Выступление в Милуоки

4 сентября 1964 г.

 

 

 

В этот день поступил в продажу сингл Рольфа Харриса с песней «Ринго в президенты» (Ringo for President).

Ещё в марте 1964 года журналист Эл Ароновиц написал в «Сандей Ивнинг Пост» следующее: «Ринго — самый популярный из «Битлз» в Америке. Одним поворотом головы он повсюду вызывает у подростков пронзительные вопли. «Рииинго! Рииинго!» — кричат подростки».

Британский музыкальный журналист Пенни Валентайн написал мелодию под названием «Я хочу поцеловать Ринго, до свидания» (I Want to Kiss Ringo Goodbye). В те дни, в отличие от Ринго, никто из остальных «Битлз» не мог похвастаться тем, что его упоминали на виниле.

В июле 1964 года в Сан-Франциско большая группа фанатов носила значки Ринго во время национального конгресса Республиканской партии в Коу-Пэлэс, надеясь собрать голоса и отвлечь внимание от сенатора Барри Голдуотера. Движение «Голосуй за Ринго» произвело достаточно шумихи, и оно заслужило упоминание в книге Теодора Уайта «Создание президента». В некотором смысле Ринго стал товаром года. Значки «Я люблю Ринго» продавались больше других битловских товаров.

Когда Ринго спросили о том, что он думает по этому поводу, он сказал следующее: «Ну, это довольно… удивительно!», но признал, что не обладает «политическим мышлением».

 

 

 

Группа покидает Индианаполис. Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

На снимке справа от Ринго пролицейсккий Джек Маркс, который провел для него обзорную экскурсию. Фото Фрэнка Фиссе.

 

Джордж: «Индианаполис — хороший город. Перед отлетом, по пути в аэропорт, нас в «кадиллаке» провезли по овальному треку «Инди». Это было классно. Я не мог предположить, что этот трек окажется столь длинным; было здорово видеть трибуны, виражи и место, где гонщики обычно финишируют».

 

Джек Маркс (полицейский штата): «Мы сопроводили «Битлз» в аэропорт. Незадолго перед вылетом, Ринго Старр сказал мне: «Спасибо за хорошо проведенное время».

За всё время, что мы провели вместе, я не попросил у него автограф и не сфотографировался с ним. Опасаясь, что вокруг семьи возникнет нежелательная шумиха, я попросил своих детей не рассказывать никому о визите Ринго Старра».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Когда в Муниципальном аэропорту Вейр-Кук «Битлз» поднялись в свой зафрахтованный самолет, они стали богаче на 85 231,93 доллара больше. 1719,02 доллара были вычтены в качестве налога штата на доход юридического лица. В прессе велись споры о том, считается ли компания «НЕМС» иностранной корпорацией. Если нет, то они должны федеральному правительству еще 42 000 долларов».

 

 

 

 

В Индианаполисе некоторые из поклонниц решили, что было бы здорово собраться вместе и надеть жилетки с буквами, чтобы, когда они все выстроятся в ряд, появилось слово «Битлз». Они стояли в аэропорту и махали на прощание.

 

 

 

 

Они привлекли внимание Пола Маккартни, который подошел к ним попрощаться.

 

 

 

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «За всё время пребывания в гостиничных номерах Битлы были, фактически, заключенными. Они не могли покинуть свои комнаты. На борту самолета они ели, пили, ходили по салону туда-сюда и играли в покер с сопровождающими их артистами.

Хотя мы поинтересовались, никто не мог сказать нам, какую еду любили «Битлз». Единственная информация, которую мы получили, выглядела как «сок и кукурузные хлопья». На борт самолета доставлялись указанные продукты, и время от времени они пили апельсиновый сок и упоминали, что ели кукурузные хлопья в отелях, но они не ели их в самолете. Стюардессы отвечали за смешивание напитков, а также за заказ и подачу блюд. Вскоре после начала турне я начала беспокоиться по поводу того, что «Битлз» ели не так охотно, как я думала. Я расспросила их о том, что они едят дома в Англии, после чего стала сама заказывать им питание. Наша американская еда была слишком острой и слишком разнообразной во многих отношениях. Когда это было возможно, я посещала компании, которые занимались доставкой пищи, знакомилась с тем, что у них было. Таким образом я заказала для них баранину, ростбиф, картофель и аналогичные продукты, и с радостью наблюдала, что «Битлз» стали есть с большей охотой. Они сказали мне, что питались только на борту самолета

Они поразили меня своими знаниями о Штатах, потому что у них не было возможности увидеть какую-либо страну, а также вопросами о самолете и множестве других предметов. Они были очень хорошо начитаны, и я поняла, что они должны проводить много времени за чтением и изучением в течение всех этих долгих часов, проведенных в комнатах. Как бы молоды они ни были, было очевидно, что и Джон, и Пол были гениями, как и Джордж с Ринго.

К тому времени Джон уже опубликовал небольшую книгу. В самолете он много времени писал, удивив меня своим методом. Во время отдыха Джон всегда носил спортивную куртку с накладными карманами с обеих сторон. В левом кармане куртки он держал кучу крошечных чистых листков бумаги. Задумавшись, он доставал один из них, записывал несколько слов и перекладывал в свой правый карман. Я сама занималась писательским творчеством, но за всю свою жизнь никогда не видела, чтобы кто-то из писателей поступал аналогичным образом. Но я полагаю, что Джон поступал так исходя из сложившихся обстоятельств. Я никогда не спрашивала его об этом, но уверена, что в своем гостиничном номере он доставал крошечные листочки и переписывал песню или стихотворение, над которыми работал.

Брайен Эпстайн меня удивил. В целом я ожидала, что он либо руководит группой, либо играет большую роль в управлении, но если он что-то делал или говорил, то это было незаметно. В начале турне я села рядом с ним и спросила, есть ли у него какие-либо пожелания или инструкции относительно турне. Он выслушал меня, выражая удивление на всё, что я спрашивала. Пожав плечами, Брайен произнес: «Битлы могут делать все, что хотят».

Много времени Брайен с выражением гордости и удовольствия просто наблюдал за Битлами и их выходками, подобно тому, как родитель смотрит на своих детей. Красиво одетый, очень тихий, очень сдержанный, очень английский. Мне нравился Брайен, хотя я никогда не знала его хорошо».

 

Нил Аспинал: «Брайен держал все в своих руках, что именно — не знаю, но держал. Если он говорил, что они будут играть в Милуоки, они играли в Милуоки. Брайен был менеджером, и, если он устраивал концерт, они выступали, а жаловались только потом: «Больше нам не надо таких выступлений» или «Мы не хотим двойных шоу — двух концертов за один вечер, это слишком утомительно». Но все это они говорили после концертов, а не перед ними. Если у «Битлз» было запланировано выступление, они отрабатывали его».

 

 

 

Во время полета в Милуоки Пол забрал у Мэла значок с надписью «В преисподнюю с Битлами», который тот получил от бортинженера Роберта Миллера. Миллер в шутку одевал его, находясь в самолете. Руби Хикмен — сотрудница по связям с общественностью авиакомпании «Америкен Флайерс», заставила его снять значок.

 

 

 

Пока поклонники в аэропорту Милуоки ждали прибытия «Битлз», Боб Барри [диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»] воспользовался возможностью, чтобы взять у них интервью. Фото Боба Льюиса.

 

Боб Барри (диск жокей): «Определенно в то время я не понимал, какое влияние «Битлз» оказали на поколение, культуру и мир. Я думал, что всё это было весело. Подростки сходили с ума. Я никак не мог подумать, что и через 50 лет мы будем продолжать говорить об этом».

 

 

 

Поклонники в ожидании «Битлз» в аэропорту Милуоки. Они появились в аэропорту уже 3 сентября 1964 года, тогда как самолет с «Битлз» прибудет только в 16:30 4 сентября.

 

 

 

Поклонники группы с полутораметровыми изображениями Джона, Ринго и Джорджа ждут прибытия Потрясающей Четверки в Милуоки. Поклонник с изображением Пола прибудет чуть позже. Поклонники терпеливо ждали прибытия «Битлз» — некоторые более 20 часов.

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Самолет прибыл во второй половине дня в аэропорт Милуоки (сейчас международный аэропорт «Митчелл»). В аэропорту их встречало около семисот поклонников».

 

 

 

 

 

Джозеф Санек (помощник директора аэропорта, 1964): «У нас было около 50 звонков за последние три дня. Как правило спрашивают, во сколько прибывают «Битлз», чего мы не знаем».

 

beatlesbible.com: «Поклонников с трудом сдерживали пятьдесят полицейских и тридцать помощников округа. Взлетное поле было огорожено временным ограждением, рядом стояли пожарники с шлангами. В какой-то момент около ста фанатов прорвали оцепление и бросились к приближающемуся самолету.

К разочарованию сотен поклонников, после приземления «Битлз» были доставлены в штаб Национальной гвардии на восточной стороне аэродрома, находящегося вдали от толпы».

 

 

 

 

 

Автомобиль радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай» в аэропорту с почтой и подарками от поклонников.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Полицейские заставили «Битлз» скрытно покинуть международный аэропорт «Митчелл», вместо того чтобы позволить им поприветствовать своих поклонников».

 

Дерек Тейлор: «Когда это возможно и даже когда это почти невозможно, «Битлз» всегда стараются сделать так, чтобы самолет останавливался перед терминалом, чтобы они смогли поприветствовать поклонников. Мы никогда не принимаем решение ни в воздухе, ни на земле, чтобы избежать поклонников».

 

Пол: «Нам сказали об этом только тогда, когда мы приземлились. Один из сотрудников агентства поднялся на борт и сказал, что так решила полиция. Поэтому мы отправили его обратно. Идите и спросите у начальника полиции, можем мы хотя бы проехать мимо поклонников в машине, и это самое малое, что мы можем сделать. И нам снова ответили отказом».

 

Раймонд Дал (инспектор полиции, 1964): «Мы связывались с представителями «Битлз». Мы ожидали от них гораздо больше информации, чем то, что они нам дали».

 

beatlesbible.com: «Затем их отвезли на лимузине в отель».

 

 

 

 

 

 

 

Группа остановилась в мотеле «Коуч Хаус».

 

 

 

 

 

Шелдон Сегел (архитектор отеля): «Отель был построен за несколько лет до приезда «Битлз». Жилые помещения группы располагались на седьмом этаже. Это было большое пространство, с окнами на Висконсин-авеню, с двумя спальнями — каждая с двуспальной кроватью — и видом на восток, юг и запад».

 

 

 

 

 

 

Первые поклонники «Битлз» появились возле отеля рано утром.

 

 

 

Четыре девушки заранее разбили лагерь перед отелем, в котором, по слухам, должны были разместиться «Битлз». Их предположение было правильным.

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В отеле задержали четырех девушек, которые всю ночь провели в котельной, чтобы увидеть «Битлз».

На улице раздраженные ухажеры поклонниц «Битлз» вышли на улицу с транспарантами «Жуки убирайтесь отсюда».

 

 

 

«В преисподнюю с Битлами».

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «В отеле состоялась пресс-конференция. У Джона Леннона болело горло, поэтому он отсутствовал».

 

 

 

 

 

Вопрос: Что вы будете делать после окончания гастролей?

Джордж: Мы вернемся в Англию. У нас будет пара дней отдыха, а потом мы пойдем в студию. После этого у нас начнутся гастроли в Великобритании.

Вопрос: Кто оказал на вас самое большое влияние в американском рок-н-ролле?

Пол: В самом начале это был Элвис, потому что у нас были все его первые пластинки. Ещё Карл Перкинс, а впоследствии чернокожие американские исполнители, как Мэрвин Грэй.

Вопрос: Что вы скажете о песнях, которые вы написали для других исполнителей, скажем о «Мир без любви» (World Without Love)?

Пол: Мы написали её год назад, и, по моему мнению, она не очень удачная.

Ринго: А мне нравится.

Пол: Ринго был единственный, кому она нравилась, пока Питер и Гордон не попросили её записать. И мы сказали «конечно», потому что она нам не нравилась.

Джордж: Она вызывала у нас смех, потому что первая строчка была такой: «Пожалуйста, посмотри на меня». Смешно.

Вопрос: Какие книги вы читаете?

Джордж: У нас не так много времени на чтение, но мы читаем общеобразовательные книги.

 

 

 

 

 

Ринго: Это то, что он читает. Я читаю комиксы.

Вопрос: Как вы относитесь к тому, что вас рассматривают как социологический феномен, а не как музыкальную группу?

Пол: Как социологический феномен, а не как музыкальную группу? Я даже не понимаю, о чем речь.

Вопрос: Вас не беспокоит, что вас так называют?

Пол: Нет, мы всего лишь группа. Нас не сильно беспокоит то, что о нас думают.

Джордж: Просто какие-то люди так написали. Это их беспокоит, но не нас, и это не должно беспокоить других людей.

Вопрос: Пол, когда вы с Джоном пишете песни, один из вас сочиняет текст, а другой музыку?

Пол: Нет. Иногда Джон напишет строчку, я напишу следующую строчку, потом я напишу музыку, а он напишет следующую строчку.

 

 

 

 

Вопрос: Что вы думаете о других группах, копирующих ваш стиль?

Джордж: Это преувеличение, что кто-то нас копирует. Мы об этом не думаем. Успешные в своем большинстве не нуждаются в копировании.

Вопрос: Вы можете что-нибудь сказать о публикациях, что пишут о вас?

Пол: Нет, так как пишут всякую чепуху. В основном неправду.

Вопрос: Кто-нибудь из вас думал написать о себе сам?

Джордж: Нет, потому что никому из нас не нравится выставлять себя идолом, которому поклоняются. Мне это ненавистно.

Пол: Всегда не любил тех в индустрии развлечений, кто поучает. Не наше это дело, поучать. Наша работа – развлекать.

Вопрос: Думаете, вам удастся сохранить тот баланс, который у вас есть?

Джордж: Мы можем сохранить баланс, потому что нас четверо, и мы вместе.

Вопрос: Сегодня вечером вы выйдете на сцену, и вас встретят крики и вопли. Что вы об этом думаете?

Джордж: А нам нравится. Это здорово для атмосферы в зале, знаете ли.

 

 

 

 

 

Вопрос: Вам больше нравятся девушки в платьях или брюках?

Ринго: В платьях.

Вопрос: Вам нравится, как вас разместили здесь, в Милуоки?

Пол: Очень хорошо, а вам нравится?

Вопрос: Что вы думаете о некоторых нелепых поступках поклонников?

Пол: Ну, нет ничего нелепого, когда люди радуются.

Вопрос: Мы слышали, что вы сделали короче свои выступления?

Джордж: Нет, никогда так не делали. Не делали ни разу с того времени, как прибыли в Америку. Если мы так сделаем, то станем непопулярными. Обычно минут тридцать или тридцать пять, но мы не пользуемся секундомером.

Пол: В Голливуде было сделано объявление, что если все будут вести себя тихо, то мы будем выступать в течение часа. Мы вышли и отыграли свою обычную программу. Зрители вели себя очень хорошо, но решили, что мы их обманули, потому что им так сказали.

Ринго: Мы никогда не играли более получаса.

Ведущий: Говорят, что в Атлантик-Сити вы сократили свое выступление до пятнадцати минут.

Джордж: Нет, такого никогда не было. Возможно, что мы исполняли песни немного быстрее.

(смех)

Вопрос: Где бы вы хотели жить, если бы переехали в Соединенные Штаты?

Джордж: Думаю, что выбрал бы какой-нибудь город, но, скорее всего, жил бы в штате Флорида или Калифорния.

Вопрос: Что вы делаете в свое свободное время?

Джордж: Чаще всего у нас нет свободного времени. А когда случается, то бездельничаем дома, посещаем рестораны и клубы, слушаем пластинки, видимся с друзьями, понимаете, занимаемся обычными вещами.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На пресс-конференции Пол Маккартни назвал полицию Милуоки «никчёмной», потому что полицейские заставили «Битлз» скрытно покинуть международный аэропорт «Митчелл», вместо того чтобы позволить им поприветствовать своих поклонников.

На вопрос, знают ли они что-нибудь о Милуоки, Ринго Старр ответил: «Я слышал о пиве, которое сделало его знаменитым».

 

 

 

Город Милуоки, являющийся родиной компании «Миллер», называют «пивоваренной столицей Америки». 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В ответ на вопрос о том, что будут делать участники группы, когда пузырь лопнет, Джордж Харрисон ответил: «Будем играть в хоккей на льду».

 

 

 

 

Боб Барри (диск-жокей): «Во время пресс-конференции я держал микрофон в руке, так как у меня не было подставки для микрофона».

 

Боб Барри (диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»): «1964 год был важным для «Битлз», и это был год, когда появилось много замечательной музыки разных направлений: «Мотаун», серф-мюзик, ритм-энд-блюз и кантри. Мы ставили в эфире всё, включая стандартные хиты поп-музыки. Это случилось весной 1964 года, когда наш музыкальный директор Арлин Куир позвонила нам на радиостанцию и спросила, почему в наших программах так много зарубежных исполнителей. К этому времени в первой десятке самых популярных песен «Даблви-Оу-Кей-Уай» было три песни «Битлз».

На самом деле, наш плейлист в то время включал рок, кантри и разную легкую музыку, что по любым критериям можно было назвать странным подбором. Когда началось британское вторжение, я не верил в то, что эти песни были настолько хороши по сравнению с теми, что мы играли, и удивлялся, почему я должен ставить в эфире песню «Я хочу держать тебя за руку». Это что, меня нужно учить музыке?

Но телефоны перегревались из-за звонков кричащих девочек, умоляющих чаще транслировать Потрясающую Четверку, термин, придуманный публицистом «Битлз» Тони Бэрроу. После этого я проигрывал все их пластинки с обеих сторон. Один военнослужащий, дислоцированный в Германии, прислал мне экземпляр самой продаваемой пластинки в Германии с песнями «Komm Gib Mir Deine Hand» и «Sie Liebt Dich», немецких версий «Я хочу держать тебя за руку» и «Она любит тебя». Мне сказали, что я был первым диск-жокеем, кто поставил в эфире эту пластинку в Соединенных Штатах. Если бы они записали пластинку на языке, о котором никто никогда не слышал, то она все равно стала бы хитом.

Однажды в начале 1964 года я был в кабинете музыкального директора, когда мне позвонил человек, который сказал, что занимается организацией выступления «Битлз» в Милуоки 4 сентября 1964 года. Он выяснил, что я был любимцем у битловских поклонников в Милуоки и хотел, чтобы я был ведущим концерта. Это был Фрэнк Фрид из «Трайенгл Театрикэл Продакшинз». В то время я зарабатывал около 150 долларов в неделю. Я спросил его, сколько он заплатит. Когда он ответил, что работа ведущего не оплачивается, я отклонил предложение. До этого мне платили за каждый концерт, который я вёл. Я рассказал о звонке Фрида нашему музыкальному директору [Арлин Куир], и она сказала мне, что я сошёл с ума и потребовала, чтобы я немедленно ему перезвонил. Я так и сделал, но к этому времени он уже договорился с диск-жокеем с конкурирующей рок-н-ролльной станции. Фрид объяснил, что это не окончательно, и он ещё свяжется со мной. Он перезвонил и сказал, что другой диск-жокей будет представлять публике разогревающих артистов, а я буду представлять «Битлз».

 

Дуэйн Дадик (журнал «Милуоки Сентинел», 2014): «Это было плохой новостью для Эдди Дусетта, ди-джея радиостанции «Даблви-Эр-Ай-Ти», который уже согласился принять участие в концерте. В конечном итоге он представлял разогревающих артистов».

 

Боб Барри (диск жокей радиостанции «Даблви-Оу-Кей-Уай»): «Продажей билетов занималась компания «Топпинг энд компэни интернейшнел хаус». Её владелец Ник Топпинг был опытным промоутером, организовавшим выступления Мириам Макебы, Джоша Уайта, Пита Сижера и других. В феврале 1964 года, сразу после того, как «Битлз» три воскресенья подряд появлялись на шоу Эда Салливана, он связался с чикагской компанией «Трайенгл Продакшинз» и предложил организовать выступление группы в Милуоки».

 

Ник Топпинг (промоутер): «Мы тогда не знали, что из себя представляют «Битлз», но мы видели, как их любят».

 

Боб Барри (диск жокей): «Они согласились. «Трайенгл Театрикэл Продакшинз» напечатали программу концерта «Битлз» 4 сентября в Милуоки и концерта в Чикаго на следующий вечер».

 

beatlesbible.com: «Билеты, стоимостью в 2,50, 3,50, 4,50 и 5,50 долларов и поступили в продажу в апреле 1964 года. В течение недели все 12 000 были проданы».

 

 

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «С четырех часов утра возле арены девушки выстроились в очередь в надежде оказаться рядом с «Битлз». Некоторые из поклонниц пытались спрятаться в Арене за неделю до концерта».

 

Элмер Кран (менеджер Арены, 1964): «Во время концерта буфеты работать не будут. Я получу меньше дохода, но я не хочу никаких ненужных перемещений между рядами».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В Милуоки к ним в раздевалку доставили мешки с почтой, коробки с печеньем и вышитые бюстгальтеры».

 

 

 

Вид на Арену.

 

 

 

 

Многие поклонники пришли заранее. На снимке Кэтрин Сливовски, Кристина Миллер, Кетрин Зепс, Памела Моджеевски, Карен Пол, Мэри Ратайчак и (сзади) Кэрин Марш.

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «Битлы вошли через дверь восточной сцены со стороны Четвертой улицы и Стейт-Стрит. Билетёры, полицейские и охранники Арены стояли плечом к плечу перед входом. Добровольцы Красного Креста принесли двадцать коек и двести фунтов льда. Всё это пришлось кстати, потому что десять девочек пришлось приводить в чувство после обморока и истерии, а ещё семи оказать помощь от ушибов, порезов и носовых кровотечений. Одна из девушек, которая присутствовала на концерте, сказала мне, что она накануне купила новый наряд и вечером перед сном сделала завивку: «В этот вечер мы должны выглядеть идеально, потому что «Битлз» могут на нас посмотреть».

 

beatlesbible.com: «В концерте также принимали участие группа «Билл Блэк Комбо», группа «Экситерс», Кларенс Генри и Джеки ДеШеннон».

 

Боб Барри (диск жокей): «Концерт в Милуоки начался в восемь часов вечера, когда на сцену вышла группа «Билл Блэк Комбо».

 

 

 

Выступление группы «Билл Блэк Комбо».

 

Боб Барри (диск жокей): «После группы «Билл Блэк Комбо» выступал Кларенс Генри, затем группа «Экситерс» и Джеки ДеШеннон.

Джеки сказала мне, что она решила исполнить свою программу в быстром темпе, чтобы подростки смогли петь и высвободить ту часть энергии, которую они накопили для «Битлз». Она сказала: «Эти кричащие девушки пришли посмотреть на «Битлз», так что лучше бы им хорошо размяться перед встречей со своими кумирами».

Как только Джеки ДеШеннон закончила своё выступление, дорожный менеджер «Битлз» сказал мне, что пора выходить на сцену. Я вышел в безупречном костюме от «Шеркова» и с адреналином в крови. Но «Битлз» ещё не было в здании. Поэтому мне пришлось около пятнадцати минут (которые показались мне часами) заполнять паузу рассказами о косматых парнях из Ливерпуля и всех городах, в которых они выступали, что они ели, пили и всем подобным, что мне приходило в голову. Я также изложил правила, которым нужно следовать, если они хотят, чтобы концерт продолжался, так как местный промоутер Ник Топпинг беспокоился о возможных травмах. Наконец, в девять часов вечера и десять минут к сцене в темноте вышли «Битлз».

Перед тем, как они поднялись, зажглись огни. На них были синие костюмы и ботинки на высоких каблуках. Я прокричал слово «Битлз», но меня уже никто не слышал. Вы не можете себе представить, какой был крик».

 

Бернис Буреш (газета «Милуоки Сентинел», 5 сентября 1964): «Арена затрепетала, когда длинноволосые вокалисты начали продвигаться к сцене сквозь полицейский кордон. Насколько ещё громче могут быть крики, пока ещё не достигшие болевого порога восприятия? Со всех сторон заполненной арены засверкало столько фотовспышек, что на мгновение она стала ярче дневного света. Эту яркость можно сравнить с тем, как это выглядит фильмах, сопровождающих ядерный взрыв.

Маккартни обратился к девушкам, сказав, как можно было это понять, что они могут хлопать в ладоши. Его не было слышно, но его поняли».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Они начали с песни «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There). Эти обросшие чужаки из Ливерпуля выглядели более привлекательно, чем в телепередачах Эда Салливана».

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На концерте Ленор Барчак сидела в первом ряду. Как получить места в первом ряду на концерт, на который практически невозможно достать билет? Подруга её сестры, Марлен, зашла в билетную кассу и предложила свою помощь промоутеру концерта Нику Топпингу, предложив отвечать на телефонные звонки. «Может быть, именно поэтому мы оказались на местах в первом ряду», — сказала Ленор».

 

 

 

 

Ленор Барчак: «Я была на концерте с сестрами Шарон и Сью и подругами Кей и Марлен, но, несмотря на наши замечательные места, музыки мы расслышали не много. Я услышала первую ноту первого аккорда, но с этого момента «Битлз» были полностью заглушены тысячами кричащих девушек. Мы тоже кричали!»

 

Джеральд Клосс (репортер журнала «Милуоки»): «Их выступление было чем-то особенным. Расслышать можно было очень немного, потому что как только они начали петь, как только они начали что-то делать, эмоции, крики радости аудитории заглушили звук музыки. Время от времени можно было услышать слово или два, по которым можно было понять, что это была за песня».

 

Бернис Буреш (газета «Милуоки Сентинел», 5 сентября 1964): «Девушкам нравилось всё, любая мелочь. Как Джон Леннон сделал несколько смешных смешных жестов и, конечно, он не выглядел больным. Как Джордж Харрисон моргнул своими длинными ресницами. Как Ринго Старр, сидящий за барабанами, начал петь, что всех восхитило».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Брюсу Агаки повезло, потому что он сидел рядом с акустическими колонками. Это позволило ему слышать музыку и тексты песен. «Вся атмосфера была захвачена происходящим на сцене», — вспоминает он».

 

Брюс Агаки: «Крики были такими громкими, что я таких никогда не слышал, и не прекращались, пока они не покинули сцену».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Во время выступления иногда энергичный звук бас-гитары или пения прорывался через шум восторженной публики».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На концерте «Битлз» в Милуоки-Арене поклонники демонстрировали весь спектр эмоций. Эта фотография была опубликована в «Милуоки Джорнел» 27 сентября 1964 г.

 

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Джеки Грэнди была подростком, когда пришла на концерт «Битлз» со своими двумя лучшими подругами, Бонни и Кэти.

В школьные дни мы встречались на автобусной остановке и слушали по радиоприемнику [программы] Боба Барри. Однажды утром он сказал, что собирается сыграть новый сингл группы «Битлз», и мы в тот раз впервые услышали песню «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?). Когда песня закончилась, мы стояли, плакали и думали, что это самая красивая песня из всех, что мы слышали».

Грэнди с подругами сидели в середине зала на левой. Им не очень хорошо было видно сцену и трудно было расслышать музыку. «Но, как и большинство девушек, мы кричали и плакали на протяжении всего концерта. У всех макияж стекал вниз по лицу».

Они также купили торт в форме гитары и попытались передать его группе. Не уверен, что ей удалось подарить торт, который она купила для них».

 

Джеки Грэнди: «Перед концертом мы заказали в кондитерской торт в форме гитары. Мы доставили его Бобу Барри на радиостанцию «Даблви-Оу-Кей-Уай» на бульваре Шермана и надеялись, что он передаст его Битлам».

 

Боб Барри (диск жокей): «Я сфотографировал торт перед тем, как подарить его детской больнице, вместе с другими подарками, которые поклонники передали мне для группы».

 

beatlesbible.com: «Во время концерта около восемнадцати представителей Красного Креста оказывали первую помощь».

 

Джеральд Клосс (журнал «Милуоки», 5 сентября 1964): «Они выступали около тридцати минут. Когда концерт закончился, возник момент паники, и все подались вперед, потому что появился слух, что снаружи стоит автомобиль, и, возможно, они смогут дотронуться до «Битлз». У главного входа возникла давка. Мой сын, который был со мной, испугался, потому что толпа могла растоптать маленького ребенка».

 

 

 

 

Боб Барри (диск жокей): «Перед тем, как я покинул «Арену», пресс-секретарь «Битлз» сказал мне, что завтра в десять часов утра я могу подойти в отель «Коуч Хауз», где они дадут интервью».

 

beatlesbible.com: «После концерта поклонники собрались возле отеля. Некоторые из них простояли перед зданием всю ночь».

 

 

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «На следующий день газета «Милуоки Сентинел» выйдет с заголовком: «Битлз завоевывают город!» Да, с восклицательным знаком».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)