Выступление в Чикаго в Международном Амфитеатре.

5 сентября 1964 г.

 

Боб Барри (диск жокей): «В субботу [5 сентября], перед тем, как группа уехала в Чикаго, я зашел к ним в отель. Я не знал, в каких комнатах они спали, если вообще спали. Я зашел, чтобы сфотографироваться с ними. Когда я поднялся на седьмой этаж, все четверо были в одной комнате. Там стояла кровать, которая была завалена едой, одеждой и прочим. Мне показалось, что у них тут был бой подушками. Мы хотели в этой комнате взять у них интервью и сделать несколько фотографии, но кто-то из их окружения сказал, что нам нужно перейти в другую свободную комнату, расположенную дальше по коридору. Мы могли сфотографироваться там, потому что в этой комнате у них был беспорядок».

 

 

 

С Бобом Барри.

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «На снимке я с Полом Маккартни в отеле, утром следующего дня после концерта».

 

Боб Льюис (фотограф): «Они получили массу подарков. Среди них были мягкие игрушки, ящики с шампанским, много тортов. Их было очень много. Никогда не видел ничего подобного. Группа попросила отправить все мягкие игрушки и подарки от поклонников в детскую больницу, но они оставили себе почту. А еще Ринго взял себе шампанское».

 

Боб Барри (диск жокей): «Когда мы фотографировались в соседней комнате, так как в их номере был беспорядок (настоящее стихийное бедствие с пустыми бутылками из-под кока-колы, недоеденной пищей, перьями из подушек, мятой одеждой и постельными принадлежностями, раскиданными по всей комнате), мой магнитофон с записанным интервью кто-то украл. Наш предельно драматичный репортер Рэймонд Э. Спенсер вышел в эфир вместе с генеральным директором и совладельцем радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай» Розой Бартелл, умоляя вора вернуть украденную вещь и пообещав, что радиостанция не будет возбуждать дело. Через час нам позвонила монахиня из монастыря Сестры Святого Франциска. Кто-то оставил магнитофон на скамье в часовне».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Перед тем, как они покинули Милуоки, Маккартни позвонил 14-летней девочке по имени Кристина Катлер, которая лежала в ​​больнице Святого Франциска. У неё был билет на концерт, но в последнюю минуту она не смогла пойти, потому что ей стало очень плохо. Один из врачей позвонил в журнал «Милуоки», чтобы попытаться организовать контакт с её любимыми «Битлз». Маккартни согласился позвонить ей и сделал это в субботу в 2.30 дня».

 

 

 

У Кристины Катлер было заболевание, которое врачи не смогли диагностировать. Ситуация с её здоровьем была настолько серьезной, что лечащий врач не был уверен в том, выживет она или умрет. Став взрослой, Кристина Катлер убеждена, что её болезнь была вызвана воздействием пестицида ДДТ.

Желая поддержать Кристину, её тетя связалась с газетой, которая обратилась к Полу Маккартни с просьбой позвонить девушке в больницу. Как сказал Ринго, обычно Пол звонил по телефону больным детям, находящимся в больнице. Персоналу сказали, что Пол позвонит около 14:15, но попросили не говорить об этом Кристине на случай, если что-то не получится. Так как телефонный коммутатор отеля был перегружен звонками поклонников, пытающихся поговорить с «Битлз», Полу было трудно дозвониться до больницы Святого Франциска. Дозвониться удалось только в 14:30.

 

Кристины Катлер: «Разговор длился всего около двух минут, и мне было очень трудно говорить, потому что болело горло. Пол спросил, как я себя чувствую, и я ответила, что хорошо. У Пола Маккартни был сильный английский акцент. Я спросила его, планируют ли «Битлз» ещё раз приехать в Милуоки, и он ответил: «Такие решения принимает наш менеджер». Прежде чем он закончил разговор, Пол сказал: «Ну, теперь я должен повесить трубку, понимаешь, но ты улыбнешься. Это главное, ты знаешь».

Мое самочувствие действительно улучшилось, и я считаю, что этот разговор помог мне поправиться, хотя бы немного.

Потом, когда история о разговоре с Полом появилась в газете, я стала получать множество писем от поклонников «Битлз» по всей стране, которые хотели стать моим другом по переписке.

Когда я покидала больницу, мне хотелось оставить этот телефон у себя. Больница позволила мне взять его домой, однако, когда наша семья переехала в другой дом, телефонная компания объявила этот телефон своей собственностью и не позволила нам оставить телефон у себя».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «После этого «Битлз» и сопровождающие их лица погрузились в четыре черных лимузина и в сопровождении десяти полицейских на мотоциклах были доставлены на Митчелл-Филд. Их визит в Милуоки продлился около 24 часов».

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Когда они отъезжали от отеля, Джеки Грэнди, чья фамилия тогда была Юнкер, удалось вскочить на крышку багажника лимузина».

 

Джеки Грэнди: «Я постучала в заднее стекло. Ринго оглянулся на меня и улыбнулся, а я упала и повредила ногу».

 

beatlesbible.com: «После того, как «Битлз» покинули отель, в их апартаменты вторглись фанаты и забрали всё, что имело отношение к пребыванию там группы».

 

Ринго: «Вокруг нашей четверки все время проис­ходила какая-то возня. То полиция, то театральный люд, то гостиничный персонал. У себя в номере мы уже считали себя в безопасности, но ведь существовали еще и служащие гостиницы, которым тоже подавай автографы. На их лицах было написано: а почему нет? Что вам стоит? Вы ведь работали сегодня каких-то полчаса. Но мы к этому времени преодолели не меньше 2000 миль после последнего получасового концерта, не говоря уж о том, что по крайней мере, две недели не ели и не спали по-человечески. Американская полиция досаждала нам не меньше — тоже требовала автографы. Однажды я застал одного полицейского, который шарил по нашим карманам».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джеки ДеШеннон: «Во время перелетов Битлы слонялись по самолету и болтали с остальными сопровождающими их лицами. Однажды Джордж сел рядом со мной с гитарой в руках и спросил, могу ли я показать ему, как играть рифф моей песни «Когда ты входишь в комнату» (When You Walk In The Room). «Как ты это делаешь?» — спросил он. Конечно же, я совершенно забыла, как играть, но в конце концов я начала, и мы сыграли её вместе».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Самолет прибыл в редко используемый аэропорт «Мидуэй» с часовым опозданием, где их ждали более 5 000 поклонников».

 

 

 

Аэропорт «Мидуэй», 1964 г.

 

 

 

 

 

 

 

Газета «Сан-Таймс» поместила на первую страницу «Битлз», прибывших в Чикаго в сентябре 1964 года. Девушка с темными волосами — Лия Полк.

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Важно отметить, как быстро распространилась Битломания. В январе 1964 года редакция чикагской «Трибьюн» поведала читателям о неизвестной группе из Ливерпуля, которая была там в моде. Всего через несколько дней сингл с песней «Я хочу держать тебя за руку» поднялся на 45-е место в чартах. В феврале они появились на Шоу Эда Салливана, а к апрелю пять песен «Битлз» заняли верхние позиции. В августе в кинотеатрах начался показ фильма «Вечер трудного дня». Всего за несколько месяцев они стали мировой сенсацией. Их концертный тур сопровождался сообщениями о беспорядках и травмах. Поэтому неудивительно, что за несколько дней до выступления «Битлз» в Международном амфитеатре , Чикаго был в состоянии нервного возбуждения. Городские власти с мрачными лицами совещались по поводу предстоящего вторжения. Начальник полиции, отвечающий за специальную оперативную группу, сказал мэру: «Не волнуйтесь, мистер мэр. Мы бывали в трудных положениях и раньше. Мы справимся с «Битлз» точно так же, как справлялись с любой другой чрезвычайной ситуацией».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группу посадили в длинный черный лимузин и отвезли в отель «Стокярдз», расположенном в одном комплексе зданий с амфитеатром».

 

Джордж: «Помню, мы направились в Чикаго. Там в чёрных кварталах были беспорядки, и когда мы проезжали мимо, напряжённые полицейские пытались быть расторопными и казаться крутыми. Они регулировали дорожное движение, не держась за рули, и падали со своих мотоциклов. Один ехал вперёд к следующему перекрёстку, останавливал движение, затем другой ехал вперёд и так далее. Эти парни так рисовались, ехали на своих внушительных «Харлеях», у каждого обе руки были вытянуты вверх, громкий свисток во рту, солнцезащитные очки. Когда они тормозили, то их бросало вперёд на своих мотоциклах. Они были похожи на безумцев».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Возле отеля толпа были настолько плотной, что группе пришлось войти в здание через помещение кухни».

 

 

 

 

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго Сан-Таймс», 6 сентября 1964): «Ещё в пятницу вечером в отеле появилась группа из четырех девушек с постельными принадлежностями и объявила, что они собираются разбить лагерь, пока не появятся «Битлз». Они были выдворены. Подростки со всей страны звонили в отель «Стокярдз», чтобы забронировать номер. Им всем было отказано».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В Чикаго был запланирован гражданский прием, на котором ожидалось 100 000 человек, но директор по специальным мероприятиям полковник Джек Рейли его отменил, заявив, что у него недостаточно полиции, чтобы она занималась охраной «группы певцов». Пол прокомментировал это так: «Придётся нам снова воходить через заднюю дверь, и у поклонников не будет возможности увидеть нас или нам увидеть их. Это чертовски большая тагомотина».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Вечер. Отель «Стокярдз». Днем «Битлз» прибыли в аэропорт «Мидуэй». Они должны были прибыть в аэропорт «О’Хара», но городские власти тайно изменили место посадки, пытаясь избавиться от толпы битломанов. Однако местный специалист по общественным коммуникациям слил информацию, приведя в бешенство представителя мэрии полковника Джека Рейли, который обвинил окружение «Битлз» в разглашении места прибытия, назвав это «дешевым рекламным трюком». В отеле «Стокярдз», в котором разместились «Битлз» Ларри Кейн взял интервью у Джона Леннона и Дерека Тейлора, в котором они прокомментировали эту ситуацию. В интервью каждый из них настаивает на том, что «Битлз» стараются изо всех сил увидеть своих поклоннитков, но им часто мешает чрезмерная опека охраны».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «К одному репортеру трижды подходили молодые девушки и просили провести их на пресс-конференцию «Битлз». За услугу ему предложили деньги».

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Пресс-конференция проходила в верхнем бальном зале отеля «Стокярдз» с участием 150 представителей прессы, радио и телевидения».

 

 

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Президент компании «Людвиг» с дочерью принесли на пресс-конференцию позолоченный барабан и вручили его Ринго Старру».

 

Гэри Астридж (ringosbeatlekits.com): «5 сентября 1964 года компания «Людвиг» подарила Ринго Старру малый барабан, покрытый золотом. Всего было изготовлено пять позолоченных малых барабанов, которые были вручены самым выдающимся музыкантам. В этот список вошли Ринго Старр, чикагский перкуссионист Бобби Кристиан, ударник Дэйва Брубека Джо Морелло, ударник чикагского симфонического оркестра Дик Шори (прим. – в 1964 директор по маркетингу компании «Людвиг»), а также Джордж Габер из Университета Индианы, который был первым перкуссионистом многих известных дирижеров. На каждом барабане на маленькой позолоченной табличке было выгравировано имя получателя. Барабаны имели медный корпус, покрытый золотом».

 

 

 

Дик Шори, Ринго Старр и Уильям Ф. Людвиг-младший.

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «5 сентября «Битлз» прибыли в Чикаго чтобы выступить в Международном амфитеатре. Чикаго также был домом для компании «Людвиг», производившей барабаны. Уильям Людвиг-младший, в то время владелец и президент компании, решил, что они должны каким-то образом почтить группу. Он вспомнил, что в свое время его отец изготовил позолоченный барабан для кинозвезды вестернов Тома Микса. «Мы откопали его в наших архивах, и вот он, — вспоминает Людвиг, — гравировка и всё такое. Поэтому я сказал, давайте сделаем то же самое для Ринго, только мы будем использовать золото в 14 каратов. Все его составные части были отправлены ювелиру, корпус и всё остальное».

Людвиг знал, что группа не хочет приезжать на завод, потому что фанаты об этом узнают и обязательно появятся на таком мероприятии. Глава компании уже заметил, что когда эта новость распространилась, то возле завода начали парковаться машины. «Поклонники узнали об этом от кого-то из наших сотрудников, которые разболтали о золотом барабане», — сказал Людвиг».

 

Уильям Ф. Людвиг младший (президент компании «Людвиг»): «Я стал обходить одну машину за другой объясняя, что я вручу барабан Ринго в Амфитеатре во время пресс-конференции. У меня были пропуска на пресс-конференцию, но мне не верили. Они оставались там всю ночь и весь день».

 

Гэри Астридж (ringosbeatlekits.com): «Золотой барабан был, конечно, щедрым, но разумным подарком для такого авторитетного барабанщика, как Ринго. Возможно, он был подарен Ринго с целью сэкономить деньги. Я слышал одну историю, что Людвиг [младший] узнал, что менеджер «Битлз» Брайен Эпстайн хотел заключить рекламный контаркт после того, когда Ринго решил оставить логотип «Людвиг» на басовом барабане, что для компании было без сомнения выгодно. Но вместо того, чтобы обсуждать рекламный контаркт, они решили подарить позолоченный малый барабан в качестве благодарности.

В этом слухе есть доля правды. В книге «Людвиг» Роб Кук пишет, что Бадди Рич (прим. – известный джазовый музыкант-ударник) договорился о вознаграждении в размере 50 000 долларов. Ринго же никогда этот вопрос не поднимал. Кук пишет: «Мистер Людвиг боялся даже думать о том, какой гонорар может попросить Ринго».

Но согласно автобиографическим воспоминаниям Людвига-младшего и [директора по маркетингу компании «Людвиг»] Дика Шори, золотой барабан был задуман как подарок, а не как средство избежать рекламный контракт».

 

Уильям Ф. Людвиг младший (президент компании «Людвиг»): «Этот барабан вручается Ринго в знак признания его всемирной популярности. Я не знаю ни одного ударника, который был бы более известен и знаменит, чем ты, Ринго Старр. Миллионы поклонников во всем мире гордятся тобой и остальными участниками знаменитой группы «Битлз» за ваши многочисленные записи, фильмы и концерты. От имени руководства и сотрудников компании «Людвиг» я хотел бы выразить нашу признательность тебе за выбор наших инструментов и ту огромную роль, которую вы имеете сейчас в музыкальном мире».

 

 

 

На снимке «Битлз» в компании Уильяма Ф. Людвига, его дочери Брук, и Дика Шори.

 

 

 

 

 

Гэри Астридж (ringosbeatlekits.com): «Эти фотографии были сделаны в тот момент, когда Ринго получил подарок, а потом позолоченный барабан на долгое время исчез из поля зрения. Или, по крайней мере, так казалось. Хотя «Битлз» в то время были одними из самых фотографируемых людей на планете, этот золотой барабан больше не появился ни на одной фотографии».

 

Уильям Ф. Людвиг младший (президент компании «Людвиг»): «Мы не знали, что было дальше с этим барабаном. Последнее, что я видел в 1964 году — это когда полицейский вышел из пресс-конференции с барабаном под мышкой. Я ещё подумал, что это конец.

У меня так и не получилось поговорить с ними, потому что когда дело касалось «Битлз», то это всегда была толкотня и суматоха. Я только произнес короткую речь. Там за нами уже выстроилась целая очередь из тех, кто хотел сфотографироватья с «Битлз». Нам тоже пришлось стоять в этой очереди, как скотине во время перегона. Я ни разу не видел их во время выступления, потому что не смог попасть на их концерт.

Но у Ринго все ещё есть этот барабан. Я убедился в этом несколько лет спустя, когда он приезжал в Чикаго. Во время саундчека я спросил у него: «Ну что, Ринго, у тебя все ещё есть этот барабан?» Он ответил: «Да, есть. У него замечательное звучание. Он находится в моем поместье в Эссексе».

 

 

 

 

 

На снимке 16-летняя Марти Эдвардс – президент чикагского клуба поклонников «Битлз», вручает памятную дощечку.

 

Марти Эдвардс (президент чикагского клуба поклонников «Битлз»): «Когда я впервые увидела их на шоу Эда Салливана, то была под таким впечатлением, что сказала маме следующее: «Я собираюсь встретиться с ними». Конечно, моя мама сказала, что я не смогу встретиться с ними лично, но я была полна решимости. Я была уверена, что смогу это сделать».

Вскоре после этого мне удалось организовать клуб поклонников «Битлз» в Чикаго. Мы смогли собрать более тысячи поклонников. И это было в то время, когда не было социальных сетей. Мы сами были пропагандистской силой, создав сеть из людей, которые были поклонниками группы. Благодаря этому я и клуб получили возможность лично встретиться с «Битлз», когда они появились в Международном амфитеатре в Чикаго. Члены нашего клуба поклонников и я лично смогли посетить пресс-конференцию.

Когда долгожданный день 5 сентября 1964 года наконец наступил, мы смогли припарковаться прямо возле отеля, расположенного на северной стороне комплекса, а амфитеатр был на южной стороне. Сначала мы были озадачены тем, что нам делать дальше, так как до начала концерта было ещё много времени. Так как компания «Эрмор» проводила много встреч и мероприятий в этом отеле, мой папа был знаком с планировкой здания. Он предложил пройти внутрь, сесть, выпить колы и подождать.

Парень, сидевший рядом с нашими папами в баре, был не кто иной, как Дерек Тейлор, пресс-агент «Битлз». Я была ошеломлена и оцепенела. Что нам делать? И тогда мы решили: «Пойдем, расскажем ему о нашей памятной дощечке!»

Ян, Линда и я вскочили так быстро, что опрокинули стул. Мы подошли к мистеру Тейлору, и заговорили все одновременно. «Не частите. Как вы, девочки, прошли в бар?», — спросил мистер Тейлор. Мой папа объяснил, что я его дочь, и у нас многочисленный клуб поклонников «Битлз». Как можно быстрее мы рассказали мистеру Тейлору о нашем клубе и о наших планах подарить им памятную дощечку. Мы рассказали ему, как усердно мы над ней работали, но он нас прервал и сказал, что хотел бы её увидеть.

Когда он на неё посмотрел, то сказал, что она прекрасна, и спросил, почему мы не подарили её «мальчикам»? «Мы, правда, можем?» — закричали мы. Он взял лист бумаги с логотипом отеля «Стокярдз» и написал записку: «Пожалуйста, позвольте этим девочкам пройти на пресс-конференцию. Они – клуб поклонников». Затем он написал свое имя — Дерек Тейлор. Мы все завопили от радости и благодарили его снова и снова. «Увидимся наверху», — сказал он.

Мы выстроились в указанном месте возле лестницы. Сотрудники Энди Фрейна пытались пропускать наверх по несколько человек разом. Это был такой сумасшедший дом, что я испугалась, что нас затопчут. Мы трое выстроились в очередь, держа в руках памятную дощечку, а три наших папы стояли позади нас. Когда мы подошли к сотруднику Энди Фрейна, я крепко держала записку от Дерека.

Вы можете подумать, что девочки-подростки, которые вот-вот встретятся с «Битлз», будут беспокоиться о том, как они выглядят. Но я не думала ни о своем макияже, ни о волосах. Как, впрочем, и Ян с Линдой. Мы были просто ошеломлены тем, что присутствуем на пресс-конференции. Мы смотрели друг на друга и улыбались. Может ли это быть на самом деле, или мы грезим наяву?

Дерек Тейлор поднялся на возвышение. На платформе стоял стол с четырьмя стульями и множеством микрофонов. Он обратился к прессе и сказал, что будет несколько презентаций, после чего «Битлз» будут рады ответить на вопросы. Битлы вошли в комнату с противоположной стороны от нашего стола. Все встали, чтобы начать фотографировать, и бросились в ту сторону комнаты. Когда мы пробрались ближе к ним, они уже разговаривали с поклонниками и прессой. Я видела каждого из них, но не могла найти в толпе Ринго. Помню, как спрашивала у Ян, где, черт возьми, Ринго. Парень, стоящий прямо передо мной, повернулся ко мне и произнес: «Вот я, дорогая». Это был Ринго! Он стоял прямо передо мной, и я чуть не потеряла сознание!

Всех попросили занять свои места. Мы подошли к столу, за который мистер Тейлор велел нам сесть. Тогда я поняла, что мне нечего сказать. Что я скажу? Я попросила Ян и Линду помочь мне быстро что-нибудь придумать.

Началось действие, но я не могла сосредоточиться на происходящем. Я просто смотрела на «Битлз» и пыталась придумать, что я скажу. Кто-то подарил Ринго золотой барабан. Кто-то дал им рисунок углём — обложку их альбома «Встречайте Битлз» (Meet The Beatles). Я подумала, что тоже должна была нарисовать им рисунок. Я начала что-то говорить Линде и заметила, что Джордж смотрит прямо на нас. Знаю, что он не мог нас разглядеть, но уверена, что я разрумянилась всеми оттенками красного. Тогда я сказал себе, что сейчас не время стесняться.

Мистер Тейлор кивнул нам, чтобы мы подошли к платформе. Мы стояли справа и позади платформы. Я была в глубокой задумчивости относительно того, что мне сказать, когда я буду дарить им мемориальную доску. Я вышла из транса, когда Джон Леннон повернулся к нам, сделал сумасшедшее лицо и взмахнул рукой за спиной.

Дерек Тейлор наклонился ко мне и сказал, что через мгновение он представит нас. Он наклонился к микрофону на столе и сказал, что сейчас три участника клуба поклонников «Битлз» подарят группе почетную мемориальную доску. Внезапно мои колени стали такими слабыми и неустойчивыми, что я совсем не чувствовала своих ног. Мемориальная доска в моих руках весила тонну. Смогу ли я подняться на платформу, не упав? Я чувствовала, что хочу бросить мемориальную доску. Когда мы вышли на сцену, Ян и Линда были слева и справа от меня, и мы оказались лицом к лицу с Джоном и Ринго».

 

 

 

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «После презентаций «Битлз» провели 20-минутную пресс-конференцию».

 

 

 

 

 

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «На пресс-конференции, проходившей в отеле «Стокярдз» перед их выступлением, уровень вопросов был примерно таким, каким и можно было ожидать. Ринго Старр предположил, что следующим президентом будет Линдон Джонсон. Джон Леннон объяснил, что он сушит волосы дольше, потому что они длинные. Пол Маккартни сказал, что он с нетерпением ждет встречи с бандитами Чикаго, с их широкополыми шляпами и широкими галстуками».

 

Пол: Это было вчера, мы слышали об этом. Хмм, мы слышали, что мы должны были приземлиться в секретном месте на аэродроме. Не уверен, произошло это сегодня или нет. Это было? Это было сегодня секретное место?

Джон: Оно отличалось от того, где мы должны были приземлиться, но, к счастью, кто-то узнал, знаете, так что кто-то нас увидел.

Пол: Да. Единственное, знаете ли, если мы приедем под покровом тайны…

Ринго: (говоря о репортере) Не думаю, что он это понимает, понимаете. Он отвернулся. Какие-нибудь из этих микрофонов подключены к громкоговорителям? Тогда можно ему сказать.

Пол: (смеется) Если мы приедем тайком и будут люди, которые увидят нас в другом месте …

Репортер: (грубо) Вы можете отвечать ВСЕ?

Джон: Да, но мы не можем говорить все одновременно, не так ли? И когда он отвечает на вопрос, какой смысл в том, чтобы мы все вмешивались?

Пол: Верно.

Джон: Потому что тебе трудно его понять.

Вопрос: Ваше впечатление от панорамы Чикаго?

Джон: О, да. Хорошее.

Вопрос: И все?

Джон: Ну, он выглядит как любой другой, знаете ли.

Вопрос: Мы думали, что он выглядит довольно особенно.

Джон: Ну, хорошо… все люди… знаете… Всем нравится свой родной город, не так ли?

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Во время пресс-конференции ощущалась напряженность, и Джон выглядел особенно раздраженным. Когда один из репортеров спросил о том, как им показался Чикаго с высоты, Джон ответил, что понравился, но также, как и любой другой город. Ответ не устроил репортера, который заявил, что Чикаго особенный город, на что Джон парировал: «Всем нравится свой родной город».

 

 

 

 

Вопрос: Вы в этом турне уже довольно давно в Америке, и я уверен, что вы много узнали. Если бы у вас была возможность повторить это, и есть вероятность, что вы это планируете, то что бы вы изменили?

Джон: Ну, мы, наверное, просто поехали бы в другие города — не поехали бы в те места, в которых мы уже были.

Вопрос: Довольны ли вы мерами безопасности? Довольны ли вы достигнутыми договоренностями?

Пол: Да.

Джон: Да, всё было довольно хорошо, за исключением тех случаев, когда мы не видели поклонников.

Вопрос: Вы говорите, что это не по вашей вине.

Джон: Это никогда… мы никогда ничего не организовываем. Единственное, о чем мы договариваемся, это то, какие песни мы будем петь.

Вопрос: Чья это вина?

Джон: Не знаю. Это могут быть… это разные люди. Наполовину это полиция, наполовину… не знаю, понимаете. Всегда есть кто-то, кто что-то делает.

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Джон заявил, что замена аэропорта произошла не по их вине, и с видимой неохотой возложил вину на полицию (с неохотой, потому что, в конце концов, они нуждались в защите), утверждая, что «всегда есть кто-то, кто что-то делает».

 

 

 

 

 

Вопрос: Вы не задумывались, что это сделано для вашего блага?

Пол: Видите ли, если кто-нибудь думает…

Ринго: Они думают, что это так.

Джон: Они думают, что это так, но это не так. В конце концов, это вредит нам всем, потому что бедные поклонники, которые были там в течение двенадцати часов, думают: «Почему они не вышли к нам?»

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Пол пожаловался на то, как выглядел репортаж телевизионных новостей в Милуоки в прошлый вечер, который создавал впечатление, что они не хотели участвовать в жизни своих поклонников».

 

 

 

 

Пол: Видите ли, худшее с нашей точки зрения, это то, что, получается, мы тоже это сделали. И, э-э… вчера вечером я смотрел телевизор, и в новостях они просто показали поклонников, которые разочарованы. И ничего не сказали о том, кто виноват. Сказали просто: «Комиссар полиции сказал то-то и то-то, и что «Битлз» ХОТЯТ приземлиться там». И больше ничего не сказали. Это действительно прозвучало так, как будто мы сказали: «Пожалуйста, не позволяйте нам оказаться среди всех этих фанатов. Мы их ненавидим». А это совершенно не соответствует действительности, понимаете. Мы точно просили встретиться с ними или, по крайней мере, проехать мимо них, а нам сказали: «Нет».

Вопрос: Многие из девушек беспокоятся о горле Джона. Как оно сегодня?

Джон: Ну, получше, чем вчера. Не на девяносто процентов, но…

Вопрос: Вы, парни, задумывались над тем, что вы будете делать, если этот пузырь, так сказать, лрпнет?

(Пол и Джордж смеются)

Джон: Ну, мы хорошо проведем время.

Джордж: Мы никогда не строим планы на будущее.

Вопрос: Как насчет вашего выхода на пенсию или участия в крупном бизнесе…

Джон: Мы сами уже большой бизнес, поэтому нам не нужно приобретать ещё один.

Вопрос: Ну, я говорю о том, если ваш бизнес немного ослабнет.

Джордж: Мы начнем планировать, когда он начнет угасать, но сейчас мы просто позволяем ему продолжаться так, как есть.

Пол: В любом случае, да. Мы никогда не строили планы ни на что, поэтому нет никакой реальной причины строить планы сейчас.

Вопрос: Ну, в вашем конкретном случае, вы думаете, что будете заниматься сочинением песен как бизнесом?

Пол: Я должен представить, что мы с Джоном…

Джон: Да, это так. Мы с Полом зарабатываем больше на написании песен, чем на всем остальном. Так что, возможно, мы просто это продолжим.

Вопрос: Что вы делаете со всеми своими деньгами?

Джон: Кладем в банк… или бухгалтер об этом заботится. У нас есть люди, которые могут об этом позаботиться.

Вопрос: Вы собираетесь просто хранить их на счету?

Джон: Ну, я не знаю.

Пол: Нет.

Джон: Он с этим жульничает. Это его работа.

(смех)

Джордж: И вообще, по закону они не наши до тех пор, пока мы не заплатим налог. Поэтому деньги должны оставаться у бухгалтера, пока он не заплатит налог.

Пол: На данный момент их довольно сложно потратить, знаете ли. Каждый из нас расходует около ста пятидесяти долларов.

Джон и Пол: И еще и остается.

Пол: Я не потратил ни пенса, ни цента.

Вопрос: Сегодня писали, что среди ваших поклонников Служба внутренних доходов.

«Битлз»: (смеются)

Вопрос: Они должны следовать за вами. Вы их где-нибудь замечали?

Джон: Не видел никого из них. Нет.

(смех)

Пол: Теперь, учти, ты должен заплатить. Но ммм…

Вопрос: Что вы думаете об американских девушках по сравнению с британскими?

Джордж. Они одинаковые, только говорят на иностранном языке. Я имею в виду, с другим акцентом.

Пол: Они все хороши, знаете ли.

Джордж: Они везде одинаковы, не так ли. Они просто говорят по-другому.

Вопрос: По мнению многих девушек, вы больше предпочитаете знаменитых женщин, чем обычных девушек.

Джон: Мы впервые это слышим. Я хочу сказать, ты это придумал сам, или кто-то так говорит?

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Другой репортер невинным тоном спросил о том, что некоторые поклонники считают, что группа предпочитает знаменитых подружек, на что Джон резко ответил: «Мы впервые об этом слышим. Я имею в виду, что это вы сами придумали, или кто-то сказал об этом?»

 

 

 

 

Вопрос: Нет, я слышал это и раньше.

Пол: Ну, Джон женат не на знаменитости, так что вот так.

Вопрос: Вы встречались с американскими девушками с тех пор, как находитесь здесь?

Пол: Да.

Ринго: Пару раз.

Пол: Да, я имею в виду… знаете, встречались с ними, но…

Джордж: На самом деле не смогли, знаете. В этом турне у нас мало времени, понимаете, чтобы делать ещё что-то, кроме как приезжать на новое место и выступать.

Джон: Я даже не увидел каких-нибудь знаменитых девушек. А ты?

Джордж: Нет, не видел.

Вопрос: Скажите нам, почему, по-вашему, вы так популярны?

Джон: Мы не думаем об этом. Нас постоянно об этом спрашивают, знаете… спрашивают об этом каждый день, но у нас нет ответа.

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Кто-то ещё спросил, почему они так популярны, и Джон начал произносить свою обычную шутку о том, что если бы они знали, то собрали бы другую группу и стали бы её менеджерами», но он даже не удосужился закончить своё предложение, дав понять, что сыт этим по горло».

 

Вопрос: Вы хотите поехать в Советский Союз на гастроли?

Джордж: Нет, я не хочу.

Вопрос: Куда бы вы хотели приехать, где вы еще не были?

Джон: Домой.

(смех)

Вопрос: Вам не нравится в США?

Джон: Я имею в виду, что мы не были дома несколько месяцев, поэтому, когда вы спрашиваете: «Куда мы хотим поехать?», то мы хотели бы поехать домой.

Пол: Но, видите, вы пытаетесь подсказать нам ответ. Нам нравится в США, я имею в виду…

Джордж: Нас бы здесь не было…

Пол: Нас бы здесь не было, если бы мы не хотели. Мы были здесь однажды, нам понравилось, и мы вернулись. Это отличное место, знаете, но, естественно, по дому скучаешь. Если бы вы были долгое время пробыли в Англии…

Джон: Может он не будет!

Пол: … может быть, вы бы не скучали.

Вопрос: Согласны вы с тем, что та музыка, которую вы исполняете, возникла здесь, стала популярной там, и, следовательно, вы снова сделали её популярной здесь?

Пол: Да.

Джон: Единственная разница в том, что мы пишем это сейчас. Это та же музыка.

Вопрос: У вас, ребята, нет ощущения того, что американские мальчики могут немного к вам ревновать?

Джордж: Американские мальчики?

Джон: Ты имеешь в виду мальчиков-подростков или…

Вопрос: Поклонников.

Джон: Нет, я имею в виду, что они нас покупают.

Пол: Не из тех, кого мы встречали, во всяком случае, понимаете. Нет.

Джон: Многие из них в аэропортах машут руками и всё такое.

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Во время пресс-конференции Ринго Старр высоко оценил работу полиции. На вопрос: «Как вы думаете, что произойдет с вами, если полиция вас не защитит?» он ответил: «Я думаю, что они нас убьют». Говоря это, он улыбался, но было понятно, что именно это он имел в виду».

 

 

 

С промоутером Рэйем Колихеном. В апреле 1964 года у промоутера «Большого Реджи» (он же Рэй Колихен) была возможность организовать выступление «Битлз» в зале «Дэнсленд», но он отказался.

 

Рэй Колихен (промоутер): «Я не думал тогда, что они смогут в августе собрать толпу! В сентябре я осознал свою ошибку и прилетел в Чикаго, чтобы попытаться договориться с ними о выступлении на стадионе в Миннесоте (прим. – он организует выступление «Битлз» в Миннесоте 21 августа 1965 года)».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Решив, что пресс-конференцию пора заканчивать, Дерек сделал соответствующее заявление. Какой-то журналист спросил его имя, и Пол ответил за него: «Дерек Тейлор», а Джон саркастически добавил: «Он — наш двадцатый пресс-агент».

 

 

 

Вид на Международный Амфитеатр. Слева в кадре отель «Стокярдз», примыкающий к зданию амфитеатра. Фото 1968 года.

 

Джошуа М.Грин (автор книги «Здесь восходит солнце»): «Сестра Джорджа Луиза вспоминала вечер в Чикаго, когда полиция выталкивала группу через окно их гостиничного номера: это был единственно возможный безопасный способ выбраться из гостиницы и попасть в концертный зал, находившийся буквально по соседству. Когда Джордж шагнул из окна на пожарную лестницу, он оглянулся на нее».

 

Луиза: «Его глаза напо­минали глаза лани, смотревшей прямо в дуло ружья».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в Чикаго в Международном Амфитеатре».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Толпа начала собираться возле амфитеатра около шести часов утра».

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Не было никаких сведений, что концерт начнется до 8:30 вечера, но уже на рассвете у дверей амфитеатра выстроились сотни молодых поклонниц «Битлз». Они оставались там до тех пор, пока двери не открылись и им разрешили войти».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Многие из поклонников переплатили спекулянтам за билеты, а некоторые из них купили подделки. Около дюжины таких подделок былообнаружено у входа».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Местные полицейские заявили, что одна девушка, которая не смогла купить билет на концерт «Битлз», сказала, что покончит жизнь самоубийством, если не увидит своих кумиров».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Чикаго был готов к встрече с «Битлз». Организация Энди Фрейна, занимавшаяся организацией этого концерта, накануне вечером отправила в Милуоки десять своих сотрудников на концерт «Битлз», чтобы изучить поведение поклонников группы. Вокруг зрительного зала дежурили 320 чикагских полицейских. Один из них, патрульный Энтони Дизонн, вспомнил концерты во времена Фрэнка Синатры. «Это что-то вроде Синатры, умноженного на 50 или 100», — сказал он. – «Эти «Битлз» зарабатывают около пятидесяти миллионов долларов в год, а им даже не нужно подстригать свои волосы в этой стране».

На входе всех зрителей досматривали, и все плакаты большого размера забирали, так как они могли закрывать обзор другим».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Капитан полиции Роберт Лински подсчитал, что к началу концерта внутри амфитеатра находилось 15 000 человек, а ещё 4 000 оставались снаружи».

 

 

 

 

Марти Эдвардс (президент чикагского клуба поклонников «Битлз»): «Помню, что не испытывала особых эмоций, пока не начался концерт. Все эти крики и их интенсивность меня просто ошеломили. Помню, как подумала, что буквально несколько минут назад я только что встретилась с ними лично. Тем не менее, все эти эмоции, толпа и напряженность просто увлекли меня за собой и во время концерта я плакала и кричала».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Сохранилась видеозапись выступления, цветная 16 мм пленка без звука. В кадр попали поклонники, находящиеся вне пределов концертного зала и «Битлз», выходящие на сцену. Они играли стандартную программу».

 

 

 

 

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Во время концерта была только одна пострадавшая. Неизвестная молодая девушка получила тычок в глаза во время того безумия, которое охватило публику, когда появились «Битлз».

Четверо молодых британцев — Джон Леннон, Ринго Старр, Пол Маккартни и Джордж Харрисон были последними выступающими в этом двухчасовом рок-н-ролльном шоу, но для их поклонников они были единственными. Живые боги битломании выскочили на сцену, и верующие вскочили с мест и забились в экстазе.

Битлы были одеты в узкие брюки, остроконечные туфли и у них были одни из самых своеобразных стрижек в городе. Их не было слышно за рёвом аудитории. На расстоянии 12 метров от сцены было невозможно различить что-нибудь, кроме громких звуков электрогитар».

 

 

 

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Всё, что вы слышали о влиянии Битлз на подростков, правда. Когда они появляются, начинается сумятица. Подростки и даже взрослые приходят в неконтролируемое состояние. Этому можно дать объяснение?

Они выходят на сцену в таком месте, как Международный Амфитеатр, и все сходят с ума. Молодые девушки вскакивают на ноги и начинают махать руками и кричать. Они продолжают кричать всё время, пока «Битлз» с их тяжелым гитарным битом не закончат свою песню.

Что происходит дальше? Они начинают кричать снова и снова. Никто ничего не слышит. Любой из присутствующих, кто хоть немного благоразумен, вынужден закрывать свои уши руками. Вот какой громкости и резкости этот звук».

 

 

 

 

 

 

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «На концерте был форменный бедлам. Это был больше, чем бедлам. Это была самая громкая вещь с тех пор, как Кейси Джонс врезался в тот товарный поезд (прим. — Кейси Джонс — легендарный машинист и герой американского фольклора, погибший в 1900 году во время крушения поезда)».

 

 

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Хотя на входе у зрителей конфисковывались даже леденцы и прочие предметы, которые поклонники обычно бросают на сцену, несмотря на это, Полу попали в лицо лампочкой от фотовспышки».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Поклонники, выражая свою преданность группе, забросали сцену всем тем, что было под рукой: лампочки от фотовспышек, леденцы и пара плюшевых мишек. Маккартни получил ударил по лицу отработанной фотовспышкой, но едва ли это отразилось на том, что он играл. Это все равно не могло быть услышано».

 

Пол: «Однажды в меня попали лампочкй от фотовспышки. Она ударила мне прямо в глаз, и он заплыл. В Чикаго на сцену бросали всякую всячину: какую-то лилово-желтую мягкую игрушку, красный резиновый мяч и скакалку. Мне пришлось отбить летевшую в меня пачку сигарет Винстон».

 

Джон: «Ты чувствуешь удар по голове, оглядываешься и видишь ботинок. И тогда все решают: «Ага! Вот что привлекает их внимание — ботинки! Если запустить им в голову ботинком, они обязательно посмотрят в мою сторону». Я всегда оглядывал сцену и просил о том же Мэла. После концерта он собирал все брошенные ботинки, пока не налетали уборщики и прочие любители тащить все, что может пригодиться».

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

Арт Шрайбер (новостной директор «Кей-Уай-Даблви»): «В Чикаго, в амфитеатре, построенном на месте старых скотных дворов, кто-то с балкона бросил на сцену огромный кусок сырого мяса, который чуть не попал в Пола Маккартни. Бросивший его просто промахнулся на несколько сантиметров».

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Во время концерта поклонники как обычно бросали на сцену леденцы, но один из них бросил кусок сырого мяса для стейка, который упал рядом с Ринго. Может быть дело в скотном дворе?».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Во время концерта девочки на балконах опасно свешивались вниз. 170 взмокших работников арены, следящих за порядком в зале и приданных в дополнение к 320 полицейским, пожарным, частным охранникам и разным другим сотрудникам, старались удержать девушек на своих местах, чтобы они не упали с балконов».

 

Джон: «Больше всего нам доставалось от людей, пытающихся защитить нас, — они все время попадались нам под ноги, вечно хватали нас и толкали. Мы были в ужасе, когда они (поклонники) забирались на сцену. Одна из фанаток бросилась к Джорджу, и я услышал, как он начал откровенно лажать. Он пытался продолжать играть, а девушка висела у него на шее! Но интересно, что сам я на сцене всегда чувствовал себя в безопасности, даже когда прорывали оцепление. Я чувствовал себя так, будто во время выступления со мной никогда ничего не случится».

 

 

 

 

 

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Концерт длился 2 часа. В течение первых 90 минут выступали музыканты, которых раньше никогда не слышали в национальном кругу. «Битлз» провели на сцене 30 минут. Говорят, что им заплатили 30 000 долларов. Мы не можем завидовать их деньгам, если у нас нет таланта. Но было невозможно понять, есть ли у них какой-нибудь талант, потому что никто в Амфитеатре не смог услышать ни одной ноты. Единственный вопрос, касающийся денег: сколько должны заплатить полиции жители Чикаго».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «Если бы та энергия, которую выплескивают поклонники, была направлена на благое дело, то уже завтра в Соединенных Штатах мог бы появиться человек на Луне. Однако, в некотором смысле, эта энергия была использована. Каждый из «Битлз» зарабатывает примерно 250 долларов в минуту. Это 15 000 долларов в час или 600 000 долларов за сорокачасовую неделю. 52 недели в году и оплачиваемый отпуск – это 31 200 000 долларов в год. Но, конечно, они не работают полный рабочий день».

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Закончив выступление Битлы спешно покинули сцену к ожидающим их машинам и отправились прямо в аэропорт».

 

Томас Фицпатрик (газета «Чикаго Трибьюн», 6 сентября 1964): «Мне их жаль», — сказала одна из матерей после окончания концерта. «Кого ты имеешь в виду? — спросила другая мать. — Битлз или девочек?» «Битлз, — ответила первая мать. — Что с ними будет, когда всё это преклонение пройдет мимо них?»

Вскоре после окончания концерта к своему несчастью один человек за рулем лимузина, похожего на тот, в котором приехали «Битлз», подъехал к арене. «Это Ринго Старр», — закричала одна из девушек, и её выкрик был подхвачен сотнями поклонниц, окруживших автомобиль со всех сторон, который остановился в этой пробке, и начали стучать и раскачивать машину. Водителю потребовалось пять минут, чтобы убедить девушек, что он не Битл.

Но если бедный автомобилист попал в такое трудное положение, то представьте, каково это быть Битлом. Говорят, что группа зарабатывает 14 миллионов долларов в год, но поклонники настолько плотно их преследуют, что «Битлз» даже не смеют выбираться из своих защитных коконов, чтобы потратить их.

Один из Битлов заявил, что приехал в Соединенные Штаты, имея при себе 150 долларов на непредвиденные расходы. На сегодняшний день он не смог потратить ни цента».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В их гостиничном номере была выставлена полицейская охрана, чтобы фанаты не разнесли его на сувениры».

 

Лейтон Маклафлин (газета «Чикаго сантаймз», 6 сентября 1964): «После шоу около полудюжины фанатов были доставлены в евангелическую больницу с различными состояниями эмоционального и физического истощения».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)