Выступление в городском зале Кливленда, штат Огайо

15 сентября 1964 г.

 

 

 

Журнал «ВОГ», 15 сентября 1964: «Британская красота: новая уверенность это улавливает. Образ наших девушек сегодня привлекателен для всего мира. Влияние, которое сперва пришло из Голливуда, потом с «Левого берега» (прим. – артистический район Парижа) при участии [Бриджит] Бордо, потом из итальянских фильмов, теперь же английские девушки не только обладают решимостью оставаться собой, но и могут с удовольствием видеть, как другие копируют их. Наши модели – Джин Шримптон, Силия Хэммонд, Таня Мале – об этих трех именах с восторгом говорят в Нью-Йорке.

Список молодых актрис, которые все больше и больше пользуются спросом (такие, как Хейли Мейлз, Сара Майлз, Сюзанна Йорк, Саманта Эггар), растет с каждым месяцем (американский журнал «Вог» пишет: «Мечтательные взоры из Лондона, где озорной, романтичный, все возрастающий дух моды перемещается в центр Британии»). Эта новая уверенность в себе захватывает.

Нет ничего успешнее успеха, и, бесспорно, что уверенность в себе – это самый важный компонет привлекательной внешности, это так же, как быть Битлом или Стоунзом, или дизайнером, как Мэри Куант или Джеральд Маккан.

На прошлых крупных конкурсах красоты англичанки были, подобно героиням Дейзи Эшфорд, «хорошенькими на лицо», но часто они не могли понравиться жюри из-за сутулых плеч или плоской груди. Теперь, почти любая девушка, наслаждающаяся праздничным успехом на Средиземноморье, может подойти на роль спутницы Джеймса Бонда длиной своих ног и красотой своего тела. Нельзя сказать, что они подобны нарциссу в своей обретенной привлекательности. Но если они выходят в свет, они становятся щепетильными во всех деталях своей косметики. Они накладывают тени, используя увеличительные зеркала; они скурпулезно подбирают перламутр для своих ногтей; они пробуют все новые духи, чтобы найти единственно подходящий. Они заслуживают внимания.

Джейн Эшер больше, чем подруга Битла Пола Маккартни и сестра Питера. Она вторая половина Гордонов. К своим восемнадцати годам её ясное личико просияло в дюжине кино- и телефильмов. На вопрос, как бы она описала свою внешность, она ответила: «Я не смогу». После настойчивой просьбы она добавила: «Хотя я ненавижу фантазировть, это могла бы быть Алиса в стране чудес». Её внешность остается такой же, какой она была до «Битлз». У нее потрясающие волосы – очень прямые, длинные, насыщенного рыжего цвета. Она носит естественную прическу, но моет их вересковым шампунем для сухих волос и, время от времени посещает «Видал Сассун», чтобы подравнять кончики волос. У нее также есть коричневый парик, более прямой и короткий, чем её собственные волосы. Её проблема – кожа, такая светлая и тонкая, что пяти минут на солнце ей более чем достаточно. Её веснушки не исчезают даже зимой, и найденный ею крем «Макс Фактор» помогает сохранить цвет лица. Она предпочитает косметику для глаз «Лейчнер», не пользуется тенями, но любит тушь. В настоящее время она не использует губную помаду».

 

 

 

Кливленд 1964 г.

 

 

 

 

Джордж Шабэ (фотограф): «Было раннее утро. Я вошел в лифт. Появился Ринго в споровождении полицейского. Ринго посмотрел на меня, и я говорю: «Привет, Ринго». Мы разговорились на тему фотокамер. Он сказал, что он любитель снимать, и что он пользуется 35-милиметровой фотокамерой. Мы беседовали, наверное, минут пять, пока спускались в служебном лифте.

Нас сблизил интерес к фотографии. Мы беседовали о фотокамерах. Он спросил меня, есть ли у меня 35-миллиметровка. Я ответил утвердительно. Я сказал ему, какая у меня была фотокамера. Он спросил: «Ты собираешься её использовать во время концерта?». Я ответил: «Нет, я снимаю на 2 1\4 дюйма». Это такой формат 2 1\4 дюйма на 2 1\4 дюйма. Катушечная фотопленка на 12 кадров.

В тот раз Ринго вышел, чтобы посмотреть на город. Он был как турист. У него появился шанс ночью увидеть Кливленд. Он был очень естественный. Я не очень хорошо его понимал, не знаю, как это точно называется, его акцент кокни – какой-нибудь ливерпульский акцент. Было немного трудно его понять. Но разговаривать с ним было приятно».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «К счастью, четыре часа прошли быстро. В десять я вышел из эфира и вернулся к «Битлз». Это все ещё казалось нереальным. Была запланирована пресс-конференция, и я не хотел её пропустить.

Пока мы ждали, когда проснутся «Битлз» (они спали допоздна), всё это время мы просто слонялись по номерам, общаясь с Брайеном Эпстайном, дорожными менеджерами и с некоторыми из так называемых поклонниц, которые попадались нам время от времени. Прошло уже много часов, как я не разговаривал с женой, поэтому я решил ей позвонить и сообщить, что происходит, пока «Битлз» всё ещё спят. Моя жена Джинни обрадовалась, узнав, что я жив и здоров. Она следила за событиями по радио, телевидению и получала информацию от других по телефону. В тот вечер она собиралась на концерт вместе с моим братом Биллом, его женой, дочерью и двумя её подружками. Закончив телефонный разговор, я увидел, что некоторые из «Битлз» (Пол и Ринго) уже встали и оделись. Мы все начали запускать бумажные самолетики из окна гостиничного номера на радость тысячам подростков, столпившимся вокруг отеля и заполнившими площадь возле него. Потом к нам присоединились Джон с Джорджем. Интересно, знали ли кто-нибудь из подростков, что некоторые из самолетиков, которые они, возможно, поймали и потом выбросили, были на самом деле созданы и запушены их любимой четверкой!»

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда «Битлз» появились в окне отеля и помахали рукой, поклонники, находящиеся на площади перед отелем, смяли полицейский кордон. Возле отеля скорость движения транспорта была ограничена одной милей в час, на тот случай, если хлынут поклонники, но час пик прошел без особых заторов.

Возле отеля на тротуаре одна девушка потеряла сознание, но сразу же пришла в себя, чтобы сказать, что, по её мнению, ближайшая станция скорой помощи находится в отеле».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «15 сентября в Кливленде Дерек Тейлор зашел в мой номер в отеле «Шератон» и сказал, что Брайен Эпстайн хочет со мной поговорить. Я подумал, что это немного необычно. Хотя Брайен был с группой на протяжении всего турне, как правило он держался в стороне. К моему удивлению он оказался довольно застенчивым и редко беседовал с кем-нибудь из пресс-корпуса.

В своем люксе Эпстайн предложил мне джин с тоником и сразу перешел к делу. На следующий день мы направлялись в Новый Орлеан, и Эпстайн сказал, что он знает, что я тоже еврей. Он спросил, могу ли я сделать ему одолжение и получить для него пригласительный билет на богослужение Йом Кипур, которое должно было состояться на следующий день в местной синагоге (прим. — Йом-Киппур – самый важный в иудаизме религиозный праздник).

Эпстайн рассказал мне, что он родился в день Йом-Киппур (19 сентября 1934 года) и, хотя он не был очень религиозным, знал, что посещение синагоги в День Искупления обрадует его родителей в Ливерпуле. В 1964-м Йом-Киппур был 16 сентября. Я сказал, что буду счастлив сделать это, и что я хотел бы пойти с ним. Я позвонил в местную консервативную синагогу, сказал, что приезжаю из Лондона, и они согласились оставить на входе два пригласительных билета на моё имя. Я не стал говорить, что второй билет был для известного менеджера «Битлз».

Во время нашей беседы в Кливленде Эпстайн немного раскрылся и рассказал мне, что он, как и я, служил в британской армии в рамках обязательного призыва. Мы оба согласились, что это чертовски пустая трата времени, и он сказал, что ненавидит это, потому что военная служба изнурительная и крайне скучная».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «В то время, когда они встали, а мы все готовились к пресс-конференции, именно тогда Битлы стали членами «Коммандос императора Джо». В Соединенных Штатах на большинстве крупных радиостанции были свои «Императоры». Начало этому положил в Лос-Анджелесе диск-жокей по имени Боб Хадсон (прим. – Боб Хадсон начал свою работу в «Кей-Эр-Эл-Эй» в марте 1963 года. Его эфирный позывной с «Прекрасного Боба» с течением времени превратился в «Император Хадсон»).

В Кливленде таким «императором» был я, поэтому «Даблви-Эйч-Кей» напечатала соответствующие официальные членские билеты и сертификаты. На веселой церемонии я вручил эти членские билеты Джорджу, Джону, Полу и Ринго. Каждому свой. Это вызвало у ребят много смеха и комментариев.

Ещё я помню тысячи плюшевых игрушек, которые мне передали поклонники, чтобы я подарил их «Битлз». Они находились как на радиостанции, так и у меня дома. В общей сложности для их перевозки потребовалось два автомобиля-универсала, и я проследил за тем, чтобы их доставили в гостиничный номер и костюмерную. Некоторые из наиболее крупных и необычных на мой взгдяд, были отправлены в их гостиничный номер. Они им понравились, но они не могли взять их с собой. Жаль, потому что некоторые из них были очень большими и дорогими мягкими игрушками, которые поклонники купили специально для них. Я уверен, что они взяли с собой три или четыре игрушки, но я не помню, какие именно».

 

Дороти Ренкер: «Во вторник вечером я была в метре от «Битлз», и у меня есть восемь фотографий, чтобы это доказать. Комната в отеле «Шератон-Кливленд», где состоялась пресс-конференция, организованная радиостанцией «Даблви-Эйч-Кей», была заполнена до отказа».

 

Шэрон Роббинс: «Я выиграла конкурс газеты «Плейн Дилер» и получила возможность выступить в качестве репортера-подростка во время пресс-конференции «Битлз». Это мероприятие было только для подростков, поэтому Йен Меллоу, штатный репортер «Плейн Дилер», не был допущен на эту пресс-конференцию, так как она была закрыта для взрослых. Но Бобу Куинлэну, фотографу газеты, разрешили сфотографировать меня с «Битлз», точнее, с одним из них.

Пресс-конференция состоялась в одной из комнат отеля «Шератон-Кливленд». Она была организована таким образом, чтобы победители конкурса, организованного радиостанцией «Даблви-Эйч-Кей», смогли пообщаться с «Битлз». Я чуть не пропустила пресс-конференцию, потому что у какого-то сотрудника «Даблви-Эйч-Кей» не было моего имени в списке, или он не мог его найти. В это время все ждали диск-жокеев, которые проводили конференцию. Один из них узнал меня, и я прошла в комнату. Там нам сказали, что, если кто-то просто выдохнет воздух, не говоря уже о том, что закричит, будет выведен из комнаты. Так что мы сидели очень тихо».

 

Дороти Ренкер: «Перед появлением «Битлз» Дерек Тейлор установил правила для представителей средств массовой информации. Многих из присутствующих он раздражал своей невыразительной манерой».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Наступило время для пресс-конференции. Мы, диск-жокеи из «Даблви-Эйч-Кей», спустились в выделенную для этого комнату. На ней должна была присутствовать очень небольшая аудитория, состоящая из подростков, представляющих школьные газеты, а также из репортеров ежедневных и еженедельных газет Кливленда и Северо-Восточного Огайо. Сначала в комнату вошли все мы, а потом уже, казалось, после целой вечности ожидания, появились «Битлз». Фотографировать было разрешено, поэтому сразу же защелкали фотокамеры. Там также было несколько профессиональных фотографов, и некоторые из фотографий появлялись потом в кливлендских газетах «Плейн Дилер» и «Пресс».

 

Шэрон Роббинс: «Потом вошли «Битлз», пожали руки, и сели на четыре стула прямо перед нами».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Выступление «Битлз» в Кливленде было организовано радиостанцией «Даблви-Эйч-Кей». Во время пресс-конференции диск-жокеи, известные как «Хорошие парни», позировали за спиной Битлов».

 

 

 

 

 

Фото Боба Куинлэна.

 

 

 

 

Шэрон Роббинс: «Начались вопросы, которые нельзя было задавать напрямую «Битлз». Они должны были пройти через англичанина, имени которого я не знала. Это было не очень справедливо!»

Дороти Ренкер: «К счастью, «Битлз» были совершенно не похожи на Тейлора. Они быстро отвечали на вопросы журналистов и терпеливо сносили скуку, которая была следствием бесконечного фотографирования и однообразных вопросов, на которые они отвечали в городах от побережья до побережья.

Их образование? Паршивое», — ответили они в унисон. Они когда-нибудь задумывались о своем прошлом? «Эти мысли приходят только тогда, когда кто-то умирает», — пошутили они.

Услышав от 15-летней поклонницы «Битлз» Бонни Кэмпс, что всем интересно узнать о том, какую одежду они носят, я сообщаю следующее: Ринго был одет в синий костюм с темной ​​рубашкой в клетку; Джон, самый красивый из группы с красивыми рыжеватыми волосами, хотя и длинными, был одет в черный костюм классического покроя и соответствующий галстук; Джордж выглядел довольно стройным, соответствуя своим журнальным снимкам, у него была розовая рубашка и костюм серого цвета; у Пола темно-синий костюм и голубая рубашка.

Им всем не нравится привычка поклонников бросать на сцену леденцы. «Под таким шквальным огнем можно серъезно травмировать себе глаз», — сказали они.

Их любимый город в США – это Нью-Йорк. Полиция Кливленда «просто замечательная». Джексонвилл, штат Флорида, не входит в одно из главных мест в текущем турне. «Когда мы были там, то было слишком ветрено», — сказал Пол.

Ссорятся ли они когда-нибудь? «Конечно, порой мы спорим так же, как и все остальные люди», — ответил Джон.

Когда они вернутся в Англию, чего бы они хотели сделать в первую очередь? «Получить чашку хорошего чая», — сказал Ринго.

Ребята были очень сердечны по отношению к симпатичной 14-летней Дебби Делюке, дочери мэра Аштабула, которая подарила им ключ от своего города, но, похоже, возмутились упреком женщины с британским акцентом, которая была потрясена тем, что их не интересует та игра, о которой она поинтересовалась».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «На кадрах кинохроники остались запечатлены несколько минут пресс-конференции в отеле, где «Битлз» сидят за столом, окруженные со всех сторон микрофонами и репортерами: Пол, Джордж, Джон и Ринго, и Дерек Тейлор, принимающий вопросы от репортеров».

 

 

 

Фото Джорджа Шабэ.

 

Вопрос: Сколько колец у Ринго?

Ринго: Сколько ношу, или сколько всего? На мне сейчас четыре. А всего около десяти, которые я периодически ношу. Но последние года три я ношу эти четыре. Я не так уж часто их меняю.

Вопрос: У Ринго есть написанная им песня, или может быть она есть в планах?

Ринго: Я написал одну, но мы никогда, думаю, не будем ее записывать. Многие знают об этом, но мы никогда ее не записывали.

Вопрос: Что вы думаете о таких пресс-конференциях?

Джон: Они самые приятные (смеется).

Вопрос: Вы сами себе нравитесь?

Пол: Да.

Джон: Я думаю, мы не плаксы какие-нибудь…

Вопрос: Здесь в отеле присутствует человек, который утверждает, что это он написал текст песни «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand).

Джон: Мы увидимся с ним в суде.

Дерек Тейлор: Он был в Сиднее в прошлом месяце.

Вопрос: Что там рисует Пол? (на протяжении всей пресс-конференции Пол что-то рисует на клочке бумаги).

Джордж: Некоторых присутствующих на пресс-конференции. Он всегда так делает.

Вопрос: На сегодняшний день, как много уже заработали «Битлз» во время гастролей.

Джон: По высшему классу.

Джордж: Мы не знаем получившуюся цифру, но это весьма здоровое… весьма здоровое количество.

Вопрос: Что «Битлз» думают об управлении полиции Кливленда.

Дерек Тейлор: Почему вы задаете этот вопрос?

Джон: Твой папочка полицейский? Нет, они весьма хороши (взгляд Джона красноречиво дает понять, что это совсем не так).

Вопрос: Господа, можете ли вы сказать, какой город в стране вам понравился больше всего, и какой из городов менее всего.

Джордж: Мы хорошо посмеялись в Нью-Йорке (прим. – видимо вспомнив встречу с Бобом Диланом).

Джон: В Джексонвилле были небольшие проблемы… было слишком ветренно.

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «В это время Пол и Ринго курят, Джордж и Джон забавляются с микрофонным шнуром».

 

Вопрос: Кто-нибудь из вас любит пиццу?

Ринго: Я нет.

Джон: Пицца, Пол и Мерфи? (обыгрывая название трио «Питер, Пол и Мэри»).

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «В череде вопросов и ответов «Битлз» часто шутили, в основном, по поводу «пташек» и привлекательной внешности Пола. По-моему, наяву он был более красив, чем на фотографиях. Ринго был похож на дружелюбного, милого щенка. Джордж был тихим, серьезным, а Джон был остроумным юмористом с долей цинизма».

 

Шэрон Роббинс: «Вопросы задавали три или четыре минуты, а потом нам сказали: «Это всё, девушки» и вывели из комнаты. Так что, это была очень короткая пресс-конференция, но я сделала пятнадцать цветных фотографий «Битлз», хотя мне не удалось задать ни одного вопроса! И я была в одной комнате с «Битлз», пусть недолго».

 

 

 

Шэрон Роббинс: «Бобу Куинлэну, фотографу газеты, разрешили сфотографировать меня с «Битлз», точнее, с одним из них».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Нам показалось, что пресс-конференция была слишком короткой, хотя и продолжалась довольно долго».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Также состоялась встреча с победителями конкурса радиостанции «Даблви-Эйч-Кей», которая была снята местным телеканалом «Даблви-И-Даблви-Эс» для программы о популярной музыке «Апбит». Сохранились кадры кинохроники, которые демонстрируют появление «Битлз» и пожимание рук победителям конкурса. Они позируют для фотографий, потом Джон говорит полиции: «убрерите свои книжки для автографов», после чего ведущий программы «Апбит» Дон Уэбстер беседует с Джоном и Джорджем. Они отвечают на несколько вопросов о леденцах, их следующем фильме и о Гамбурге. Во время интервью Джон играет с игрушечным телефоном».

 

Дон Уэбстер (ди-джей радиостанции «Даблви-Эйч-Кей»): «Я взял короткое интервью у Джона Леннона и Джорджа Харрисона. Я ничего не помню об этом интервью, за исключением того, что я спросил, кто был лидером группы. Джон ответил, что это мог быть он».

 

Из интервью Дона Уэбстера:

Дон Уэбстер: В «Битлз» есть главный? В группе есть лидер?

Джон Леннон: Не совсем. Если кто-то в чём-то обвиняет, то это меня.

 

Дон Уэбстер (ди-джей радиостанции «Даблви-Эйч-Кей»): «Пол добавил, что у них нет лидера, и сто они все вместе занимаются этим делом».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Далее кадры кинохроники сменяются, показывая нам полицейского офицера, который говорит, что он не понимает всей этой истерии поклонников, и что он надеется, что они [«Битлз»] больше никогда не вернутся в этот город («Битлз» вернутся в следующем году). Потом в кадре интервью с поклонниками, и шестиминутный фрагмент интервью, которое Брайен Эпстайн дает Пэту Мюррею.

Беседа начинается с того, как Брайен впервые столкнулся с «Битлз». Брайен изложил свою известную историю о том, как «один парень» зашел в его магазин заказать экземпляр «их пластинки» («Моя милая» (My Bonnie)), и он, весьма заинтригованный, обнаружил, что они были: «Ливерпульской группой, которую я слышал уже до этого». Далее Брайен рассказал, как он пошел в клуб «Пещера», чтобы взглянуть на их выступление, и Мюррей спросил относительно того, изменил ли с тех пор Брайен каку-нибудь часть их облика:

Брайен: Нет, в особенности… ээ, объективно, но, эээ, очевидно… (Брайен подбирает правильное слово) это очень трудная вещь. Не хочу говорить, я ничего не делал с этим, потому что они сами создали то, как они сейчас выглядят. Это не тот вопрос.

Вопрос: Все-таки, как насчет создания образа?

Брайен: Я сделал все, что смог.

Вопрос: Что здесь было использовано? Какой ключ открыл дверь огромного успеха, которым они сейчас наслаждаются?

Брайен: Не было какого-то ключа, но много вещей. Теперь я верю, что успеху – убедительному успеху – способствовало множество факторов, а не какой-то один. «Битлз» не стали бы «Битлз» из-за своего названия, или потому, что у них такие прически, или из-за чего-то подобного – несколько факторов, более важных, чем другие. Но всё этому способствовало, я думаю, во многом, благодаря удачному стечению обстоятельств, что сделало их успешными.

 

Дороти Ренкер: «После этого пресс-конференция закончилась. Мне удалось взять себе на память карандаши, которыми пользовались Ринго и Джордж, спички, которые лежали там, где сидел Джон, и рисунок частично нарисованной головой человека, который сделал Пол Маккартни. Потом я попрощалась с полицейскими, которые терпеливо позировали для меня перед началом интервью, пока я занималась настройками фотокамеры».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «После пресс-конференции мы все в сопровождении полиции пробились сквозь толпу и вернулись в комнату. Там мы перекусили, но всё было как во сне. Это было как сон для всех нас».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в городском зале Кливленда, штат Огайо».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Чтобы обмануть поклонников, закрытый полицейский автофургон весь день курсировал между отелем «Шератон-Кливленд» и концертным залом. Сначала поклонники клюнули на это, думая, что в нём находились «Битлз», но вскоре поняли, что это отвлекающий маневр. В конце концов они перестали обращать на него внимание. Незадолго до начала концерта он снова отправился в путь, на этот раз с Битлами в качестве пассажиров, и поклонники его пропустили».

 

 

 

 

Гэрри Мартин (ди-джей радиостанции «Кей-Уай-Даблви»): «Когда мы вошли в зал, нас оглушили пронзительные крики двенадцати тысяч молодых девушек, приехавших только для того, чтобы оказаться в том же месте, где будут их любимые «Битлз». Перед сценой выстроились около сорока полицейских, держащихся за руки».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Волнение и напряжение продолжали нарастать. Мы все знали, кто будет выступать в этот вечер. Я должен был представить Джеки ДеШеннон, единственную девушку среди исполнителей, а затем пригласить на сцену «Битлз». Боже, как я нервничал.

Это был теплый осенний вечер. В школах уже начались занятия, и повсюду были все цвета осени. Помню, как я выглянул из-за огромного занавеса, чтобы посмотреть на аудиторию. Весь зал был заполнен, а цвета были просто фантастическими. Позже моя жена, которая находилась на балконе над сценой, прокомментировала это так: «Это было похоже на море разбросанных упавших листьев красного, желтого, зеленого и золотого оттенков». В зале стоял шум, разговоры истеричных девушек, выкрики, плач. Всё это ощущалось как явное напряжение и волнение.

Я помню, что в тот вечер на афише был комический актер разговорного жанра, но я не могу вспомнить, кто это был. На самом деле, я сомневаюсь, что кто-то его вообще запомнил. Затем я представил Джеки ДеШеннон. Она была хороша, просто великолепна, но, опять же, все сидели как на иголках в ожидании Битлов».

 

Бекки Б.: «Я была на концерте «Битлз» в Кливленде в 1964 году. В то время мой отец работал на радио «Даблви-И-Эр-И» и он получил билеты от знакомого на радиостанции «Даблви-Эйч-Кей». Я сидела на балконе с правой стороны от сцены, очень близко. Мне кажется, что перед «Битлз» выступало два исполнителя, хотя я помню только одну, Джеки ДеШеннон. Она действительно произвела впечатление на аудиторию. Она была одной из лучших разогревающих исполнителей, которую я когда-либо видела».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Она закончила своё выступление на бис и получила большие овации. Затем, пока мы ждали, когда дорожные менеджеры «Битлз» подготовят их оборудование, над сценой опустился огромный транспарант с надписью: «Даблви-Эйч-Кей представляет… Битлз». Нам пришлось выйти на сцену, и попытаться заполнить возникшую паузу. Мы показали аудитории некоторые из подарков для «Битлз», которые были присланы подростками, среди которых была очень длинная бумажная цепочка из обёрток от жевательной резинки. Но никто не хотел нас слушать. Никого это не интересовало. Они хотели только «Битлз». Затем публика начала петь, и напряжение усилилось. Перед сценой стояла линия полицейских Кливленда. Большинство из них тоже хотели посмотреть концерт, и они, конечно, не были в восторге от того, что им нужно было контролировать толпу».

 

 

 

Перед поднятием занавеса.

 

 

 

 

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Это была нелегкая работа, пытаться удержать на месте такую аудиторию и заставить её быть немного спокойной. На самом деле этого так и не получилось сделать. Это стало состязанием по принципу кто кого перекричит, и всё, что можно было сделать — это надеяться, что вас услышат через микрофоны и звуковую систему огромного зала. Ритмичные хлопки, скандирование «Мы хотим Битлз. Мы хотим Битлз», выкрики «Пол, я люблю тебя», «Джордж Джордж!», «Ринго!», «Джон!», «Мы хотим Битлз, мы хотим Битлз». Всё это продолжало возрастать, достигая лихорадочного уровня. Где-то среди всего этого шума возникла секундная пауза, и я закричал: «Дамы и господа, Битлз!!!»

Какое это было чертовское чувство. Занавес раздвинулся, гигантский транспарант и этот фантастический звук «Битлз». Здесь было всё! Боже, это было так здорово. Я хочу сказать, что никогда раньше не испытывал ничего подобного, и, вероятно, больше никогда не испытаю. Я чувствовал, как сотрясается воздух от всех этих криков, визгов, воплей и аплодисментов. Я просто ощущал на себе давление воздуха, это было просто фантастично. С этого момента зал озарили тысячи и тысячи светлячков, которые появлялись повсюду. Вспышки сверкали по всему залу».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Кадры кинохроники запечатлели выход «Битлз» на сцену. Джон и Пол слегка поклонившись поприветствовали аудиторию».

 

Бекки Б.: «Когда на сцене появились «Битлз», девушки падали в обморок, бросали вещи, кричали и всё такое. Это было невероятно. Крики были настолько громкими, что мы ничего не слышали. Время от времени мы улавливали звук басового барабана Ринго. У девушки рядом со мной я позаимствовал оперный бинокль и смогла прочитать по губам, что они пели, так как уже знала тексты их песен.

Один раз я закричала во всю силу своих легких только потому, что все остальные кричали, и я буквально ничего, кроме этого, не слышала! В то время мне было 11 лет, и мне пришлось пойти на концерт с мамой. Ей было за 40, и она сама была поклонницей «Битлз». Ни она, ни я с тех пор не видели ничего такого, что хотя бы напоминало это столпотворение».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Следующие кадры показывают нам всю сцену, с транспорантом «Даблви-Эйч-Кей — Битлз». Джордж поет в микрофон, хороший крупный план «Битлз», исполняющих «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Полицейский кордон пытается удержать поклонников».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джеки Р.: «Я была большой поклонницей «Битлз». Мне было тогда всего десять лет, но я помню, как будто это было вчера. У друга моего отца были билеты для моей мамы, сестры Джери и меня. Мы сидели на первом этаже балкона. Когда объявили, что «Битлз» должны выйти на сцену, было все вокруг начали кричать и плакать. Моя мама повернулась ко мне и спросила: «Почему все эти девочки кричат ​​и почему они плачут?» Ну, я тоже начала плакать, и мама просто улыбнулась и обняла меня. Я помню, как встала с места и подошла очень близко к сцене, потому что там были МОИ БИТЛЫ!»

 

 

 

 

 

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Во время своего выступления они играли, заигрывали с публикой, Джон исполнял сумасшедшие танцевальные па, Пол подмигивал, фотокамеры продолжали сверкать, и возбуждение достигло такого высокого эмоционального уровня, что некоторые из поклонников больше не могли сдерживать себя. Полицейское оцепление перед сценой начало продавливаться под напором устремившихся к сцене людей».

 

 

 

 

Дейв Швенсен (автор книги «Битлз в Кливленде»): «Полиция Кливленда на самом деле не могла понять, почему эти четыре длинноволосых парня нуждались в большей защите, чем президент Кеннеди, когда он приезжал в Кливленд около года назад. Поэтому они решили, что нет необходимости нянчиться, и во время концерта почти никто из них не стоял лицом к аудитории – они смотрели выступление «Битлз», чтобы понять, из-за чего вес этот сыр-бор. Вот почему они не увидели хлынувших к сцене поклонников. Это случилось, по-видимому, во время исполнения песни «Всю мою любовь» (All My Loving)».

 

Тони С.: «Я был на концерте «Битлз» 15 сентября 1964 года. Мне было тогда 15 лет, и я выиграл билет от радиостанции «Даблви-Кей-Уай-Си». На концерте я был с мамой. Мы сидели в 6-м ряду балкона с правой стороны, практически нависая над сценой! Когда толпа пришла в бешенство, я помню, это было в начале, когда Пол пел «Всю мою любовь» (All My Loving). Это было какое-то сумасшествие! Я был ошеломлен весь вечер».

 

Гэрри Мартин (ди-джей радиостанции «Кей-Уай-Даблви»): «Внезапно все как одна, девушки сорвались со своих мест и бросились к сцене. Тысячи мчащихся вперед, не думая о себе, крича подобно войнам из старых фильмов о самураях. Копы, не являющиеся помехой для этих деток, попадали как большие синие кегли в боулинге. Я бы выставил команду таких 13-летних девочек против линии обороны любой команды в национальной футбольной лиге».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Вскоре после того, как «Битлз» вышли на сцену, огромная волна подростков начала двигаться вперед, медленно сминая полицейское оцепление. Более сотни полицейских пытались оттеснить толпу, но их неуклонно оттесняли к сцене. Возникла угроза для безопасности группы. Инспектор Майкл Блэквелл и заместитель инспектора Карл С. Бэйр запаниковали и решили остановить концерт».

 

Стив Меллон («Питтсбург Пост-Газетт», 2014): «Концерт в Кливленде был почти катастрофой. Поклонники атаковали сцену и прорвали полицейское оцепление. После этого два офицера полиции бросились на сцену и заставили «Битлз» уйти за кулисы».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Кливленде концерт был остановлен из-за полицейских, которые решили, что они окончательно потеряли контроль».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Бэйр потребовал опустить занавес, потеснил «Битлз» в сторону, схватил микрофон и взревел: «Всем рассесться по местам! Концерт окончен!». Однако Битлы продолжили исполнять «Всю мою любовь» (All My Loving). Бэйр повернулся и подошел к Джону, который вместо того, чтобы прекратить играть, станцевал и скорчил гримасу».

 

 

 

 

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Меня, вместе с некоторыми другими ди-джеями, буквально вытолкали на сцену, чтобы мы помогли полиции восстановить порядок. У Джона произошла короткая перепалка с капитаном Блэквеллом, и тот пригрозил прекратить концерт. Я подумал, что это будет не очень хороший способ закончить концерт после всех тех усилий, напряжения, беспокойства и месяцев ожидания, что предшествовали этому. Я, как и все остальные, в том числе и некоторые из полицейских, повторяли угрозу капитана закончить концерт. Я не хотел, чтобы концерт на этом закончился. Я хотел видеть «Битлз» так же, как и большинство подростков в аудитории. Я стал умолять всех, кто мог меня слышать, чтобы они успокоились, иначе концерт будет закончен. Я кричал в микрофон. Мой голос совсем сел».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Затем вышел инспектор Блэквелл, жестами призывая группу покинуть сцену. Он схватил Джорджа за локоть и повел его за кулисы. Джордж повернулся к нему: «Какого черта ты делаешь? Убери от меня свои руки!» Толпа закричала в знак протеста, но музыка прекратилась, и Битлы медленно покинули сцену. Стальной занавес опустился, и Блэквелл с Бэйером уставились на поклонников».

 

Бекки Б.: «Девушки в первом ряду встали на свои стулья, чтобы лучше видеть. Люди покидали свои места и бежали к сцене. В какой-то момент пришлось остановить концерт и опустить занавес».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «А потом концерт был остановлен капитаном полиции Блэквеллом из Кливлендского полицейского управления. Он остановил концерт. Он был расстроен, и я думаю, что он также был напуган. Я это видел, и это было страшно. Море подростков, которые бились, теснились, толкались, пихались и делали всё возможное, чтобы прикоснуться к своим идолам. Если бы это продолжилось, то кто-нибудь обязательно бы пострадал».

 

Гэрри Мартин (ди-джей радиостанции «Кей-Уай-Даблви»): «Парни из «Даблви-Эйч-Кей» в испуге покинули здание через служебный вход. «Битлз» на сцене не было. Что мы могли сделать? Инстинктивно мы с Спексом запрыгнули на сцену, поняв слишком поздно, что так испугало ребят из «Даблви-Эйч-Кей» и смяло полицейский кордон. Это были сотни тел, ужасающе надвигающихся на сцену подобно цунами. Мы отступили к кулисам, где начальник полиции стоял в руинах того, что когда-то было его командным пунктом; мы очутились там как раз вовремя, когда услышали его рев: «Уберите отсюда этих маленьких ублюдков. Концерт окончен».

 

 

 

 

 

Стив Меллон («Питтсбург Пост-Газетт», 2014): «Когда группа ушла, один из полицейских объявил, что «концерт окончен». Обозлённые этим сообщением фанаты кричали и выли».

 

 

 

 

Бекки Б.: «Кто-то вышел и сказал, что когда все сядут на свои места, то только тогда можно будет продолжить концерт. Нам сказали, что начальник пожарной инспекции не позволит продолжить концерт, пока люди не отойдут от сцены».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В своей гримерке Битлы пожаловались новостному директору местной радиостанции «Кей-Уай-Даблви» Арту Шрайберу. «Такого с нами никогда не было», — сказал Джон. — «Мы никогда не останавливали свое выступление. Эти полицейские – сборище дилетантов».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Во время исполнения песни «Всю мою любовь» (All My Loving) группа поклонников устремилась к сцене. Концерт был остановлен, и группа неохотно покинула сцену и ушла в свою гардеробную.

По пути Джон заметил Арта Шрайбера из «Кей-Уай-Даблви» и пригласил его за кулисы, чтобы выразить недовольство группы. Шрайбер позвонил на станцию ​​и организовал прямой эфир:

Арт Шрайбер: Мы в … мы в костюмерной. Ринго, что… что случилось? Что они сказали вам, когда остановили концерт?

Ринго: Ну, я… ну, знаете, в первых рядах кто-то начал протискиваться вперед, и всё такое, и затем вмешалась полиция, и их начальник выскочил и сказал: «Уходите за кулисы». Вот и всё, знаете ли.

Пол: И он отшвырнул Джорджа.

Ринго: Ну да.

Арт Шрайбер: Что он сделал, Пол?

Пол: Он отшвырнул Джорджа за кулисы. Я думаю, знаете, у них нет чувства меры. Я имею в виду, я уверен, что это же не толпа футбольных болельщиков или чего-то такого. Никогда не останавливайте такие игры.

Арт Шрайбер: Ну, это произошло из-за того, что вы что-то сделал, из-за каких-то ваших действий или…

Джон: Нет, нет! Пять или шесть подростков прорвали линию оцепления, и это происходит на каждом концерте, но эти парни сошли с ума, потому что они любители, вот почему.

Пол: Ну, знаете, они думают, что знают, что происходит, но они понятия не имеют.

Джон: Уже год мы видим это каждый вечер, а они нет. Знаете, они думают, что знают всё это. Они просто глупы.

Пол: Тот парень, который вышел, я не знаю, кто он…

Джордж: Хотелось бы на них посмотреть, если бы произошли настоящие беспорядки!

Очевидно, что «Битлз» знали лучше, чем кто-либо ещё, когда они были в опасности, а когда нет, но, честно говоря, полиция заранее предупредила толпу, что, если что-то выйдет из-под контроля, концерт будет немедленно остановлен. Потребовалось ещё одно обращение Дерека Тейлора к поклонникам, которые пообещали не вставать со своих мест, чтобы продолжить концерт, но этот случай не остался без последствий. В результате этого инцидента мэр Кливленда запретил всем рок-группам выступать в городском зале».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Тем не менее Брайен встал на сторону полиции».

 

Брайен Эпстайн: «Полиция была абсолютно права. Этого никогда не случалось раньше, но с самого начала мне было ясно, что что-то было не так. Энтузиазм толпы стал проявляться слишком рано».

 

Гэрри Мартин (ди-джей радиостанции «Кей-Уай-Даблви»): «Не помню, кому пришла в голову эта идея, мне или Спексу, но мы ринулись к начальнику и заорали ему в ухо: «Нет, начальник, не делайте этого. Дайте нам шанс успокоить их». Не ожидая, что он ответит, не думая о своей жизни, мы выскочили на середину сцены, и закричали в микрофон: «Привет, мы Мартин и Говард с радио «Кей-Уай-Даблви». Спекс объявил: «Мы только что разговаривали с начальником, он хочет отменить концерт. Вы этого хотите?». «Нееееет!!!», — завопили они.

Я взял слово: «Мы сказали начальнику, что девушки Кливленда самые лучшие девушки в мире, и мы дали ему слово, что вы вернетесь на свои места, и мы сможем продолжить концерт. Вот как мы сможем сделать это. Возвращайтесь на свои места, пока я не сосчитаю до трех». Гроза отступила на свои места даже быстрее, чем мы вместе начали медленно считать до трех.

Потом Спекс взял микрофон и сказал: «Завтра в шесть утра, мы с Хэйром начнем наше утреннее шоу на радио «Кей-Уай-Даблви». Я хочу, чтобы вы настроились на шесть, потому что мы собираемся сыграть самую первую в истории радио Битловскую тройную игру!». При упоминании слова «Битлз» они истерично завопили!».

Бекки Б.: «Удивительно, но взбудораженная толпа успокоилась и все попытались вернуться на свои места. Однако некоторые складные стулья были сломаны или опрокинуты, и было невозможно сесть на своё место».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Когда, наконец, некоторое подобие порядка и тишины было восстановлена, концерт продолжился. Боже, как это было здорово».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После десятиминутной задержки, Блэквелл прочитал аудитории лекцию, после чего разрешил продолжить концерт, но только при условии, что публика будет оставаться на своих местах и что освещение зала останется включенным. Дерек Тейлор попросил всех оставаться на своих местах, после чего поклонники начали скандировать: «Не вставайте, не вставайте, не вставайте». Занавес снова поднялся, и группа возобновила своё выступление с того места, где они остановились».

 

Йорг Пиппер: «Короткий фрагмент кинохроники запечатлел момент, когда Дерек Тейлор в микрофон просит поклонников успокоиться».

 

Тони Бэрроу: «В Кливленде Дерек Тэйлор выполнял задание успокаивать всех, и ребята сказали, что ему это удалось особенно хорошо, потому что американским фанатам понравился его приятный английский акцент и тот факт, что «он не орал на них, как полицейские».

 

Стив Меллон («Питтсбург Пост-Газетт», 2014): «В конце концов «Битлз» вернулись на сцену и закончили свое выступление».

 

Бекки Б.: «Наконец «Битлз» вернулись на сцену, и толпа до конца концерта вела себя более спокойно».

 

Гэрри Мартин (ди-джей радиостанции «Кей-Уай-Даблви»): «Так, волею судьбы, нам сказали, что «Битлз» были готовы играть, и мы со Спексом закричали во всю мощь наших легких: «Они здесь… БИТЛЗ!». Поднялся занавес, и они стояли и пели «She Loves Me Yeah! Yeah! Yeah!». Только никто их не слышал из-за начавшегося визга. Никто никогда не слышал слов, которые «Битлз» пели на концертах в то время».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После этого оставшаяся часть концерта прошла без проблем».

 

Гэрри Мартин (ди-джей радиостанции «Кей-Уай-Даблви»): «Что же касается ребят с «Даблви-Эйч-Кей», я попросил начальника полиции не пускать их обратно в здание, потому что они были теми, из-за кого и возникли беспорядки. Он купился на это, заговорщески подмигнув».

 

Майкл Блэквелл (инспектор полиции): «Я не виню детей. Они молоды, и от них нельзя ожидать, что они будут вести себя как взрослые. И я не виню «Битлз» — в их поступке нет ничего предосудительного. Но если бы мы не остановили концерт, то были бы серьезные проблемы. Одну маленькую девочки сбили с ног, и 300 человек могли её растоптать».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В итоге одна девушка была была сбита с ног, но серьезно она не пострадала. Ещё одна упала в обморок».

 

Гэрри Мартин (ди-джей радиостанции «Кей-Уай-Даблви»): «Тот вечер прошел настолько гладко, что даже Пол после стольких лет так и не узнал, что произошло. Я знаю это, потому что недавно видел сэра Пола, когда он давал интервью (в 2008) по кабельному телевидению, и рассказывал о концерте в Кливленде».

 

Пол: «Нам сказали, что концерт был отменен из-за беспорядков. Спустя несколько минут к нам в гримерную зашел коп и сказал нам, что мы можем выйти на сцену и продолжать играть. Я никогда не узнавал, что произошло, что они передумали».

 

Гэрри Мартин (ди-джей радиостанции «Кей-Уай-Даблви»): «И по сей день сэр Пол всё ещё не знает. Мы были теми парнями, которые спасли концерт».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После окончания концерта около пятисот поклонников ринулись к выходу со сцены, но к этому времени «Битлз» уже покинули зал и по проселочным дорогам направлялись в аэропорт «Хопкинс». Чтобы обмануть поклонников, полицейский автофургон на высокой скорости покинул концертную площадку, в то время как «Битлз» сбежали через запасной выход».

 

Джо Мэйер (ди-джей «Даблви-Эйч-Кей»): «Черт, концерт закончился слишком быстро. Занавес опустился, дорожные менеджеры начали собирать оборудование. Чувствуя эмоциональную опустошенность, я бродил по сцене, пытаясь подобрать какие-нибудь свидетельства самого грандиозного вечера в моей жизни. Я искал что-нибудь на память. Порванные гитарные струны, сломанные барабанные палочки, медиаторы, всё, что угодно. Что-нибудь, чтобы оставить в памяти этот вечер.

Чёрт побери, пусто. Подростки всё ещё слонялись по залу как на первом этаже, так и на балконе. У меня в ушах продолжала звенеть музыка «Битлз», их пение, вызовы на бис и крики с просьбой продолжить выступление. Но они покинули сцену и уехали в фургоне обратно в отель, а затем в аэропорт. Всё закончилось. Моя жена, Джинни, сказала, что она просто ошеломлена, а затем, как и многие другие, она просто опустила голову и заплакала. Таким был этот вечер для всех. Слава Богу, что мы стали частью этого».

 

Тони С.: «Потом мы встретились с другими победителями конкурса. Мы поужинали в ресторане отеля, и с нами были ди-джеи радиостанции и Джеки ДеШеннон».

 

Билл Барретт (газета «Кливленд Пресс», 15 сентября 1964): «Сегодня «Битлз» благополучно отбыли в Новый Орлеан, и никто не был так рад этому, как полицейские из Кливленда».

 

 

 

Ковровое покрытие из номера «Битлз» в отеле «Шератон-Кливленд» будет разрезано на 90 000 кусочков и продано 29 октября в двадцати четырех кинотеатрах во время специального кинопоказа. Вырученные средства пошли в фонд борьбы с преступностью несовершеннолетних.

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)