Выступление в зале «Олимпия», Детройт

6 сентября 1964 г.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Прибытие «Битлз» в Детройт в 1 час ночи должно было оставаться в секрете, но местная радиостанция рассказала об этом, и в аэропорту их встречала толпа в 3500 поклонников.

Из аэропорта «Битлз» направились в отель «Уиттиер». На автомагистрали Эдсель Форд творилось безумие. Лимузин то и дело обгоняли поклонники, которые высовывались из окон — пока их не взяли под контроль мотоциклисты. Двое упали с мотоциклов».

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «Чтобы выспаться не было и речи. Каждый день мне приходилось делать по пятнадцать радиопередач. Они освещали все возможные аспекты, связанные с «Битлз»: что они ели на завтрак, обед и ужин, как толпа и отдельные фанаты реагировали на них во время концертов, как обеспечивалась безопасность, интервью с местными диджеями, которые транслировали музыку «Битлз» и почти ежедневные интервью с самими Битлами».

 

 

 

 

Группа остановилась в отеле «Уиттиер».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Детройте Джон объявил, что «Битлз» не будут играть в Джексонвилле, если публика будет разделена по расовому признаку».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в зале «Олимпия», Детройт».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В Детройте состоялось два концерта, на каждом из которых присутствовало по 15 000 человек».

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Цена на билеты на дневной и вечерний концерты составляла 2, 3, 4 и 5 долларов. Все билеты были проданы».

 

 

 

«Битлз» прибыли в «Олимпию».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Каждое из выступлений «Битлз» длилось 20 минут».

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нэнси Кейн: «Мне было тогда 14 лет. Мой отец, Чарли Кейн, был корреспондентом «Ассошейтед Пресс» в Детройтском бюро. Когда он взялся освещать первый в истории визит «Битлз» в Детройт, он предложил «Ассошейтед Пресс», что было бы забавно, чтобы девочка-подросток также написала от себя о своих впечатлениях. Конечно, до этого он на протяжении нескольких недель постоянно слышал от меня бесчисленные комментарии, типа: «Вот было бы здорово встретиться с Битлз». Благодаря моему отцу, мне повезло стать этой девочкой-подростком.

Когда певица Джеки ДеШеннон, выступавшая перед «Битлз», закончила свою последнюю песню, толпа из примерно 15 000 подростков начала кричать все громче и громче, желая увидеть «Битлз». К тому времени, когда она ушла и «Битлз» вышли на сцену, всё, что можно было услышать, это один долгий крик радости».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Посреди бушующей толпы на стадионе в Детройте выделялся один плакат: «МЫ С ТЬЮ-БРУК (улица в Ливерпуле)! МЫ ГОРДИМСЯ ВАМИ».

 

Брайен Эпстайн: «Возможно, что самым волнующим для меня в этом турне было, когда в Детройте на стадионе «Олимпик» Пол объявил песню «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love). В зале встали четыре девушки и с истинно ливерпульской решительностью стали размахивать транспарантом, на котором было написано: «Мы с Тьюбрука. Мы гордимся вами». Для всех нас, неважно, сколько миль между нами и клубом «Пещера», Ливерпуль всегда останется нашим домом».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нэнси Кейн: «Мы с папой находились рядом со сценой. Мы стояли всего в нескольких метрах от «Битлз». Когда они были на сцене, то их музыку невозможно было расслышать. Всё заглушал один непрекращающийся громкий крик аудитории, которая состояла в основном из молодых девушек-подростков, и они кричали на протяжении всего концерта.

Некоторые из поклонников бросались к сцене, но охранники оттесняли их назад. Из аудитории на сцену летели леденцы. Я подобрала несколько конфет. Некоторые из них отскочили от одного или другого Битла, и на следующий день я раздала их друзьям в школе».

 

 

 

 

 

 

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «Во время своих репортажей я также сообщал об ассортименте вещей, которые поклонники бросали на сцену во время выступления «Битлз». Среди предметов, которые прилетали по воздуху, были торты, леденцы, различные элементы одежды — особенно женское нижнее белье, и ювелирные изделия».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Между выступлениями состоялась пресс-конференция.

 

 

 

 

 

Нэнси Кейн: «После концерта мы с папой отправились за кулисы на короткую пресс-конференцию. Мне посчастливилось стоять прямо за «Битлз», ближе всего к Ринго. Он пожал мне руку. У меня были блокнот и ручка. Я была как репортер, готовый делать заметки. Это была моя первая пресс-конференция. Так как я была одной из самых молодых в этой комнате, «Битлз» мне улыбнулись и сказали: «Привет». Я улыбнулась в ответ и тоже поздоровалась с ними».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Мисс Вермонт, Мисс Вооруженные Силы и несколько других королев красоты удостоились частной аудиенции с Битлами».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нэнси Кейн: «Во время конференции я спросила, понравился ли им Детройт. Кто-то ещё тоже задал этот вопрос».

 

Дерек Тейлор: (обращаясь к прессе) Если кто-нибудь захочет задать вопрос, поднимайте руку.

Вопрос: Вам понравился Детройт?

Джон: Классный.

Пол: Из того, что мы видели.

(смех)

Джон: А увидели мы очень мало. Концерт. Нам понравился.

Вопрос: Нет разочарования в том, что не увидели?

Джон: Нет. Мы приехали сюда, чтобы выступать, а не смотреть, понимаете.

Пол: Хотя немного из этого увидели.

Вопрос: Если уши плотно заткнуть ватными тампонами, то шум уменьшится, так что этот шум…

Джон и Пол: Нет.

Джон: Мы к этому привыкли.

Джордж: Мы к этому невосприимчивы.

Вопрос: Это не нарушает вашу музыкальную слаженность?

Пол: Звучит хорошо.

 

 

 

 

 

 

Вопрос: Как вы думаете, какой артист или музыкальная группа оказали на вашу музыку наибольшее влияние?

Джон: (шутливо) Ники Кафф (прим. — 9 июня 1957 года группа «Кворримен» играла на прослушивании для «Шоу открытий Кэрролла Левиса», где, в итоге, уступила первое место группе «Саннисайд Скиффл», главной особенностью которой было наличие в ее составе карлика Ники Каффа).

Пол: Ники Кафф, я бы сказал. Нет, э-э … Американские цветные группы, в основном. И ранний Элвис Пресли.

Джордж: На самом деле, Детройтское звучание.

Джон: На самом деле, да.

Джордж: На самом деле, да. Музыканты [лейбла] «Тамла-Мотаун» наши любимые. «Мириклз».

Джон: Нам нравится Марвин Гэй.

Джордж: «Импрешинз», Марвин Гэй.

Пол с Джорджем: Мэри Уэллс.

Джордж: «Экситерс».

Джон: Только названий с восемьдесят.

Ринго: Чак Джексон.

Вопрос: Сколько пластинок «Битлз» продано?

Ринго: Даже не знаю.

Джон и Джордж: Мы не знаем.

Джон: Говорят, что много.

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

Вопрос: Какой сюжет фильма (Вечер трудного дня) вам нравится больше всего?

Джон и Ринго: Сюжет на поле.

Джордж: И сюжет в ванной. Мы смеялись, так ведь. Смешно. Мы смеялись, во всяком случае.

Вопрос: Леденцы «Джеллибинс» докучают вам на сцене?

«Битлз»: ДА!

Джон: Это ужасно.

Пол: Хуже, когда на самом деле это не леденец. Когда это… Как-то было что-то вроде того длинного серебряного штыря, который используется с килтом в Шотландии.

(смеется)

Пол: Он пролетел мимо со скоростью около двухсот миль в час. Пролетел рядом со мной.

Ринго: Очень опасный.

Вопрос: Это такая эмоциональная поддержка? Они бросают это ради вас или против вас?

Пол: Мне кажется, да.

Джон: А когда у них нет сладостей, они бросаются всё, что у них есть, а это больно.

Вопрос: Вы когда-нибудь бросали что-нибудь обратно?

Ринго и Джон: Нет.

Джон: Я думаю, один разок сделали.

Вопрос: Вы уже написали новый сценарий?

Джон: Нет. Я его не пишу. У меня времени остается только на то, чтобы заснуть.

Вопрос: Исключая время выступления на сцене, после того, как концерт заканчивается, вы общаетесь друг с другом или каждый занимается чем-то своим?

Джордж: Ну, мы не можем заниматься чем-то своим…

Вопрос: Или это как в фильме?

Джон: Как в фильме.

Ринго: Да.

Джордж: Мы всё делаем вместе, не так ли?

Пол: Особенно в турне, знаете ли.

(смех)

Пол: Это не было шуткой.

Джордж: (обращаясь к остальным) Ну, они выпимши.

Пол: Конечно, это была шутка. Хорошая шутка, чувак.

 

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: С этими леденцами, как вы думаете, следует ли полиции выдворять из зала тех подростков, которые бросают…

«Битлз»: НЕТ!

Пол: Это глупо, знаете ли.

Джордж: Они просто должны забирать леденцы на входе.

Джон: Или просто их съедать.

Пол: Просто попросите их не бросаться ими. Вместо этого пусть бросают серпантин. У нас будет вечеринка.

Джон: Или воздушные шарики, или что-то легкое.

Вопрос: Как вы, ребята, реагируете каждый из вас, когда видите, как эти подростки плачут в состоянии истерии?

Джон: Я не знаю. Если ты на сцене, ты действительно думаешь о том, что играешь, понимаете.

Джордж: И это зависит от того, насколько яркий свет [в зале].

Джон: Иногда просто ничего не видно.

Джордж: Ну да.

Пол: Такая всеобщая реакция — это просто одно из проявлений лести. Просто приятно думать, что…

Джордж: Или раскрепощения.

Пол: Знаете, я не думаю, что они плачут, потому что несчастны. В любом случае, я надеюсь, что нет.

Вопрос: Парни, считаете ли вы себя одновременно и исполнителями, и романтическими кумирами?

«Битлз»: (смеются)

Джон: Мы всего лишь исполнители, знаете ли. Или крикуны, назовите как хотите.

Вопрос: Что вы думаете обо всех психологах, которые дают…

Джордж: А… вздор.

 

 

 

 

 

 

 

Вопрос: … все эти труднопроизносимые, заумные определения того, что всё это значит?

Джордж: Чепуха.

Джон: Им больше нечего делать, этим парням.

(смех)

Вопрос: Какими ещё вы обладаете талантами? Например, мы знаем, что вы поете, мы знаем музыку, мы знаем, что вы пишите, мы знаем, что вы фотографируете. Что ещё вы умеете?

Джон: Я рисую…

Джордж: Акробатика. Всякое разное.

Джон: …но паршиво.

Вопрос: А, я не расслышал, что вы сказали…

Джон: (насмешливым голосом) Ну, ты пропустил это! Ха-ха-ха-ха! (фыркает)

(смех)

Пол: (шутливо) О, он сегодня злобный.

Джордж: (смеется)

Вопрос: Если бы у вас был сын, возможно, у кого-то из вас…

Джон: У меня есть, у меня есть.

Пол: У него есть сын.

Джон: У меня есть такой.

Вопрос: … вы бы хотели, чтобы он стал Битлом когда вырастет?

Джон: Нет. Какой смысл. Когда он вырастет, все это станет неактуально.

Вопрос: Как долго, по-вашему, это продлится?

Джон: Понятия не имею.

Пол: Это, вероятно, не продлится так долго, правда?

Джон: Нет.

Джордж: Я имею в виду, ему сейчас 38!

(«Битлз» смеются)

 

 

 

 

Вопрос: Почему песня «Мир без любви» была отдана к Питеру и Гордону?

Джон: Потому что мы с Полом не были от неё в восторге, но они её услышали и хорошо спели. Поэтому мы её отдали им.

Вопрос: Они сделали отличную работу.

Джон: Они хороши, не так ли. К тому же, у них есть ещё одна новая.

Пол: Да, новая.

Джон: Купите её.

Пол: В ваших местных магазинах звукозаписи. «Я больше не желаю тебя видеть».

Дерек Тейлор: «Я больше не желаю тебя видеть», Питер и Гордон.

Пол: (шутливо) Это не рекламная уловка, между прочим.

Вопрос: Какая идея была в том, чтобы отрастить волосы такими длинными?

Пол: Это не было…

Джон: Мы всегда… Мы познакомились, когда уже каждый был с длинными волосами, не так ли?

Джордж: Да.

Пол: Ну, на самом деле они не были такими длинными, но они были длиннее, чем принято. Это не было какой-то идеей, что мы вдруг решили, знаете: «Ха-ха, это будет хитрая выдумка». На самом деле, мы даже не знали, что это был рекламный приём, пока кто-то не сказал нам об этом, понимаете. Нас продолжают спрашивать, знаете… Представители прессы спрашивают: «Что у вас с волосами?» «Да такие же как у всех, не так ли?» Мы были немного глупыми в те дни.

Вопрос: Кто самый главный конкурент для «Битлз»?

Джон: Элвис.

Пол: Софи Такер.

(смех)

Вопрос: Он всё ещё продает столько много пластинок?

Джон: Да, и у него всё хорошо. Знаете, он не лодырничает.

Вопрос: Наряду с «Битлз», какая из британских групп ваша любимая?

Джордж: «Энималз».

Джон и Ринго: «Стоунз».

Пол: И «Сёрчерз».

 

 

 

 

Вопрос: «Энималз» выступили в Нью-Йорке в зале «Парамоунт», и он был наполовину пуст.

Джон: Ну, видите ли, их пока никто не знает. Но узнают. Они хорошая группа.

Пол: Хорошая группа.

Вопрос: Когда у вас заканчиваются выступления, и вы, парни, возвращаетесь домой, вы слушаете альбомы?

Джон: Иногда. Не очень часто.

Вопрос: И что именно вы слушаете?

Джон: Рок-н-ролл.

Пол: Или тех, кого мы упоминали ранее, особенно тех, кто записывался здесь, в Детройте.

Вопрос: Но не Бэйси или Ширинг?

«Битлз»: Нет.

Джордж: У меня есть альбом Шеринга, но у вас должно быть хорошее настроение, чтобы его слушать.

Пол: Мы не очень большие поклонники джаза. Нам нравится понемногу всякой музыки.

Вопрос: Как насчет Джорджа Гершвина? Джерома Керна? Коула Портера?

Джон: Они хороши, знаете ли, но с ума по ним я не схожу.

(смех)

Пол: Они замечательные, знаете ли, но нам нравятся другие вещи.

Вопрос: У вас была возможность встретиться с Элвисом Пресли, и если да, то как он отреагировал на вас?

Джон: Мы с ним не встречались. Но хотели бы, понимаете.

Вопрос: Как насчет Манчини?

Джон: Генри Манчини? (прим. — американский дирижёр и кинокомпозитор)

Пол: Он великолепен!

Джордж: На самом деле, мы встретили его в ночном клубе в Лондоне, хотя, думаю, он этого не заметил.

Дерек Тейлор: Можно ли немного уменьшить шум? Можно ли мы немного снизить шум там сзади?

Вопрос: Я бы хотел задать вопрос Ринго. Правда ли, что вы заявили, что хотели бы стать диск-жокеем, если бы не были в «Битлз»?

Ринго: Хм, нет. Кто-то спросил: «Что ты собираешься делать, когда все закончится?», и я ответил: «Не знаю, но было бы здорово стать ди-джеем». И с тех пор я стал ди-джеем, об этом стали рассказывать, понимаете. И теперь постоянно будут писать: «Ринго уходит, чтобы стать ди-джеем», но это не так.

Вопрос: Ринго, ты помолвлен?

Ринго: Нет, я не помолвлен. Стоит только появиться с кем-нибудь, и брак разрушится, и нет никаких шансов.

Джон: (обращаясь к Ринго) У тебя нет шансов, да?

Вопрос: Как насчет тебя, Джон, когда все закончится… у тебя есть какие-нибудь планы?

Джон: Нет, знаете ли. Нет планов, нет. Зачем планировать?

Пол: Ну, знаете, единственное, что действительно звучит как план, — это то, что мы с Джоном, вероятно, будем писать песни. Но кроме этого, никто не строит никаких планов.

Вопрос: Парни, известно, что футбол в Европе — это большой спорт. У вас есть какой-нибудь любимый вид спорта в Америке, например, бейсбол или американский футбол?

Джон и Ринго: Нам ЛЮБОЙ спорт не нравится.

Пол: Очень неспортивные, на самом деле. Курение — это спорт.

Вопрос: Что вы думаете о группах «Пятерка Дэйва Кларка» и «Роллинг Стоунз»?

Ринго: Ну, «Роллинг Стоунз» — хорошая группа.

Джон: Мы только что говорили об этом. Нам нравится «Стоунз», понимаете. «Дэйв Кларк» тоже хорошая группа, но мы предпочитаем «Стоунз».

Вопрос: Джон, ты уже работаешь над новой книгой?

Джон: Да.

Вопрос: Да? Есть идеи, когда она выйдет?

Джон: О нет, знаете. (Смеясь) Выйдет, когда закончу.

Вопрос: Можете сравнить американское радио с британским?

Джордж: Их нельзя сравнивать, на самом деле, потому что в Англии есть «Би-Би-Си» и ещё пара коммерческих станций, которые находятся за пределами Британии… за пределами зоны. В Америке в каждом городе их около тридцати. Так что не сравнить.

Ринго: Здесь намного лучше.

Джон: Здесь намного веселее, на радио.

Пол: Более захватывающее, радио здесь.

 

 

 

 

Девочка на заднем плане — Нэнси Кейн.

 

 

 

 

Джордж Хантер берет интервью у Ринго.

 

Нэнси Кейн: «Об этой пресс-конференции я написала заметку для «Ассошейтед Пресс». Когда мы с отцом возвращались домой, то обнаружили, что плохо слышим. Мы всё ещё были немного оглохшими от кричащей толпы. Охранник сказал нам то же самое — он думал, что потерял слух. В течение ещё нескольких дней после этого в наших ушах оставался звон».

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «В Детройте после окончания концерта полицейские поднялись на сцену, и начали хватать часы и все остальное, что имело ценность, засовывая их в свои карманы».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «За выступления в двух концертах «Битлз» получили 60 000 долларов.

После выступления они покинули Детройт и направились в Мичиган. В конечно счете они пробыли в Детройте менее 24 часов».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «После окончания второго концерта мы сразу же умчались в аэропорт, чтобы вылететь в Торонто. Мы пробыли в Детройте всего 23 часа».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «После отъезда радиостанция купила простыни из отеля «Уиттиер», после чего маленькие кусочки постельного белья продавались поклонникам».

 

 

 

Кусочки простыней (1 х 1 см каждый), на которых спали «Битлз», в 2009 г. были выставлены на аукцион за 400 долларов США.

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)