Выступление на спортивной арене «Кленовый лист», Торонто

7 сентября 1964 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа прилетела на своём чартерном самолете «Электра», который остановился у старого терминала аэропорта».

 

Газета «Виннипег Трибьюн», 7 сентября 1964: «Самолет с «Битлз» приземлился рано утром».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Когда 7 сентября чартерный самолет «Локхид Электра» приземлился в международном аэропорту «Мэлтон», их ожидало более 10 000 поклонников».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда мы приземлились, на борт поднялись сотрудники иммиграционной службы Торонто. Вместо того, чтобы проверить паспорта, они попросили автографы».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После приземления первыми на борт поднялись две сотрудницы медперсонала иммиграционной службы, которых интересовало только то, как получить автографы группы. За ними последовал сотрудник иммиграционной службы, который хотел того же самого. Джордж сказал репортеру из «Торонто Дейли Стар»: «Нам не нравится, когда чиновники просят автографы. Куда бы мы ни приехали, нас всегда караулит полиция, журналисты или родственники промоутеров, которые просят нас подписать автограф».

 

Газета «Виннипег Трибьюн», 7 сентября 1964: «Поклонников сдерживало проволочное защитное ограждение и полицейское оцепление».

 

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Группу отвезли в отель «Король Эдвард», который также был осажден поклонниками».

 

Мартин Бриджман (полицейский): «Мы должны были сопровождать «Битлз» из аэропорта в отель «Король Эдвард» на Кинг-Стрит. Наша колонна из пяти лимузинов и семи полицейских мотоциклов стояла рядом с ангаром. Когда наш кортеж начал покидать аэродром, я услышал отдаленный звук заводящихся в темноте автомобильных двигателей: раз, два, три… дюжина моторов. И ещё мы услышали, как к нашему кортежу начал приближаться звук криков, подобных раскатам грома. Мы поняли, что у нас проблемы, но у нас не было никакого плана на такой случай.

Когда наша процессия выехала на трассу, погоня за нами продолжилась несмотря на то, что скорость была 160 километров в час. В какой-то момент я оглянулся через плечо и увидел бампер всего в нескольких сантиметрах от своего «Харлея».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Когда «Битлз» подъехали к отелю, на часах был час ночи. Поклонники, некоторые из которых уже несколько часов дежурили возле отеля, пришли в неистовство. Лимузины со всех сторон обступила толпа, их крыши и капоты начали сотрясаться от ударов. Некоторые подростки висели на фонарных столбах, завывая, как животные джунглей в сафари. Другие пели, находясь в состоянии какого-то транса, выпрыгивали вперед, подскакивали на месте, хлопали в ладоши, с отстраненным как у зомби взором.

Когда полицейский инспектор схватил рупор и начал призывать к порядку, зомби повернулись к нему, как будто он был пятым битлом. После этого его с любовью растерзали. Пытаясь сдержать нападающих камикадзе, полиция сомкнулась в цепь, создав своеобразный щит. Одна девушка была в таком истеричном состоянии, что вцепилась зубами в грудь курсанта полиции Пэта Таллона, прокусив её до крови и оставив ему шрам на всю жизнь. Какой-то работник гостиницы выглянул наружу и перекрестился.

Полицейские мотоциклы, которые были в эскорте, теперь стояли в ряд с треснутыми стеклами. Офицеры эскорта сформировали ещё одну линию, и «Битлз», и до этого не отличавшиеся храбростью, бросились к дверям, как испуганные малыши в доме с привидениями».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Им с трудом удалось добраться до отеля «Король Эдвард». У Пола была порвана рубашка».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В вестибюле отеля «Король Эдвард» Битлам чтобы добраться до своих апартаментов пришлось пробиваться сквозь толпу поклонников».

 

 

 

 

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Внутри отеля они были в безопасности, хотя их одежда уже пострадала. Мальчиков затолкали в лифт. Маккартни, который немного отстал от группы, был оторван от пола крепким офицером и приткнут к своим товарищам».

 

Пол: «Я думал, что останусь там, но огромный полицейский поднял меня и впихнул в лифт».

 

Ринго: «На входе нас отделили от Джона и Джорджа, но полиция действовала очень эффективно».

 

Джон: «На страну лучше всего взирать через синее плечо полицейского».

 

 

 

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Группу провели в королевский номер на восьмом этаже. Они плюхнулись на кушетки в гостиной, закурили и попросили виски «Джей энд Би».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда «Битлз» вошли в свою комнату, из шкафа выпрыгнула 14-летняя девочка. Её схватили и выпроводили из номера».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Одна 14-летняя девочка была обнаружена в шкафу для белья. Ещё одной девочке-подростку удалось прорваться через лестничную клетку, прежде чем её обнаружили и выгнали. И пошло-поехало. Всю ночь «Король Эдди» отбивался от просачивающихся со всех сторон девочек предподросткового возраста».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В 2 часа ночи «Битлз» заказали на завтрак жаркое, после чего легли спать».

 

Ларри Кейн (журналист): «В 3 часа ночи я услышал стук в дверь своей комнаты. В дверях стояла девушка-подростк в форме горничной, которая была ей велика размера на четыре. «Вы просили мыло?» — спросила она, глядя мимо меня. «Сейчас 3 часа ночи, — ответил я. — Мне не нужно мыло». Наступила неловкая пауза, прежде чем девушка задала ещё два вопроса: «Но вы знакомы с Битлами? Вы можете отвести меня к ним?»

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «К 8 часам утра возле отеля снова собралась толпа. Тут же было вызвано подкрепление полиции. Появление группы «Битлз» в Торонто потребовало привлечения более 850 полицейских из всех городских округов, а также из провинции Онтарио. Несмотря на эту небольшую армию, в составе которой был отряд королевской конной полиции, толпа вела себя совершенно необузданно. С утра возле отеля начались рукопашные схватки, которые продолжались несколько часов.

Внутри отеля станция скорой помощи работала не покладая рук. Санитарам пришлось приводить в чувство 55 человек, потерявших сознание.

Между распеванием речевки «Мы хотим Битлз!» и того, что можно было назвать модифицированной версией государственного гимна, в толпе то и дело возникали мини-давки всякий раз, когда кому-нибудь что-то мерещилось, и раздавался крик: «Вот они!»

К 10 часам утра то же самое начало происходить возле спортивной арены, где должен был состояться концерт.

К полудню полиция всё ещё пыталась бороться с приливами толпы. Конные полицейские были вынуждены рассечь толпу на более мелкие группы. Это было сюрреалистическое зрелище: величественные лошади следуя рысью вплотную одна за другой противостоят волнам невменяемой молодежи на улицах Торонто.

«Я помню одного полицейского», — говорит Сьюзан Кроуфорд, которой в то время было 13 лет. – «Он напомнил мне Эрнеста Боргнайна (прим. – американский актер). У него были такие большие квадратные зубы. И у его лошади тоже были большие квадратные зубы. Я была в ужасе».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Пол рассказал репортеру газеты «Дейли Стар», что в отеле они развлекались, общаясь жестами с группой офисных девушек в здании Национального фонда, расположенного напротив их отеля».

 

Пол: «Обычно мы не выглядываем из окон, потому что поклонники становятся несколько не в себе, но мы были поражены, увидев там девушек в День труда, и мы приветственно помахали им раз или два (прим. — День труда национальный праздник в США, отмечаемый в первый понедельник сентября)».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «В 14:30 был открыт вход на спортивную арену».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В районе, охватывающем пять кварталов вокруг спортивной арены, дежурило около 4 000 полицейских, и том числе и из отряда конной полиции».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление на спортивной арене «Кленовый лист», Торонто».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На концерт «Битлз» были доставлены в полицейском фургоне, в то время как 1000 полицейских контролировали толпу».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Чтобы доставить их из отеля на концерт, полиция использовала автомобиль для перевозки задержанных, тем самым обманув поклонников. Битлов вывели через запасной выход».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Не склонные допустить тот хаос, что творился с прошлой ночи, власти разработали план того, как группа покинет отель. В соответствии с ним лимузины подъехали к отелю. Это было уловкой. Пока зомби стучали по машинам, «Битлз» спустились на грузовом лифте, пробрались через кухню отеля, вышли через заднюю дверь и сели в бронированный автофургон, который доставил их к арене.

Территория вокруг места проведения концерта была названа «Битллэндом». Движение автомобилей на прилегающих улицах было ограничено. Вдоль этих улиц стояло несколько автофургонов-приманок. Это был бы отличный день для ограбления банка.

Полицейский фургон с «Битлз» сначала отправился на север по Черч-Стрит, затем через Вуд-Стрит по направлению к арене.

По мере приближения начала концерта фанаты совсем обезумели.

Офицер полиции Эд Ладлоу был вынужден снять со своей спины расстроенную женщину. Другая женщина, похожая на борца за политическую свободу, пыталась заблокировать машину. Водитель был вынужден преодолеть эту полосу препятствий, когда офицеры расчистили дорогу.

«Я услышал звук двигателя, когда водитель переключил передачу и резко повернул к входу в здание», — говорит офицер полиции Тревор Трантер. — Мгновенно распахнулись огромные двери, фургон быстро въехал в зону погрузочной площадки. Следом в помещение вошло около пятидесяти полицейских. Как только они вошли, за ними сразу закрылись двери».

На улице ситуация ещё более накалилась, когда слух о том, что «Битлз» внутри стал распространяться со скростью пожара.

Температура на улице приближалась к 30 градусам. Внутри арены она перевалила за 40. Повсюду продавцы содовой и мороженого предлагали свой товар. Водные фонтанчики едва справлялись со своей работой».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Торонто продавцы сувениров торговали флагами Кленового листа с изображениями Битлов».

 

 

 

На снимке: 21 апреля 1964. Владелец спортивной арены Гарольд Баллард в битловском парике и со значком «Я люблю Битлз», и житель Торонто Стэффорд Смайт раздают горячий кофе юным поклонникам группы, которые ждут открытия касс (билетные кассы откроются 22 апреля). Фото Фрэнка Гранта.

 

 

 

На снимке: 22 апреля в 10 часов утра поступили в продажу билеты на концерт «Битлз» в Торонто. Некоторые из поклонников заняли очередь ещё утром 19 апреля. Фото Нормана Джеймса.

 

 

 

Когда 22 апреля билеты поступили в продажу, в очереди было около четырех тысяч поклонников. Фото Фрэнка Гранта.

 

 

 

Драгоценный первый билет: в парике «Битлз» звездный обозреватель, радио- и телеведущий Эл Болиска вручает двадцатилетней Сэми Герберт первый билет на концерт «Битлз» в Торонто.

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

С группой «Билл Блэк Комбо».

 

 

 

 

Хайди Хоффман (журнал «Дейтбук», 1964): «Мне и моей подруге Сюзанне Крейн по 15 лет. Мы учимся в средней школе Ист-Ридж, Рочестер, Нью-Йорк. Когда стало известно, что «Битлз» собираются на гастроли в США, мы, естественно, попытались купить билеты, чтобы лично увидеть наших замечательных мальчиков.

В течение марта мы пытались выяснить, где «Битлз» собираются выступать. Была середина апреля, когда мы узнали, что ближайший к нам город, где будут выступать «Битлз» — это Торонто, Канада. Мы сразу же написали письмо, с просьбой продать билеты. В ответ мы получили полный извинений отказ, в котором говорилось, что все билеты были уже проданы. Мы не собирались так легко сдаваться и написали снова. Получили тот же ответ. После ещё пяти писем мы решили, что всё равно отправимся в Торонто в надежде, что, возможно, мы увидим их за пределами отеля.

В первую неделю сентября мы пытались найти кого-нибудь, чтобы нас отвезли за 200 миль в Торонто. Наконец моя сестра согласилась отвезти нас. Мы выехали в восемь часов утра. В час дня мы были в Торонто, и к двум часам стояли перед спортивной ареной, где собирались выступить «Битлз». В три часа полиция начала впускать в здание счастливчиков с билетами.

Во время всей этой толкучки у входа мы столкнулись с двумя девушками, у которых было письмо, в котором говорилось, что они потеряли свои билеты. Они передали своё письмо полицейскому, который втолкнул их и нас в здание. Мы были так благодарны за эту удачу, что решили последовать за девушками, и прошли за ними к специальной кассе. Один из менеджероов дал им пропуск, чтобы они заняли места, а затем повернулся к нам. Видимо он решил, что мы тоже потеряли билеты, и спросил нас, где мы хотим сидеть. Мы ответили, что в первом ряду. Он провел нас за ограждение к местам в ложе, а другой человек провел нас к двум местам в третьем ряду».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Первый концерт начался в 16:00, но «Битлз» появились на сцене только в 17:30».

 

Хайди Хоффман (журнал «Дейтбук», 1964): «В четыре часа начался концерт. После четырех долгих выступлений разогревающих артистов, на сцену вышли Битлы».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Череда разогревающих исполнителей выходила на сцену и покидала её под гул неодобрения, так как они имели несчастье не быть «Битлз». Терри Отт, которому в то время было 9 лет, сидел в зеленом секторе зала возле выхода. Рядом стоял сотрудник арены с рацией. Она вдруг начала потрескивать, и Отт почувствовал озноб, когда услышал, как бодрый голос произнес: «Вот. Oни. Идут».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Ведущим вечера был Джангл Джей Нельсон с радиостанции «Си-Эйч-Ю-Эм».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «В то же время на сцене появился ведущий по имени Джангл Джей Нельсон, который выкрикнул два слова, которые ожидала услышать рекордная по численности толпа из 16 661 человек: «Битлз»! Крики в аэропорту и отеле теперь казались шепотом.

«Звук был такой силы, что он превысил уровень восприятия, и я решил, что оглох», — говорит офицер полиции Арт Перри, который стоял справа от сцены. За несколько минут до этого одна медсестра сказала: «Вы услышите, как 10 000 молодых женщин испытывают оргазм». Ошеломленные полицейские начали затыкать свои уши пустыми гильзами. Неясно, могли ли даже сами «Битлз» слышать свои голоса, инструменты или друг друга.

«Это было что-то из ада Данте, — говорит офицер полиции Ноэль Льюис-Уоттс. — Все огни были выключены, за исключением лампочек на выходе и сценических огней. Когда появились «Битлз», раздался громкий рёв, и весь зал озарился фотовспышками».

«Это было как гром и молния, — говорит Майра Ловенталь. — Никто ничего не слышал кроме собственного крика. Но это было грандиозно».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После того, как их представили местные ди-джеи Джей Нельсон и Эл Болиск, они начали с песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout)».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Их маленькие звуковые колонки проиграли битву с печально известной звуковой системой арены и её пещерной крышей».

 

 

 

 

 

 

 

Фрэнк Тумпейн (газета «Торонто Телегрэм», 1964): «Вообразите самый громкий раскат грома, который вы когда-либо слышали. Представьте, что он раздается внутри здания, а затем представьте, что этот звук разносится, как сирена».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Боб Эллиотт, офицер, стоявший рядом со сценой, думал: «Как молодые девушки могут так громко и долго кричать?»

Офицер полиции Брайан Макнил стоял в синем секторе. В дополнение к крикам и вспышкам фотокамер он вспоминает, как поклонники изливали дары на своих поп-идолов: на сцену летели бюстгальтеры, губная помада, леденцы, скатанные комочки фольги.

Когда одна девушка упала в обморок около сцены, офицер Джо Уинсон, который находился поблизости, отнес её в пункт первой помощи. В помещении находилось более 50 медиков-добровольцев, которые трудились в импровизированных пунктах скорой помощи, где не было ничего, кроме кубиков льда, воды, холодных компрессов, долек апельсина и угроз в адрес поклонников: «Если ты не справишься с собой, дорогая, ты пропустишь весь концерт».

«Зрительный зал был похож на ад», — говорит Стивен Фридман, которому тогда было 12 лет. – «Помню, как два парня из госпиталя Святого Джона подняли над головами девушку и понесли её к выходу к пункту скорой помощи. Как будто вокруг была зона боевых действий».

 

 

 

 

 

 

 

Мишел Финни (газета «Торонто Дейли Стар», 8 сентября 1964): «Это самое необычное чувство — сидеть и смотреть, как выступают эти мальчики. На самом деле, непонятно, как себя вести. Внутри возникло чувство невероятного счастья, и мне пришлось держать себя в руках, чтобы не начать подпрыгивать и глупо орать. Кажется, что именно так вели себя почти все остальные. Впрочем, я никогда не гордилась подростками Торонто. Во время их выступления они создавали громкий шум и сотрясали зал, топая ногами. Но они были лучшей аудиторией из тех, что были у «Битлз» за всё время их американского турне.

На каждом из двух концертов две или три девушки безумно мчались к сцене в отчаянной попытке оказаться рядом со своими кумирами, но наша эффективная полиция (она была повсюду, куда бы вы ни посмотрели) преграждала им путь и уводила этих плачущих дев прежде, чем они достигали своей цели.

Что в «Битлз» заставляет девушек бежать, сражаться с полицией и впадать в истерику? Единственное слово, которое, кажется, суммирует их влияние на подростков — это вибрация. Это похоже на то, как если бы вся исходящая от них их вибрация, кружась, излучала послание, которое ударяло вас по лицу. Сначала возникает какое-то оцепенение, а затем вы чувствуете прилив энергии. Это начинает звучать как отчет доктора о влиянии нового препарата. Возможно, что «Битлз» и есть этот препарат. Чудесная таблетка для всеохватного подросткового веселья.

Нет сомнения в том, что у них есть своя доля сексуальной привлекательности, особенно у Пола (для меня, во всяком случае). Но это ещё не всё. Они также заставляют вас чувствовать себя на седьмом небе от счастья, чувстовать себя молодым».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В содержательной статье газеты «Торонто Телегрэм» было написано следующее: «Они не полагаются на свою очевидную сексуальность, даже в движениях или в песне, но очевидно, что есть большой элемент сексуальности в их привлекательности. Любая сексуальность имеет двойственный характер: она возникает в глазах наблюдателя, а не от какого-либо откровенного действия Битлов».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хайди Хоффман (журнал «Дейтбук», 1964): «Это было классно! У Джона действительно светло-каштановые волосы. У Пола самые большие карие глаза, а Джордж слишком красив для слов. По какой-то причине Ринго был не в себе, потому что он сидел за своими барабанами, не глядя ни на кого и барабаня изо всех сил.

Они спели десять классных песен и спел каждый из «Битлз», включая Ринго, который спел песню «Мальчики». Все они были великолепны.

После 27-минутного выступления все стихли, в основном потому, что были слишком осипшими, чтобы что-то говорить. Некоторые начали уходить. Мы не собирались сдаваться так сразу. Мы зашли так далеко что собирались приложить все силы, чтобы встретиться с ними.

Мы встали и направились к задней части зала, потому что один из полицейских сказал нам, что там находятся гримерные комнаты. За нами никто не смотрел, поэтому мы с небрежным видом поднялись по лестнице мимо рядов, пока не подошли к небольшому балкону с видом на главный вход. На этой стороне были лестницы, и мы решили подняться по одной из них. Потом мы оказались в длинном зале с шестью дверями по обе стороны. Мы не знали, что делать дальше, и просто остановились там минуту.

Мы услышали, что кто-то за углом идет в нашу сторону и решили, что это полиция. Всё, что они могли сделать, это вышвырнуть нас. Внезапно мы оказались лицом к лицу с «Битлз»! Всё, что мы могли сделать, это стоять на месте и смотреть на них.

«У нас тут безбилетники», — сказал Джон своим ливерпульским акцентом.

«Это две девушки», — мягко произнес Пол.

«Так и есть», — добавил с улыбкой Ринго.

Они всё ещё были немного потными и не могли дышать. Они остановились на минуту, чтобы отдышаться, прежде чем Джордж спросил нас, кто мы такие. Нам удалось, что было удивительно, назвать свои имена. «Ну, это никоим образом не способ знакомиться», — сказал Пол, протягивая руку. Прежде чем мы осознали, что делаем, мы пожали им руки.

Слишком скоро Джон сказал нам, что они очень сожалеют, но им пришлось вымыться для их следующего выступления и пресс-конференции. К сожалению, мы попрощались и наблюдали со слезами на глазах, когда они направились в свою костюмерную. Мы вернулись по лестнице мимо рядов и вышли из зала в вестибюль. Там мы сели на два стула и просто смотрели друг на друга со слезами на глазах. К нам подошел полицейский и спросил, всё ли у нас в порядке. Мы сказали «да» и медленно вышли из здания».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Майра Ловенталь, ученица художественного училища, была обладательницей билетов на оба концерта. Когда в апреле поступила в продажу первая партия билетов, она простояла под дождем шесть часов. Также она выиграла два места в первом ряду на радиоконкурсе, после того как представила свои рисунки и картины, посвященные «Битлз». Более 30 экспонатов её творчества украшали костюмерную комнату «Битлз». Директор по рекламе спортивной арены Стэн Ободиак пообещал ей, что если группа захочет встретиться с художником, то он проведет её за кулисы во время перерыва. «Битлз», по-видимому, захотели. Но как позже сказал Ободиак, он не смог её найти. «Не могу описать своё разочароване», — сказала она. Что касается её экспонатов, то они исчезли».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В перерыве между концертами состоялась шумная пресс-конференция, которая была очень похожа на ту, что прошла в аэропорту Кеннеди в начале года, когда «Битлз» впервые очаровали скептическую нью-йоркскую прессу. Торонто был штаб-квартирой канадского клуба поклонников группы, поэтому они были расположены к тому, чтобы позировать для фотографий с молодыми представителями клуба, а также с мисс Канада, и в отличной форме, чтобы обмениваться шутками с армией репортеров, заполнивших помещение».

 

 

 

 

Барби Хейл (газета «Телегрэм» (Торонто), 8 сентября 1964): «Вчера в промежутке между двумя концертами «Битлз» на спортивной арене было несколько минут относительного спокойствия, хотя и не относительного здравомыслия. Это было время пресс-конференции «Битлз», которая стала самым посещаемым журналистами мероприятием этого турне. Конференция была проведена Дереком Тейлором, сотрудником пресс-службы «Битлз», таким образом, чтобы не было никаких жалоб и было как можно меньше путаницы.

Тейлор начал пресс-конференцию с того, что он зачитал две телеграммы: одну от жителя Чикаго, который хотел получить миндалины Битла, когда они будут удалены, и другую от жителя Саскачевана, который хотел получить воду из их ванны».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Пресс-секретарь «Битлз» Дерек Тейлор начал мероприятие с того, что прочитал письмо от поклонника в Саскачеване, который хотел собрать воду, в которой Битлы купались, и продать её. Было также предложение купить миндалины каждого Битла».

 

Барби Хейл (газета «Телегрэм» (Торонто), 8 сентября 1964): «Битлы прибыли минутой позже. Они приветливо улыбались под аплодисменты новостного корпуса и на несколько минут оказались под прицелом группы фотографов. Как обычно, было сделано несколько «специальных» снимков с диск-жокеями, с победительницей конкурса красоты (Мисс Канада), президентами клубов поклонников и тому подобным».

 

 

 

 

Слева направо: программный директор радиостанции «Си-Эйч-Ю-Эм» Алан Слайт, репортер Дж. Ричардс, Пол Маккартни и Дейв Джонсон.

 

 

 

Слева направо: Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»), Джордж Харрисон, Пол Маккартни, Джеффри Рэсин (вице-президент канадского филиала фирмы «Кэпитол»), Тейлор Кэмпбелл (менеджер по продажам), Ринго Старр, Дж. Эдвард Литхэм (директор по продажам).

 

Ник Кревен (газета «Стар», 18 февраля 2013): «В начале 1960-х Пол Уайт, работавший менеджером по маркетингу в канадской «Кэпитол Рекордз» в отделе артистов и репертуара, занимался обзором пластинок «И-Эм-Ай» в целях возможного выпуска их в Канаде».

 

Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»): «Каждую неделю я получал 50 пластинок от филиала компании «Кэпитол» в Великобритании. В партии пластинок, которая прибыла накануне Рождества 1962 года, был сингл с песней «Люби же меня» (Love Me Do). Когда все уже уходили с работы домой, я обычно сидел в офисе и слушал прибывшие образцы. Я прослушал песню и решил попробовать выпустить её в Канаде, потому что мне понравилась простота этой записи. Она отличалась от всего того, что выходило в то время».

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз в Канаде: Истоки Битломании»): «Нет сомнения, что роль Пола Уайта в продвижении «Битлз» в Канаде бесспорна. Можно сказать, что он был в нужном месте в нужное время, работая на «Кэпитол Рекордз», но его коллеги в США изначально не считали нужным выпускать эти пластинки. Просто так получилось, что Пол опередил события. Кроме того, в своих отношениях с радио и прессой он был очень мягок и обаятелен, и это действительно способствовало его успеху».

 

Ник Кревен (газета «Стар», 18 февраля 2013): «Уайт сразу же решил, что должен немедленно выпустить эту пластинку. Как это часто случалось в то время, Уайт не потрудился получить у «И-Эм-Ай» мастер ленту. Вместо этого, сингл с песнями «Люби же меня» (Love Me Do) и «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You) были просто скопированы с сингла от «Парлофон». Таким образом, когда 18 февраля 1963 сингл от канадской «Кэпитол Рекордз» вышел в свет, то на нем была версия песни «Люби же меня» с Ринго на ударных. Так благодаря усилиям Пола Уайта, Канада стала первой страной на другой стороне Атлантики, подхватившей волну надвигающегося британского вторжения».

 

Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»): «Но первую реакцию публики на эту песню можно было назвать «Не люби же меня». Несмотря на все мои усилия, было продано всего 170 экземпляров. Потом я попробовал выпустить следующую пластинку — «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), и было продано около 280 штук. Третий сингл «От меня тебе» (From Me To You) был продан в количестве почти 300, а затем вышла «Она любит тебя» (She Loves You), и все вокруг просто сошли с ума».

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз в Канаде: Истоки Битломании»): «Безудержный успех этого сингла, вышедшего в сентябре 1963 года, побудил Пола Уайта переиздать ранние синглы, чтобы удовлетворить спрос. В итоге «Люби же меня» (Love Me Do) в этот раз разошлась тиражом около 100 000 экземпляров. После этого, чтобы удовлетворить стремительно растущую популярность группы, Уайт начал выпускать кавалькаду синглов: «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Всю мою любовь» (All My Loving) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Все они быстро сметались с прилавков».

 

Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»): «Я выпускал их синглы как сумасшедший, и некоторые из них не были доступны в Штатах. Синглы «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Всю мою любовь» (All My Loving) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) мы, вероятно, экспортировали более 100 000 копий каждого. Они поднялись довольно высоко в чартах «Биллборд», и именно тогда мне сказали, что это круто. Так что всё в итоге получилось хорошо».

 

Пирс Хеммингсен (автор книги «Битлз в Канаде: Истоки Битломании»): «В итоге экспорт из Канады в США приблизился к 350 000 экземпляров каждого из этих синглов. Если к этому добавить три сборных альбома Уайта, выпущенных в Канаде: «Битломания! С Битлз» (Beatlemania! With The Beatles), «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), то он продал почти три миллиона синглов и альбомов».

 

Пол Уайт (глава репертуарного отдела канадского филиала фирмы «Кэпитол»): «Разрабатывая и составляя эти альбомы, я всё делал в рамках закона. Никто никогда не говорил мне: «Что ты делаешь?», потому что менеджменту в то время было на это наплевать. Вот почему у меня были развязаны руки. Но в январе 1964 года я утратил свою автономию на выпуск пластинок «Битлз». Это произошло после того, как «Кэпитол» выпустили в США сингл «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand) и он занял первую позицию в хит-парадах. После этого там решили, что всё в Северной Америке должно проходить через них. Это был первый раз, когда мне сказали: «Больше никаких «сорокапяток», больше никаких самостоятельных пластинок».

 

прим. – Пол Уайт встретился с участниками группы «Битлз» 12 февраля 1964 г.

 

 

 

 

«Битлз» с мисс Канада 1964 Кэрол Энн Балмер. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

С репортером газеты «Торонто Дейли Стар» Мишел Финни.

 

 

 

 

 

 

 

С Труди Медкалф — президентом канадского отделения клуба поклонников «Битлз».

 

 

 

 

 

 

 

Труди Медкалф (президент канадского отделения фан-клуба «Битлз», 1964): «Мне было тогда 15 лет. Наш клуб поклонников в 1964 году был самым большим в мире. У нас было 54 000 человек. Даже после всех этих лет я всё ещё помню свою маленькую речь: «От имени крупнейшего клуба поклонников «Битлз» в Канаде я хочу поприветствовать вас в нашем городе. Мы вас очень любим». В этот момент Пол Маккартни положил мне на плечо руку и пошутил: «Но на самом деле это не так, да?». Я был взволнована и совершенно выбита из колеи, но каким-то образом мне удалось продолжить свою речь. «Мы надеемся, что вы запомните ваш визит в Торонто».

Потом Пол сделал дубль два, когда увидел, что на мне было надето. Это был кюлот, знаете, такая юбка-брюки, скроенная так, чтобы выглядеть как юбка. Пол потеребил ткань и спросил: «Это детские штанишки, голубушка? Мне нравятся». Я чуть не умерла на месте. Можете представить волнение молодой девушки, когда Пол Маккартни делает что-то подобное?»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Барби Хейл (газета «Телегрэм» (Торонто), 8 сентября 1964): «Как только Тейлор объявил об окончании фотосессии, «Битлз» сразу же перестали позировать, но один джентльмен по-прежнему настаивал на том, чтобы сфотографировать их. Он стоял посередине по отношению к ним, поэтому они разделились на пары и оставили его в подвешенном состоянии. Он переместился, чтобы сфотографировать Джона и Ринго. Ринго отошел и встал с Полом, а Джордж и Джон снова встали посередине. Патовая ситуация. Больше никаких специальных снимков.

Они приняли несколько подарков и стали отвечать на вопросы журналистов. Они сидели за четырьмя микрофонами, которые были установлены на сцену арены после того, как кто-то из девушек стащил их после первого концерта».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Сначала вопросы задали местные диск-жокеи, потом президенты клубов-поклонников, потом мисс Канада, и лишь затем начались вопросы представителей прессы».

 

Барби Хейл (газета «Телегрэм» (Торонто), 8 сентября 1964): «А потом начались вопросы. Всё те же вопросы, на которые они отвечали с начала турне».

 

Вопрос: Сколько денег вы зарабатываете вместе?

Джон: Много.

Вопрос: Вы уйдете из шоу-бизнеса, когда заработаете достаточно, чтобы можно было уйти?

Джон: Мы уже сделали достаточно, чтобы можно было уйти прямо сейчас, но мы не собираемся этого делать.

Джордж: Мы жадные.

Вопрос: Во сколько вы встаете утром?

Джон: В два часа дня.

Вопрос: Вы думаете подаете хороший пример курением?

Джордж: Мы не подаём примеры.

Пол: Почему мы должны?

Ринго: Мы даже выпиваем.

Вопрос: Говорят, что вы обращаетесь к материнскому инстинкту девушек.

Джон: (с ухмылкой) Это грязная ложь.

 

 

 

 

 

Мишел Финни (газета «Торонто Дейли Стар», 8 сентября 1964): «Во время пресс-конференции ребята были очень терпеливы. Ринго был первым, кто от неё устал, и в один момент он шепотом спросил у меня, сколько ещё осталось людей и вопросов.

Я думаю, что первое, что поразило меня в «Битлз», было то, насколько нормальными они казались. Вблизи в них нет ничего необычайно гламурного или чрезвычайно эффектного. Это были просто четверо обычных, довольно бледных, худощавых молодых людей, которые выглядели счастливыми и дружелюбными.

Хотя они улыбались и казались веселыми, у них были заметны явные признаки стресса. Джон, Пол, Джордж и Ринго выглядели так, словно нуждались в солнце и отдыхе. Но это не повлияло на их хорошее настроение. Когда я спросил о том, что в некоторых газетах написали о том, что они апеллируют к материнскому инстинкту большей части женской аудитории, Джон рассмеялся: «Это грязная ложь», — сказал он».

 

 

 

 

Вопрос: Что вы думаете о пресс-конференциях?

Джон: Они очень веселые, не так ли?

Вопрос: Это турне вас не утомило?

Джордж: Оно нас измотало.

Джон: Оно чуть не убило нашего дорожного менеджера.

Вопрос: Мистер Маккартни, что вы думаете об американских девушках?

Пол: (невинно моргая) Почему я? О, я люблю их. Они такие же, как девушки где-либо ещё.

Вопрос: Это правда, что вы назвали гору Гамильтона Битловской горой?

Джон: Да, но я не знаю, шутка это или нет. Мы сказали это по телефону.

Вопрос: Что повлияло на вашу широкую популярность, ваша музыка или вы сами?

Пол: О, это была музыка в первую очередь, я думаю.

Вопрос: Почему бы вам не записать все песни, которые вы сочинили?

Пол: Это плохая политика, заполонять рынок пластинками, как это делается в Америке.

Вопрос: Если музыкальный тренд изменится, вы последуете за ним?

Джон: Если будет в основном то же самое, то, я думаю, последуем.

Вопрос: Как долго, по-вашему, вы продержитесь?

Джон: Дольше вас.

Вопрос: Чего английского вам больше всего не хватает?

Джон: Наших домов.

Джордж: Горячего чая.

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Что вы думаете о королеве?

Джордж: С ней всё в порядке. Она хорошо выполняет свою работу.

Вопрос: Когда-нибудь вас посвятят в рыцари?

Джордж: На следующей неделе.

Вопрос: Как вы будете голосовать?

Пол: Мы недостаточно разбираемся в политике, чтобы голосовать.

Вопрос: Что вы думаете о Бэрри Голдуотере?

Джордж: Ну, он не очень весёлый, правда?

Вопрос: Ринго, ты всё ещё учишься улыбаться?

Ринго: О, ты не обращал особого внимания, не так ли? Видишь? (озаряется быстрой улыбкой) Я довольно часто улыбаюсь.

Вопрос: Джордж, история о том, что ты плеснул в фотографа в Лос-Анджелесе, правда?

Джордж: Ну, нас пригласил владелец «Виски Гоу-Гоу», чтобы выпить в спокойной обстановке. Фотографов попросили уйти, но они остались. Был один, кто продолжал ослеплять меня вспышкой, поэтому я благословил его тем, что было в моем стакане. Они подретушировали фотографию так, чтобы казалось, что стакан был полон.

Вопрос: Как вам освещение в прессе?

Джордж и Джон: Очень хорошо.

Пол: Очень справедливо.

Вопрос: Вы когда-нибудь опасались за свою жизнь в этом турне?

Джон: Нет.

Вопрос: Вы покинете город после выступления сегодня вечером?

Ринго: Не думаю, что мы уедем сегодня вечером.

С такими строгими охранниками вокруг них становится ясно, что, если «Битлз» не захотят давать пресс-конференцию, никакое давление не сможет их заставить делать это. Но они это делают, с юмором отвечая на бесконечную череду однотипных вопросов.

Похоже, что Пол — самый серьезный из всех, Джон и Джордж не столько отвечают на вопросы, сколько уходят от ответа, а Ринго просто сидит и взирает на мир сквозь сигаретный дым, говоря только тогда, когда спрашивают непосредствено его. В конце концов, он знает, как и все присутствующие в этой комнате, что все эти стареющие взрослые, задающие вопросы, не будут среди тех, кто заплатил пять долларов за возможность криком выразить своё обожание».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В каждом городе, куда мы приезжали, в течение часа проходила пресс-конференция. Большинство из этих людей не знали рок-н-ролла. Это было просто их работой. Вы приезжаете в Торонто, вы находитесь там в течение одной минуты, а какой-то пареь спрашивает: «Ну, Джон, как тебе женщины в Торонто?» И Джон отвечает: «Как я могу знать женщин в Торонто?» Им удавалось выдерживать все те пресс-конференции, потому что они были очень юморными. Помните в фильме «Вечер трудного дня» кто-то спрашивает: «Как вы нашли Америку?» А в ответ: «Мы повернули налево от Гренландии». Пресс-конференции были несуразными. Мало того, что на них были журналисты, которые ничего не знали о рок-н-ролле, но там ещё были победители конкурсов от журналов, и им иногда позволяли задать вопрос. Так что это был полный непрофессиональный маскарад».

 

 

 

 

Мишел Финни (газета «Торонто Дейли Стар», 8 сентября 1964): «В перерыве между концертами я встретилась с «Битлз» в их гримерке. Когда я вошла, они все сосредоточенно смотрели телевизор. На экране шла какая-то сцена битвы, и Битлы смотрели на неё широко раскрытыми глазами. Но при этом они легко общались.

Они все курили. Ринго поднялся на ноги, издав без видимой причины громкий стон. Джон жевал таблетки от кашля.

Я спросила, что в них является самым привлекательным для аудитории — их музыка или они сами. «Это определенно музыка», — ответил Джон.

Почему все сходят по ним с ума? «Люди всегда ищут идолов», — объяснил Джордж. — «В этом возрасте это происходит со всеми нами».

Если бы в музыке изменился тренд, они бы тоже изменились? «Это будет зависеть от тренда», — ответил Джон. – «Если в основном он останется таким же, конечно мы тоже изменимся».

Как они себя почувствовали, когда мальчики из семей рабочего класса стали на равных с герцогинями и тому подобными людьми? «Нам все равно», — сказал Джордж. – «В любом случае, они все одинаковые. Разница лишь в небольшом количестве денег и образовании».

Почему их поклонники так им преданны? «Я не могу придумать ни одну из причин», — сказал Джон. – «На самом деле, меня это удивляет. Я иногда думаю об этом, но никак не могу понять».

Беспокоятся ли они о том, что сумасшествие по «Битлз» исчезнет? «Нет», — сказал Пол. – «Раньше мы много беспокоились о деньгах. Но сейчас у нас всё есть. Мы можем уйти прямо сейчас и делать всё, что захотим. Поэтому мы больше об этом не беспокоимся».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Своё второе выступление «Битлз» начали около десяти часов вечера».

 

 

 

Газета «Уиндсор Стар» (8 сентября 1964): «О, пустите меня к ним!» Эта девушка подросткового возраста оказалась единственной покинувшей своё место во время вечернего представления «Битлз» на арене «Кленовый лист» в Торонто в понедельник. Во время последней песни «Битлз» она бросилась к сцене, но была задержана полицейским».

 

 

 

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Второй концерт закончился около девяти часов вечера. Группу снова посадили в бронированный автофургон. Пытаясь не попасться на уловку с лимузином, в этот раз поклонники собрались у запасного выхода. «Вход был достаточно широк, чтобы через него могло въехать транспортное средство, но так, чтобы рядом с машиной не смог пройти человек», — сказал полицейский Брюс Вуд. – «Я оказался зажат между стеной, автомобилем и зеркалом заднего вида. К счастью, зеркало оторвалось».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «За свои выступления група получила 93 000 долларов».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Дав два концерта «Битлз» установили рекорд посещаемости арены в Торонто. В общей сложности концерты посетили 35 522».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «После окончания второго концерта в 1.30 ночи в номер «Битлз» постучали официальные лица Торонто, но их не приняли».

 

Питер Хауэлл (thestar.com): «Фил Дживенс, мэр Торонто, рискнул подняться на восьмой этаж. Он хотел встретиться с «Битлз», но они отказались. «Мэр возмутился, но его попросили покинуть этаж», — говорит Барри Джонс, офицер, который охранял дверь».

 

Газета «Дейли Стар», Канада, 8 сентября 1964: «Битловская блондинка оскорбила мэра. Мэр Филип Дживенс получил отказ, когда попытался увидеть «Битлз» в их гостиничном номере. По словам мэра, сегодня в 1:30 утра он и его жена позвонили в отель «Кинг Эдвард» — примерно через два часа после выступления «Битлз» — и получили «очень грубый прием». Когда он постучал, открыла какая-то блондинка и взяла его визитную карточку. «Затем она сказала: «Двое из них спят, а двое с родственниками. Велено никого не впускать, и захлопнула дверь перед моим лицом».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)