Выступление на муниципальном стадионе Канзас-Сити

17 сентября 1964 г.

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Нью-йоркский синдикат предложил Брайену купить у него «Битлз» за три миллиона семьсот пятнадцать тысяч дол­ларов, но Брайен отказался».

 

en.wikipedia.org: «17 сентября 1964 года в Лондоне состоялась премьера фильма «Голдфингер» – третий фильм из цикла фильмов о британском суперагенте Джеймсе Бонде».

 

Жан-Мари Поттье (slate.fr): «Пить Дом-Периньон 1953 года при температуре выше 3 градусов — все равно, что слушать Битлз без затычек для ушей», — говорит Бонд (Шон Коннери) Джилл Мастерсон (Ширли Итон) в фильме «Голдфингер». По всей видимости, он не любит громкую музыку».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После выступления в Новом Орлеане первоначальный план состоял в том, чтобы 17 сентября использовать в качестве выходного дня, оставшись в городе, а затем продолжить турне концертом в Далласе 18 сентября. Однако вмешались деньги. Промоутер Чарльз Финли, владелец бейсбольной команды, в последнюю минуту предложил Эпстайну 150 000 долларов, чтобы они выступили в Канзас-Сити, и Эпстайн согласился, так как в то время эта сумма была самой высокой из тех, что платили любому артисту за одно выступление».

 

Рик Хеллман (журналист газеты «Канзас-Сити Стар»): «За выступления на других концертах этого турне они получали от 25 000 до 50 000 долларов за концерт».

 

Чак Хэддикс (директор архива Университета Миссури-Канзас-Сити): «Финли пытался создать более молодую фанатскую базу для своей бейсбольной команды. Он стал героем. Он делал то, что делают сегодня, чтобы привлечь молодых поклонников — привез «Битлз» в Канзас-Сити».

 

 

 

Чарльз Финли в битловском парике.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Это дополнительное выступление было назначено на выходной день, один из немногих в турне. «Битлз» уехали сразу же после выступления в Новом Орлеане. В результате их запланированный выходной день в Новом Орлеане был перенесен на двухдневное пребывание на частном ранчо, принадлежащем их оператору чартерного самолета, Риду Пигмену».

 

 

 

С Кларенсом Генри во время перелета в Канзас-Сити.

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Битлз прилетели в 2 часа ночи во время проливного дождя. В аэропорту их ждали приблизительно 100 поклонников, взиравших на «Битлз» из-за спин стены мокрых полицейских».

 

Сюзанна Колбер: «Мне было 14 лет. Я находилась в аэропорту без разрешения родителей. Мы с подругой ждали так долго, что это показалось вечностью. Там были телекамеры, от которых мне приходилось прятаться, чтобы меня не узнали. Они прибыли, и нам разрешили выйти на асфальт».

 

К. В. Гусевелле (репортер газеты «Канзас-Сити Стар»): «Четверо молодых людей вышли из самолета друг за другом и спустились по лестнице — Джордж Харрисон, Ринго Старр, Пол Маккартни и Джон Леннон (хотя позже, среди поклонников была некоторая неопределенность в отношении порядка их появления). Некоторые из поклонников рванулись вперед к полицейскому оцеплению, размахивая руками и крича в приступе возбуждения».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «По пути к лимузину Джордж поскользнулся на мокрй взлетно-посадочной полосе».

 

Сюзанна Колбер: «Когда они спускались по трапу самолета, Ринго поскользнулся. В газетах писали, что это был Джордж, но я хорошо помню, что это был Ринго, потому что это было забавно и соответствовало его характеру».

 

К. В. Гусевелле (репортер газеты «Канзас-Сити Стар»): «Затем лимузин повёз «Битлз». Рядом с машиной побежал юноша в шортах и толстовке, ухмыляясь через окно и неистово указывая на свою косматую прическу. Автомобиль умчался вперед, и он остановился в смятении. Его ноги были забрызганы водой из-под шин. Никто не упал в обморок. «Я сделала три его снимка», — завизжала девушка с фотокамерой на шее. — «Я сделала три фотографии Джорджа Харрисона».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа поселилась в «Башнях Мюлебах», где им был отведен пентхаус на 18-м этаже за 100 долларов в день».

 

К. В. Гусевелле (репортер газеты «Канзас-Сити Стар»): «Следовать за фанатами «Битлз» — всё равно что сражаться с Вьетконгом: они обладают ошеломительной мобильностью. Некоторые из них уже добрались до входа в башни «Мюлебах». Полицейские заблокировали поклонникам двери лифта, которые вели в Мекку — номер на 18 этаже, где обосновались их кумиры».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Семь посыльных подняли багаж «Битлз», который состоял из двухсот единиц поклажи».

 

К. В. Гусевелле (репортер газеты «Канзас-Сити Стар»): «Семь посыльных с трудом внесли 200 единиц багажа. Ещё один, двадцатичетырехлентний Джон Шамель, ждал, чтобы принять их заказы на обслуживание в номерах».

 

Джон Шамель: «Они заказали три порции гречишных блинов, чай для Ринго, две яичницы с беконом, один бутерброд с сыром гриль. Также было заказано четыре чашки кофе, тарелка нарезанных помидоров, два стакана молока и кувшин апельсинового сока. Они сидели за столом и играли в карты. В комнате у них уже была деревенская ветчина Миссури, яблочный сидр, пирог с мясом и арбуз. Всё это было подарено им одной актрисой Канзас-Сити. Сидр был открыт, пирог разрезан, а арбуз съеден. было 3 часа ночи. Неудивительно, что они выглядели такими бледными».

 

Вирджиния: «В отеле «Битлз» заказали в номер еду. Официант вернулся с двумя автографами на чеках обслуживания номеров, подписанными Полом Маккартни. Шеф-повар оставил один для своих детей, а другой передал моему отцу, который утром сделал мне сюрприз».

 

К. В. Гусевелле (репортер газеты «Канзас-Сити Стар»): «В отеле две девушки смогли обнаружить единственный неохраняемый лифт, который был расположен на этаже ниже вестибюля гостиницы. Они доехали до третьего этажа и пошли пешком на восемнадцатый. «Привет», — поздоровались они с детективом на этаже. «Вы ошиблись этажом», — сказал он им и отвёл вниз по лестнице».

 

Джон Шамель: «В четыре тридцать утра они заказали ещё кофе и тосты. К этому времени пирог с мясом был почти съеден. Славные ребята. Они называли меня по имени. Было приятно их обслуживать. Они всё ещё играли в карты, но Ринго пошёл спать. Позже в номер был вызван врач для оказания медицинской помощи одному из музыкантов. Полагаю, что это к Ринго, но помощь была нужна не от расстройства желудка, а от боли в горле».

 

 

 

Поклонники возле отеля.

 

Газета «Канзас-Сити Стар», 18 сентября 1964: «Одна сотрудница салона красоты сделала сомнительное заявление сказав, что вчера поздно вечером её вызвали в номер «Битлз», чтобы она подравняла им челки. «Я достала ножницы, так как они сказали, что мне нужно использовать ножницы, и укоротила их челки на четверть дюйма», — сказала она. – «Битлы обменивались шутками между собой, но их менеджеры смотрели на меня как на ястреба, чтобы убедиться, что я подстригла их не больше, чем должна. Потом мне сказали, чтобы я не забирала с собой их волосы. Но я и не собиралась этого делать». Она отказалась назвать свое имя, опасаясь того, что «эти подростки сведут меня с ума».

Майор полиции Джеймс Ньюман, один из полицейских, которые руководили охраной во время визита «Битлз», сказал, что сомневается в правдивости слов этой женщины. «Битлз сказали на пресс-конференции, что они не подстригались с тех пор, как покинули Англию», — отметил он. – «И они не собирались стричься. Думаю, мы бы знали об этом».

 

 

 

Среди коллекционеров автографов «Битлз» хорошо известен тот факт, что в разгар битломании Нил Аспинал и Мэл Эванс поставили за Битлов бесчисленное количество автографов группы. Годы гастролей между 1964 и 1966 годами были самым плодовитым периодом такой деятельности. Поскольку к Нилу и Мэлу постоянно обращались поклонники с просьбами пропустить их к «Битлз», были нередки случаи, когда менеджеры исчезали за дверью костюмерной или номера гостиницы и появлялись через несколько секунд с автографами в руках. Оба настолько хорошо поднаторели в копировании подписей Битлов, что годы спустя автографы от Аспинала и Эванса всё ещё появляются на рынке как подлинные росписи участников группы. Автографы на открытке отеля в Канзас-Сити из архива Боба Бониса.

 

Карен Кац: «В средней школе Вайандотт (Канзас-Сити) мы выпускали газету «Пантограф». Нас было пятеро: Стив Крам, Джанет Барнс, Джо Родригес, Сэнди Шульц и я. Надеясь на то, что нас пропустят как представителей прессы, мы отправились на пресс-конференцию «Битлз» в отеле «Мюльбах».

В холле гостиницы мы подошли к портье, чтобы спросить, как пройти в конференц-зал. Никто из персонала этого не знал.

Поднявшись наверх чтобы разведать обстановку, мы помахали своими удостоверениями прессы перед полицейским и намеревались пройти мимо него. Но он нас остановил и сказал, что у нас должны быть оранжевые наклейки с надписью: «Битлз, Пресса». Наклейки можно было получить у господина Шауфа, предъявив ему свидетельство о рождении, так как было ограничение в 18 лет. Но всё, что у нас было с собой, это удостоверения прессы. Если у вас что-то не получается с первого раза, то надо попробовать ещё раз, что мы и сделали. Мы делали это снова и снова — но мистера Шауфа нигде не было видно.

В конце концов мы остановились возле одного из телеведущих. Внезапно в холле появился Чарльз Финли. Джо [Родригес] подошел к нему и начал объяснять нашу отчаянную ситуацию. В это время в зале уже собиралась толпа. Финли объяснил нам, что он не является организатором эту конференции, но мы были настойчивы.

«Сколько вас?» — спросил он.

«Пять», — ответила я.

«Я не могу провести вас всех. Я возьму тебя», — сказал он, указывая на меня.

Наверху я прошла через дверь в конце зала. Меня остановили, и мистер Финли сказал: «Эта девушка из «Пантографа» средней школы Вайандотта, и я думаю, что её следует пропустить как представителя газеты».

«Хорошо, — сказал мужчина, — но не вздумай кричать или делать что-нибудь подобное».

Комната с ковровым покрытием была заполнена репортерами газет, сидящих на стульях с фотокамерами в руках и в облаках сигаретного дыма. Мои руки дрожали, в комнате была необычно душно.

В помещение вошел представитель «Битлз» по связям с общественностью [Дерек Тейлор] и объяснил, как будет проходить процесс. Затем вошли Битлы. Мне казалось, что я смотрю на обложку журнала, настолько это было обалденно!»

 

 

 

Проспав допоздна в своих комнатах, «Битлз» дали пресс-конференцию на верхнем этаже отеля.

 

 

 

С Чарльзом Финли.

 

 

 

 

 

 

 

С Патти Уейнрич.

 

 

 

 

 

Дерек Тейлор: «Битлз».

(группу встречают аплодисментами)

Ринго: Мы собрались здесь сегодня…

Джордж: Как дела?

Пол: Доброго дня.

Дерек Тейлор: (обращаясь к репортерам) Когда будете готовы, поднимайте руку.

Вопрос: На фоне такого великолепного предложения на сумму 150 000 долларов, о котором несколько минут назад упомянул мистер Тейлор, планируете ли вы выступить немного дольше, чем полчаса?

Пол: (после паузы) Чрезвычайно отличное предложение.

(смех)

Вопрос: Вопрос Полу. Были ли приемы в Соединенных Штатах такими, какими вы их ожидали или на что надеялись?

Пол: На самом деле, они были даже лучше. Говорили, что они будут хорошими, но они были просто замечательными, знаете. Фантастические.

Вопрос: Что было, по отношению к приему…

Пол: Их грандиозность. Масштабность.

Джон: Размашенность.

Джордж: Объемность.

Пол: Множество разных «ностей». (пауза) Изумительно.

Вопрос: Есть ли в Америке какое-то место, которое вы хотели бы увидеть, но у вас не получилось?

Джон: Новый Орлеан — одно из них.

Женский голос: Ринго?

Ринго: (быстро и громко) Да?

(смех)

Женский голос: Вы когда-нибудь встречались с какой-нибудь поклонницей?

Ринго: Да. Встречался. (пауза) Честно.

Вопрос: Хотелось бы узнать, вы, ребята, слышите, что вы играете, когда в зале постоянно кричат, и как у вас получается выступать?

Джон: Это кажется громко для тех, кто раньше не был на концертах. Знаете, мы невосприимчивы.

 

 

 

 

Вопрос: Вы много репетируете во время турне?

Пол: Нет. Мы репетируем новые номера только тогда, когда меняем программу.

Вопрос: Вы стали законодателями моды на битловские прически. Вам нравится видеть этот стиль у других людей?

Ринго: Это вполне неплохо. Приятно. Мы всегда меняем свой стиль, когда видим кого-то ещё с таким стилем.

Вопрос: Планируете ли вы изменить свои прически?

Ринго: Не прически, только одежду. Мы не планируем менять прически. Нет.

Вопрос: Обеспокоил ли вас опрос в Британии, который показал, что группа под названием «Роллинг Стоунз»…

«Битлз»: (внезапно, шутливо) Вуу! Вуу!

(смех)

Ринго: Знаете, есть много разных опросов, и они просто выиграли один из них.

Джордж: И в прошлом году они выиграли его тоже.

Джон: Они выиграли его и в прошлом году, тот опрос. Знаете, я имею в виду, что это их опрос. (посмеиваясь) Это не имеет никакого значения.

Ринго: (шутливо) А нам принадлежит газета.

(смех)

Вопрос: Джон, недавно были сообщения о борьбе с курением. Вы сами пытаетесь бросить курить?

Джон: Нет, никогда даже не думал об этом, знаете ли. (посмеиваясь) Если приспичит, то никуда не денешься.

Вопрос: Не хотите сделать какое-либо публичное заявления об американской полиции?

«Битлз»: Нет.

Пол: Личные секретные заявления.

Джон: Во всяком случае, не когда мы выступаем.

 

 

 

 

Вопрос: Во время этого туне вы сочиняете какие-нибудь новые песни?

Пол: С того времени, как мы здесь, мы с Джоном написали пару песен.

Вопрос: Где вы это делаете? В самолете или…

Пол: Мы написали одну в Атлантик-Сити, плюс две здесь.

Вопрос: Во время этого турне, что было самым неприятным, что вызвало у вас беспокойство?

Пол: Хм.

Джон: Всё время забываю. Есть одно…

Ринго: Я думаю это то, что не смогли увидеть поклонников в аэропорту.

Пол: Чрезмерная безопасность.

Ринго: Знаете, получается так, что… Самолет садится в дальнем конце взлетного поля, а потом нас просто сажают в машину, и мы уезжаем, никого не увидев.

Джон: Стремительно.

Ринго: Так что, это их вина. Это они, не мы.

Вопрос: Джордж, что побудило вас плеснуть виски с колой в того репортера?

Джордж: Ну, это был очень противный молодой человек.

(смех)

Ринго: Уже в возрасте.

Вопрос: В каком смысле?

Джордж: Ну, ему сказали покинуть помещение, понимаете. А он упорствовал и всё подскакивал, пытаясь сфотографировать. Итак ничего не разглядеть, а тут ещё какой-то идиот перед нами сверкает вспышкой. Поэтому я подумал, что… (пауза) окрещу-ка я его.

(смех)

 

 

 

 

 

Вопрос: Предполагается, что вы будете петь ещё довольно долго, но что вы планируете делать после того, как…

Джордж: …пузырь лопнет.

Пол: Никто не строит никаких планов, но мы с Джоном, вероятно… (смеется). Ооо, у нас это каждый день, знаете ли. Мы с Джоном, вероятно, продолжим писать песни. А Джордж будет играть в баскетбол.

Джордж: Или кататься на роликах. Я ещё не решил.

(смех)

Женский голос: Ринго, покажешь нам свои седые волосы?

Ринго: Нет.

(смех)

Джон: Только если ты покажешь ему свои.

Ринго: Я ничего не испортил, понимаете. И мы на телике. Нужно хорошо выглядеть.

Вопрос: Что вы делаете в парикмахерских во время турне?

Джон: Мы там вообще не бываем.

Джордж: Мы никогда ничего там не делаем, даже когда не на гастролях.

Пол: Мы даже не думаем о них.

Вопрос: В Соединенных Штатах у вас самое высокое страховое обеспечение из всех, что у вас были?

Джон: Да, так и есть, я полагаю.

Ринго: Это так, Дерек?

Дерек Тейлор: Да.

Пол: Очень высокое.

Дерек Тейлор: Нам говорят, что это самый высокий уровень в мире.

Вопрос: Вернемся к прическам… Много ли требуется вам усилий, чтобы заботиться и ухаживать за своими волосами?

Пол: Слегка причесать.

Джон: Помыть и причесать.

Пол: Немного помыть.

Ринго: Ничего особенного.

Джордж: Никаких усилий. Мы никогда пользуемся маслом для волос, потому что получается смешно, знаете… делает меня смешным.

Пол: Всех делает смешными.

Вопрос: Пару дней назад по всему городу ходили слухи, что вы пытались забронировать номер в одном из отелей в Спрингфилде, и вам постоянно отказывали. Это правда?

Пол: Нет.

Джон: Во всяком случает, мы этого не делали, а те, кто нас отверг, ну, это их право.

Джордж: Тем более мы не собираемся в Спрингфилд.

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: Какой вопрос вы хотели бы услышать на пресс-конференции, который, вероятно, вам никто никогда не задавал?

Джон: Ни одного не могу придумать.

Ринго: Нет.

Джордж: Я думаю, что всё уже спросили.

Вопрос: Джордж, что за автомобильная авария в Лондоне?

Джордж: О, это не было большой аварией. Я просто врезался в какого-то парня и повредил фару. Но, видите ли, чем больше слухов, тем хуже повреждения. Я имею в виду, что сейчас пишут, что машина стала никуда не годной после аварии, но на самом деле это не так. Её починили за три дня.

Вопрос: Вам пришлось что-нибудь заплатить?

Джордж: Нет. Страховая компания того парня всё оплатила, потому что это было по его вине. (пауза) Я хороший водитель.

Вопрос: Интересно, вы рассматриваете такой вариант, чтобы сделать Америку своим домом? Обдумываете ли это?

«Битлз»: Нет.

Пол: Потому что Англия — наш дом, понимаете. Нам здесь нравится быть, но не жить.

(Джон насвистывает патриотическую мелодию «Правь, Британия!»)

Вопрос: Есть ли какой-нибудь другой город, который вам особенно понравился?

Джон и Ринго: Нью-Йорк.

Ринго и Пол: Голливуд.

Пол: Лос-Анджелес.

Вопрос: У вас есть любимый артист или автор?

Джон: Нам многие нравятся.

Ринго: Многие.

Пол: Американские соул-группы… (пауза) и Софи Такер.

Вопрос: Вы, джентльмены, между выступлениями играете в карты. Во что вы играете?

Пол: В «Покер».

Ринго: В «Покер» и «Сумасшедшие восьмерки».

(смех)

Ринго: Мне ещё не удалось выиграть.

Вопрос: Я хотел бы спросить Пола, как поживает его вражда с Уолтером Уинчеллом? (прим. — американский комментатор новостей в газетах и на радио)

Пол: Это не вражда, просто он простофиля, знаете ли.

(смех)

Пол: Я опустил руки, понимаете. Я с ним не разговариваю.

Вопрос: По вашему мнению, когда вас приветствуют, как много в той истерии искренности, а сколько притворства у девочек, которые вас обожают?

Джон: Тут не скажешь. Да это и не имеет значения.

Пол: Многое из того, что пишут газеты, знаете, создает впечатление, что, вероятно, там много неискреннего. Но есть и много другого, я думаю…

 

 

 

 

Вопрос: Название «Битлз», почему вы его выбрали?

Пол: Это Джон его придумал.

Джон: Я просто его придумал, понимаете. Без всякой причины, также, как вы выбираете название для чего-нибудь.

Вопрос: Джон, как твоя жена относится к тем девушкам, которые кричат и бегают за тобой?

Джон: Она знает, что они меня никогда не догонят.

(смех)

Вопрос: Пол, вам понравился отдых на Виргинских островах?

Пол: Там было славно, спасибо.

Вопрос: Я слышал, что у Ринго проблемы с горлом. Теперь все хорошо?

Ринго: Да, спасибо. Теперь всё хорошо. У меня не было никаких проблем с ним последние два месяца.

Вопрос: Вы когда-нибудь измеряли свои волосы, чтобы увидеть, у кого из вас самые длинные?

«Битлз»: Нет!

Джордж: Я думаю, что в любом случае у меня, потому что они растут у меня быстрее, чем у других.

Джон: Я обычно на втором месте.

Вопрос: Ринго, ты собираешься удалять свои миндалины? И тебе уже было сделано предложено от одной девушки, чтобы ей отдали ваши миндалины?

Ринго: Да.

(смех)

Ринго: Я их удалю. И мы получили телеграмму, но я не думаю, что отдам их ей.

Джон: Мы собираемся продать их с аукциона.

(смех)

Пол: Ооо, какая гадость.

Вопрос: Хотелось бы узнать, есть ли какая-нибудь правда в слухах о том, Джон, что ты можешь покинуть группу?

Джон: Нет, не знаю, с чего это началось. Просто где-то появился слух.

Вопрос: Вы сделали какие-нибудь новые записи с «Кэпитол», когда были в Голливуде?

Джон и Ринго: Нет.

Пол: Мы записали альбом во время концерта, но это было просто на память.

Джордж: Не для продажи.

Пол: Не для продажи. Он получился таким ужасным, поэтому.

(смех)

 

 

 

 

Вопрос: После того, как вы вернетесь домой, где у вас будет следующее турне?

Джордж: По Британии.

Ринго: У нас будет месячное турне по Британии.

Вопрос от девушки: Пол, как ты относишься к сообщениям, в которых говорится, что ты тщеславен?

Пол: (смеется) Ну да…

Ринго, Джон и Джордж: Они правы.

(смех)

Пол: (смеется) Ну спасибо, ребята.

Вопрос: Хотели ли вы что-нибудь сделать в Канзас-Сити во время вашего нахождения здесь, чего-то, на что у вас не было возможности? Что-нибудь конкретное, что вы хотели бы увидеть, или кого-то, кого вы хотели бы посетить?

Джон: Нет, не слышал ни о ком, кого мы знаем, так что…

Вопрос: Мистер Трумэн?

Джон: Не особенно, нет.

(смех)

Вопрос: Вы купили какую-нибудь одежду в Соединенных Штатах или всё, что вы носите, из Англии?

Ринго: Это американское.

Пол: Я купил четыре рубашки.

Джон: Вот! Один парень вчера на радио назвал это типичным нарядом ливерпульских докеров.

Пол: (смеется)

Джон: Я купил это в Ки-Уэсте.

Вопрос: Вы вообще носите галстук?

Джон: Я? Да, когда могу его найти.

(смех)

Вопрос от девушки: Когда всё закончится, о чём вы будете скучать больше, о поклонниках или деньгах?

(смех)

Джон: Ну, деньги у нас всё ещё будут, поэтому мы будем скучать по поклонникам. Они уйдут, а деньги останутся.

Вопрос: Я с «Верити».

Пол: Правда?

Джон: Хорошо тебе.

Вопрос: Я уверен, что с вами выступают разогревающие исполнители, но я ни у кого не могу узнать, кто они.

«Битлз»: Сегодня вечером?

Джон: Те же самые исполнители, что и всегда.

Пол: «Экситерс», Кларенс «Человек-лягушка» Генри.

Джордж: «Билл Блэк Комбо».

Джон и Джордж: Джеки ДеШеннон.

Джон: Вот и всё.

Вопрос: Выступит ли в Канзас-Сити другая английская группа «Дейв Кларк Файв».

Ринго: Мы их знаем.

(смех)

Вопрос: Как они оказались в опросе?

Джон: В каком опросе? В том…

Ринго: В «Мелоди Мейкер», вы его имеете в виду? Британский?

Пол: Они не победили, знаете ли.

Джон: Это зависит от каждой музыкальной газеты, от того, какие у них были продажи и, в некотором роде, от читателей. Поэтому голоса проходят и так и эдак почти каждый год.

Вопрос: Вы общались с Чарли Финли, когда он был в Сан-Франциско?

Джон: Мы с ним не встречались, я полагаю.

Джордж: Я встречался с ним сегодня утром.

Пол: Я встречался с ним в прошлый вечер.

Джордж: Я думаю, что Брайен Эпстайн был единственным, кто виделся с ним в Сан-Франциско.

Вопрос: Он говорит, что обожает вас, ребята.

Ринго: Правда? А мы обожаем его, надо сказать.

(смех)

Вопрос: Как вы называете своё знаменитое звучание? Рок-н-ролл?

Джон: Мы называем это рок-н-роллом, знаете ли.

Пол: В некотором роде.

Джон: Многие называют это по-разному. Но мы называем это рок-н-роллом.

Вопрос: Ринго, чем вы занимаетесь, постоянно находясь в своём гостиничном номере?

Ринго: Мы просто сидим без дела, смотрим телевизор или слушаем радио, играем в карты или занимаемся что-то подобным. Или разговариваем. Мы ведь даже разговариваем друг с другом.

(смех)

Вопрос от девушки: Сколько правительство США получает от того, что зарабатываете вы?

Ринго и Джон: Ничего!

Джон: Хе-хе-хе.

(смех)

Вопрос: А как насчет британского правительства?

Ринго: Британское правительство получает…

Джон: О, они получают много!

Ринго: Когда мы вернемся домой, у нас останется долларов десять.

Вопрос: Когда в этот раз вы приехали в Америку, вас просили снова выступить в программе Эда Салливана?

Ринго: Думаю, что да. Но я не уверен в этом.

Джон: Не уверен, что у нас есть время.

Дерек Тейлор: Э-э, да, было. Надеюсь, это произойдет когда-нибудь.

Ринго: Ну, сейчас нет времени.

Вопрос: Вы говорили ранее, что когда вы распадетесь, то двое из вас смогут продолжить, а остальные… перестанут этим заниматься. Есть ли какой-то срок, на который вы ориентируетесь, когда вы расстанетесь?»

Пол: Нет, всё, что я имел в виду, было то, что, если мы действительно расстанемся… Он спросил, когда мы расстанемся, что это должно произойти… что мы с Джоном, вероятно, продолжим писать песни. Мы не имели в виду, что будем выступать или что-нибудь подобное.

Вопрос: Как долго, по-вашему, это продлится, прежде чем произойдет распад?

Пол: Понятия не имею, правда. Это может случиться завтра, понимааете. (посмеиваясь) После Канзас-Сити.

(смех)

Вопрос: Говорят, и хотелось бы узнать, собираетесь ли вы сегодня вечером в клуб «Плейбой»?

Ринго и Джон: Нет.

Джон: Думаю, мы уедем после выступления.

Вопрос: Когда вы раньше были во Флориде, вы общались с Кассиусом Клеем и насколько хорошо вы его знаете?

Джон: Мы встречались с ним только один раз для своего рода рекламного эффекта, и в этом он справился лучше всех.

(смех)

Пол: Это организовали газеты. Они попросили нас прийти. Тем не менее он хороший парень, не так ли.

Вопрос: Вам нравится бейсбол?

Джон: Не особенно.

(во время ответа Джона журналисты шутливо занегодовали)

Пол: Оооооо. Это очень хорошая игра, мистер Финли! Очень хорошая!

(смех)

Джон: Только по телику.

Ринго: (громко) Да вы что!

Пол: (шутливо) Отличная игра!

Ринго: Нет, знаете. Вы бросаете мяч, а потом минут десять у вас есть время, чтобы покурить, потом бросаете другой мяч.

Вопрос: Это правда, что Чарли Финли попросил вас надеть бейсбольные костюмы зелено-золотого цвета?

(«Битлз» смеются)

«Битлз»: Нет!

Джордж: Это не правда. Мы бы их не надели даже за 300 000.

Вопрос: Принято ли решение о вашем следующем фильме?

Джордж: Было определено время. Я думаю, что это должно произойти в феврале следующего года, но больше ничего конкретного. Нет названия, нет сценария.

Джон: (хихикая) Нет сценария, нет ничего вообще.

Джордж: Никто ничего не готовил.

Вопрос: Кто-нибудь из вас хотел бы высказать нам какие-либо свои взгляды… Я не имею в виду познания… в отношении религии или политики?

Джон: Ну, нас это тоже не интересует.

Пол: Нет.

Ринго: Больше тут и сказать нечего.

Вопрос: Обдумываете ли вы, или планируете, что фильм будет основан на событиях всей вашей жизни? Клуб «Пещера»…

Джон: Им не отобразить такое на экране.

(смех)

Джон: (хихикая) Во всяком случае, пока.

Вопрос: Один из вас, не помню, кто именно, сказал, что вы не любите политику. Это как пиво — вам не понравился вкус. Тем не менее, когда вы были в Чикаго, вы сказали, что если бы вы голосовали за кого-то на президентских выборах, то это был бы Линдон Бэйнс Джонсон (прим. – президент США с 22 ноября 1963 по 20 января 1969)

Джон: Мы этого не говорили. Мы сказали Эйзенхауэр.

(смех)

Вопрос: А у вас в стране? Вы будете участвовать там в избирательной кампании…

Ринго: Мы не будем там голосовать. Я не очень в этом разбираюсь, но я не голосую.

Пол: Никто из нас не разбирается, знаете ли.

Ринго: Я не слежу за этим.

Джон: Если я буду знать, кто из них будет взимать наименьший налог, то буду голосовать за него.

Вопрос: В Новом Орлеане вы встречались с Фэтсом Домино. Не могли бы вы рассказать, как прошла эта встреча и что на ней было?

Джон: Э-э, «Лягушенок» Генри сказал, что он попытается договориться о встрече с ним, потому что он нам всегда нравился. И он привел его с другом…

Пол: Они нашли его…

Джон: …примерно через час в одном магазине, и сделали пару снимков для его детей.

Пол: … нашли его, покупающего продукты в магазине или что-то вроде этого.

Джон: И исполнили с ним песню.

Вопрос: Пол, правда ли, что вы потеряли водительские права, и как это произошло, если это правда?

Пол: Да, эээ, я потерял их год назад. Я только что получил их назад. Превысил скорость в три раза. Если вас поймают за превышение в три раза, то заберут права. Попался.

Ринго: Надо было быстрее ехать.

Вопрос: Почему вы хотели приехать в Новый Орлеан? Как вам город?

Джон: Ну, клубы и всё такое.

Ринго: Просто были наслышаны…

Джон: Чтобы услышать это звучание, чувак.

Вопрос: Музыку?

Пол: Да.

Ринго: Знаете, хорошие клубы и все такое.

Вопрос: Ринго, твоё мнение о Джейн Мэнсфилд?

Ринго: Зануда.

(толпа гудит и ахает при ответе Ринго)

Джон: (с шутливым неверием) Ринго!

Джордж: Поддерживаю.

Дерек Тейлор: Это слово означает просто зануда.

Джон: Это американское слово.

Вопрос: А как насчет Мами Ван Дорен? Она была…

Джордж: Мы с ней ни разу не встречались. (пауза) Её рекламный агент был не так хорош, как Джейн Мэнсфилд.

Вопрос: Как вы относитесь к тем девушкам, которые появляются в ваших гостиничных номерах, рвут на клочки ваши простыни и подбирают всё, что вы оставляете, даже окурки?

Джон: Ну, они делают это после того, как мы уезжаем. Нормально, знаете ли, если управляющий отеля не против.

Ринго: Нет, если они появляются и раздирают их на клочки, когда мы ещё спим.

(смех)

Вопрос: Учитывая всех тех девушек, что преследуют вас по всему миру, кто, возможно, самая впечатляющая женщина в мире из тех, что вы когда-либо встречали?

Джон: Мать Ринго довольно темпераментная.

(смех)

Джон: Это шутка, Элси!

Вопрос: Нравятся ли вам американские сигареты, и какие из них ваши любимые?

Джордж: (не серьезно) Да, нам нравятся американские сигареты, и мы курим с фильтром.

Пол: Ого, ого!

Джордж: Но мы не будем рекламировать сигареты, если нам не дадут бесплатно несколько миллионов.

(смех)

Вопрос: Вы вообще делаете что-нибудь бесплатно?

Джон: Да. На благотворительныех концертах. Вот и всё.

Вопрос: Я хотел бы задать вопрос Джорджу. Я слышал, что в отеле «Лафайетт» в Атлантик-Сити одна девушка взобралась на восьмой этаж по стене здания, запрыгнула в окно и захватила вас в пижаме.

Джордж: Нет, это неправда. Я слышал шум в соседней комнате, но это просто за ней бегал полицейский. А так она действительно прыгнула на Ринго.

(смех)

Джон: Помнишь? Когда эта пташка бегала по комнате.

Ринго: Это я преследовал её.

(смех)

Вопрос: Сколько было продано ваших пластинок?

Джон: Нам сказали 83 или 85.

Ринго: 85.

Вопрос: Миллионов?

Джон и Пол: Да.

Джон: Удивительно, не правда ли?

(смех)

Ринго: И мы всё ещё гастролируем.

Джон: Мы слышим их каждый день по радио.

Вопрос: Что вы делаете с деньгами, которые зарабатываете?

Джордж: Я собираюсь все деньги разменять на центы, заполнить ими комнату и погрузиться в них.

Вопрос: Просто интересно, сколько вы заработали?

Пол: Никто из нас этого ещё не знает.

Ринго: Мы пока не знаем.

Джон: Много!

Пол: Просто этим занимается наш бухгалтер, знаете ли.

Ринго: Но в данный момент мы не можем его найти.

(смех)

Вопрос: Где бы вы ни появились, везде вы получаете тонны подарков, как хороших, так и плохих. Что с ними становится потом?

Ринго: Некоторые из них отправляем в Англию. Если мы получаем торты и всякое такое, мы пытаемся заставить тех, кто занимается организацией концерта, передать их в больницы, потому что мы не можем съесть сами все эти торты.

Вопрос: Как насчет ювелирных изделий?

Ринго: Ну, у меня целый чемодан, чувак, если хочешь, присмотри, что тебе понравится.

Вопрос: Есть ли у вас какое-либо музыкальное образование?

Пол: Никто из нас не умеет читать или писать ноты.

Ринго: Мы все самоучки.

Пол: Мы все учились в школе, знаете, я имею в виду… обычное образование.

Вопрос: Кого из вас вы считаете лучшим певцом или лучшим музыкантом?

Джон: Ринго.

Ринго: Ну, я думаю, что Джон лучший.

Джон: Нет, я думаю, что ты.

Ринго: Нет, Джон.

Джордж: Мы об этом не думаем.

Ринго: Нет, я не думаю, что любой из нас очень уж хорош.

(смех)

Вопрос: Джон, писали, что ты говоришь по-немецки. Насколько свободно?

Джон: Достаточно, чтобы пройтись по Рипербану в Гамбурге.

(посмеиваясь)

Вопрос: Учитывая то, что вы много путешествуете, есть ли в мире такое место, куда бы вы хотели вернуться?

Джон: Британия.

Джордж: Англия.

Джон: Я бы хотел туда вернуться.

Вопрос: В выходные дни я читал, что вы посещаете детские больницы. Вы посещали какие-нибудь в Америке?

Ринго: Нет.

Джон: Мы никогда никого не посещали.

Вопрос: Ну, есть одно фото тебя.

Джон: Где?

Вопрос: В детской больнице.

Джон: Мы никогда не были ни в одной.

Джордж: А, было. Когда мы снимали фильм, приводили много сирот, чтобы они нас увидели.

Пол: Это было на Пасху.

Ринго: Мы туда не ходили. Они…

Пол: Обычно у нас нет на это времени.

Джордж: Я посетил одну больницу, я думаю, давным-давно. И какая-то девушка поехала автостопом.

Пол: А, да.

Джон: Да, верно.

Джордж: И кто-то ударил её ножом.

Джон: Это так, да. Это правда.

Вопрос: Как вы находите время на общественные мероприятия во время поездок по миру?

Джордж: Когда мы не гастролируем. Мы не гастролируем всё время.

Ринго: Мы не гастролируем весь год.

Джон: Мы гастролируем около полугода.

Вопрос: Будучи кумирами довольно впечатлительной молодежи, вы когда-нибудь чувствовали ответственность перед ними?

Джон и Ринго: Нет.

Джон: Только по отношению к прессе. Это единственный раз, когда мы были осторожны.

Вопрос: В Англии вас так же тщательно охраняют, как и здесь?

Джон и Ринго: Во время гастролей.

Ринго: Когда мы не в турне, нас просто оставляют в покое.

Вопрос: Ваше мнение об американской прессе?

Пол: Она довольно честная.

Ринго: Вся хорошая.

Джон: (шутливо) Кроме вас!

Ринго и Пол: (хихикает) Кроме вас.

Джон: (хихикая) Не могу вас больше терпеть.

(смех)

Вопрос от девушки: Пол, я видела фотографию вашего отца и заметила, что у него редеют волосы.

Пол: Угу.

Ринго: Но ему 65 лет, чего вы ожидаете!

(смех)

Вопрос от девушки: Когда у вас начнут редеть волосы, что вы будете делать?

Пол: (смеется) Позволю им редеть, знаете ли.

Джордж: Отращу бороду.

 

 

 

 

Карен Кац: «Я продвинулась вперед и встала напротив «Битлз». «Ринго, — спросила я, — что ты будешь делать, если сегодня вечером пойдет дождь, а у тебя тонзиллит?» Он не знал, но за 150 тысяч долларов [столько «Битлз» получили за этот концерт] тонзиллит разве помеха? Затем один из фотографов предложил мне сфотографироваться с ними. В оцепенении я подошла к Ринго и потянула за рукав его пиджака. Он обнял меня! Я улыбнулась, блеснула вспышка и поняла, что стала частью обложки этого живого журнала!»

 

Кен Уайт (репортер газеты «Индепенденс Экзаминер»): «Утром 17 сентября 1964 года я ещё не был поклонником «Битлз». Однако газета «Индепенденс Экзаминер», в которой я работал, направила меня освещать пресс-конференцию с «Битлз» в отеле «Мюлебах». В тот вечер они выступали на старом муниципальном стадионе в Канзас-Сити.

На пресс-конференции мы с Джоном Ленноном поговорили о предстоящем концерте. Леннон спроси меня, буду ли я там. Я сказал ему, что у меня есть две маленькие дочери, которые были их поклонницами, поэтому он позаботился о том, чтобы я привел их на концерт».

 

Мэрги Мэннинг: «Мне было тогда 16 лет. Мне не удалось попасть на концерт, но я до них дотронулась! Это было в гараже под Бэрни Эллис Плаза. Я заметила лимузин, который готовился выезжать. Я смогла протянуть руку и дотронуться до левой руки Пола Маккартни. На заднем сиденье лимузина сидел Ринго. Я постучала по стеклу, он повернулся в мою сторону и подмигнул. Это всё ещё одно из моих самых ярких воспоминаний в жизни».

 

Сюзанна Колбер: «Они сели в лимузин и проехали рядом с нами на расстоянии не более 10 метров. Пол сидел у окна и фотографировал. Я была уверена, что он сфотографировал и меня и однажды вернется в Канзас-Сити, чтобы найти эту прекрасную поклонницу!

На следующий день после концерта я пробралсь в «Мюлебах», и, хотя в комнате было уже убрано, взяла спички, шампунь, обувной крем и тому подобное. А ещё я поцеловала ручку двери, потому что Пол её касался».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на муниципальном стадионе Канзас-Сити».

 

 

 

 

 

 

Чак Хэддикс (директор архива Университета Миссури-Канзас-Сити): «Концерт проходил на бейсбольном стадионе, что в то время было необычно для концертов».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Возле стадиона дежурило около 350 полицейских».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Первоначально предполагалось, что это будет выходной день».

 

Пол: «Наши выходные были священными. Если вы посмотрите на наше расписание 1964 года, вы поймете, почему. До недавнего времени я не осознавал, что у нас был целый год работы. К тому времени, когда мы добрались до Канзас-Сити, нам, вероятно, понадобился выходной. Я не помню, чтобы мы поссорились с Брайеном из-за того, что он хотел, чтобы мы поработали в свой выходной день».

 

Кен Уайт (репортер газеты «Индепенденс Экзаминер»): «У группы должен был быть выходной день после концерта в Новом Орлеане, но предложение Чарльза О. Финли в размере 150 000 долларов привело их в Канзас-Сити. Финли был владельцем бейсбольной команды высшей лиги Канзас-Сити и пообещал своей дочери, которая была поклонницей «Битлз», привезти их в город».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Увидев, какой приём был оказан группе в других городах страны, состоятельный промоутер Чарльз Финли обратился к Брайену Эпстайну с предложением заплатить 100 000 долларов за выступление Канзас-Сити. Брайен спросил у «Битлз», не возражают ли они против такого предложения, но они, даже не подняв глаз, ответили: «Делай как хочешь, Брайен». И Брайен отклонил предложение Финли несмотря на то, что в то время это была огромная сумма. Но Финли был уверен, что Канзас-Сити должен увидеть «Битлз». Он предложил 150 000 долларов, что было самой большой суммой из всех, что когда-либо получал какой-либо американский артист, но почти гарантировало убытки для самого Финли».

 

Чарльз О. Финли: «Я не собирался заработать на этом концерте, но я хотел, чтобы поклонники «Битлз» в Канзас-Сити смогли насладиться их концертом».

 

Эрни Мел (спортивный редактор газеты «Стар»): «Финли встретился с прессой в своём гостиничном номере. Во время встречи он сказал, что участвовал в конкурсе на этот дополнительный концерт с пятью другими городами, каждый из которых предлагал по 125 000 долларов. «Вы только что нанесли 2-х базовый удар», — сказали мы ему. Кстати, в офисе Финли придумали лозунг «Сегодняшние фанаты Битлз — это завтрашние фанаты бейсбола».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Сам Чарльз Финли не стал появляться на концерте».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Стадион на 41 000 мест был заполнен только наполовину, так как было продано только 20 280 билетов».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Численность зрителей составляла 20 207 человек, что было чуть более половины вместимости муниципального стадиона на 35 000 мест».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Стоимость билетов составляла от двух до восьми с половиной долларов».

 

Кен Уайт (репортер газеты «Индепенденс Экзаминер»): «Цены на билеты были невероятными. Они варьировались в цене от 2 до 8,50 долларов».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Между сценой и местами, стоимостью в восемь с половиной долларов, размещенными на поле, был установлен двухметровый забор из сетки рабицы. Места на трибунах стадиона обошлись зрителям в шесть долларов пятьдесят центов. Остальные места первоначально продавались по четыре доллара пятьдесят центов, потом стоимость таких билетов была снижена до двух долларов».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В итоге Чарльз Финли потерял от 50 000 до 100 000 долларов. Несмотря на это, он пожертвовал еще 25 000 долларов Госпиталю милосердия».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Пэт Фрайди – менеджер Чарльза Финли, передал чек на 25 000 долларов в Детскую больницу милосердия, хотя с концерта не было никакой прибыли».

 

Чарльз Финли: «Я не считаю это убытком. «Битлз» приехали сюда на радость нашей молодежи, и они увидели их прошлым вечером. Я рад этому. Госпиталь милосердия получил 25 000 долларов. Больница в выигрыше, и я получил большую выигрыш, видя детей и больницу в выигрыше».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Один из официальных лиц стадиона сказал, что необходимо было продать 28 000 билетов, чтобы добиться безубыточности».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Для безубыточности этого мероприятия нужно было продать приблизительно 28 000 билетов».

 

Сэвил Роу: «То, что стадион не был заполнен полностью, было следствием плохого отношения жителей Канзас-Сити к Чарльзу О. Финли. С 1960 года он был владельцем бейсбольной команды Канзас-Сити, и чтобы привлечь зрителей на стадион использовал разные уловки. Он одел команду в безвкусную зелено-золотую форму, он доплачивал игрокам, если они выходили на поле с длинными усами, он выпускал на край газона овец во время игр и использовал механического кролика для доставки мячей судьям. Таким образом, негодование города по отношению к Финли, вероятно, привело к низким продажам билетов на этот концерт».

 

«Дейли Телеграф» (2008 г.): «Концерт «Битлз» в Канзас-Сити прошел при весьма «странных» обстоятельствах. Дело в том, что в городе назрел конфликт с неким Чарльзом Финли, владельцем бейсбольной команды. Поэтому концерт проводился не на бейсбольном стадионе, а на такой относительно небольшой площадке как муниципальный стадион. Сюда еще следует прибавить бойкот местной прессы любым мероприятиям (в том числе и концерту группы «Битлз»), которая таким образом выразила свое несогласие с политикой мистера Финли. Вот почему билеты на концерт были распроданы всего лишь на половину, а на выступление «Битлз» практически не пришло никого из репортеров».

 

Эрни Мел (спортивный редактор газеты «Стар»): «Помимо 150 000 долларов необходимо добавить аренду стадиона, стоимость билетов, оплату сотрудников стадиона и множество других так называемых дополнительных расходов».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Хотя не все из 41 000 мест были заполнены, всё равно это было значительное количество зрителей, одно из самых больших в их американском турне. Толпу от сцены отделяли Сто полицейских».

 

Кларенс Келли (глава полицейского управления): «Концерту «Битлз» я бы предпочел вторжение с Марса».

 

Газета «Канзас-Сити Стар», 18 сентября 1964: «Пятеро мужчин, которые, по словам полиции, продавали на стадионе значки «Битлз» и вымпелы, были арестованы и обвинены в том, что не имеют лицензии на торговлю. Сегодня трое из них в муниципальном суде были освобождены от ответственности на основании признания их невиновными. Два других были оштрафованы на 20 долларов каждый».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Четырнадцатилетняя Скарлет Петерсон из Топека сидела в первом ряду, сняв обувь. На груди у неё был значок, на котором было написано: «Я люблю Пола». Зачем нужен этот значок? «Потому что Пол левша, как и я. Он играет на бас-гитаре, у него карие глаза и темные волосы». Пальчиками с голубыми ногтями она откинула назад прядь своих светлых волос. «Вам придется освободить эти места, девочки», — сказала женщина. — «Это наши места». Скарлетт и её подруги ушли без обид.

Девочкой, чьё место в первом ряду они заняли, была пятнадцатилетняя Тина Митчелл, президент клуба поклонников «Битлз» Канзас-Сити. Её подруга, четырнадцатилетняя Вики Муси, после окончания пресс-конференции подобрала окурок, который оставил Пол Маккартни. Что она собирается с ним делать? «Я собираюсь поместить его в рамку вместе с мармеладными драже, на которые Джон наступил в Денвере, когда я их там видела». Это была жёлтая конфетка и окурок с фильтром.

Перед выходом «Битлз» на сцену зрителей несколько раз предупредили, что все должны оставаться на своих местах, иначе концерт будет остановлен».

 

Кен Уайт (репортер газеты «Индепенденс Экзаминер»): «Вечером, когда мои дочери сидели в первом ряду в ожидании появления «Битлз» на сцене, я с фотоаппаратом в руках стоял возле выхода, когда Потрясающая Четверка начала выходить на сцену. Леннон увидел меня и сказал: «Если хочешь сделать хорошие снимки, подойди сюда». Он указал на место возле передней части сцены».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Когда ведущий объявил: «Битлз!», и четыре британских певца выскочили на сцену, стадион огласился дружным криком, и арена озарилась сотнями фотовспышек. Крики продолжались снова и снова. Битлы, весёлые и небрежно-развязные, взяли несколько пробных гитарных аккордов, произнесли в микрофоны «Ага» и «Привет» и без какой-либо паузы начали исполнять песню под названием «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Крик 20 280 зрителей достиг пугающей интенсивности. В первом ряду какой-то мужчина с дымящейся сигарой закрыл уши руками и выпустил облако дыма».

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Сохранилась видеозапись телевидения Соединенных Штатов, запечатлевших несколько фрагментов их выступления в Канзас-Сити».

 

«Дейли Телеграф» (2008 г.): «Обнаружена любительская запись концерта «Битлз» 1964 года. 44 года ждала своего звездного часа единственная запись концерта «Битлз» в городе Канзас-Сити. Этот цветной 2-х минутный видеоролик был снят 15-летним поклонником ливерпульской четверки Дрю Диммелом, который присутствовал на выступлении и попросил знакомого журналиста снять Битлов на свою 8-миллиметровую камеру из пресс-зоны. Вскоре Диммел забыл о существовании записи и нашел её лишь в 2008 году, разбирая старые вещи в доме своих родителей. Первоначально он оценивал пленку в шесть тысяч фунтов стерлингов».

 

Дрю Диммел: «Когда я услышал по местной музыкальной радиостанции объявление о предстоящем концерте, я купил 2 билета — для себя и для своего младшего брата. Мне было 15, а ему 12 лет. Билеты мне обошлись в 6,5 доллара. В тот вечер я попросил у своего отца новую цветную 8-мм кинокамеру. На концерт «Битлз» пришло около 20 тысяч человек. Я собирался встать прямо перед сценой, чтобы снимать концерт. Но когда выключили свет, полицейский попросил нас занять свои места. Меня узнал один местный репортер, который был другом моего отца, и сказал, что мог бы попробовать поснимать на камеру из пресс-зоны.

На следующий день я отнес пленку [с записью кнцерта] в фотолабораторию, заплатив 4 доллара за ее обработку. Когда я ее получил, то отправился прямиком домой, чтобы убедиться, что на видео есть кадры с «Битлз». А потом я положил пленку в ящик комода. И вот прошло почти полвека с тех пор — два месяца назад, разбирая старые вещи родителей, я обнаружил эту запись».

 

Дэвид Уитакер: «В то время я был учащимся колледжа Рокхерста, где нам дали бесплатные билеты. Мы сидели в первом ряду верхнего яруса стадиона и смотрели, чтобы никто не упал или не прыгнул вниз. Когда «Битлз» вышли на сцену, мне показалось, что ад вырвался на свободу. Мы изо всех сил пытались заставить некоторых девушек прынуть вниз, чтобы потом их спасти, но никто на это не клюнул».

 

Рон Джонс: «Я был на этом концерте. Их нельзя было расслышать с первой же песни, это то, что я помню. Крики были такими громкими, что никакой музыки не было слышно».

 

 

 

 

Кен Уайт (репортер газеты «Индепенденс Экзаминер»): «Пока мои дочери, как и тысячи других подростков, падали в обморок и кричали во время выступления группы, я фотографировал. Я снял только один рулон пленки, но позже мне хотелось, чтобы я снял 20 рулонов».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Во время концерта в Канзас-Сити теннисная туфля просвистел около моего уха и упала на сцену. Через мгновение мимо пролетела ещё одна. Я оглянулся по сторонам и в двух рядах позади себя увидел девушку с веснусчатым лицом. Ей было не больше тринадцати лет. Казалось, что она были в трансе. Босая, она стояла на сиденье, её рот застыл в крике, который звучал как вой воздушной сирены».

 

Дон: «Я сидел в первом ряду с подругой. С нами была моя мачеха. Мой папа был менеджером на радиостанции «Даблви-Эйч-Би». Я помню девочку позади нас, которая непрерывно кричала «Погнали, Ринго! Погнали, Ринго!». В какой-то момент времени мачеха повернулась к ней и возмущённо спросила: «Куда ему нужно погнать?» После этого она прекратила кричать, но это не имело значения, потому что шум был настолько громким, что никто не мог расслышать группу».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Во время концерта многие из полицейских, стоявших возле ограждения перед акустическими колонками, заткнули свои уши ватой».

 

Бекки: «Рядом с нами сидела пара подростков — парень с девушкой, которую неудержимо трясло. Парень посадил её на колени в надежде успокоить. Это не сработало. Тогда он решил дать ей сигарету, но она была настолько возбуждена, что просто съела сигарету».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В ознаменование необычности этого концерта «Битлз» добавили в свою программу песню «Канзас-Сити / Эй-Эй-Эй!» (Kansas City / Hey, Hey, Hey, Hey!), которая пришлась по душе местным поклонникам».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Гарри Ф.Розенталь (газета «Сэлайн Джернал», 18 сентября 1964): «В четверг вечером Битлы находились настолько далеко от аудитории, что с расстояния выглядели как черные, постоянно двигающиеся червяки в освещенной коробке. Но мост любви, незаметный для взрослых, приблизил их к каждой из тысяч девушек, вопящих от того удовольствия, что они присутствуют рядом. Звук, похожий на тысячу заводских гудков, накрывал зал каждый раз, когда Пол Маккартни тряс своей косматой головой.

Когда Джон Леннон произнес: «Я должен вам сказать то, что вас огорчит», десять тысяч рук взметнулись ввысь в сладком экстазе, заполнившим в этот миг сознание подростков.

Взмах барабанных палочек Ринго Старра заставил большинство присутствующих в зале вскочить со своих мест.

Удивительно, что ещё было возможно расслышать этих певцов. Это был невероятный вечер, но из-за предпринятых жестких мер безопасности, никто не пострадал».

 

Кен Уайт (репортер газеты «Индепенденс Экзаминер»): «Группа играла 31 минуту. За каждую минуту своего выступления они получали более 4500 долларов, что в то время было рекордом для одного концерта».

 

Стив Меллон («Питтсбург Пост-Газетт», 2014): «В Канзас-Сити «Битлз» играли чуть больше получаса и за каждую минуту зарабатывали почти 5000 долларов – стоимость автомобиля «Кадиллак Девиль».

 

Гарри Ф.Розенталь (газета «Сэлайн Джернал», 18 сентября 1964): «В финансовом плане, с учетом 20 280 зрителей, концерт не был успешным. Чарльз О. Финли, который заплатил квартету 150 000 долларов за 31-минутное выступление, рассчитывал на то, что будет занято 40 000 мест на стадионе, который обычно бывает ещё более пустым. Места на игровом поле по 8,50 долларов, перед этим смоченные дождем, были почти заполнены, но самые дешевые на трибунах были почти все пустые. С дальних рядов практически невозможно было различить кого-либо на сцене.

Представитель стадиона «Атлетикс» оценил выручку в 100 000 долларов. При этом 20 000 – это затраты на организацию концерта, и ещё 25 000 долларов Финли пообещал пожертвовать детской благотворительной больнице».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «Выручка от проданных билетов составила более чем 100 000 долларов, но это было значительно меньше безубыточных 150 000 долларов.

Во время концерта никто не пострадал. Не было ни давки, ни сокрушительных инцидентов.

Чарльз Финли сказал, что он был в восторге от концерта и что он считает достойным похвалы поведение подростков в Канзас-Сити. Он высоко оценил работу полиции, а также студентов Университета Миссури в Канзас-Сити и колледжа «Рокхерст», которые выступали в роли билетёров.

В течение всего концерта зрители не покидали своих мест. Группа играла в течение 31 минуты исполнив, возможно, 12 песен, и только когда они покинули сцену, крики стихли, перейдя в печальный стон. Потом девочки начали плакать. «Они уехали, уехали, — причитала какая-то девушка, — я больше никогда их не увижу».

Группа покинула стадион в 21:15. Когда «Битлз» уезжали со стадиона в черном лимузине, группа из нескольких сотен девушек бросилась к полицейскому оцеплению. Они кричали на прощание и размахивали руками. Один из Битлов в ​​заднем окне автомобиля махнул им рукой, и машина ускорила своё движение.

Это событие оставило некоторых из поклонниц «Битлз» в состоянии эмоционального опустошения. Когда группа покинула стадион, на трибунах всё ещё оставались обессиленные девушки. Они плакали. Почему? «Потому что они просто уехали и ничего не сказали», — объяснила одна из девушек, утирая глаза. — «А теперь они уехали навсегда».

«Ну, они приедут ещё раз», — сказал полицейский.

«Какое тебе дело?» — заплакала девушка. — «Ты был там у самой сцены и тебе было всё равно, а я была здесь далеко, и я даже не смогла приблизиться к ним».

Одна из девушек шла со стадиона, и на одной её ноге не было обуви. Почему? «Потому что когда они выступали, я вдруг обнаружила, что держу в руке свою туфлю».

 

Кен Уайт (репортер газеты «Индепенденс Экзаминер»): «В тот вечер после пресс-конференции и концерта я стал поклонником группы».

 

Газета «Канзас-Сити Стар», 18 сентября 1964: «Вчера одна девушка позвонила в отель и спросила, сохранит ли отель ванну, в которой купались Пол, Джордж, Ринго и Джон. Предположительно они пользовались ванной в промежутке времени между 2 часами утреннего приезда и их отъездом вчера вечером. По заявлению отеля ванна, безусловно, будет сохранена. Она находится в пентхаусе стоимостью 100 долларов в день, и любой желающий может заплатить за номер».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После того, как «Битлз» съехали, «Мюлебах» продали одному мужчине из Чикаго за 750 долларов постельное белье группы — 16 простыней и восемь наволочек. Как и в Детройте несколькими днями ранее, их нарезали на мелкие кусочки и превратили в сувениры».

 

Газета «Сэлайн Джернал», 18 сентября 1964: «Канзас-Сити. Кровати в отеле, на которых спали «Битлз» во время своего пребывания, были проданы за 750 долларов. Администрация отеля «Мюлебах», в котором квартет пробыл менее суток, заявила, что покупателем был Лоренс Ейнборн, который оформил покупку вчера вечером. Как оказалось, целью покупателя было желание получить 16 простыней и 8 наволочек. Также его интересовали те предметы из гостиницы, которыми пользовались или к ктороым прикасались Битлы во время проживания в отеле».

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Когда они покинули город, простыни, на которых они спали в отеле, сняли с постелей при свидетелях и продали представителям чикагской радиостудии «УБКБ». Эти простыни купили два чикагских бизнес­мена, заплатив за штуку по 375 фунтов. Они разрезали их на 160 000 квадратиков величиной в квадратный дюйм, наклеили на сертификаты, удостоверявшие, с какой кровати взят этот лоскуток, и кто из «Битлз» на ней спал, и продали каждую тряпочку за доллар».

 

Газета «Канзас-Сити Стар», 18 сентября 1964: «Их песня закончилась, но эхо продолжается. В первый безмятежный день после «Битлз» новые невероятности добавляются к потоку народных легенд. Мятое постельное белье, которое было использовано Битлами во время их однодневного пребывания в Канзас-Сити — 16 простыней и восемь наволочек, было продано за 750 долларов. Сегодня официальные лица отеля «Мюлебах» подтвердили сделку между отелем и человеком по имени Лоуренс Эйнхорн из Чикаго.

Как рассказал представитель отеля, вчера, ещё до того, как «Битлз» уехали в Даллас, им позвонил Эйнхорн и предложил купить использованное белье. Его чек на 750 долларов должен был быть отправлен по почте вчера вечером из Чикаго. Других предложений о покупке не было».

 

 

 

Кусочек коврового покрытия, на который ступала нога Битла.

 

Кен Уайт (репортер газеты «Индепенденс Экзаминер»): «Позже я позвонил Финли и спросил его, что он думает о концерте. Он сказал: «Это были хорошо потраченные деньги».

 

Роберт К. Сэнфорд (газета «Монинг Канзас-Сити Таймс», 18 сентября 1964 г.): «В 23:13 их самолет взлетел, чтобы направиться в Даллас».

 

 

 

Документы по налогообложению первого турне «Битлз» по Соединенным Штатам, с подписями трех участников группы и Брайена Эпстайна: Казначейство Соединенных Штатов, по генеральной доверенности Уолтера Хофера, представляющего каждого из участников группы в отношении Подоходных налогов 1964 года. Четыре экземпляра, каждый из которых подписан одним из участников группы, исправлен, подписан, датирован и заверен нотариусом Томасом Леви, [Канзас-Сити, Миссури] 17 сентября 1964 года. Соглашение об условном депонировании (прим. — способ обеспечения исполнения обязательств и проведения расчетов) на сумму 328 271,25 долларов для обеспечения уплаты налоговых обязательств от «НЕМС» и «Битлз».

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)