Выступление в амфитеатре «Красные скалы», Денвер (Red Rocks Amphitheater, Denver, Colorado)

26 августа 1964 г.

 

Кэй Кроу: «Мы не относились к вопящему типу поклонников – плачущих и теряющих сознание – мы были просто очарованы новым звуком, поэтому мы решили попытаться встретиться с ними. Одновременно с этим, наш клуб начал собирать подписи на послании приветствия их в нашей стране. Мы собрали около трех тысяч подписей, и когда пришло время, собрались передать его Битлам. Однако, после неудачной ночи, проведенной под открытым небом перед «Голливудской Чашей» с другими поклонниками, мы решили, что нам следует попробовать другой способ.

Я была знакома с Мартином Дейлом – диск-жокеем с «Кей-Эф-Даблви-Би», и он сказал мне, что «Битлз» арендовали дом в Бель-Эйр. В три с четвертью я уже имела все контакты, так что мы с подругой направились в отель «Беверли Хилтон», куда мы обычно отправлялись заниматься своими расследованиями. Там, в вестибюле, я увидела девушку по имени Паула. Она появлялась всюду, где мы появлялись, чтобы увидеть разные рок-группы. Я сталкивалась с ней пару месяцев назад, в июне, с группой «Роллинг Стоунз». В общем, мы обе поняли, что достаточно находчивы, чтобы выяснить, где останавливаются все эти знаменитости. Мы решили объединить наши мозги.

Наилучшим дополнением к ней было то, что Пауле было 16, и у неё была машина — «Диe Сото» 1959 года. Вскоре мы колесили по улицам Бель-Эйр в поисках «Битлз». В конце концов мы нашли дом, но обнаружили, что всё безнадежно. У больших ворот и вокруг повсюду дежурили полицейские машины. Не заглушая двигатель на всю ночь (чтобы не получить штраф за стоянку), мы остались на ночь, отлучаясь только для дозаправки и за едой. Всю ночь мы пытались придумать, как бы проникнуть через стену. Но так ничего и не придумали.

На следующий день «Битлз» должны были уехать в аэропорт, и мы увидели, как какой-то лимузин выскочил на дорогу. К этому времени нас было уже семеро, и одна из девушек сказала, что не надо ехать за машиной, потому что это ловушка. Все другие погнались за лимузином, и мы, взвесив свои шансы, остались. Вдруг мы увидели их в бежевом «Линкольн Континенталь» 1963 года, трое на заднем сиденье и один около водителя. Я обрадовалась: «Ой… они прямо перед нами! И больше там никого не было!

Нас было семеро, и мы сели на хвост знаменитой четверке. Следуя за ними по пятам, мы, в конце концов, смогли поравняться с автомобилем «Битлз».

Одна из девушек опустила стекло и высунулась в окно, намереваясь вручить послание одному из Битлов, но в это время копы оказались позади нас слева на аварийной полосе движения, и наш водитель воскликнул: «Боже мой, что делать-то?» А я говорю: «Не останавливайся, они не будут стрелять в девушек… продолжай!». Так мы и сделали, и одна из девушек смогла передать свиток в автомобиль «Битлз».

В конце концов мы отступили под ревом сирен, и остановились, в то время как «Битлз» продолжили свой путь в аэропорт. Нам выписали штраф, и они были обозлены на нас, но это были те же полицейские, что охраняли дом, и они знали, кем мы были, и они были достаточно любезны по отношению к нам, потому что могли вручить нам повестку в суд за сопротивление при аресте, и бог знает, что ещё. Но всё, что мы получили, был штраф за несоблюдений дистанции».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «В аэропорту местный телеканал «Кей-Эй-Би-Си» взял интервью у Ринго Старра, который рассказал об инциденте в клубе «Виски Гоу-Гоу», а также о своей любви к музыке «кантри».

Когда «Битлз» покидали Лос-Анджелес, кадры кинохроники запечатлели момент, когда они подписывали автографы для одной девушки со светлыми волосами, которая даже получила поцелуй в щечку от Джорджа. «Не попадись в объектив телекамеры», — предупредил Джордж. «Или они тобой займутся», — добавил Джон. Когда самолет взлетел, она на прощание помахала им рукой. «Пошли им поцелуй!» — крикнул ей один из телеоператоров.

Отлет «Битлз» освещали диск-жокеи «Кей-Эр-Эл-Эй» Дейв Халл и Джим Стек. Когда группа поднялась на борт самолета, они внезапно приняли решение подняться по трапу, как будто они тоже были пассажирами».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Дейв Халл, легендарный ди-джей из Лос-Анджелеса, в буквальном смысле был так очарован «Битлз», что сел к ним в самолет, чтобы вылететь из Лос-Анджелеса в Колорадо на концерт в Денвере. Брайен Эпстайн ткнул пальцем в Дейва за то, что тот поднялся на борт без его разрешения, а затем дал ему билет в первый ряд на концерт».

 

 

 

 

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Самолет «Локхид Электра» был арендован Брайеном Эпстайном за 37 тысяч долларов».

 

Хантер Дэвис (автор книги «Авторизованная биография Битлз»): «Когда «Битлз» садились в самолет, готовясь в обратный путь, на летном поле появился шериф в сопровождении представителей городских властей. Навстречу делегации ребята выслали пресс-агента Дерека Тейлора с заданием узнать, чего от них хотят. «Сфотографироваться с «Битлз» и получить от них автографы», — ответили местные боссы, они ведь могут позволить себе обратиться с такой просьбой к знаменитостям, поскольку до сих пор вели себя скромно и не надоедали им».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Я вернулся в самолет спросить ребят, как они на это смотрят. Пол сидел около иллюминатора. Он улыбался им как сумасшедший без конца кивал головой, но мне сказал: «Быстро пойди к ним и скажи, что мы хотим выйти и встретиться с ними, но ты нас не пускаешь, потому что мы слишком сильно устали. Иди».

 

Джордж: «На следующий день мы покинули город. Помню, как, сидя в самолете, я читал газету — в ней был тот самый снимок, где я выплескиваю воду».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Хотя в первые несколько дней английский язык Битлов накладывал некоторые ограничения в нашем общении, они с самого начала вели себя непринуждённо по отношению ко мне. У меня было двое сыновей, близких к их возрасту, поэтому я тоже вела себя непринуждённо по отношению к ним. Я очень серьезно относилась к своей работе, но не к себе. «Битлз» тоже, и мы быстро выработали между собой язык добродушного подшучивания. Даже языковые проблемы помогли нам сломать лед. Я не осознавала, как часто использовала словосочетание «эй вы», пока «Битлз» не продемонстрировали мне это. Они внимательно слушали каждое сказанное мною слово, а потом повторяли его, преувеличенно растягивая слова и постоянно вставляя «эй вы». Я не могла удержаться от смеха. В течение нескольких дней я заставляла повторять их всё, что они говорили, пока не начала их понимать. Они поддразнивали меня, но делали это добродушно. Моим главным впечатлением о них была их естественность. В отличие от других артистов, с которыми я до этого имела дело, «Битлз», казалось, ничуть не были впечатлены своей известностью. Именно их любезность, вежливость, чувство юмора и естественность покорили меня. Затем, когда мы вместе стали решать всевозможные проблемы, мы стали чем-то вроде «сослуживцев».

По времени прошло уже больше первоначально запланированных «пары дней», а я всё еще продолжала быть с ними, и я не оставила бы их ни за что! Я научилась спать урывками по часу, в одежде, включая туфли на высоком каблуке. Каждый день изматывал всё больше, а ночь приносила новые проблемы, требующие моего участия. Я была более знакома с процедурами и тем, чего ожидать, чем любой другой сопровождающий их специалист. Если в каких-либо других гастролях участие «представителя авиакомпании» было желательно, то в турне «Битлз» оно было просто необходимо. Они ценили моё пребывание с ними и даже время от времени беспокоились по поводу того, что я уйду и передам все это кому-то ещё».

 

 

 

Аэропорт «Стэплтон», Денвер.

 

Гэри Браун (директор Колорадского музыкального зала славы): «Аэропорт был заполнен подростками, которые начали собираться с раннего утра».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «В ночь перед тем, как «Битлз» приземлились в аэропорту «Стэплтон» в Денвере, полиция обнаружила там сотни подростков, спрятавшихся в кустах вокруг аэропорта».

 

Газета «Рокки Маунтин Ньюс», 1964: «Когда на рассвете офицеры на мотоциклах с колясками и одиночных мотоциклах проезжали по скошеному пшеничному полю в районе аэропорта, поклонники «Битлз» разбегались от них как кролики».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «В аэропорту их ждали приблизительно 10 000 поклонников».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Самолет с «Битлз» приземлился в Стэплтоне: 13:35».

 

Гэри Браун (директор Колорадского музыкального зала славы): «Они прилетели в 13:30».

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «В 13:45 я находился в аэропорту. Я был в составе официальной делегации, которая встречала группу. Там было от пяти до семи тысяч подростков, которые собрались, чтобы встретить группу. Они появились там за шесть часов до прибытия группы».

 

 

 

 

Фрагмент ковровой дорожки, которая была расстелена перед трапом самолета, когда он приземлился в Денвере. Джон, Пол, Джордж и Ринго прошли по этой дорожке, когда впервые ступили на землю Денвера.

 

 

 

Этот крошечный клочок ткани, прикрепленный к карточке, был сувениром, подаренным поклонникам «Битлз» (или, как их называли, «Битлманьяками») радиостанцией Денвера «Кей-Ай-Эм-Эн».

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Во время следования в отель, вдоль маршрута выстроилось около семи тысяч поклонников. Полиция перекрывала дороги».

 

 

 

Денвер, 1964 г.

 

 

 

250 полицейских и выпусников полицейской академии Денвера были проинструктированы о том, как справиться с битломанией. Фото Курта Гюнтера.

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Я взял интервью у одного из полицейских, сопровождавших группу. Он сказал мне, что когда они охраняли президента Эйзенхауэра, то было задействовано от 50 до 75 полицейских. Для охраны «Битлз» их было 250, включая резервистов и помощников шерифа».

 

 

 

Поклонники возле отеля «Браун Пэлэс» в ожидании «Битлз».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Из-за собравшейся пятитысячной толпы встречающих «Битлз» возле отеля «Браун Пэлэс», в центре города образовалась пробка, самая большая из когда-либо происходивших в городе, включая пребывание президента. Некоторые из девушек подросткового возраста пошли к консьержу, чтобы попросить работу горничной в отеле в надежде увидеть своих героев».

 

 

 

Группа остановилась в отеле «Браун Пэлэс».

 

 

 

В центре вид на отель «Браун Пэлэс».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Караван машин был окружен подростками, репортерами, ди-джеями и, конечно же, толпой полицейских, следовавших за кортежем пешком, на мотоциклах и велосипедах».

 

 

 

 

 

 

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Полиция разработала план, чтобы тайно доставить «Битлз» в отель. У некоторых из журналистов, сопровождавших группу, были длинные волосы, как у Битлов. Было решено использовать их как отвлекающий маневр. Их лимузин подъехал к отелю первым, и его сразу же обступили поклонники. Они не смогли выйти из машины. Тем временем Битлы проникли в отель через служебный вход».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Первым появился лимузин с журналистами, которые путешествовали с группой. Поклонники бросились к машине, думая, что это группа, а лимузин «Битлз» обогнул толпу и направился к служебному входу в отель.

Во время суматохи одна из поклонниц в безумстве укусила полицейского за руку. Другая девушка попала в больницу после того, как машина переехала ей ногу. В общей сложности шесть поклонниц и один офицер оказались в отделении неотложной помощи после суматохи возле отеля».

 

Крис Хатчинз (журналист «Нью Мюзикл Экспресс»): «В Денвере я находился в машине для прессы, которая была сильно повреждена после того, как её в качестве отвлекающего маневра отправили к отелю, возле которого собралась огромная толпа поклонников».

 

 

 

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Ринго сказал, что это был самый дикий прием из тех, что им оказывали».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Когда я разместился в своем номере отеля «Браун Пэлэс», то обнаружил в ванной комнате трёх девушек. «Ты не Ринго», — закричали они.

Возле отеля одна мать с двумя дочерьми обратилась ко мне с просьбой: «Мне нужно, чтобы ты отвел моих девочек на встречу с «Битлз»

Карл Мелман, управляющий отеля, улыбнулся, глядя на пять тысяч кричащих девушек возле отеля. «Спускайся и посмотри, как я буду резать свои запястья», — невозмутимо сказал он».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Обслуживание номеров отеля получило от «Битлз» заказ на обслуживание: бутерброды с сыром гриль. Когда их заказ прибыл, Джон Леннон, увидев тележку с тарелками и картофельными чипсами, выругался: «Чёртовы американцы не знают, как делать чипсы».

 

Том Бэйнис: «Я обслуживал в номерах и принес им обед в номер 840. Джон Леннон пожаловался: «Чёртовы американцы и их чипсы со всякой всячиной!». А Ринго ему ответил: «Заплати ему, не заморачивайся». У Леннона было неприятие американских картофельных чипсов по сравнению с английскими».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «В номере отеля Пол Маккартни дал интервью студенческому журналисту из Восточной школы. Как вспоминает журналист: «В номере были все четверо из «Битлз», и каждый занимался чем-то своим. Джон говорил по телефону, Джордж, играя на гитаре, смотрел в окно, Ринго наливал водку в одноразовые стаканчики, в которых был «Севен Ап». В номер зашел Эпстайн и сказал, что пора выходить».

 

 

 

Фото Николаса ДеСиоса.

 

 

 

 

 

Николас ДеСиос (фотограф): «Мне было 18 лет, и я только что окончил Восточную среднюю школу, где был главным фотографом. Я не думаю, что у них было хоть какое-то представление о том, где они находятся. Их посадили в машину, привезли в туннель и повели в цементную комнату. Я был с ними почти одного возраста. Мы были одеты в одинаковую одежду и шли по этому коридору. И там висел этот огромный флаг, и идея сфотографироваться просто поразила нас. Это будет самая забавная картина — перед американским флагом. Я сделал несколько кадров. Они дали мне пять снимков».

 

 

 

 

 

 

 

 

Рэй Херст (газета «Колорадо Спрингз», 5 сентября 1964): «Попытаться проникнуть в отель, чтобы увидеть «Битлз», было равносильно проникнуть в Форт-Нокс (прим. – Форт-Нокс — военная база США, находится почти в центре военного городка Форт-Нокс в 30 милях к юго-западу от Луисвилла). В буквальном смысле никто не мог преодолеть кордон полиции и сотрудников охраны. Никто, за исключением привлекательной темноволосой девушки из газеты «Колорадо Спрингз», которая до сих пор задается вопросом, как её это удалось. Она не только смогла встретиться с «Битлз» (прим.- это произойдет утром 27 августа), но также провела некоторое время с их менеджером и пресс-агентом, но и подготовила их одежду к дороге.

Все началось довольно невинно. Верни Байерс, который занимался организацией выступления «Битлз» в «Красных скалах», предложил Патриции сходить на концерт и перед прибытием группы пообедать с ним, и ещё несколькими людьми. Она согласилась.

Она не была среди тех, кто собрался в аэропорту и возле отеля, чтобы встретить Потрясающую Четверку, но что она знала точно, так это то, что она сидит на пресс-конференции среди сорока пяти представителей прессы».

 

Патриция Массаро: «В помещении было очень много людей. Первым вошел Джордж, за ним Джон, Ринго и Пол. Они прошли рядом со мной, и Джон произнес: «Привет». Просто сказал: «Привет», что меня удивило. Я пришла к выводу, что они определенно следят за своим внешним видом и опрятностью. Они были очень бледными. Пол был самым обаятельным из них. А на втором месте Ринго, со своими голубыми глазами и обезоруживающей улыбкой. В нем было что-то мужественное».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Кадры видеохроники начинаются с момента, когда на пресс-конференции «Битлз» помогают одеть жилетки».

 

 

 

 

На этой пресс-конференции «Битлз» стали почетными членами «Джейси», и каждому из них был вручен белый жилет «Джейси» с именем, вышитым на левой груди (прим. – «Джейси» — юношеская палата Соединенных Штатов, является организацией по обучению лидерских навыков и гражданской организации для людей в возрасте от 18 до 40 лет). Через некоторое время Пол снял жилет.

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Во время вопросов камера в основном фокусирует свое внимание на Джоне и Ринго. Джона спросили о слухах, что он уходит из группы. Джон говорит репортерам, что это не так и добавляет: «Это всего лишь слухи, я не знаю, откуда они возникают, но это неправда». Вопросы продолжают поступать со всех сторон, кто-то спросил о регистрации в отеле, на что Джордж ответил: «Мы не знаем об условиях проживания… мы это не обговариваем».

 

Перед выступлением состоялась пресс-конференция:

Вопрос: Как насчет слухов о том, что Джон покидает группу?

Джон: Это просто слух. Не знаю, откуда он взялся. Знаете, это просто неправда.

Вопрос: Когда вы планируете еще раз приехать в Штаты? Мы все здесь из разных частей страны и, например, я из Феникса, и мы хотим знать, когда вы вернетесь в следующий раз, так как мы, возможно, увидим вас у себя.

Джон: Да, я, на самом деле, не знаю, понимаете. Когда мы приедем снова зависит от нашего менеджера. Возможно, это будет не раньше следующего года.

Вопрос: Ринго, как вам прием, который вам оказали в аэропорту?

Ринго: Да. Очень здорово! Изумительно!

Вопрос: Ринго, ты видел «Красные Скалы»?

Ринго: Нет, еще нет.

Вопрос: Вы когда-нибудь были в амфитеатрах такого типа?

Ринго: Нет.

Вопрос: Джордж, насколько я знаю, отсюда вы уезжаете, позже, в следующем месяце, на юг. Я понимаю, что вы против сегрегации, которая там…

Пол: Да.

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «[11 сентября] Мы должны были выступить в «Гэтор Боул» в Джексонвилле. Гастроли шли успешно, все веселились, турне проходило замечательно. Но когда на юге узнали, что в турне участвует [чернокожая] группа «Экситерс», то нам сказали, что они сожалеют, но ни один чернокожий артист не может выступать в «Гэтор Боул». Сегрегация. Мы уже были готовы расплакаться, но «Битлз» сказали: «Что значит, что «Экситерс» не смогут там выступить? Они гастролируют с нами и это наше совместное выступление. Все будут выступать!» Они сказали нам: «Дамы, не беспокойтесь об этом, мы всё уладим». Они заняли принципиальную позицию, и я до сих пор благодарна им за это. Они сказали: «Если «Экситерс» не будут выступать, то и «Битлз» не выйдут на эту сцену». Им было всё равно, пели до этого там чернокожие артисты, или нет».

 

Вопрос: …и мы поняли, что были некоторые проблемы с отелем, в котором вы могли бы остановиться в Джексонвилле.

Джордж: Мы вообще ничего не знаем о том, где разместимся. Мы этим не занимаемся. Но, знаете, мы не появляемся там, где она [сегрегация] есть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В центре за Джоном Дерек Тейлор. Рядом с ним, прямо за Ринго, менеджер группы «Пол Ревир энд Рэйдерс», продюсер Роджер Харт.

 

 

 

 

Патриция Массаро: «Предполагалось, что пресс-конференция продлится 10 минут, но она растянулась на полчаса.

Во время пресс-конференции я задала Полу вопрос о Джейн Эшер – девушке, с которой по слухам он то ли обручен, то ли собирается на ней втайне жениться. Пол ответил, что он не обручен с Джейн Эшер и они не женаты. Он сказал, что она просто его подруга.

Ещё я спросила, есть ли у них какие-либо планы снять второй фильм. «Нет, пока ещё нет. Нет ни планов, ни сценария, и не написано ни одной песни».

 

Гэрри Тафт (кантри-музыкант): «Еще весной 64 года Джоан Баез хотела, чтобы «Битлз» встретились с Бобом Диланом (прим. — Джоан Баэз — американская певица и автор песен, исполняющая музыку преимущественно в стилях фолк и кантри. В 1961-м году познакомилась с Бобом Диланом. В 1963 у них начались романтические отношения). Её менеджер договорился со мной, что я проведу её на концерт «Битлз». Группа выступала в среду, поэтому она приехала на поезде во вторник».

 

Джоан Баез: «Впервые я приехала в Денвер в 1964 году на поезде. Основатель Фольклорного центра Гэрри Тафт встретил меня на станции «Юнион» и отвез на концерт. Гарри был отличным парнем во всех смыслах этого слова».

 

Гэрри Тафт (кантри-музыкант): «Когда я пробрался за кулисы, «Битлз» были на пресс-конференции, и она уже познакомилась с ними, поэтому я встал в задней части костюмерной и смог наблюдать за четырьмя из них. На самом деле это были трое из «Битлз» — Ринго читал комикс. Он выглядел незаинтересованным происходящим.

Это было так трогательно, они [Джоан, Пол, Джон и Джордж] были в восторге друг от друга, это было так мило. И всё, о чем она могла говорить, это Боб Дилан. Фактически, я был с ней со вторника по пятницу, и всё, о чем она могла говорить, это был Боб Дилан».

 

 

 

Джоан Баез и Гэрри Тафт.

 

Интервью с Пэтом Мерфи для «Кей-Оу-Эй»:

Пэт Мерфи: Дело в том, что, когда мы (пресса) были в лифте, у нас произошел небольшой неприятный инцидент.

Ринго: Ну, вы запрыгнули в лифт, видите ли, и превысили вес.

Пэт Мерфи: О, это то, что случилось, да? Вы злитесь на прессу?

Ринго: (преувеличенно) Неееет!

Пэт Мерфи: Да?

Джон: (сухо) Мы никогда не злимся на прессу.

Пэт Мерфи: У нас сложилось впечатление, что вы можете быть немного грубыми… немного выведенными из себя.

Джон: (быстро оборачиваясь, но спокойно) Мы грубы настолько, насколько грубы люди, которых мы встречаем.

Пэт Мерфи: Ну, если это так, у вас, конечно, не было повода подумать, что мы были грубыми, да, Джон?

Джон: Я даже не видел вас, на самом деле.

Пэт Мерфи: Ну, кто-то сделал замечание в глубине лифта.

Ринго: Да, ну, дело в том, что… Лифт в любом случае был уже переполнен, а там еще пресса попыталась втиснуться, понимаете.

Пэт Мерфи: Позвольте мне спросить вас обоих вот о чем. У вас когда-нибудь получалось приехать в город без предупреждения, и не вызывать весь этот фурор?

Джон: Да, мы с Джорджем проехали через Лос-Анджелес на обратном пути из отпуска на Таити, без предупреждения. И мы проехали по городу, потому что у нас было около четырех часов. Поэтому мы просто отправились в Лос-Анджелес, и об этом вообще никто знал. Несколько человек нас узнали, но они думали, что это были не мы.

Пэт Мерфи: Как проходит ваше турне? Отсюда куда направитесь дальше?

Ринго: Не знаю. Куда мы едем дальше?

Джон: Цинциннати.

Пэт Мерфи: И вам всё нравится?

Ринго: Всё замечательно.

Пэт Мерфи: Вас везде сопровождает толпа, где бы вы не появились?

Ринго: Пока это так, да.

Джон: (со смехом) Даже в лифте!

Пэт Мерфи: (смеется)

 

Интервью Дэйва Халла для радио «Кей-Эр-Эл-Эй»:

Дэйв Халл: Ваша любимая роль в фильме «Вечер трудного дня»?

Джон: Э-э, сюжет в поле.

Дэйв Халл: Мой тоже, но как насчет ванны?

Джон: О, да, тоже неплохо. Но мне больше нравится сюжет в поле.

Дэйв Халл: Правда ли, что некоторые сцены были спонтанными, Джон?

Джон: Весь сюжет в ванне был таким. Не было никакой первоначальной идеи. Её наполнили, а мне просто нужно было делать всё, что заблагорассудится.

Дэйв Халл: А как с остальными парнями, они играли спонтанно?

Джон: Ну, спонтанного было много… только в действительности многого не получилось, потому что нужно было делать так много дублей. Даже когда, скажем, мы четверо, и один из нас выдает отсебятину, импровизацию, вы добавляете это, но что-то на заднем плане было не так, поэтому вам нужно сделать это снова. Так что в итоге импровизации нет. Мы довольно часто придерживались сценария, понимаете. Некоторые из наших отсебятин остались, или от режиссера, знаете. Он тоже добавил немного.

Дэйв Халл: Джон, могу я спросить у тебя… ходят слухи, что следующий фильм, который вы собираетесь снимать… ты начал писать сценарий следующего фильма?

Джон: Нет, я вообще его не пишу, знаете. Всё это началось, потому что у меня дома была книга, рассказ, который, как я думал, мог бы стать основой хорошего фильма, если бы он был переписан. Вот так получилось, что я собирался написать его, понимаете. Но у меня нет времени на это. Я даже не знаю, смогу ли, так или иначе.

Дэйв Халл: Ну, ходят слухи, что он будет снят в Голливуде. Можете ли вы сказать, так это или нет?

Джон: Нет, определенно не в Голливуде. Он будет снят в Англии. Так дешевле. И, знаете, это также исключает необходимость покидать дом.

Дэйв Халл: Джон, скажи, ты уже переехал в свой дом в Суррее?

Джон: Нет, у меня не было времени. Дом пустой, знаешь. Там нет мебели… нужно сделать перепланировку, стены убрать и все такое. Он еще не готов. В следующем году, наверное. Ну, я надеюсь, раньше. От этого зависит, но это самое долгое, что потребуется сделать, чтобы все закончить.

Дэйв Халл: И еще, Джон, говорят, что вы переехали в «Эмперор Гейт». Вы переезжаете оттуда в дом в Суррее, так?

Джон: Я переехал из «Эмперор Гейт», но не в дом, понимаешь.

Ринго: (Дэйву) Да… прокрался на самолет, да?

Дэйв Халл: Тсс, никому не говори.

Ринго: Они тебя поймали, не так ли?

Дэйв Халл: Да, они это сделали. Это ты придумал название «Вечер трудного дня»?

Ринго: Да.

Дэйв Халл: Как у тебя это получилось?

Ринго: Не знаю, оно просто возникло. Мы работали, понимаете. И мы работали весь день, работали весь вечер, и я вышел, думая, что был еще день, как я полагал, и сказал: «Это был трудный день …» огляделся, было темно, и сказал «вечер». Так мы и пришли к «Вечер трудного дня».

Дэйв Халл: Что по поводу твоего горла? Как я понимаю, ты вернешься в больницу этой осенью для операции на горле. Не мог бы ты рассказать об этом?

Ринго: Просто я собираюсь удалить их, знаешь, свои миндалины. Теперь с ними ничего не происходит, их вылечили, но всё, о чём они беспокоятся, это могут ли они снова воспалиться. Когда их удалят, всё закончится, понимаешь.

Дэйв Халл: Как насчет лошади твоего отца?

Пол: Что насчет этого?

Дэйв Халл: Барабан Дрейка. Планируете ли вы выставить Барабан Дрейка в скачках в США?

Пол: А, понял. Это не имеет никакого отношения ко мне, понимаешь. Это лошадь моего отца, и я купил её не для себя. Я купил её для него как подарок на день рождения, так что, если он хочет выставить её на скачки, то пусть. На здоровье. Тем более, все идет хорошо. В последний раз он выиграл.

Дэйв Халл: Я знаю. И он пришел вторым в первый раз?»

Пол: Да.

Дэйв Халл: Ну, тогда у вас было два призовых места в двух стартах.

Пол: Да, очень хорошо, так и было.

Дэйв Халл: Значит ты вообще никак не связан с Барабаном Дрейка?

Пол: Ну, я имею в виду, что купил его для своего папы, но он не мой или как-то так, понимаешь. Я делаю на него ставки.

Дэйв Халл: На самом деле?

Пол: Да, так и есть.

Дэйв Халл: Прекрасно. Как насчет твого любимого сюжета в «Вечере трудного дня»? Какой? Можешь вспомнить?

Пол: Любимый сюжет? Ммм … поле.

Дэйв Халл: Поле?

Пол: Да.

Дэйв Халл: Очень хорошо. Это тоже мой любимый. Как насчет других сюжетов? Можешь вспомнить…

Пол: Сюжет с Ринго, который мне тоже нравится, знаешь. Мне больше всего нравится сюжет в поле, а затем все с Ринго, когда они играли «Тему Ринго» поверх этого. «Этот парень» (This Boy).

Дэйв Халл: Да, кстати, почему они выбрали «Этот парень» в качестве темы Ринго? Она его любимая, Пол?

Пол: Ну, я думаю, что она ему нравится, знаешь, как песня, но это было просто… она соответствовала сюжету, понимаешь. Это было главное, правда.

 

Бэрри Майлз: «Выступление в амфитеатре «Красные скалы», Денвер (Red Rocks Amphitheater, Denver, Colorado)».

 

Линда Сью Ширки: «Билеты на этот концерт были подарком от моего парня на моё 16-летие. Билеты были в три раза дороже, чем обычно. Шесть долларов. Думаю, шесть шестьдесят».

 

Сэмуэль Сафарян: «В 1964 году мои родители не могли позволить себе билет за 6,60 долларов, и я не смог попасть на их концерт. Это навсегда останется со мной. Пропустить первое появление «Битлз» в Колорадо, такое не забудешь».

 

 

 

 

 

 

 

Верни Байерс (организатор концерта): «Моя продюсерская компания «Лукаут Маунтейн Эттрэкшнс» никогда не платила более 5 000 долларов таким исполнителям, как «Питер, Пол и Мэри», Каунт Бейси и Лайонел Хэмптон. Когда мне позвонил агент «Битлз», он попросил меня сесть, прежде чем сказал мне о гарантии группы в 20 000 долларов. Это была самая большая сумма, что я когда-либо платил за группу. Но они того стоили.

Было забавно, когда одна из марионеток, работавшая на Брайена Эпстайна, подошла ко мне и заявила: «Знаете, сегодняшний вечер войдет в историю». И он оказался прав. Мы настраивали звук, и я крикнул звуокооператору: «Пойди, дай микрофон Ринго», потому что у него его не было, а Ринго и говорит: «Не беспокойтесь об этом. Они все равно меня не расслышат».

 

Дэвид Кросби (музыкант): «Из всех мест в мире, где можно выступить, «Красные скалы» лучшее место».

 

Бэрри Майлз: «Хотя 2 000 мест остались пустыми, 7 000 поклонников, которые купили билеты, обеспечили рекорд кассовых сборов для этой концертной площадки под открытым небом».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Сообщалось, что было продано только 7 000 билетов, в то время как на концерт в «Голливудскую чашу» было продано 18 700. Причиной было названо отсутствие общественного транспорта для подростковой аудитории. В последние годы это утверждение было поставлено под сомнение из-за недостаточного количества билетеров и контролеров на входе в 1964 году. Согласно сообщениям очевидцев, они никогда не видели «Красные Скалы» более заполненными, чем в тот жаркий августовский вечер».

 

 

 

 

 

 

 

Чет Кармен: «Мне было тогда 17 лет. Я жил в Колорадо-Спрингс, путешествуя между родителями, которые развелись, и старшим братом. Я только что переехал из дома своего брата в Боулдер, куда я переехал жить, когда наши родители расстались, и в начале лета снова начал жить со своими недавно воссоединенными родителями в Колорадо-Спрингс. Брат хотел, чтобы я устроился на работу, чтобы помогать оплачивать счета, а в средней школе Фэрвью мне сказали, чтобы я не возвращаться, если не буду соблюдать их дресс-код — и работа, и школа требовали, чтобы я подстригся.

Дело в то, что зимой я увидел фотографию в одном еженедельном новостном журнале. Там была заметка длиной в один абзац, в которой было написано о парнях в Англии, которые были причиной волнений и беспорядков и нуждались в защите полиции. Это привлекло моё внимание. Что такое? Со времен Элвиса у нас не было ничего подобного.

Пару месяцев спустя в машине (мы ехали к девочкам), я услышал по радио песню «Я увидел её, стоящую там» (I Saw Her Standing There). Это был настоящий рок-н-ролл, громкий, хриплый, пронзительный, необузданный голос, и я сказал парням в машине заткнуться. Мне снесло крышу, и тут меня осенило. Это должно быть те парни, о которых я читал. Я видел фотографию. Длинноволосые парни. Почему-то я понял это по звуку и тому, что прочитал. Никто другой не мог вызвать такие беспорядки.

К тому времени, когда я переехал к брату в Колорадо, Битлмания начала завоевывать популярность. Я начал одеваться как «Битлз» — носить водолазки, более длинные волосы и даже немного их завивать. Внешне я был похож на Джона Леннона, и стал мгновенно узнаваемым. Как двойник Джона Леннона, в школе я начал находить записки в своем шкафчике, и меня попросили присутствовать в Колорадо-Спрингс на премьере фильма «Вечер трудного дня». Когда я смотрел этот фильм, то понял, насколько я был похож на Джона. Я пытался выглядеть как Джон, но я никого не пытался обмануть, не стремился к тому, чтобы девушки визжали и бежали за мной.

К тому времени, когда они приехали выступать в «Красных скалах», я уже привык раздавать автографы и позировать для фотографий, когда родители подходили ко мне со своими дочерями.

– Можно с вами сфотографироваться?

– Да.

– Вы подпишите автограф?

– Да, подписаться своим именем, именем Джона или что бы вы там хотели?

Когда они приехали, чтобы выступить в «Красных скалах», я хотел с ними встретиться.

За несколько дней до концерта на улицах меня постоянно сопровождали девочки, которые думали, что я из группы. Однажды мой друг сфотографировал меня с кучей девушек вокруг. Я просто остановился на улице на несколько минут, а вокруг уже были девочки.

Это был эффект НЛО. Когда кто-то действительно хочет увидеть НЛО, и хочет очень сильно, и если он смотрит на какие-нибудь неясные огни на дереве, то он на самом деле увидит и НЛО, и иллюминаторы маленькими существами внутри. Я мог бы сказать им: «Я – это не он. Я не тот, о ком вы думаете. Но им было уже всё равно.

Концерт «Битлз» 26 августа 1964 года был одним из первых рок-н-ролльных концертов в «Красных скалах», и Денвер к тому времени был единственным в ​​турне городом, где не все билеты на концерт были проданы. До этого я был на других рок-н-ролльных концертах, но мы знали, что «Битлз» были чем-то особенным.

До этого я не был в «Красных скалах». Не знаю, с чем можно было сравнить это место, когда я оказался на этой открытой арене между больших красных скал, когда солнце садилось и всё это приобретало совершенно новую атмосферу и пробуждало новые ощущения. Все чувствовали, что-то витает в воздухе, то, что никогда не чувствовалось раньше. Когда толпа наполняла трибуны, росла и напряженность».

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Я был на концерте с женой и дочерми Дженис (12 лет) и Нэнси (14 лет). У меня с собой была кинокамера, на которую я собирался снять фильм для местной телестанции. Те ощущения, что я испытал, можно назвать «дикими». Толпа начала собираться с четырех часов утра. Там было около десяти тысяч человек».

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «В Колорадо, когда мы вышли на сцену, нас освистали. Нам кричали: «Убирайтесь домой. Мы хотим Битлз! Мы хотим Битлз!» Мы заплакали у убежали со сцены. Организатор концерта сказал нам: «Прежде всего, дамы, поймите, это не имеет к вам никакого отношения. Дело не в том, что вы им не нравитесь, но они пришли, чтобы увидеть «Битлз». Они не хотят никого видеть еще. Это «Битлз» выбрали вас, чтобы вы выступали в этих концертах. Пожалуйста, вернитесь на сцену». Герби (прим. — Герберт Руни, солист группы «Экситерс») выглядел грустным. Он обратился к нам по-отечески: «Дамы. Вы вернетесь на сцену и станете петь так, как никогда раньше. Выйдите и зажгите. Вы слышите меня?!!!» Мы ответили: «Хорошо». Боже, как мне не хотелось туда возвращаться. И мы, три девушки, заткнули свою гордость и вернулись на сцену.

Было одно обстоятельство, которое я действительно оценила. Это «Битлз» выбрали нас. Они сказали нам, что слышали нашу музыку и захотели пригласить в своё турне. Мы вернулись на сцену и это было одно из лучших наших выступлений. Три раза нас вызывали на бис, аплодируя стоя. Три раза на бис».

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Примерно в 19:30 подростки начали кричать и завывать. Время от времени кто-нибудь взбирался на сцену. Затем в сопровождении полицейского эскорта приехали «Битлз», и подростки пришли в неистовство».

 

Чет Кармен: «Разогревающие исполнители выходили на сцену и покидали её в свете единственного прожектора. Когда включили все прожектора, настал момент для всеобщего волнения, который присущ всем концертам: «Дамы и господа» раскатилось эхом, и вот вы видите, как «Битлз» выходят и подключают свои гитары. Если бы мы были в здании со стенами, то оно, определенно бы, рухнуло».

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Битлз» вышли на сцену в 21:30».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Они вышли на сцену в 9:30 вечера».

 

Джоан Баез: «Когда они вышли на сцену, я была за кулисами. Когда они вышли, стало светло как днем из-за фотовспышек. Энергия публики была настолько высокой, что если бы я увидела, как инвалиды встали бы со своих инвалидных колясок, то меня бы это не удивило. Это было безумие».

 

Николас ДеСиос (фотограф): «У меня был пропуск для прессы, который позволял мне находиться даже за кулисами. Я был на сцене, когда Битлы впервые увидели этот впечатляющий амфитеатр. Он был заполнен. Девушки кричали, и я сказал: «Вот это да!». Это было безумие».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джордж Мартин: «Им угрожали смертью. Помню, я был на одном из их концертов на, стадионе «Красные скалы» в Денвере, где мы с Брайеном забрались на козырек, нависающий над сценой, и оттуда следили за концертом. Амфитеатр был расположен так, что снайпер с холма мог подстрелить любого из них в любой момент без особых проблем. Я остро сознавал это — как и Брайен, и сами ребята».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Этот концертный зал знаменит своей превосходной акустикой, но расположен он высоко над уровнем моря».

 

Из интервью Пола Маккартни Полу Дю Нойеру в 2004:

Дю Нойер: Какие выступления на открытом воздухе тебе особенно запомнились?

Пол: Пожалуй, это выступление в «Красных скалах» в Денвере. Это скалистая местность, расположенная высоко над уровнем моря, так что петь очень трудно. Нас предупредили, как там надо дышать, поскольку такие условия были для нас новыми. В результате я пел «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), ловя ртом воздух после каждой строчки. Песня и сама по себе в довольно высокой тональности, так что забирает массу энергии, но петь её в разряжённой атмосфере было настоящей проверкой на выносливость. Всё-таки мы её сделали, хоть и пришлось попотеть.

 

 

 

 

 

 

 

 

Кэтрин Келлер: «Мне было тогда 12 лет. Я была на концерте со своей матерью, сестрой, двоюродным братом и подругой. Мы не смогли услышать ни одного слова их песен, потому что их оборудование было не таким уж мощным. Мы сидели в задних рядах, и крики были просто ошеломляющими».

 

Рэй Херст (газета «Колорадо Спрингз», 5 сентября 1964): «Патриция Массаро стала одной из немногих счастливиц, кому удалось посмотреть выступление «Битлз» со сцены, находясь за кулисами».

 

Патриция Массаро: «Я видела реакцию зала, и ничего подобного в своей жизни я не встречала. И я была там и была частью всего этого».

 

Николас ДеСиос (фотограф): «Был огромный отклик толпы и всех тех молодых девушек, которые там были. Мы к такому не были готовы».

 

Гэрри Тафт (кантри-музыкант): «Когда они вышли на сцену, мы с Джоан Баез вышли за ними, находясь, практически, на сцене. Мы находились возле площадки, но, оглядываясь назад, были на сцене. Динамики были прямо над нами, но мы едва слышали их на фоне всех этих криков».

 

 

 

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «Во время концерта самой большой проблемой для 27 полицейских, охраняющих сцену, стали леденцы».

 

Николас ДеСиос (фотограф): «Я фотографировал, находясь на сцене между двумя громкоговорителями».

 

 

 

Фото Николаса ДеСиоса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чет Кармен: «Я сидел примерно в десятом ряду, но даже оттуда не очень хорошо слышал звуковую систему — набор 50-ваттных усилителей. Если их музыка была вам знакома, то можно было понять, какую песню они играли, и кто её пел, но слов было не разобрать. С той минуты, как они вышли на сцену, толпа кричала безостановочно. Земля сотрясалась. Толпа извергала стену звука такой силы, что это было похоже на реактивный двигатель».

 

Николас ДеСиос (фотограф): «Выступление было отрепетировано и выверено. Они исполнили то количество песен, которые они знали, как исполнять, после чего ушли. Я никогда не видел ничего подобного».

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Они играли 30 минут без каких-либо пауз. В течение всего выступления крики и истерия не прекращались ни на минуту».

 

 

 

 

Чет Кармен: «Группа находилась на сцене не более 30 минут, потом поклонились и покинули сцену. После окончания концерта было чувство, как будто вас избили до полусмерти».

 

Бен Видриксен (для газеты «Сэлайнэ Джорнал», 27 августа 1964): «Потом один из «Битлз» объявил, что они исполнят последний номер. Они закончили играть и сразу же покинули сцену, сев в ожидающий их автомобиль. Они уехали ещё до того, как кто-либо понял, что произошло».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Больница была переполнена потерявшими сознание девушками, в том числе полицейским, которого лечили от укуса запястья».

 

Майк Флэнеган (программный директор Общественного радио Колорадо, 2014): «За выступление «Битлз» получили 20 000 долларов, в то время как самые крупные выступления других исполнителей приносили им около 5 000 долларов за концерт».

 

Верни Байерс (организатор концерта): «Это был самый запоминающийся концерт, который я когда-либо организовывал. Они были замечательными людьми. Единственной проблемой, которая их немного расстроила, было то, что в раздевалке было неубрано».

 

Крис Хатчинз (журналист «Нью Мюзикл Экспресс»): «Отличное место, этот Денвер. Надо будет рассказать дома о стадионе «Красные скалы» у подножия гор», — сказал Пол. «И все эти ковбои на лошадях вместо полицейских в машинах», — добавил Джордж».

 

Гэрри Тафт (кантри-музыкант): «Перед последней песней я отвез Джоан Баез на лимузине в «Браун Пэлэс».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Я видел, как Джоан Баез, которая должна была выступать в «Красных скалах» пару дней спустя, зашла в вестибюль «Браун Пэлэс». На неё никто не обратил внимания».

 

Ринго: «Джоан постоянно тусовалась с нами».

 

Рэй Херст (газета «Колорадо Спрингз», 5 сентября 1964): «После концерта Патриция Массаро встретилась с менеджером группы Брайеном Эпстайном, пресс-агентом Дереком Тейлором и музыкальным продюсером Джорджем Мартином. Она обратилась к Дереку Тейлору с просьбой получить автографы Битлов».

 

Патриция Массаро: «Я знала, что не смогу получить их лично, поэтому спросила, можно ли мне будет прийти в отель на следующий день перед тем, как они уедут. Он сказал, что ответит минут через десять, и я решила, что он принял меня за очередную Битломаньячку или что-то вроде того. Но оказалось, Тейлор сделал гораздо больше, чем я ожидала. Он попросил позвонить вечером ему в отель.

Когда я ему позвонила, он сказал, что я могу прийти в отель и он попросит охрану меня пропустить. Но когда я туда пришла, всё оказалось не так просто. Когда я подошла ко входу, дверь преградили два полицейских и спросили, живу ли я в отеле. Я ответила, что пришла по делу, после чего они направили меня к стойке регистрации, где находились ещё два сотрудника полиции, которые позвали управляющего отеля. Я позвонила в номер Тейлора, но там никто не брал трубку. Тогда управляющий попросил одного из полицейских «сопроводить девушку на восьмой этаж, и если её там примут, то хорошо. Если нет, веди обратно». В то время, пока он это говорил, один из полицейских вывел через холл на улицу трех девушек.

Когда на восьмом этаже двери лифта открылись, то я оказалась под бдительным взором двух офицеров полиции. Позади них два охранника сидели за столом, и ещё примерно пять прохаживались по коридору. Я назвала свое имя, и один из охранников сказал, что всё в порядке. Полицейский, сопроводивший меня, извинился и сказал, что я должна понять, он всего лишь выполняет свою работу.

Тейлор провел меня в номер «Битлз». Там были два представителя европейской прессы, и некоторое время они задавали Тейлору вопросы. Потом он извлек две фотографии «Битлз» провел меня в их комнату. Джон играл на гитаре. Парни пели и смеялись. Я пробыла там недолго. Немного поговорила с ними, сказала, что надеюсь им нравится Америка, а потом меня вывели».

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)