особенно я обрадовалась подарку, который нашла для её отца. Это был длинный рог горного козла с серебряными ногами и зажигалкой».

 

 

Руби Хикмен, Нил Аспинал и Дерек Тейлор покупают подарки в магазине.

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Когда мы вернулись в отель, толпа перед отелем выросла до огромных размеров. В сутолоке, которая происходила всегда, когда кто-то мелькал в окне, одну девушку вдавили в стекло отеля. Она была с ужасными порезами, по её лицу текла кровь, а в это время репортер фотографировал, пока скорая помощь не забрала её. Эта фотография появилась на первой полосе газет на всей территории США и даже за рубежом».

 

 

 

 

Полицейские оказывают первую помощь пятнадцатилетней Пэм Финогли, которая порезалась стеклом. После того, как «Битлз» прибыли в отель «Кабана Мотор» в Далласе, группа фанатов разбила витринное стекло. Четыре человека были ранены осколками, троих пришлось госпитализировать.

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «В последующие годы эта девушка посещала меня много раз. Несмотря на многочисленные пластические операции, её лицо оставалось изуродованным. Но она носила шрамы почти как знак мужества — и оставалась верной поклонницей «Битлз» в течение многих лет. Битлы прислали ей цветы и записку с пожеланием выздоровления. Хотя, к счастью, травмы были не частым явлением, но, когда я узнавала о больных или умирающих девушках, которые были большими поклонниками «Битлз», я рассказывала им об этом. Каждый раз, когда у меня было имя и адрес, они посылали цветы и записку.

Когда я вернулась с подарками, это было похоже на Рождество. Я сразу же прошла в комнаты «Битлз», и они начали открывать коробки, всякий раз смеясь и восклицая. Только одна или две вещи были отправлены обратно в магазин. Пока это происходило, я пошла за своей дочерью, чтобы познакомить её с Битлами.

Она была их большой поклонницей, но «Битлз» отняли у неё мать больше чем на месяц, оставив дома с двумя старшими братьями под присмотром домохозяйки, которая несколько охладила её чувства. Я уже столько раз видела тысячи кричащих истеричных поклонников, что, честно говоря, не знала, чего ожидать от своей собственной дочери. Перед дверью я сказал ей: «Не смей кричать или падать в обморок!» Она ответила мне с укором: «Мама!»

В комнате я представила Битлам свою дочь Линду. Торжественно и вежливо каждый Битл пожал ей руку. Разговор только начался, когда в дверь постучал менеджер отеля. С ним была одна из девушек отеля, выступающих в вечернем шоу. На высоких каблуках она, казалась, была ростом около семи футов. На ней был минимум из одежды, а в руках она держала большой сверкающий ключ от города, сделанный из картона, который она вручила «Битлз». Воспользовавшись этой паузой, я взяла Линду и ушла смеяться. Все четыре Битла стояли там, оглядывая девушку свверху-донизу. Джон стоял прямо перед ней, и почти не прикрытая грудь девушки была ровно на уровне его глаз. Джон стоял на расстоянии примерно двух дюймов, демонстративно скосив свои глаза!»

 

Чет Кармен: «Через пару недель после концерта в «Красных скалах» [26 августа] я зашел в отдел звукозаписи в магазине бытовой техники Колорадо-Спрингс, где женщина по имени Пэт Массаро (так, кажется) руководила отделом звукозаписи в магазине своего отца. Она подошла и спросила: «Кто-нибудь говорил вам, что вы похожи на Джона Леннона?» Я ответил, что да, слышал это пару раз. Девушки на улице стучали по стеклу. Она спросила, часто ли это бывает, и попросила номер моего телефона.

Оказалось, что Массаро был промоутером, и, в том числе, имел отношение к выступлению «Битлз» в «Красных скалах». Во время концерта кто-то из окружения «Битлз» находился за сценой. Со своего места я видел очертания их голов. Возможно они услышали о двойнике Леннона в аудитории, раздающем автографы. Или кто-то спросил Массаро, знает ли она о двойнике, который вызвал ажиотаж среди зрителей на концерте в «Красных скалах». В общем, она позвонила мне за день до концерта «Битлз» в Далласе, и спросила, не хочу ли я поехать с ней в Даллас.

Во время полета она провела со мной инструктаж, чтобы я ходил в солнцезащитных очках и не произносил ни слова, чтобы не выдать свой американский акцент. В это время из первого класса присылали салфетки, чтобы я поставил на них свой автограф. Я подписывал их своим именем.

Моя стрижка была моим удостоверением личности. В дверях отеля «Кабана Мотор» нас сразу же провели к лифту, на котором мы поднялись до этажа «Битлз». Полицейские пропустили нас, потому что думали, что я был ещё одним участником группы. Не похоже, чтобы они знали, был ли вообще пятый Битл.

Нас провели в гостиную и посадили на диван, где Брайен Эпстайн вежливо пообщался с нами, в то время как женщины в нижнем белье переходили от одних закрытых дверей к другим – это модели, сказал Эпстайн, показывают им подарки, которые они могут купить для своих жен.

Первым вошел и поздоровался Джордж Харрисон. Затем Джон Леннон, представившийся именем и фамилией, как будто его можно было с кем-нибудь спутать. Джон обнял меня за плечо, провел по гостиничному номеру и задал мне несколько вопросов: «Что планируешь делать? Мне интересна молодежь в Америке, знаешь, у вас здесь так много возможностей». Я провел с ними полдня в их гостиничном номере. Когда они собирались отправиться в концертный зал, кто-то предложил отправить меня первым в качестве приманки. Я пожал плечами и сказал, что готов сделать то, что им нужно.

Они должны были выходить, чтобы отправиться на концерт, и в этот момент были похожи на скаковых лошадей, стреноженные, стоящие в стойлах до того момента, как им укажут направление и освободят их.

Я вышел в коридор перед ними. В конце коридора стояли четыре тележки с корзинами для белья. Потом меня посадили в машину и отвезли в Мемориальный зал Колизей».

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед началом концерта, как обычно, состоялась пресс-конференция, в которой также приняли участие 13-летние девочки с радиостанций, о которых раньше никто не слышал».

 

 

 

 

Ларри Гроув (газета «Даллас Монинг Ньюс», 19 сентября 1964): «Перед началом концерта началась пресс-конференция, на которой большинство мест занимала молодежь лет тринадцати, представляющая радиостанции с комбинациями букв, доселе неизвестными в этой сфере. Впрочем, репортеры более старшего возраста не возражали против того, чтобы они задавали вопросы».

 

Иоланда Эрнандес: «Прибыв на пресс-конференцию, мы терпеливо ждали появления «Битлз». Дерек пришел за нами и попросил подождать в коридоре. Потом произошло то, что Потрясающая Четверка приветствовала нас по имени. Мы подарили им шляпы, и они сказали, что они им очень понравились. Каждый из них обнял нас, а потом они ушли».

 

Стефани Пинтер: «В тот вечер мы с Иоландой смогли снова встретиться с «Битлз» и подарить им гравированные зажигалки, а также знаменитые черные ковбойские шляпы «Стетсон». Мы не стали дарить их в гостиничном номере, потому что хотели воспользоваться ещё одним поводом увидеть их!»

 

 

 

 

Фото Джона Мацциотта (газета «Даллас Таймс Геральд»).

 

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Прошло меньше года с момента убийства президента Кеннеди в Далласе. Я предполагаю, что «Битлз» хорошо об этом знали. Хотя они задавали мне сотни вопросов о Форт-Уэрте, но, вероятно, не знали, насколько близко этот город расположен к Далласу. Когда на пресс-конференции один репортер спросил их: «Что вы думаете о Руби?», то они немного помедлили, и начали что-то говорить об убийстве Кеннеди (прим. — арестованный по подозрению в убийстве Ли Харви Освальд был застрелен около полицейского участка двумя днями позже владельцем местного ночного клуба Джеком Руби). Репортер прервал: «Нет, я имею в виду Руби Хикмен». «О, она великолепна», — ответил один, а затем все остальные, по одному, стали говорить: «Она великолепна».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда Ринго спросили о девушках, которые ползая на коленях ели траву, по которой ходили «Битлз», он ответил: «Надеюсь, у них нет расстройства желудка».

 

Газета «Окленд Трибун», 19 сентября 1964: «Даллас. Ринго Старр выразил свою озабоченность по поводу девушки, которая съела траву, по которой он прошел. «Надеюсь, что у неё не будет расстройства желудка», — сказал он».

 

Донна Кэнэди: «Мне было 15 лет. Я была самой молодой из тех, кто посетил пресс-конференцию «Битлз» в Далласе в 1964 году. Напряжение росло с каждой минутой. Можно понять, если они опоздали бы на пять-десять минут, но не на тридцать же. Где они были? Что-нибудь случилось с ними? Потом позвонил Брайен Эпстайн: «Битлз задержала толпа в некогда прекрасном отеле «Кабана Мотор». Пятнадцать минут спустя их представитель объявил, что они здесь, и что они появятся через четыре минуты. Так как у меня не было часов, я с нетерпением четыре раза отсчитала шестьдесят. Я очень нервничала, так как никогда за всю свою жизнь не была так увлечена. Полицейский, который впустил меня, немного колебался, так как подростки возле дверей скандировали: «Это нечестно, она подросток». Две мои подруги тщетно пытались войти вместе со мной.

Сквозь туман моих грёз я увидел знакомую косматую шевелюру Джорджа Харрисона. Через две минуты я была рядом с ним. Я сказала: «Привет, Джордж, как дела?» Он ответил, улыбаясь: «У меня всё хорошо, а у тебя?» Я не ответила, потому что увидела, как идет следующий мой кумир. Это был Пол Маккартни. Я быстро произнесла: «Привет, Пол». В его больших темных глазах мелькнула растерянность. «Привет», — ответил он, с озадаченным видом. Затем репортер потянул меня назад, тем самым вызвав у меня чувство злости. Если бы не этот репортер, я смогла бы поздороваться с Джоном и Ринго.

Мне нельзя было вести себя так, как я хотела. Я должна была вести себя так, как будто подобные вещи случаются со мной каждый день, хотя внутри меня пылало возбуждение. Объявили, что первыми начнут фотографы, журналисты — вторыми, а телевидение и радио — последними.

Джордж был одет более формально, чем остальные: в синюю рубашку, черный галстук, серый пиджак и серые брюки. Джон был в зеленом вельветовом пиджаке, бело-бежевой рубашке дики и черных брюках. Ринго появился в сине-белой полосатой рубашке, с белым воротником, с черным галстуком, в синем пиджаке с черными брюками.

У всех были черные кожаные ботинки на высоком каблуке и облегающие брюки, которые они сделали такими знаменитыми.

Со всех сторон посыпались вопросы. Быстро, как могла, я начала конспектировать в своём крошечном блокноте. Я горжусь тем, что успела записать все вопросы и ответы, которые там были. Это было трудно делать с непривычки, так как для меня это была первая пресс-конференция в моей жизни.

Вопрос: Как дела, Джон?

Джон: Всё хорошо, спасибо. (Его ответ был с сарказмом).

Вопрос: Когда вы покидаете Даллас?

Ринго: Минут через сорок.

Вопрос: Что вам больше всего нравится в Далласе?

Джон: Организация. (В этот момент Джон выдохнул сигаретный дым в глаза Джорджа. Он курил сигареты «Уинстон». Джордж сильно расстроился. По его лицу потекли слёзы, он потер свои глаза. Затем Джордж добавил, бросив на Джона сердитый взгляд: «Это было очень плохо организовано».)

Вопрос: Ринго, как ты относишься к затее Ринго в президенты?

Ринго: Вам лучше посмотреть у себя здесь (смеется). Хотя это очень мило, но я уверен, что не выиграю.

 

 

 

 

Вопрос: Мистер Леннон?

Джон: (громко) Да!?

Вопрос: Мистер Леннон, в своей книге вы намекаете, что вы, возможно, анархист. Можете ли вы подтвердить это утверждение?

Джон: Я даже не знаю, что это значит (смеется).

Вопрос: Эй, вам нравятся твои шляпы?

Ринго: (с сильным техасским акцентом) Эй, мы уверены.

Вопрос: Ринго, в Калифорнии писали, что одна девушка съела траву, по которой вы ходили. Как вы к этому относитесь?

Ринго: Надеюсь, что у неё не было расстройства желудка (смеется)

Вопрос: Что вы думаете о модах и рокерах?

Ринго: Я думаю, что они должны быть взаперти.

Вопрос: Вам когда-нибудь бывает страшно, когда вы сходите с самолета или чего-то ещё, и видите толпу?

Джон: Нет, но здесь мы, возможно, были более напуганы (смеется).

Вопрос: Какие чувства вы испытываете, когда думаете о всех заработанных вами деньгах?

Джордж: Это хорошее чувство – что ты зарабатываешь деньги (смеется).

Вопрос: Что вы думаете об американских девушках?

Ринго: Их прорва (смеется).

Вопрос: Ринго, как ты думаешь, у девушки, которая хочет получить твои миндалины, есть шанс?

Ринго: Я уверен, что они мне не понадобятся, но я так не думаю.

Вопрос: Кто из вас больше всего хочет домой?

Джон: Отлично! Полгаю, что я. Очень хочу увидеть свою жену (смеется)

Вопрос: Ревнуете ли вы друг к другу на сцене или вне её?

Пол: Ревновать? Конечно же нет. Никакой ревности. (В этот момент Пол растопырил локти и одним локтем толкнул Джона, а другим Джорджа. Началась шуточная потасовка).

 

 

 

 

Вопрос: Ринго, какую эмоциональную ценность имел тот медальон, который с тебя сорвали?

Ринго: Абсолютно никакой. Мне подарили его, когда мне был двадцать один. Я просто хотел его вернуть.

Вопрос: Джордж, ты пытаешься выделиться, как Ринго с его кольцами, всегда надевая черные водолазки?

Джордж: Полагаю, что с тех пор, как надел такую, как сейчас. (Джордж произнес это с сарказмом, поскольку на нём не было водолазки. Пол вместе со всеми смеялся очень громко).

Вопрос: Вы сочинили какие-нибудь новые песни с тех пор, как приехали в Соединенные Штаты?

Джон: Да, две.

Вопрос: Джордж, есть ли уже гитара с вашим именем?

Джордж: Прямо сейчас, нет, но, возможно, позже появится. Да, позже определенно.

Вопрос: Как долго вы будете выступать сегодня вечером?

Ответ: Минут тридцать. (Не уверена, кто это сказал, но ответ был с сильным техасским акцентом и со смехом).

Вопрос: Как погода влияет на ваши длинные волосы?

Ринго: Мы потеем. (смеется)

Вопрос: Ходят слухи, что вы остановили своё выступление всего через девять минут из-за крика. Это правда?

Пол: Нет, время выступления и продолжительность пения одинаковы. Если публика более благожелательна, чем в среднем, то мы дольше дурачимся с ними.

Вопрос: Вы разочарованы тем, что из-за толпы никогда не выходите из своего люкса, и вы никогда ничего не видите в городах?

Пол: Разочарованы, конечно же. Чего-то другого можно ожидать во время турне? В конце концов, это наша работа. (смеется).

Вопрос: Что будет после того, как этот пузырь лопнет?

Джон: Мы с Полом, вероятно, продолжим.

Вопрос: Джон, почему ты не хочешь носить очки?

Джон: Потому что не хочу тебя видеть. (смеется)

Вопрос: Пол, когда ты написал свою первую песню?

Джон: Когда мне было тринадцать – «Я потерял свою девочку». (смеется) Она была ужасной. (смеется).

Вопрос: Мистер Эпстайн, у вас есть время на домашние дела?

Брайен: Нет.

Вопрос: Приобрели ли вы какие-нибудьпредметы роскоши здесь, в Соединенных Штатах?

Джон: Да, приобрели.

Вопрос: Что?

Пол: Быстрые машины.

Вопрос от миловидной девушки из «Кей-Эл-Ай-Эф»: Ринго, ты уже встретился с какими-нибудь техасскими девушками, или надеешься?

Ринго: Я всегда надеюсь! (смеется)

Вопрос: Пол, правда ли, что тебя вчера вечером схватила и обняла девушка, входившая в отель «Кабана Мотор»?

Пол: Да, очень приятно.

Вопрос: Что вы чувствуете, когда слышите одну из ваших песен в исполнении кого-то другого?

Пол: Мы гордимся этим. Мы думаем, что это замечательно.

(Одна девушка задала очень длинный вопрос. Я не успела его записать. После того, как она его задала, Джон спросил)

Джон: Что это было? (Она не стала повторять вопрос).

Вопрос: Что заставляет издателя издавать вашу песню?

Пол: (очень серьезным тоном) Когда вы хорошо пишете.

Вопрос: Какая песня у вас любимая?

Пол: Мы не хотим рекламировать что-то, но это песня Силлы Блэк – «Гонка Любви» (Race of Love), которая сейчас продается у вас в музыкальных магазинах. (смеется)

Джон: Это номер 18.

 

 

 

 

Вопрос: Что вы планируете делать дальше?

Джордж: Возьмём спокойный выходной.

Вопрос: Вы ещё приедете в Соединенные Штаты?

Джон: Это зависит от нашего менеджера.

Вопрос: Каким был ваш самый отвратительный побег от фанатов?

Пол: Я думаю, когда мы были в Сиэтле. Мы сбежали в машине скорой помощи.

Вопрос: Какая страна вам понравилась больше всего?

Джон: Британия. (смеется)

Пол: За пределами Англии, США.

Вопрос: Что такое «скаузер»? (прим. – scouser – ливерпулец)

Джон: Ливерпульянское блюдо, очень вкусное.

Вопрос: Как-то вечером в Кливленде вы сочли необходимым уйти со сцены.

Джордж: У нас не было причин уходить. Там ситуация была намного хуже, чем обычно. Я думаю, что капитан полиции там просто немного нервничал.

Вопрос: Это было впервые, когда случилось такое?

Джон: Да.

 

 

 

 

Вопрос: По сравнению с теми встречами, которые вам оказывали в аэропортах до этого, как прошло этой ночью?

Пол: Очень хорошо, учитывая, что была ночь. Беспокойно, но действительно очень хорошо.

Вопрос: Джордж, есть одна запись с девушкой, которая обняла тебя возле «Коу-Пэлэс» в Сан-Франциско. Ты якобы сказал: «Привет, пташка». Это правда?

Джордж: Мы, как известно, используем слово «пташка» по отношению к девушкам. Но я никогда не сталкивался ни одной девушкой возле «Коу-Пэлэс». (Пол толкает его локтем и смеется). И я никогда не говорю: «Привет, пташка». Я также никогда не слышал такую запись.

Вопрос: Джон, как ты относишься к авторским отчислениям?

Джон: Я полагаю, с этим всё в порядке. Довольно хороший заработок, я думаю. Меня это не очень интересует.

Во время пресс-конференции Пол постоянно улыбался. Джон играл на противоположности и оставался безучастным на протяжении всей конференции. Его острые черты лица выглядели так, будто он хмурился. Он был намного меньше, чем кажется на фотографиях. А в остальном он выглядел точно так же. Джон, я считаю, был самым остроумным и отвечал больше остальных.

Джордж был очень тихим и спокойным. Но, как можно заметить по его комментариям, у него тоже есть остроумие. Джордж пристально смотрел на меня. Это было не просто так, и не было пустым взглядом. Это был именно взгляд на меня. Примерно через пять минут он подмигнул. Я оглянулась, но за мной никого не было, поэтому я подмигнула в ответ. Он сильно удивил меня, снова подмигнув. Мне хотелось подбежать к нему и обнять, но я не могла подвергнуть себя риску быть выведенной из комнаты, поэтому я остановилась на своем первом импульсе и снова подмигнула. Никогда этого не забуду.

Когда я пришла на пресс-конференцию, Ринго был моим любимчиком, но когда я уходила, он стал у меня последним в очереди. Когда я похлопала его по плечу, он даже не обернулся. Он выглядел таким скучающим от всего этого. Время от времени можно было заметить его мимолетную улыбку, но в действительности выглядел совсем иначе, чем я ожидала. На его лице были признаки напряжения, и оно было с более тонкими чертами, чем на фотографиях.

Никогда не забуду свою первую пресс-конференцию. Я встречалась с большинством ди-джеев «Кей-Эл-Ай-Эф», в газете написали, что я была самой молодой из присутствующих там людей. Меня попросили выступить по радио, и я встретилась с множеством репортеров и их жен. Пол также пригласил меня встретиться с ним в их гримерной для автографа. Я отклонила его предложение, потому что не хотела быть там единственной девушкой. Сейчас я корю себя за это. Но самое главное, мне действительно удалось встретиться и поговорить с «Битлз». Это была мечта, ставшая реальностью».

 

 

 

 

Вопрос: Хотя вы не видели большую часть Далласа, ту его часть, которую вы увидели, что вам понравилось?

Пол: (с южным акцентом) Ну, довольно красивый!

Вопрос: Вы видели президентское место (прим. – место, где убили Кеннеди)?

Пол: Нет, единственное, что мы видели до сих пор, это отель.

Джон: Когда мы ехали сюда, всё было красиво, что бы там ни было.

Вопрос: Ринго, у тебя есть какие-нибудь политические симпатии?

Ринго: Нет. Я даже не курю (затягиваясь сигаретой).

Вопрос: Что это за сигарета? Это самокрутка?

Пол: (с южным акцентом) Скрути себе сам!

Ринго: Одна из них, но не слишком хороша…

(смех)

 

 

 

 

Ринго: …сказал он с американским акцентом.

(«Битлз» смеются)

Вопрос: (Джону) Каких девушек ты предпочитаешь?

Джон: Свою жену.

Вопрос: Свою жену? Какая она девушка?

Джон: Она хорошая девушка.

Вопрос: Ринго, когда ты женишься, то какую девушку ты собираешься…

Ринго: Не знаю. Я ещё не определился. Мне все нравятся.

Вопрос: (Джорджу) Какая девушка тебе нравится?

Джордж: Э-э… жена Джона.

Джон: (шутливо бьет Джорджа по плечу) Умников никто не любит.

(смех)

 

 

 

 

 

 

Вопрос: У вас сейчас выходят какие-нибудь книги… в ближайшее время?

Пол: Только у Джона.

Ринго: Книга только у Джона.

Джон: Пока ещё нет. Выйдет в следующем году, как только я её напишу.

Вопрос: Как она называется?

Джон: Не знаю. Я ещё её не написал.

Вопрос: Это детектив или в каком жанре ты предпочитаешь писать?

Джон: Ерундистика. Несусветица.

Джордж: (шутливо) Я пишу детективный триллер.

Вопрос: Этой ночью вам было очень трудно попасть в «Кабану». Кто-нибудь из вас пострадал?

Ринго: Джорджа пнули.

Джордж: (шутливо) Меня ударили по лицу… несколько раз. Но я хочу сказать, что это часть жизни, не правда ли.

 

 

 

 

(кто-то за кадром сигнализирует, что группе пора, и интервью должно быть закончено, Ринго с Полом начинают подпрыгивать на своих местах, изображая верховую езду)

Пол: (с южным акцентом) Нам пора. Выкатываемся.

Ринго: (с южным акцентом) Мы собираемся в Новый Орлеан.

Пол: Э-гей!

Вопрос: Вы собираетесь в Новый Орлеан?

Ринго: Нет, мы были там вчера вечером. Там очень жарко, знаете ли.

Джон: Очень жарко.

Репортеры: Большое всем спасибо.

«Битлз»: Спасибо.

 

 

 

Девушка за спиной Ринго — Бесс Коулмэн, помощница Брайена по связям с общественностью.

 

 

 

В Далласе был ещё один клуб поклонников «Битлз», у которого также был подарок для Потрясающей Четверки. Клуб «Битлз лимитед» заказал в компании «Джастин Бут» изготовление поясов с именами Битлов. В газете «Даллас Монинг Ньюс» были опубликованы фотографии членов клуба «Битлз лимитед» — Делл Перри и Сьюзи Чепмен.

 

beatlesbible.com: «На пресс-конференции присутствовал брат американского певца Трини Лопеса, который гастролировал с «Битлз» в 1963 году. На нем был костюм, который ему подарил Трини, который он носил во время тех английских гастролей. Битлы узнали костюм и пригласили брата Лопеса вечером присоединиться к ним на ужин».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Я планировала посетить обычную пресс-конференцию перед выступлением, сам концерт, а затем поспешить в аэропорт, чтобы отправиться на ранчо. Хотя билеты на концерты были все проданы, для меня всегда был один, если бы я захотела на нем присутствовать. Но, как правило, я никогда этого не делала. так как еле успевала на самолет!

Я была в вестибюле, а швейцар пытался вызвать мне такси. Поскольку возле отеля все еще находились тысячи подростков, хотя «Битлз» уже уехали, все таксисты отказывались приезжать в отель.

Швейцар просил и умолял. Мы предложили большие чаевые. После этого некоторые из них согласились приехать, но они так и не смогли пробраться сквозь толпу. Думая, что «Битлз» все еще находятся внутри. толпа не отступала ни на дюйм. Пришлось ждать. Темнело, час проходил за часом, а швейцар продолжал свои попытки вызвать такси. Наконец, когда какой-то машине удалось подъехать ко входу, швейцар спросил, не буду ли я возражать, если со мной поедет «та леди, которая опаздывает на концерт». Это была Перл Бэйли (прим. — американская актриса и певица), которая смотрела на толпу, не веря своим глазам. Конечно, я согласилась.

Мы с Перл забрались в такси и сказали водителю сначала отвезти её к ожидающей концертной публике, после чего отвезти меня в аэропорт. Медленно продвигаясь по сантиметру, водитель в конце концов отъехал от гостиничного комплекса. Перл начала задавать мне вопросы о «Битлз»: «Правда ли, что время выступления девочки бросают на сцену леденцы?». «Да, миллионами. Везде», — ответила я. Во время поездки мы оживленно поговорили о многих вещах. Незадолго до того, как такси добралось до места назначения, Перл сказала: «Знаешь, у «Битлз» могут быть девочки с леденцами. Я же в любое время могу взять мужчину со стейком!». Когда она вышла из машины, то повернулась ко мне и своим характерным голосом тихо, но четко произнесла: «Благословит вас Бог».

 

Джеймс Роберт Уотсон (доктор философии, 2012): «В 1964 году мне было 14 лет, и я, как все подростки в Далласе, сходил с ума от этой новой музыки. Их первый американский альбом «Встречайте Битлз!» (Meet The Beatles!) должен был появиться в музыкальном магазине «Мински» в торговом центре «Престон Форест». По такому случаю мы с друзьями все дни проводили в магазине, просматривая новые релизы и слушая альбомы с записями в специальной кабинке для прослушивания. Как-то раз услышав по радио несколько песен с нового альбома «Битлз», я проехал на велосипеде не менее двух миль и купил их первую пластинку. В моно.

Как только я вернулся домой, я, мои братья и мама собрались в гостиной вокруг роскошного хай-фай-проигрывателя, чтобы прослушать этот революционно новый звук. Мы были восхищены и заинтригованы. Для того времени это было не типичное звучание. Это было что-то новое, свежее и бодрящее. Хотя шумиха в прессе только начиналась, мы поняли, что это будет чем-то очень значительным.

Через несколько дней мы узнали, что «Битлз» появятся на Шоу Эда Салливана, популярном в то время эстрадном шоу. Обычно там выступали артисты с марионетками, циркачи, певцы, танцоры, и с недавнего времени разные группы или солисты, исполняющие музыку для подростков.

9 февраля 1964 года, в воскресенье вечером вся страна (или, по крайней мере, 73 миллиона) смотрела это шоу. Это была рекордная аудитория для телевизионного шоу.

Спустя годы в Нью-Йорке я проходил рядом с театром Эда Салливана на Бродвее и на 53-й улице заметил открытую боковую дверь. Я вошел. В помещении был беспорядок — дерево, инструменты и мусор — явно тут была строительная площадка. Но я смог взобраться на сцену. Сразу после того, как я вышел на эту почти пустую сцену, раздался голос: «Эй!» Я включил дурака. Охранник поднялся ко мне сцену. Он заявил, что я не должен тут находиться. Я проигнорировал это глупое заявление и начал задавать ему вопросы. «Что тут происходит?» (имея в виду строительство и беспорядок). Я где-то читал, что охранники часто чувствуют себя одинокими и жаждут общения, вступая в разговоры. Я надеялся, что, если я начну с ним трепаться, то это даст мне больше времени для осмотра сцены.

Он кратко объяснил, что здесь строят новые декорации для Дэвида Леттермана (прим. — Дэвид Майкл Леттерман — американский комик, ведущий популярной программы «Вечернее шоу с Дэвидом Леттерманом» на телеканале «Си-Би-Эс»). Он был немного удивлен, что я этого не знал. Леттерман только что покинул «Эн-Би-Си» и недавно подписал контракт с «Си-Би-Эс». Охранник был довольно молод, поэтому декорации Леттермана его восхищали и чувствовалось, что он испытывает благоговение перед этой знаменитостью. Я тоже был в некотором роде очарован, но тем, что стоял на сцене, на которой несколько лет назад «Битлз» впервые выступили в США. Я огляделся и узнал некоторые детали в зрительном зале, которые в тот воскресный вечер видел во время трансляции шоу Эда Салливана. Конечно же, как я и ожидал, ему нравилось говорить со мной, и наш разговор продлился достаточно долго.

Но вернемся в 1964 год. Радиостанции и газеты озвучили расписание предстоящих гастролей. Последней остановкой перед концертом в Нью-Йорке должен был стать Даллас, штат Техас. Я не мог в это поверить. Прямо здесь! Я хочу пойти на их концерт. Я просто должен пойти!

Билеты поступили в продажу только в одном месте — в билетном агентстве «Престон» в Престонском государственном банке на Престон-Роуд. У моих родителей в Престоне был банковский счет, поэтому мы хорошо знали это место.

Я поделился своим планом с друзьями и семьей. Я хотел встать очень рано и доехать на велосипеде до билетного агентства. Нужно-то было проехать всего около 2 миль, при этом пересечь всего две главных улицы. Накануне отец проехал со мной по этому маршруту на машине, чтобы мы смогли наметить для меня самый безопасный путь. С одной стороны, он был обеспокоен моим планом, но с другой стороны он учитывал мое желание — нет, необходимость получить эти билеты.

В то утро, слишком раннее для всех, кроме разносчиков газет и, возможно, каких-нибудь курьеров, я проснулся, надел шорты и рубашку, тихо открыл боковую дверь в гараж и выкатил на дорогу свой велосипед. Я проследовал по заранее определенному маршруту без проблем. Спасибо папе. В билетном агентстве я привязал свой велосипед к столбу и подошел к очереди, которая начала выстраиваться ещё накануне. Некоторые были в спальных мешках и имели при себе термосы и еду. Я занял место в конце очереди.

Время от времени сотрудники и ди-джеи двух местных рок-н-ролльных радиостанций «Кей-Эл-Ай-Эф» и «Кей-Би-Оу-Экс» подходили поговорить с теми, кто стоял в очереди. Атмосфера могла быть более праздничной, но я думаю, что большинство из нас были слишком усталые и сонные. Однако, когда взошло солнце, волнение поднялось и тьма рассеялась. Ажиотаж достиг максимума, когда мы увидели, что пришли сотрудники билетных агентств и начали готовиться к рабочему дню — включают свет, снимают пальто и раскладывают кучу предметов на своих столах. К стеклянным дверям подошел охранник, послышались щелчки, когда он отпирал каждую из них.

К этому времени очередь выстроилась и стала довольно упорядоченной. Через вестибюль здания мы вошли внутрь к офисам билетных касс, которые была напротив банковского холла (все ещё закрытого и темного). Там было 4 или 5 касс с агентами, готовыми принимать наши заказы. Тогда не было никаких компьютерных технологий и машин, которые выплевывали бы билеты. У агента, к которому меня направили, была пачка билетов, которые она пролистала, чтобы найти лучшие места. Билеты, которые я купил, были по пять долларов. Именно столько – по пять долларов! Мои родители не могли поверить в то, насколько дорого было сходить на концерт группы из четырех музыкантов. В одни руки давали не более шести билетов.

Я вытащил из кармана джинсов три десятидолларовых купюры и передал их ей. Она дала мне 6 билетов на концерт десятилетия. Зажав в руке эти кусочки картона, как будто я только что нашел какое-то ценное сокровище, я вышел из вестибюля на улицу и направился к своему велосипеду. Я прошел вдоль очереди, которая теперь была очень оживленной. Позже я узнал, что все билеты были проданы за пару часов. Я позаботился о том, чтобы шесть перехваченных резинкой билетов были надежно закреплены в переднем кармане моих джинсов и отвязал велосипед.

В день, когда должен был состояться концерт, мой брат разбудил меня словами: «Пошли на Поле Любви — Битлы приземляются».

Они остановились в отеле «Кабана» на шоссе Стиммонс.

В 16:40 старший брат Рэнди отвез нас в Мемориальный зал в центре Далласа. Мы ждали эту поездку весь день. Брюс припарковал машину на большой стоянке возле концертного зала. Мы присоединились к толпе подростков в очереди, которая образовалась у входа. Видимо, двери ещё были закрыты. Очередь была насыщена невероятной энергией и волнением.

Кроме меня были Брюс, Рэнди, Джим, Алек и Джон. Представители клуба поклонников «Битлз» Далласа ходили вдоль очереди, повторяя предостережение: если поклонники будут бросать предметы на сцену, «Битлз» прекратят своё выступление. Никто не хотел, чтобы концерт закончился рано, поэтому мы все с пониманием кивали в знак согласия.

Вскоре открыли вход. Очередь переместилась к билетным кассам, а затем в огромные коридоры, которые изгибались вокруг входных туннелей, ведущих к зрительным местам. Арена напоминала бурлящий котёл: разговоры, движение людей, жестикуляция, возгласы и покупка напитков и сувениров. Ощущалась общая наэлектризованность зала. Наверное, что-то подобное переживали наши родители на концерте Фрэнка Синатры. Но для нас всё это было новым и волнующим».

Когда время приблизилось к сроку начала концерта, ожидание усилилось и достигло такого напряжения, что оно захватило даже немногих взрослых людей в аудитории. Но нам пришлось подождать еще немного, так как выход артистов на сцену задержали на 15 минут. На следующее утро мы узнали, что поступило сообщение о минировании, и в зале проводили осмотр».

 

 

 

 

 

Чет Кармен: «Когда мы приехали в зал, меня провели в раздевалку и я сел там в углу, нервный и потный. В какой-то момент подошел Харрисон, сел и просто молча стал смотреть на меня. Это было что-то вроде: «Вот и я». Я был слишком взволнован, чтобы спросить их о чем-нибудь. Что можно спросить у Битла? Двадцать четыре часа назад я понятия не имел, что встречусь с ними. «У меня есть все ваши пластинки? Мне правда нравится ваша музыка»?

 

 

 

В костюмерной комнате группа дала интервью ди-джею и репортеру «Канала 8» (филиалу телеканала «Эй-Би-Си») Берту Шиппу.

 

Берт Шипп (репортер телеканала «Даблви-Эф-Эй-Эй»): «Хотя я и был назначен телеканалом для участия в пресс-конференции «Битлз» в Далласе, я не собирался брать у них интервью. Так получилось, что я прошел мимо полицейского, который охранял дверь их костюмерной и сумел получить эксклюзивное интервью со всеми четырьмя.

Когда я очутился в комнате и получил разрешение на интервью с ними, то понял, что мне нужен наш телеоператор, чтобы записать интервью на пленку. Я извинился перед Битлами и побежал в комнату, где была пресс-конференция. Я схватил телеоператора, велел ему взять камеру, и мы оба вернулись в костюмерную. После этого я взял это интервью».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Стив Меллон («Питтсбург Пост-Газетт», 2014): «18 сентября в Далласе возникла угроза взрыва. Полиция не нашла бомбу, но обнаружила нескольких поклонников, скрывающихся под сценой и в уборных».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Начало концерта было отложено из-за угрозы заложенной в зале бомбы. Бомбу не нашли, тем не менее в туалетах и ​​под сценой было обнаружено несколько спрятавшихся поклонников».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На заднем плане в кадре юноша по имени Чет Кармен (двойник Джона Леннона).

 

Чет Кармен: «На стене висел ряд зеркал, на которые смотрел Харрисон».

 

 

 

Брайен Эпстайн и Кларенс «Человек-Лягушка» Генри, фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

Фото журналиста «Дейли Экспресс» Айвора Дэвиса.

 

 

 

 

 

Чет Кармен: «Чтобы пройти из-за кулис в вип-зону зала, мне пришлось пересечь угол сцены. Моё лицо, появившееся из-за кулис, вызвало волнение в зале. Когда я проходил в нескольких футах от барабанной установки Ринго Старра, на меня обрушились вспышки фотоаппаратов 10 000 поклонников, заполнивших зал. Одна девушка в слезах, как будто она была в агонии, пыталась перепрыгнуть через полицейских — кольцо из примерно 200 полицейских окружало сцену».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в Мемориальном зале Колизей, Даллас, Техас».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Чтобы толпа поклонников не смогла приблизиться к своим кумирам, полиция приняла чрезвычайные меры предосторожности. 200 офицеров в форме выстроились перед сценой, и ещё 200 сотрудников находились в резерве. Это было в три раза больше чем обычно для большинства концертных выступлений».

 

Ларри Гроув (газета «Даллас Монинг Ньюс», 19 сентября 1964): «Полиция приняла чрезвычайные меры предосторожности. 200 офицеров в форме дежурили в аудитории, и ещё 200 в резерве. В зале присутствовал и сам шеф полиции Джесси Карри, вместе со своей дочерью и двумя внуками».

 

Джеймс Роберт Уотсон (доктор философии, 2012): «Потом огни начали тускнеть, секция за секцией, и одновременно с этим засверкали вспышки фотокамер. На сцену вышел ведущий концерта, местный диск-жокей, и произнес какую-то типичную речь, но слушали его немногие. Он представил первую выступающую группу «Билл Блэк Комбо». Зал вежливо прослушал их выступление. Затем были группа «Экзистерс» и Джеки ДеШеннон».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После выступления трёх разогревающих исполнителей на сцену должны были выйти «Битлз». Когда на сцене начали готовить ударную установку Ринго, зрители просто сошли с ума».

 

Джеймс Роберт Уотсон (доктор философии, 2012): «Затем на арене снова зажглись огни, и вышли работники сцены, чтобы переставить оборудование. Когда на сцену вынесли и установили ударную установку Ринго с надписью «Битлз» на басовом барабане, то судя по той истерии и раздавшимся крикам из-за вида этого барабана, можно было бы подумать, что произошло величайшее событие на земле».

 

Джимми Рэбит (ди-джей): «Я представлял «Битлз» на сцене, когда они играли в Далласе. Я стоял у сцены и видел, что они прибыли! Чарли и Харриган хотели объявить их выход, но они назвали моё имя, и попросили найти меня! И как только я появился в проходе за кулисами, и остановился около выхода на главную сцену, зашли «Битлз», со всех сторон окруженные морем полиции.

Ринго зашёл первым, и когда какой-то парень спросил, кто их будет объявлять, он указал на меня, после чего я был буквально выпихнут на сцену. Стоило мне оказаться за занавесом, как я сразу же был ослеплен морем фотовспышек, потому-что, как только тысячи визжащих подростков увидели какого-то молодого человека с длинными волосами, в ботинках на высоком каблучке, вышедшего на сцену, они тут же сошли с ума!

Я никогда не слышал ничего подобного, настолько это было оглушительно, и это чертовски меня напугало. Но в тоже время, мне это очень понравилось! С этого момента я перестал быть прежним парнем, я влюбился в аудиторию, я был ею пленён. Я ничего не соображал, ничего не видел, я только проорал: «Дамы и господа, Джимми Рэбит, Чарли и Харриган и «Кей-Эл-Ай-Эф» представляют «Битлз»!». Хотите верьте, хотите нет, но стало еще громче! Это было подобно взрыву атомной бомбы, вспышка света и все!»

 

Джеймс Роберт Уотсон (доктор философии, 2012): «На сцену снова вернулся тот же ди-джей, чтобы представить гвоздь программы. Не помню точно, что он сказал, так как его профессиональный голос был заглушен криком зала. Свет на мгновение погас и снова включился, когда на сцене появились четыре парня в подогнанных костюмах, которые сразу же начали ичполнять «Twist and Shout».

 

Ларри Гроув (газета «Даллас Монинг Ньюс», 19 сентября 1964): «Когда кумиры появились на сцене, похожий на пещеру зал осветился фантасмагоричным светом фотовспышек, и шум стал просто неописуемым. До сих пор я не видел ничего более захватывающего.

Сцена была в три раза выше, чем при обычных выступлениях в зрительном зале, поэтому Ринго Старр со своими барабанами на пять метров возвышался над землей».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Далласе сцена была в три раза выше, чем обычно, и Ринго находился на высоте около 5 метров над землей».

 

Джеймс Роберт Уотсон (доктор философии, 2012): «Следующие 30 минут были сплошным сгустком крика, музыки и чистой радости. Это был вечер, который я никогда не забуду».

 

Джимми Рэбит (ди-джей): «Во время их выступления я находился справа от сцены почти всё время, но я не расслышал ни одной музыкальной ноты!».

 

 

 

 

Кейт Дюрретт: «Мне посчастливилось побывать на концерте в Далласе 18 сентября 1964 года. Мне было тогда всего 5 лет, но я уже была большой поклонницей «Битлз»! Каждый раз, когда мы приезжали в Даллас, я брала у мамы доллар и покупала одну из их сорокапяток в магазине «Вулворт». Иногда мама давала мне три доллара, чтобы я смогла купить альбом за два доллара девяносто восемь центов. Единственная причина, по которой мы с моим братом, сестрой, матерью и отцом попали на концерт, заключалась в том, что, когда мама приехала из нашего дома в Тайлере (штат Техас) в Даллас, шёл ливень, и она оказалась далеко в конце очереди за билетами. Какой-то джентльмен ей посочувствовал. Он как раз шел к своей жене, стоявшей буквально перед кассой, и спросил, сколько билетов она собирается купить. Она ответила, что в семье 5 человек (что было правдой), и вскоре он вернулся и дал ей пять билетов! Невероятное везение, потому что все билеты концерт были быстро проданы, а касса в Мемориальном зале закрылась ещё до того, как она покинула парковку!

Честно говоря, главное, что я помню о концерте, было то, что я едва могла слышать музыку на фоне непрекращающегося крика девочек-подростков. Я помню, что их выступление закончилось очень быстро (около 30 минут или около того)».

 

Йоланда Эрнандес: «Быть на концерте зная, что мы разговаривали и общались с ними, было больше, чем мы могли когда-либо надеяться. Но самым большим сюрпризом стали следующие выходные, когда мы увидели их на обложке журнала в шляпах, которые мы им подарили».

 

 

 

 

Фото Джона Мацциотта (газета «Даллас Таймс Геральд»).

 

 

 

 

 

 

Газета «Даллас Монинг Ньюс», 18 сентября 1964: «Начальник полиции Далласа Джесси Карри, который присутствовал на концерте в пятницу вечером и как родитель, так и по службе, поприветствовал более десяти тысяч поклонников, собравшихся в зале.

«Я горжусь нашей молодежью», — сказал он. — «Не было никакого плохого поведения, и они продемонстрировали, что могут наслаждаться «Битлз», не покидая своих мест. Они мне очень понравились», — признался Карри. — «Они произвели на меня впечатление как группа хороших мальчиков».

В пятницу вечером после окончания концерта Карри поговорил с ними в их костюмерной и признался, что немного притаптывал во время их тридцатиминутного выступления».

 

Джерри К: «Я был одним из десяти резервистов полиции Далласа, которым поручили сидеть и ждать в боковом вестибюле, пока мы не получим дальнейшие распоряжения. Мы могли слышать музыку, доносящуюся из зала. Через какое-то время мы услышали звук бегущих шагов, раздающихся этажом ниже, и которые становились всё громче. Потом на лестнице показались полицейские, сопровождающие Битлов.

«Становитесь по пять человек с каждой стороны!» — это приказ. Двери открылись. Одна за другой въехали две полицейские машины без опознавательных знаков и остановились с открытыми дверями. Я слышал, как кто-то внизу на улице закричал: «Вот они… За ними!». Не останавливаясь на ходу, полицейские скомандовали Битлам, чтобы те запрыгнули внутрь, что они и сделали, за исключением, мне кажется, Ринго, который остановился прямо передо мной, не решаясь прыгать. В конце концов я затолкал его на заднее сиденье.

В это время кто-то навалился мне на спину, пытаясь схватить Ринго. Когда машины отъехали, чтобы доставить Битлов до аэропорта, меня окончательно сбили с ног. Я думал, что это подростки, но на мне была женщина средних лет. Потом она извинилась и ушла. Через пять минут я понял, что мои наручные часы сломались при падении».

 

Чет Кармен: «После концерта мы с Массаро ожидали провести следующий день с «Битлз», но группа неожиданно отправилась на ранчо в Миссури и нам пришлось вернуться домой.

Самое худшее, что может произойти с 17-летним подростком – это оказаться на место любого из ваших кумиров. Это как отправить ребенка на луну. Не предупреждая заранее, просто разбудите его среди ночи и отправьте на Луну. Пусть он погуляет по ней, как астронавт в скафандре, а потом верните его обратно домой, и скажите: «У тебя нет никаких доказательств. Это никто не снимал, об этом не скажут в новостях, и ты никому не сможешь доказать, что когда-либо побывал там. И всю оставшуюся жизнь ты будешь смотреть на луну и знать, что никогда не сможешь туда вернуться и всё, что ты можешь сделать, это попытаться убедить людей, что на самом деле был там, но никто в это не поверит. И это то, что сводит с ума».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После выступления они направились в «Даллас Лав Филд». В 23:08 их самолет вылетел, взяв курс на ранчо в Миссури».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «После Далласа нашей следующей официальной остановкой был Нью-Йорк. А промежуточной – граница Арканзаса и Миссури, ранчо Рида Пигмена (на его «Локхид-Электра» мы путешествовали весь последний месяц)».

 

Брайен Эпстайн: «Из Далласа мы вылетели на нашем арендованном самолете «Электра» на заброшенный аэродром в 70 милях от ранчо».

 

Ларри Гроув (газета «Даллас Монинг Ньюс», 19 сентября 1964): «После выступления «Битлз» отправились отдыхать, как сообщается, на ранчо в Миссури. Их самолет взлетел с взлетно-посадочной полосы Далласа «Лав Филд» в 23 часа 20 минут».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Хотя Битлы продолжали называть меня «Малышка Руби», лишь изредка говоря просто «Руби», репортеры по какой-то причине быстро окрестили меня «Мама Битлз» — прозвище, которое они использовали во всех штатах и в Канаде.

Когда турне стало подходить к концу, Мэлкольм, Ира и другие начали беспокоиться о безопасности «Битлз» в Нью-Йорке. Первоначальный маршрут предусматривал, что они проведут там пару дней, выступят на благотворительном концерте, а затем полетят домой в Англию. Чем больше город, тем больше толпы людей, тем больше проблем с безопасностью. Если другие беспокоятся о безопасности «Битлз», то я тоже беспокоюсь об этом. Раздумывая об этом день или два, я наконец спросила у «Битлз», не хотели бы они посетить уединенное ранчо, расположенное так далеко от цивилизации, что они смогут там отдохнуть. Это сократило бы время пребывания в Нью-Йорке. Я рассказала им всё о ранчо авиакомпаний в 13 000 акров, расположенном на юго-востоке штата Миссури. Они с радостью согласились.

Затем я позвонила президенту авиакомпании, чтобы договориться об этом. Я рассказала ему все подробности о том, что «Битлз» любили есть и пить. Для всей большой группы сопровождающих лиц места бы не хватило, поэтому остальные останутся в Далласе, а Битлы, Брайен, Нил и ещё несколько человек отправятся на ранчо».

 

Джордж: «Владельцем этой авиакомпаниии был человек по фамилии Пигмен. Он пригласл нас на своё ранчо в Арканзасе».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Во время полета Пол возглавил церемонию поздравления Брайена с днём рождения».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Поскольку мы вылетали на ранчо в полночь, я договорилась о праздновании дня рождения Брайена с шампанским на борту самолета. Когда мы были в воздухе и наступило 12 часов, я попросила стюардессу зажечь свечи и подарить Брайену торт, а мы в это время все вместе спели «С Днем Рождения». Битлы также подарили ему свои подарки».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Битлы хором исполнили Брайену «С днём ​​рождения», после чего преподнесли ему несколько подарков, в том числе старинный телефон и довольно непрактичный набор посуды».

 

Брайен Эпстайн: «Во время полета из Далласа, сразу через минуту после наступления полуночи, Пол по селекторной связи самолета объявил о моём дне рождения и «Битлз» спели «С днём ​​рождения», и подарили мне антикварный телефон и набор стеклянной посуды».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Никогда в своей жизни я не видела человека, который был бы настолько этим тронут, как Брайен».

 

 

 

Брайену Эпстайну исполнилось 30 лет, и по пути в Уолнат-Ридж «Битлз» подарили ему подарки на день рождения (включая классический старинный телефон). Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

Брайен Эпстайн c антикварным телефоном в руках.

 

Курт Гюнтер (фотограф): «Когда Битлы в самолете вручили Брайену подарки, они выпили за его здоровье «Реми Мартин», которым они запивали Дринамил».

 

Джордж: «Во время этих гастролей на протяжении большей части времени мы принимали бодрящие таблетки».

 

прим. — Начиная с 1951 года, компания «Смит, Клайн и Френч» стала энергично продвигать дринамил – треугольные таблетки, которые называли «пурпурные сердечки» (смесь амфетаминов и барбитуратов). К середине 1950-х годов дринамил использовали проститутки с Кейбл-Стрит и Уайтчепел, чтобы не заснуть во время работы. С начала 1960-х годов этот препарат можно было приобрести в Сохо по цене от шести до девяти пенсов. Филип Коннелл, английский психиатр, опубликовавший в 1958 году монографию по амфетаминовым психозам, составил перечень симптомов злоупотребления дринамилом: бессонница, беспокойство и неусидчивость, сухость во рту, расширенные зрачки, разговорчивость, эйфория, повышенная активность (ведущая к моторной деятельности или агрессивности), нетвердая походка и пониженное торможение. Он писал: «Хуже всего, что эти симптомы представляют собой серьезное психическое расстройство, при котором могут иметь место галлюцинации».

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «На самолете мы долетели в Уолнат-Спрингс, штат Арканзас, а затем пересели в маленький «Аэро Коммандер», поскольку большой самолет не смог бы приземлиться на ранчо».

 

Джордж: «Мы долетели из Далласа до промежуточного аэропорта, где Пигмен встретил нас на самолетике с монокрылом наверху и одним, а может, двумя двигателями».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «В самолете было достаточно места для Брайена, «Битлз», и меня. Рид Пигмен, президент авиакомпании, управлял самолетом. Еще около пяти человек поехали на машине».

 

Билл Харри (автор книги «Самая полная энциклопедия Битлз»): «Гюнтер, Дерек Тейлор и Мэл Эванс поехали на ранчо в автомобиле, в то время как Брайен и «Битлз» улетели с Пигменом на его маленьком самолете».

 

Брайен Эпстайн: «Нас: «Битлз», Нила Аспинала, Дерека Тейлора и меня, встретил хозяин, миллионер, собственник авиакомпании. Он доставил нас на своем семиместном, двухмоторном самолете до своей частной взлетно-посадочной полосы на ранчо».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На небольшом аэродроме в Миссури они пересели в маленький семиместный самолет, который доставил их на ранчо, расположенное в горах Озарк».

 

Джек Эллисон: «Мне был тогда 31 год. В то время я владел местным кинотеатром под открытым небом, который был местом сборищ окрестной молодежи. Где-то сразу после полуночи я увидел кружащийся самолет, и я попросил трех подростков, которые ошивались у меня той ночью, выяснить, что там происходит. Мальчики добрались до аэропорта как раз вовремя, и увидели Джона Леннона, Джорджа Харрисона и Ринго Старра, пересаживающихся из самолета в маленький винтовой аэроплан».

 

Кэрри Мэй Снапп: «В 1964 году моя сестра возглавляла местный клуб поклонников «Битлз». Как у всех в те дни, у нас был маленький дом, один телевизор, один проигрыватель. Этот проигрыватель играл песни «Битлз», потому что она была старшей сестрой. За пару дней до того, как мне исполнилось 14 лет, мои родители поехали в гости к друзьям и взяли меня с собой.

Наверное, 18 сентября 1964 года был похож на любой другой вечер пятницы, но, честно говоря, я не помню. Возможно, что я была в доме Мэри Уиллмут на встрече клуба поклонников «Битлз». Мы были группой молодых поклонниц и регулярно собирались вместе, чтобы поговорить о том, как прекрасны «Битлз», какая их песня самая лучшая и как им не хватает нас, их самых ярых привеженцев! Во время этих встреч мы ели, танцевали в гостиной и обсуждали такой животрепещущий вопрос, которым задавались все девушки в то время: кто выглядел лучше, Пол или Джон? Это вопрос, над которым я до сих пор размышляю.

Дома вечером всё тоже было как обычно. С мамой и папой мы обсудили мою встречу с группой. Они всегда хотели знать, как у нас идут дела, и было ли что-нибудь интересное. Потом пришло время ложиться спать. В доме всё стихло, и к одиннадцати вечера все уже спали. Это была обычная пятничная ночь. Я легла спать, ожидая в субботу утром встречи с моими друзьями-битломанами в аптеке Уорнер. Мы будем пить кока-колу за 10 центов и обсуждать, какие вкладыши жевательной резинки «Битл Бабл Гам» у нас будут этим утром. Я думала, что будет обычная суббота. Как я ошибалась!

В то время у нас дома был один телефон в коридоре. Он никогда не звонил ночью, если не было чего-то ужасного. В ту ночь примерно в два часа он зазвонил. Мы все: мама, папа, Чарльз и я, сразу же проснулись. Папа вышел в коридор и взял трубку. «Сынок, ты понимаешь, который час? У тебя должна быть веская причина для звонка!» Последовало короткое молчание. «Не ври мне, Джин Мэтьюз. Если ты врёшь, посмотрю я, как твой отец заберет у тебя машину на целый месяц!» Последовала еще одна пауза. «Хорошо, если я не позову её телефону, а ты говоришь правду, то она никогда мне этого не простит», — произнес папа. — «Кэрри Мэй, это тебя».

Меня? Телефонный звонок мне среди ночи?! Я не могла в это поверить. «Папа, что такое?»

«Возьми трубку, узнаешь»

«Да?»

«Это Джин. Ты не поверишь, кого я только что видел в аэропорту! «Битлз»! Я только что видел их в аэропорту Уолнат-Ридж. Я хотел, чтобы ты знала, что они были здесь, я видел их, а ты — нет»! Пока!»

Ошеломленная я смотрела на трубку в моей руке. «Битлз» были здесь, в Уолнат-Ридж, а я их не увидела! Я посмотрела на папу и расплакалась. «Я их не увидела! «Битлз» были здесь, а я их не увидела!» Каким-то образом примерно через час, после увещеваний и обещаний, мама с папой смогли успокоить меня и уложить в кровать».

 

Джордж: «Мы прилетели из Далласа на «Электре» в промежуточный аэропорт, где Пигмэн встретил нас на маленьком самолёте с одним крылом наверху и одним или, может быть, двумя двигателями. Самолет был почти такой же, как самолет, на котором разбился Бадди Холли, так что, думаю, в этот раз мы были на волосок от гибели. Я не хочу сказать, что мы едва не разбились, потому что этого не произошло, но у Пигмена на коленях была разложена маленькая карта, в полете он водил по ней фонариком и бормотал: «Понятия не имею, где мы находимся». Вокруг была, кромешная тьма и горы, а он пытался вытереть запотевшее в тумане ветровое стекло. Наконец он разобрался, что к чему, и мы приземлились в поле, где были расставлены жестяные банки, в которых горел огонь. Это была наша посадочная полоса».

 

 

 

Озарк — крупное плато в центральной части США, известное также как особый культурно-исторический регион и туристическая область страны. Сердце Озарка расположено в штате Миссури, меньшие по размеру участки распространяются на северную часть штата Арканзас, северо-восток штата Оклахома и крайний юго-восток штата Канзас. У Рида Пигмена было собственное ранчо около Элтона, это всего в нескольких милях от границы штата Арканзас.

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Когда мы прибыли, было около 3 часов ночи».

 

Рэй Детроу (управляющий ранчо): «Первым делом персоналу ранчо не сказали, кто приедет на эти выходные, только то, что они были «очень важными гостями». Также было сказано, что надо провести в доме уборку сверху донизу. Когда пресса начала интересоваться, соответствует ли слух о приезде «Битлз» истине, все на ранчо могли бы решить, что это всего лишь слухи, если бы они не знали, что Пигмен летал с «Битлз» в их турне».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «У дверей ранчо нас встретила Вирджиния, жена Рида. К сожалению, когда Рид вошел в дом, он задал настроение визиту в целом. «Я пересплю с Руби», — пошутил он. «Нет, ты не станешь этого делать! Ты будешь спать со мной!» — сердито ответила Вирджиния.

После того, как Рид познакомил её со всеми, Вирджиния сказала: «Я покажу вам ваши комнаты», после чего повернулась и направилась к лестнице. Брайен и «Битлз» последовали за ней.

Потом «Битлз» вернулись назад, проведя ночь за прослушиванием музыки «кантри-энд-вестерн».

 

Вирджиния Пигмен: «Они не спали всю ночь, слушая местные сельские радиостанции, где Бак Оуэнс был звездой номер один. Кажется, им это нравилось».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Мне выделили кабинет Рида, в котором была кушетка. Он располагался рядом с комнатой, где расположились «Битлз». Я сразу же легла спать».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)