Выступление в «Голливудской чаше», Голливуд (The Hollywood Bowl, Hollywood, California)

23 августа 1964 г.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Из Ванкувера «Битлз» вылетели в Лос-Анджелес, чтобы выступить в знаменитой Голливудской Чаше».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Как была озаглавлена статья в журнале «Лайф», которую перепечатали многие другие публикации: «Ни один самолет с «Битлз» не приземлится в нашем аэропорту». С таким заявлением выступил менеджер аэропорта «Бербанк», штат Калифорния, в котором у нашей авиакомпании был офис (прим. – аэропорт Бербанк, расположенный в 3 милях к северо-западу от центра города Бербанк, в округе Лос-Анджелес, штат Калифорния. Аэропорт обслуживает центр Лос-Анджелеса и северную часть Большого Лос-Анджелеса). Мы не планировали там приземляться, и не сделали этого, но у нас были проблемы с посадкой в ​​многочисленных аэропортах, в которых были запланированы посадки. С графиком концертов, отелей, лимузинов, охраной и всем остальным, мы буквально кружили над аэропортом, а диспетчер не давал нам разрешения на посадку. Тысячи поклонников наводняли здания и все доступные им зоны, а обеспокоенные сотрудники аэропортов никогда раньше не сталкивались с такими проблемами. Первый такой отказ застал врасплох как меня, так и членов экипажа. По радио мы переговорили с президентом авиакомпании, и с того времени я была к этому готова. Каждый раз, когда возникал такой случай, а это случалось часто, я передавала капитану самолета свою написанную от руки памятку, которую он зачитывал диспетчеру. «Гражданское воздушное регулирование, раздел такой-то, штат такой-то. Ни один аэропорт, построенный полностью или частично за счет федеральных средств, не может запретить посадку любому самолету и т.д. и т.п.». После этого нам давали разрешение».

 

Хэл Мур (газета «Окснэрд-пресс», 22 августа 1964): «Если в эти выходные «Битлз» планируют приземлиться где-нибудь в округе Вентура, чтобы избежать в Лос-Анджелесе сцен истерии, то это самый большой секрет со времени вторжения в Нормандию.

Комментарии официальных лиц в аэропортах округа не отличаются разнообразием. «У нас нет информации», — единодушный ответ. В статье «Ассошиэйтед Пресс», опубликованной в пятницу в «Пресс-курьере», говорилось, что место посадки «Битлз» держится в секрете. Как сообщается, их чартерный самолет будет направлен на необозначенное взлетное поле.

Однако Боб Юбэнкс, один из организаторов выступления «Битлз» в «Голливудской чаше», сказал «Пресс-курьеру», что их чартерный самолет подлетит к Лос-Анджелесу и приземлится в наименее занятом аэропорту. «Это вполне может быть в округе Вентура, — сказал Юбэнкс. — Однако мы не можем сейчас разглашать какую-либо информацию».

 

 

 

В Лос-Анджелес они прибыли в 3.55. На снимке Пол Маккартни с Этель Паттисон — специалистом по связям с общественностью в международном аэропорту Лос-Анджелеса.

 

Этель Паттисон: «Моя работа специалиста по связям с общественностью в международном аэропорту Лос-Анджелеса включала в себя встречу, приём и сопровождение в терминал каких-либо знаменитостей, от президентов до актеров и музыкантов. В 1964 году я встречала Битлз [18 и 23 августа]».

 

Газета «Лоди Ньюс Сентинил», 23 августа 1964: «Когда в Южную Калифорнию прибыли «Битлз», чтобы выступить в «Голливудской Чаше», были приняты меры безопасности, во многих отношениях более жесткие, чем те, которые действуют во время приезда глав государств. Не было сказано ни слова о том, когда британская четверка вылетит из Ванкувера, чтобы они смогли с минимальными трудностями прибыть в Международный аэропорт на чартерном самолете. Тем не менее, в аэропорту оставалось еще около сотни девушек-подростков, которые большую часть вечера слонялись там в поисках информации о «Битлз». Предварительная договоренность о размещении артистов в отеле «Амбассадор» была отменена на прошлой неделе из-за проблем с безопасностью».

 

Руби Хикмен (представитель авиакомпании): «Проходя по терминалу авиакомпании «Америкен Эйрлайн» я увидела зрелище, в которое мои глаза отказывались верить. Идя по длинному коридору с ковровым покрытием, я всю дорогу наталкивалась на фекалии. Хотя я была о многом наслышана, это было что-то новое. Надо сказать, что до этого я не была в тех местах, где раньше были фанаты. Я зашла в офис менеджера аэропорта и спросила, что случилось? Он ответил, что, поскольку никто не знал, где будет посадка, тысячи фанатов из района Лос-Анджелеса заполнили в аэропорту все терминалы. Они находились там днем ​​и ночью около 24 часов. Он полагал, что никто из них так не хотел покидать свое место из-за страха пропустить прилет «Битлз», что они постоянно оставались на одном месте. Он закончил своё объяснение жалобой: «Мы наняли сотни дополнительных уборщиков, но все ещё не очистили терминалы».

 

 

 

В 4.40 парни сели в служебный автомобиль и отправилась в дом в Бель-Эйр. На заднем сиденье Ринго уже наполовину спит.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Группа останавилась в арендованном доме по адресу: Бель-Эйр, Браун-Каньон, Сен-Пьер-Роуд, дом 356».

 

 

 

 

 

Джордж: «Все турне перемешались у меня в голове. С нами в турне отправилась Джеки ДеШеннон, помню, я играл вместе с ней на гитаре. Мы побывали в Лос-Анджелесе, где жили в большом старом темном доме в Бел-Эйр».

 

Ринго: «Тогда я влюбился в Голливуд и до сих пор влюблен в него, более точный адрес: Беверли-Хиллз, Голливуд, Калифорния. Я отдаю предпочтение ему, а не Нью-Йорку. В Голливуде растут пальмы, а в Ливерпуле их, пожалуй, не встретишь. Погода жаркая, а образ жизни действительно классный»

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На перекрестке бульваров Сансет и Бел Эйр-роуд в надежде увидеть «Битлз» собрались более 400 фанатов. Сама улица Сен-Пьер была заблокирована полицией. Поклонники повредили кусты и цветы на сумму более 5000 долларов, и многие жители включили свои системы полива, чтобы попытаться отогнать подростков, но это не помогло».

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «23 августа 1964 года в Лос-Анджелесе Джон Леннон и Ринго Старр дали интервью. Интервьюер неизвестен, но во время беседы присутствовал пресс-агент группы Дерек Тейлор:

Интервьюер: Вы упомянули что-то о слове «нахальный» (cheeky). О чем это?

Джон: Ну, я думал, что слово «нахальный» и так всем должно быть понятно. Я думал, что это английское слово, а вот вчера я получил пару писем с вопросами. «Касательно вашего фильма, Джон, когда ты говоришь одному из тех парней, что значит это «нахальный»? И я думал, что это же очевидно, что это слово означает «бездушный человек», только беспечно бездушный. Понимаете, слово, характеризующее «нервную систему этого парня».

Ринго: Я бы сказал, что это беззаботное «мотай отсюда».

Джон: Ну да.

Ринго: Знаете, в Америке вы всегда говорите «мотай отсюда».

Интервьюер: Это американское выражение, я думаю.

Ринго: Это действительно так.

Джон: Ну, как бы то ни было, теперь вы знаете «нахальный». Видите ли, этот парень обращается ко мне, я говорю ему «клёвый костюм», что означает «я восхищен вашим костюмом», а он предлагает «поменяться» довольно женственным голосом, подразумевая «обмен». И я говорю ему «нахальный», что означает «бездушный нехороший мальчик», понимаете, потому что он такой и есть, не так ли? Я имею в виду, вы могли бы сказать это по тому, как он смотрел на него.

Ринго: О! О, очень плохой мальчик.

Интервьюер: Ринго, в фильме вы много сыграли, скажем так, эксцентричной комедии.

Ринго: Скажем, «эксцентричная комедия». Раз, два, три:

Ринго и Джон: Эксцентричная комедия!

Интервьюер: Во время съемок фильма это получилось естественно? Было много разных сложностей?

Ринго: Было много разных сложностей, знаете ли. Дело в том, что мы никогда раньше не учили какие-то тексты. Поначалу это было трудно, знаете, потому что мы не учили их накануне вечером, как полагается. Мы учили их по дороге в студию, а затем произносили их, как мне кажется, лучше, потому что это было более естественно. Но, хм, ты знаешь?

Джон: Нет, не знаю.

Ринго: (интервьюеру) Что ты сказал?

Интервьюер: Когда вам задают вопросы о вашей личной жизни — как я помню в Ванкувере, кто-то спросил вас: «Вы женитесь на ком-то», и вы ответили «нет». А они сказали, что «вы помолвлены», а вы ответили «нет». Вас вообще это беспокоит?

Ринго: Не то, чтобы. Видите ли, дело в том, что в Америке больше, чем где-либо в мире, мы больше читаем о себе, чем занимаемся, потому что большинство этих журналов просто придумывают все это, как вы знаете. Это смешно. Когда мы прибыли сюда, столько всего происходит, знаете, что мы даже не знаем, что сделали. Знаете, меня это не беспокоит. Для меня лучше всё расставить по местам. Дело в том, что я не собираюсь жениться, и я сказал «нет», потому что я не женат.

Интервьюер: Мы говорим о личных вопросах. Они тебя когда-нибудь беспокоили?

Джон: Да. Знаете, все эти слухи, которые ходят по Америке. Ринго, ты же знаешь всех этих сумасшедших, что я ухожу, ты уходишь, все женятся. Я единственный, кто женат. Видите, это Джон. Но после того, как мы решили, что закончили с этим после восемнадцати пресс-конференций, одна женщина, по-моему, по имени Луэлла Парсонс, решила меня проверить. Луэлла Парсонс, Дерек?

Дерек Тейлор: Да.

Джон: Да, точно, Луэлла Парсонс написала целую статью обо всех этих слухах, распространяя их все дальше, утверждая, что Пол женат, Ринго уходит, у меня еще один ребенок, что не так. Это даже не паршивый слух.

Ринго: Просто смешно, знаете ли. Если что-то случится, мы расскажем, мы не собираемся что-то скрывать. Джону не будет стыдно, если у него появится еще один ребенок, почему же он должен держать это в секрете? Если бы Пол был женат, знаете, это нельзя было бы скрыть, понимаете. Вы узнаете правду, а все эти глупые журналы …

Джон: Верно, Ринго. В Англии есть такие вещи, как свидетельство о рождении и свидетельство о браке, и все это поступает в одно большое место в Лондоне, и все, кто когда-либо был женат в Британии, зарегистрированы там.

Ринго: С 1770 года.

Джон: И единственное, что нужно сделать тем, кто не верит, что Пол, Ринго или Джордж не женат, это проверить там. Именно это делает британская пресса. Вот почему британская пресса не пишет, что кто-то из них женат.

Ринго: Эти слухи сводят меня с ума, знаете, я так…

Интервьюер: Они вас беспокоят?

Ринго: Некоторые из них, знаете, некоторые из глупых, как тот, с Анной Маргарет, знаете, я никогда…

Джон: Энн-Маргарет.

Ринго: Энн Мар, Энн, Анна?

Джон: Энн-Маргарет.

Ринго: Энн-Маргарет? «Аннед» Маргарет и, знаете, говорите, что я ей больше не звоню, потому что она меня не понимает. Знаете, я пишу два раза в неделю, что смешно, потому что я даже не пишу маме, а просто звоню. Я никогда не встречал девушку или что-то в этом роде, все эти большие события, Ринго и Анна Маргарет встречаются и все такое.

Джон: Мы знаем, что ты любишь Энн-Маргарет.

Ринго: Ах, закрой свой…

Интервьюер: В газете тоже есть что-то о Хейли Миллс.

Ринго: Хейли Миллс – хуже всех. Мы пошли, ну, знаете…

Джон: Это худший слух.

Ринго: Это так глупо в любом случае…

Джон: Это так плохо в отношении Ринго.

Ринго: Даже если у нас будет фото, скажем, с президентом Джонсоном, большинство людей, вероятно, скажут, что мы встречаемся. Так получилось, что мы пошли на вечеринку для…

Джон: Энтони Ньюли.

Ринго: Энтони Ньюли, знаете, на вечеринке в том клубе, куда мы пошли, и они были там, и просто так получилось, что я начал с ней разговаривать, и кто-то щелкнул фото. Затем, после этого, знаете, я стал женат на ней. Такая вот глупость.

Интервьюер: Еще вот что. В Лос-Анджелесе был случай, о котором я слышал, о ком-то, кто говорил о разных родителях, семьях. Как ты относишься к тому, что твои семьи вовлечены в сплетни?

Джон: Нет.

Интервьюер: Когда я говорю «семьи», я не имею в виду вашу ближайшую семью, Джон, я имею в виду родителей, родственников, дядюшек и тетушек.

Ринго: Нет, мне это не нравится.

Джон: Это говорит наш Ринго.

Ринго: В любом случае, это Ринго. Я думаю, вы знаете…

Джон: Главное по отношению к семьям — это то, что репортеры могут придумать что-то и в чём-то их обмануть, или вы видите наших родителей и родственников, и эти люди ничего не знают о бизнесе, который мы сами сначала не знали. Вот так подходят и говорят: «Миссис Старки, миссис Старки» его матери.

Ринго: Миссис Грейвс.

Джон: Миссис Грейвс или как она там называется. Или миссис Харрисон, мама Джорджа: она не знает, как сказать что-нибудь вроде: «Нет, мне не хочется говорить». Они просто говорят.

Ринго: Они думают, что когда мы не говорим, то это может быть неправдой, и когда мы говорим, знаете, они не могут победить.

Джон: Они всецело этим пользуются.

Ринго: Знаете, как сказал Джон, они пользуются этим, потому что придерживаясь как бы середины, они не знают, что будет лучше. Я сказал своим, знаете, покончите с этим, уходите, вам не нужно ни о чем говорить с журналистами, понимаете.

Интервьюер: Есть еще одно, о чем говорят поклонники. Вы встретите поклонника возле отеля, очень увлеченного «Битлз» и который хочет увидеть «Битлз», и они скажут вам: «Какие бедные мальчики, они заперты в отеле». Теперь я знаю, в чем заключается эта проблема, и, поверьте, все всё понимают, и я, вероятно, больше, чем кто-либо другой — на самом деле я уже говорил об этом.

Джон: Что ты имеешь в виду, взаперти?

Интервьюер: Это так. Я держу себя взаперти.

Джон: Вы участвуете в этом, потому что боитесь что-то пропустить.

Интервьюер: Да. Это правда. Во всяком случае, они снаружи, и они говорят — я не знаю, может это просто прикрытие, как вы думаете? Я спрашиваю: «Зачем вы здесь?», и они отвечают: «Мы хотим отдать им подарки, потому что нам их очень жаль. И еще относительно вашей жены. Посмотрите, как много внимания поклонники проявляют к вашей жене. Как вы думаете, это просто прикрытие от предмета восхищения, чтобы оказаться к вам ближе, это просто предлог, или вы думаете, что многие люди действительно так чувствуют?

Джон: Думаю, что с моей женой — я ненавижу произносить это слово, которое звучит как-то формально, — с Син, это начинается с того, что «ну, он попался на удочку. Мы вроде как оба, нам понравится его жена», но многие из них искренни, да, это можно увидеть сквозь сторчки писем. Знаете, письма, которые приходят, когда они адресованы Син, в которых пишут «вы мне нравитесь», знаете, и то, и это — или, я не знаю, они говорят всё такое — являются искренними. Многие из них искренние. Но некоторые из них не искренние. Их можно распознать за милю. В них что-то вроде: «Привет, миссис Леннон, могу я звать вас Син? Не могли бы вы выслать мне 95 фотографий мальчиков с автографами?» Тогда, знаете, они просто, знаете, просто в этом…

Ринго: Настоящих поклонников сразу видно, я полагаю. Они пишут что-то вроде того, что с Морин Кокс серьезные отношения, и я в любом случае еду сней в отпуск. Она, знаете, хорошая девушка, она самая обычная, она из Ливерпуля. И настоящие поклонники пишут: «Если вы едете с ней, желаем удачи, и я надеюсь, что вы счастливы», и все такое. А потом вы получаете письма от тех, кто для меня просто недоумки, кто пишут письма, говоря, знаете, «ты предатель», и ты делаешь все это. Но дело в том, понимаете, что мы тоже люди и нам можно гулять с девушками. Если бы не Морин, то это была бы кто-то другая.

Интервьюер: Как и все остальные, вы будете гулять и встречаться.

Ринго: Дело в том, что настоящие поклонники знают, что мы обычные люди. У нас есть отношения с девушками и всё такое. Просто те люди, не знаю, как их назвать, они не настоящие поклонники, а просто бедствие.

Джон: Хуже всего то, что кроме меня, остальные, если они хотят находиться в близких отношениях с девушками, им следует позволить это. Если они не будут встречаться с девушками, скажем, у них не будет близких отношений, я имею в виду, тот отпуск, который у нас у всех был, то выйдет что-то ужасное. Ринго и Пол в отпуске с парой девушек были с одной супружеской парой, которым было около 98 лет.

Ринго: Ну, 48.

Джон: Ну, я имею в виду, знаете, за тридцать. Но если они этого не сделают, какого рода слух распространится, если их не увидят с девушками? Тут одно из двух.

Ринго: Да,или ты встречаешься с девушками или тебя назовут гомиком.

Джон: Гомик!

Ринго: У меня есть это на пленке, меня назвали гомиком. Люди говорят, знаете, что если мы не выберемся с девушкой на пару недель, то они скажут, что ты гомики, понимаете. Тут нельзя победить. Это бремя.

Вопрос: Вы упомянули еще об одном. Мы об этом довольно много говорили. Что мне интересно, так это наблюдать за гостиничным номером, таким как номер Дерека, и наблюдать за людьми, входящими и выходящими, особенно однажды вечером в Нью-Йорке, который вы, по-моему, ненадолго посетили. Там было около сорока человек, и большинство из них были теми, кто выдавал себя за другое лицо. Вас беспокоит, когда вас окружают люди, которые не должны быть там? Вас это беспокоит?

Джон: Ну, все те сорок человек, которые были в комнате Дерека, нашего пресс-агента, изначально пришли с намерением попасть в нашу комнату. И все они приходят, расчитывая на бесплатные напитки, дармовую еду, дармового чего угодно, всего, что есть, и вы узнаете их, вы можете отличить их от других. Некоторые из них очень прикольные, потому что это такие умные самозванцы и мошенники, что вы восхищаетесь ими, понимаете, но все они просто бездельники.

Ринго: Некоторые из них глупы.

Джон: Вот почему они в комнате Дерека, а не в нашей.

Ринго: Любой, кто приходит к нам, проходит через Дерека, знаете, и это хорошо, потому что если бы все шли к нам, у нас было бы сто, двести человек, постоянно находящихся у нас, и мы бы не смогли их вынести, понимаете.

Интервьюер: Как насчет передать привет жителям Майамиленда?

Джон: Привет, жители Майамиленда. Надеюсь, вы поджариваетесь на солнце и плаваете.

Интервьюер: Ринго?

Ринго: Привет, Майами, Бадди, твоя жена и дети. Ты помнишь Бадди? Сержант, который присматривал за нами, когда мы были в Майами. Отличный парень. Не знаю, читали ли вы, как мы пошли к нему домой на ужин и, если кто-то хочет вкусно поесть, сходите к Бадди Дресслеру, лучшему повару в мире, и его жене.

Джон: Лучший коп.

Ринго: Лучший коп!

Джон: Да, но готовила его жена. Я знаю.

Ринго: А также небольшое личное послание для Бадди. Найди себе работу, коп! Это личная шутка, ничего страшного, для нас это довольно забавно, но на пленке это может звучать ужасно, и это очень мило.

Интервьюер: Ринго, когда вы находитесь в положении, Джон, когда вы находитесь в положении славы, многие задают вам склонные к полемике вопросы, такие как в одном письме, которое я получил. Вопрос звучит так: «Что вы думаете о смешанных браках между людьми разных религий?»

Джон: Я думаю, что это зависит от людей, которых это касается. Если им это приемлемо. Это довольно приближенно. Здесь, как известно, это не проходит гладко, но в Англии то же самое. Знаете, делайте!

Ринго: Не знаю, если вы любите девушку, скажем, вы — как мы их называем – из протестантской церкви Англии, а девушка — католичка, и если вы любите девушку, а она любит вас, то единственное, чтобы семьи поладили с вами. Вы вполне довольны этой девушкой, а её семья начнет её досаждать, спрашивая: «Кем будут дети?» или: «В какой религии? Он изменит религию ради тебя?». А твоя семья скажет: «Ты никогда не будешь счастлив, потому что ты женишься на католичке», и все такое. Но если вы будете сами по себе, то думаю, что будет гораздо больше смешанных браков. Они распадаются по вине других людей, и никогда не распадаются из-за самой пары.

Джон: Видите ли, я женился еще до того, как понял, какую религию исповедовала моя жена Во всяком случае, я никогда её не спрашивал об этом. Я имею в виду, что религия — это скорее…

Ринго: Личное.

Джон: … такая вещь в Британии, как проблема цвета кожи здесь. Я просто сделал это, не задумываясь. Она могла быть кем угодно.

Ринго: Но это не помешало бы тебе. Это такое дело, знаете, что мне не помешало бы жениться.

Джон: Представителям шоу-бизнеса в этом гораздо проще, не так ли?

Ринго: Я ненавижу это слово, шоу-бизнес.

Джон: Ну, что есть, то есть, не так ли?

Ринго: Да

Джон: Мы весь день на шоу.

 

 

 

Лос-Анджелес, 1964 г.

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Перед концертом состоялась пресс-конференция, на которой группе вручили пять золотых пластинок и ключ от Калифорнии».

 

 

 

Пресс-конференция состоялась в помещении ночного клуба, которым владел организатор концерта Боб Юбэнкс.

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Я прилетела в Лас-Вегас, чтобы увидеть «Битлз». Со всей скоростью я помчалась в ночной клуб «Синнэмон Синдер». По дороге я заметила, что все улицы, ведущие к «Голливудской чаше», были заполнены миллионами подростков. Некоторые были с плакатами «Ринго в президенты» или «Битлз, мы вас любим». На других были нацеплены большие значки «Я фанат Битлз, в экстренном случае звоните Полу». Даже у мальчиков были значки, восхваляющие «Битлз». Из всех автомобилей звучали «Битлз», и во всех магазинах играли «Вечер трудного дня».

Когда я подъехала к парковке «Синнэмон Синдер», ко мне с рынка по соседству бросился добрый человек и сказал: «Пожалуйста, не паркуйтесь здесь. Проезжайте к следующему входу и служащий вас припаркует».

Возле здания были тысячи подростков. Когда я вошла в помещение, то оказалась лицом к лицу с сотней камер представителей прессы, а также представителей клубов-поклонников «Битлз», пытающихся удержать себя от крика! Там же я встретила двух предприимчивых молодых людей, которые занимались организацией выступления «Битлз» в «Голливудской Чаше», Боба Юбэнкса и Реба Фостера. Известные диск-жокеи, они обеспечили залог в размере 25 000 долларов плюс все, что превышает шестьдесят процентов от общей суммы. Они также потратили 30 000 долларов на рекламу. Единственное, что они не могли рекламировать, это отель, где могли бы разместиться «Битлз». «Амбассадор» и все остальные отели отказали в бронировании, опасаясь, что их газоны, кустарники и холлы будут растоптаны толпами подростков в приступе битломании.

Вдруг я услышала крики и визги на улице. Выйдя наружу, я увидела, что по дороге приближаются три серых «Кадиллака». Когда они остановились, из одного автомобиля выбрались Битлы и быстро, как будто приклееные друг к другу, стали пробираться к входу. Их сразу же окружили охранники и сопроводили вовнутрь. А я оказалась перед закрытой дверью и дюжиной здоровенных полицейских, которые говорили: «Вы туда нельзя!» Как? Я закричала: «Ринго!» Дверь открылась, мне протянули руку и затащили вовнутрь».

 

Лаура Линн: «В воскресенье вечером вместе с репортером нашей местной газеты я пришла на пресс-конференцию с «Битлз». Это было в клубе «Синнэмон Синдер». Боб Юбэнкс был там. Он попросил всех быть спокойными. Поэтому я сказала себе «не кричи». Но, конечно же, когда Пол вошел через дверь, я сошла с ума. Когда они вошли, то повернули направо и сели на красные бархатные стулья за красным столом».

 

 

 

 

 

Дерек Тейлор, Пол Маккартни, кадр кинохроники.

 

 

 

 

 

 

На сцене клуба с микрофоном Боб Юбэнкс.

 

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Мальчиков фотографировали с частотой сто кадров в секунду и кругом раздавались просьбы освободить пространство. Они худощавого телосложения, их костюмы безупречны. Все разные, в темных тонах, кроме Пола, который был в костюме серого цвета. Они заказали лимонад и приготовились отвечать на вопросы.

Я поговорила с Брайеном Эпстайном, их менеджером, и Дереком Тейлором — менеджером по связям с общественностью. Оба, как я и ожидала, были изысканными, ухоженными, вежливыми англичанами.

«Оставайся возле Ринго», — последовало от них приглашение. Недоверчивый полицейский и шофер продолжали говорить мне, чтобы я ушла, в то время как Ринго кивнул мне: «Вернись». Я так и сделала».

 

 

 

На снимке Мэй Мэнн крайняя справа в цветастом платье и белых перчатках.

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Вопросы следовали один за другим:

Вопрос: Сколько вам нужно времени, чтобы написать песню?

Джон: Когда как, день ​​или ночь!

Вопрос: Кто ваш любимый актер в Соединенных Штатах?

Ринго: Пол Ньюмен.

Вопрос: Кто ваша любимая актриса?

Джон: Джейн Мэнсфилд

Вопрос: Как вы думаете, Кассиус Клей заслуживает быть чемпионом?

Ринго: Ну, он же стал!

Вопрос: Почему вы не стали выступать в «Розовой чаше»? Вы могли бы собрать полный стадион!

Пол: Выступления организовывает наш менеджер.

Вопрос: Ринго, ты встречался с Энн-Маргрет?

Ринго: Нет! Я никогда не встречался с ней и не разговаривал.

Пол: Никто из нас никогда не встречался с ней и не говорил с ней.

Вопрос: Как вы думаете, ваша популярность будет продолжаться дальше?

Все: Надеемся на это. Знаете, это довольно круто!

Вопрос: Что вы думаете об Элвисе?

Джон: У нас есть все его старые записи!

Вопрос: Ринго, почему тебе не нравится Дональд Дак?

Ринго: Потому что я не могу понять, что он говорит!

Вопрос: Джон, ты будешь продолжать книгу «Написано собственоручено»?

Джон: Сейчас я пишу следующую книгу».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Корреспондент: Один психиатр в Сиэтле утверждает, что вы являетесь угрозой — вы пробуждаете в подростках низменные инстинкты, и что вас следует запретить.

Джордж: Психиатры – это тоже угроза.

(смех)

Корреспондент: Планируете ли вы посетить страны железного занавеса? (прим. —  страны социалистического блока).

Джон: Мы не планируем свои виниты! …Визиты.

Пол: Виниты.

Джон: Этим занимается наш менеджер. Так что, спросите его.

Корреспондент: Хотели бы вы снять фильм в Голливуде?

Джон: Да.

Джордж: Мы не против, но мы снимаем фильм там, где компания считает наиболее подходящим местом.

Джон: …и подешевле.

(смех)

Корреспондент: С какими актерами вы хотели бы встретиться в Голливуде?

Ринго: Пол Ньюман.

Корреспондент: А как насчет актрис?

Пол: Джейн Мэнсфилд.

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер», автор книги «Биография Джейн Мэнсфилд»): «Джейн Мэнсфилд, настоящее имя Вера Джейн Палмер, родилась в Пенсильвании 19 апреля 1933 года. В Голливуде позиционировалась как вторая Мерилин Монро. Среди поклонников рок-н-ролла она была отмечена после ее роли в фильме «Эта девушка не может иначе» (или: «Девушка не может помочь»), где она сыграла блондинку Джерри Джордан. Это был классический фильм, в котором показана галактика рок звезд, включая Литтл Ричарда, Эдди Кокрэна, Джина Винсента и Фэста Домино».

 

 

 

Софи Лорен и Джейн Мэнсфилд.

 

 

 

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Все началось в воскресенье вечером 23 августа в 19:30, когда кто-то спросил у Пола Маккартни, что он больше всего хочет увидеть в Лос-Анджелесе. Пол не знал, что, и ответив «Джейн Мэнсфилд» он вынудил меня совершить ряд телефонных звонков, которые начались в «Синнэмон Синдер», ночном клубе для подростков в Лос-Анджелесе, и закончились через несколько дней звонком из жилого дома на Манхэттен Ист-Сайд в мотель в Уоррен, штат Огайо.

«Ты серьезно, Пол?» — спросил я, стоя прямо позади него на пресс-конференции. Он весело кивнул. Я спешно написал записку и передал ее Дереку Тейлору, пресс-агенту «Битлз», который стоял поблизости.

Сообщение было такое: «Дерек, Пол сказал, что хотел бы увидеться с Джейн Мэнсфилд. Если я это устрою, могу ли я получить эксклюзивную историю и фотографии?»

«Думаешь, сможешь справиться с этим?» — спросил Дерек, что означало формальное согласие. Я утвердительно кивнул.

Через полчаса, чтобы проработать детали встречи между Полом и Джейн Мэнсфилд, я и мой секретарь встретились с Дереком Тейлором за кулисами в «Голливудской Чаше».

 

Билл Харри (автор книги «Самая полная энциклопедия Битлз»): «Дерек Тейлор полагает, что в конечном итоге инициатором встречи была Мэнсфилд, а не Джон или Пол».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «В тот вечер мне позвонила сама Джейн Мэнсфилд. Она хотела встретиться с «Битлз» и сфотографироваться с ними. Она извела меня, просто ужас как хотела встретиться с ними, у неё ли, у нас ли, в любом месте. Я ответил ей, что мы, как правило, не фотографируемся с знаменитостями, и это распространяется даже на наших друзей. Она была очень раздосадована».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рядом с Ринго репортер газеты «Голливуд инсайдер» Мэй Мэнн.

 

 

 

 

 

 

Корреспондент: Пол, пока вы в Лос-Анджелесе, вы планируете здесь встречаться с девушками?

Пол: Отлично. Увидимся около девяти.

(смех)

 

Крис Хатчинз (репортер журнала «Нью Мюзикл Экспресс»): «Одна молодая журналистка написала Полу записку. Перед этим она спросила, собираются ли «Битлз» встречаться с американскими девушками. Пол ответил: «Что ты делаешь в девять?» В записке от девушки было написано: «Я девушка во втором ряду. Вы серьезно насчет девяти часов? «Я серьезно, — ответил он, — но мы будем выступать. Сожалею».

 

Корреспондент: Кто-нибудь из вас, парни, спортсмен? И какой ваш любимый вид спорта?

Ринго: Нет.

Джордж: Никто из нас не является спортсменом. Нет. И нам не нравится ни один из видов спорта, кроме плавания.

Корреспондент: Насколько «Битлз» будут довольны, когда они вернутся отсюда в цивилизацию на дешевую сторону?

Джон: Я не знаю, где это.

(смех)

Корреспондент: Рискнете ли вы предположить, сколько еще продлится успех «Битлз»?

Джон: (весело) Нет.

Ринго и Пол: Нет.

Джордж: Нет.

Пол: Нет.

Корреспондент: Пару месяцев назад я спросил у Элвиса, не раздражают ли его «Битлз», и он ответил, что совсем нет, и был очень доволен всем этим. Я хотел бы спросить, парни, что вы скажете об Элвисе?

Джон: У нас есть все его ранние записи.

Пол: Без шуток.

Джон: Это правда.

Корреспондент: Что случилось с костюмами, которые вы носили — без воротников, с черной отделкой и все такое?

Джордж: Они в гардеробе с нафталином.

Корреспондент: Я хочу спросить «Битлз», что они думают о Барри Голдуотере.

Пол: Бу-у! (показывает палец вниз)

 

 

 

 

(толпа одобряет ответ Пола)

Пол: (сквозь шум толпы) Он мне не нравится … он мне не нравится … кавычки закрываем!

(прим. — Бэрри Голдуотер — кандидат в президенты США от Республиканской партии в 1964 году. В его избирательной программе были два главных пункта: полная победа над мировым коммунистическим движением и значительное ограничение власти федерального правительства. Платформа Голдуотера была консервативной. Голдуотер вошел в историю как одна из важнейших фигур американской политики).

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Десяткам девочкам-подросткам удалось проникнуть на пресс-конференцию, и одна из них спросила Пола, хотел бы он научиться летать. Оказалось, что у её отца был собственный самолет, и она с удовольствием взялась бы научить его».

 

Лаура Линн: «Чтобы задать вопрос, нужно было поднять руку, и моя рука устала. Наконец я смогла задать вопрос Полу. Я спросила его, хотел бы он научиться летать. Он посмотрел на меня и ответил: «Конечно». Поэтому я сказала: «Я могу научить тебя, у моего отца есть самолет», и он посмотрел на меня и произнес: «Ну да, я правда хочу научиться летать».

 

 

 

 

 

На пресс-конференции группе торжественно вручили ключ от Калифорнии.

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Ринго попросили подняться на сцену, чтобы вручить ему ключ от Лос-Анджелеса».

 

 

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Когда Ринго попытался спрыгнуть со сцены, кто-то спросил: «Почему никто не поможет Ринго спуститься?» Поэтому я протянула руку и помогла ему. Позже я услышала, как фотограф с гордостью сказал: «Я прикоснулся к Битлу. К Джорджу, кажется». Ну вот, а я была с левой рукой Ринго!»

 

 

 

На снимке Мэй Мэнн помогает Ринго спуститься со сцены.

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Потом были золотые пластинки за «Поскриптум, я люблю тебя» (P.S. I Love You), «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), «Люби же меня» (Love Me Do) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), а также награды от президентов фан-клубов».

 

 

 

Президент компании «Ви-Джей» Рэнди Вуд вручает Джону Леннону золотые пластинки. Фото Мишель Вуд.

 

 

 

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Американская ассоциация звукозаписывающих компаний («Эр-Ай-Эй-Эй») сертифицировала статус золотых пластинок для альбома «Представляем (вам)… Битлз» (Introducing… The Beatles) — VJ 1062 и синглов «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) — VJ 581, «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) — Tollie 9001, «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?) — VJ 587 и «Люби же меня» (Love Me Do) — Tollie 9008.

Все, кроме «Ты хочешь узнать секрет?», также были сертифицированы статусом платиновых пластинок. В соответствии с действующими стандартами сертификации «Эр-Ай-Эй-Эй», альбомы и синглы сертифицируются золотым статусом, если объем продаж в США превышает 500 000 единиц. Платиновая сертификация — если продажи достигают 1 000 000 единиц.

23 августа 1964 года пресс-конференции президент компании «Ви-Джей» Рэнди Вуд вручил Джону Леннону золотые награды за эти записи. Поскольку компания «Ви-Джей» не позволила «Эр-Ай-Эй-Эй» проверить свои бухгалтерские книги, эти пластинки никогда не были заверены «Эр-Ай-Эй-Эй».

Данные о продажах, использованные для процесса сертификации, были меньше фактических продаж. Поскольку «Ви-Джей» предоставляла дистрибьюторам один бесплатный сингл на каждые девять проданных и один бесплатный альбом за каждые шесть проданных, цифры, котрые были переданы компании «Кэпитол» были меньше, чем те, которые «Ви-Джей» фактически отправил дистрибьюторам. И, конечно, у «Ви-Джей» была причина занижать свои продажи, потому что её выплаты фирме «Кэпитол» были основаны на продажах. По этим причинам показатели сертификации были меньше, чем было фактически продано в магазинах. Но даже при меньших заявленных объемах продаж, они были довольно впечатляющими. Было заявлено о продаже «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) в количестве 1 072 448 копий, «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) – 1 084 487 копий, «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret? — 920 881 копий, хотя дистрибьюторам было передано более миллиона экземпляров и почти наверняка, что в магазинах было продано более миллиона копий. «Люби же меня» (Love Me Do) — 1 049 252 экземпляров. Продажи альбома «Представляем (вам)… Битлз» (Introducing… The Beatles) были зафиксированы на уровне 1 074 462 экземпляров. Если к этому добавить 346 489 проданных альбомов под названием «Песни и образы знаменитых Битлз» (Songs and Pictures Of The Fabulous Beatles), то продажи увеличиваются до 1 420 951 экземпляров. Исходя из этих цифр, все пластинки были сертифицированы на золотой статус (500 000 единиц), и все, кроме «Ты хочешь узнать секрет?», были платиновыми (1 000 000 единиц).

На пресс-конференции присутствовала дочь Рэнди Вуда, Мишель. Она рассказала мне, что была там, когда её отец вручал награду Джону Леннону в 1964 году. Она также рассказала мне забавную историю о том, как они с братом обнаружили эти награды в шкафу родителей еще за несколько недель до презентации. Она думала, что золотые пластинки были очень крутыми, и, конечно же, на них остались отпечатки их пальцев!»

 

 

 

Мишель Вуд: «Видите отпечатки пальцев на пластинке, которую держит Джон? Это мой, и моего брата».

 

 

 

 

Мэй Мэнн (репортер газеты «Голливуд инсайдер»): «Внезапно пришло время мальчикам отправиться в «Голливудскую чашу», где их ждали 18 700 визжащих фанатов. Все бросились вперёд, и это была борьба за то, чтобы вывести их из клуба. Пол оказался зажат с букетом розовых гвоздик, и когда Фридмен попытался вызволить его, он прошептал: «Не волнуйся. Я не пострадаю. Мне это нравится!» Я вышла на улицу, чтобы посмотреть, как мальчики уезжают в своих лимузинах, как в их фильме. Они махали всем, и я думаю, что Ринго помахал мне».

 

 

 

Группа покидает пресс-конференцю.

 

 

 

 

На снимке Джордж Харрисон с двумя поклонниками, возле китайского театра Граумана в Голливуде. Фотоснимок сделан на «Полароид» в то время, когда «Битлз» играли в «Голливудской Чаше». После того, как фотография появилась, Джордж подписал оборотную сторону снимка.

 

 

 

 

Члены клуба поклонников «Битлз». Паула Глоссер с сердитым выражением лица демонстрирует уведомление о нарушении правил дорожного движения, выданное ей после того, как их автомобиль попытался догнать машину с их героями. На снимке также Кей Зар, Микки Таммино и Сью Ричман. На заднем плане Дарлин Валдес, Сью Стаффорд, Ивонна Сэлинас.

 

 

 

Боб Юбэнкс, Дейв Халл и Дерек Тейлор.

 

Боб Юбэнкс: «Мы с Дейвом Халлом были ди-джеями в «Кей-Эр-Эл-Эй». Это он кричал «Вот они — Битлз!» перед началом их выступления».

 

 

 

 

 

 

Офицер Роберт Йокум сообщает поклонницам «Битлз» Чели Милотту и Мелоди Япскотт (справа), что им придется покинуть место перед «Голливудской Чашей». У девушек не было билетов, но они надеялись купить их у спекулянтов или попробовать пробраться вовнутрь без билета.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в «Голливудской чаше», Голливуд (The Hollywood Bowl, Hollywood, California)».

 

 

 

«Голливудская Чаша» — огромная, построенная из дерева кон­цертная сцена в форме раковины. Она находится под открытым небом. Сцена эта сла­вится идеальной акустикой. На холме, поднимающемся от кон­цертной раковины, одновременно могут располагаться 25000 слушателей.

 

Ринго: «Мы выступали в театре «Голливудская Чаша». Раковина над сценой выглядела замечательно. Такие залы производили на меня впечатление».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Боб Юбэнкс, в 1960-х знакомый многим как ведущий «Игры новобрачных», был частью команды ди-джеев в «Кей-Эр-Эл-Эй», одной из лучших рок-и поп-радиостанций в Лос-Анджелесе в то время, которая взяла на себя задачу продвижения «Битлз» в Лос-Анджелесе.

После выступлений «Битлз» на «Шоу Эда Салливана» в феврале 64 года, группа объявила, что намерена отправиться в своё первое турне по США. Юбэнкс и его команда получили шанс после того, как другой местный промоутер отказался от организации выступления ливерпульских косматиков.

В то время Юбэнкс управлял сетью ночных клубов, в которых он всячески продвигал идею выступления «Битлз» в Лос-Анджелесе».

 

Боб Юбэнкс (промоутер): «Они хотели выступать только в «Голливудской Чаше» из-за её культового статуса. Спасибо за это Брайену Эпстайну. Была другая организация — я не буду называть её имени — она пыталась отобрать у меня шоу и хотела поместить их в «Колизей». Если бы они играли в «Колизее», то всё прошло бы хорошо. Но они хотели престижную Голливудскую Чашу».

За своё выступление они просили 25 000 долларов. С Микки Брауном, моим партнером по бизнесу, мы владели домом. Я убедил его, что это хорошая идея, пригласить «Битлз». Чтобы организовать их выступление, мы заняли 25 000 долларов в залог дома. Я не смог бы заполучить «Голливудскую Чашу» без «Битлз», и я не мог заполучить «Битлз» без «Голливудской Чаши».

Нам сказали, что невозможно будет распродать билеты за один день, но они были распроданы за 3,5 часа без компьютеров, без интернета».

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Билеты на концерт разошлись за три часа после поступления в продажу 25 апреля».

 

 

 

 

Боб Юбэнкс (промоутер): «В полдень подъехал автобус с маршалами: «Мы здесь, чтобы охранять дома наверху на этом холме». Я спросил: «Круто. Кто вам платит, ребята?» Они сказали: «Вы». До этого додумался один из руководителей округа».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «На концерте присутствовало 18 700 человек».

 

beatlesbible.com: «Все 18 700 билетов были раскуплены четыре месяца назад».

 

 

 

На сцене Джеки ДеШеннон и группа «Райтес Бразерс».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Перед концертом один из полицейских спросил Джона, могут ли они перед последним своим номером не делать какое-либо объявление? На что Джон ответил: «Я не могу этого сделать, но я вас скажу вот что. Когда мы закончим, то сразу уйдем».

 

Кэти Миньоси: «Мне было тогда 13 лет. Как и многие другие, я пыталась найти способ сэкономить деньги, чтобы пойти на их концерт. Потеря веса не была целью, но это происходило, если вы использовали деньги, предназначенные на обеды, чтобы увидеть «Битлз». По мере приближения к большому дню, после занятий много времени я проводила с наушником одном ухе, чтобы поймать на транзисторном радио всё, что может быть сказано о билетах. В попытке получить их по почте, после школы я ежедневно звонила по телефону в местную молодежной радиостанцию, которая в течение часа проводила конкурсы, в которых разыгрывались билеты на концерт «Битлз».

Наступили теплые дни августа. Ди-джеи на радио продолжали дразнить нас и громко объявляли: «До Б-дня осталось двадцать восемь дней!», и включали три песни «Битлз». В течение месяцев радиостанции в среднем проигрывали в эфире три песни «Битлз» в час. Стоит ли удивляться, что к прибытию «Битлз» поклонники были полностью наэлектризованы? Это была бомба замедленного действия, и она была установлена более месяца назад. Бомбой были мы, и мы собирались разнести все на куски!

Это был мой первый концерт. Толпа поклонников неуклонно росла, пока мы ждали возле «Чаши», когда нас начнут пускать вовнутрь. Летняя ночь была полна шума и волнения. Огни от сотен автомобилей, пытающихся проехать, были похожи на млечный путь из ламп, бросающих отблики на наши лица. Мы все стояли группками, тусуясь с другими подростками, которых знали. Все мы были как собравшиеся вместе на гигантском митинге десятки хоровых клубов. То тут, то там на чьем-нибудь радио раздавались мелодии «Битлз», подхватываемые хором голосов. Мы смеялись и вопили во весь голос, чувствуя себя неудержимой стихией, видя, как репортеры новостей и кинооператоры обходят толпу, фотографируя и снимая во все стороны.

Прошло два часа, солнце опустилось за холм, где была расположена «​​Чаша», вечерний воздух стал приятным, и в толпе появилось нервное напряжение. Оно было невероятным, так как мы наконец смогли пройти вовнутрь. Когда мы искали наши места, перед нами предстало прекрасное зрелище. В угасающем свете дня я увидела на сцене оборудование «Битлз». Некоторые из нас подошли к местам в ложах, чтобы посмотреть поближе, разглядывая барабанную установку «Людвиг» Ринго, стоящей на возвышении, с надписью «Битлз» на басовом барабане. Когда вынесли гитары и приставили к платформе Ринго, разразилась волна восторженных криков. Я помню, как была потрясена, увидев стоящую там басовую гитару Пола в форме скрипки. Я долго сидела, погруженная в созерцание пустой сцены, на которую вскоре выйдет Ливерпульская четверка.

Когда на сцену вышел местный ди-джей, чтобы произнести несколько слов, мы, как и все остальные 20 000 присутствовавших на концерте, начали подпрыгивать, кричать и размахивать своими концертными программами. Казалось, что воздух был насыщен энергией, которую испускал каждый из нас. Это все напоминало искры, летящие из куска кремня, что заставляло нас чувствовать себя еще более необузданными».

 

beatlesbible.com: «Группа вышла на сцену в 21:30 и исполнила 12 песен».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «В 21-30, как только «Битлз» вышли на сцену, Джон выкрикнул: «Привет, вы, там на деревьях!». Это было адресовано поклонникам, расположившимся вокруг на Голливудских холмах».

 

Джон: «Зал был великолепен. Этот театр понравился всем нам больше остальных. Хотя зрителей в нем собралось не так уж и много, это выступление казалось нам особенно важным, оно запомнилось. Мы играли на большой сцене, и это было здорово. В таких местах, как «Голливудская Чаша», благодаря хорошей акустике нас было слышно даже тогда, когда зрители шумели. Лишь в паре залов нас было хорошо слышно, все предыдущие годы такого не случалось. Нет, мы не хотели, чтобы нас слушали молча. Какой смысл выступать, когда зрители просто сидят и слушают. Так они могут послушать и пластинки. Мне нравится буйство».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Концерт записывался командой инженеров компании Кэпитол Рекордз».

 

«Билборд», 22 августа 1964: «Концерт «Битлз» 23 августа в «Голливудской Чаше» запишет «Кэпитол». Ранее у лейбла была неудачная попытка записать группу в феврале прошлого года в Карнеги-холле из-за ограничений, установленных со стороны английского союза музыкантов. По словам вице-президента «Кэпитол» Войла Гилмора, в настоящее время эти ограничения сняты.

Джордж Мартин, специалист, отвечающий за поиск новых исполнителей и их продвижение в Англии и работающий сейчас с «Битлз», прилетит сюда, чтобы провести сессию записи. Если проект будет успешным, то это будет первая американская запись группы, предназначенная для выпуска пластинки. Гилмор надеется, что «Чаша», расположенная под открытым небом, позволит снизить уровень ожидаемого шума от криков и не заглушить звук квартета».

 

beatlesbible.com: «Концерт был записан Джорджем Мартином, звукоиинженером из «Кэпитол Рекордз» Хью Дэвисом и продюсером Войлом Гилмором, которые надеялись выпустить его как концертный альбом. Ранее «Кэпитол» хотела записать выступление «Битлз» в нью-йоркском Карнеги-холле 12 февраля 1964 года, но не смогла вовремя получить разрешение от Американской федерации музыкантов».

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Кэпитол» сделала запись концерта с целью выпустить концертный альбом. Продюсером записи выступил вице- президент фирмы Войл Гилмор при участии Джорджа Мартина как ассистента и звукоинженера Хьюго Девиса. Гилмор надеялся, что крики зрителей в таком большом помещении не заглушат музыкантов».

 

Джордж Мартин: «Я решил, что мы должны записать концерт в «Голливудской Чаше», и договорился, что «Кэпитол» предоставит нам инженеров звукозаписи. Мы записывали концерт на трехдорожечный магнитофон, что в то время было стандартом для США. На две дорожку в стерео записывали группу, а голос отдельно на третью, чтобы можно было во время сведения его усилить или понизить. Но в «Голливудской чаше» они не совсем правильно использовали три дорожки. Я не слишком много говорил об этом, потому что был иностранцем, но они сделали весьма странное сведение. Гитары и голоса были вместе на одной дорожке, а сама запись, кажется, была больше сконцентрирована на диком оре 18 700 подростков, чем на «Битлз» на сцене. Все заглушал шум и крики зала. Это было все равно, что приставить микрофон к хвосту реактивного самолета «747». Крики сливались в один непрерывный гул, добиться качественной записи было очень трудно».

 

Пол: «Нас спрашивали: «Неужели вас не раздражает весь этот шум, визг девушек?» Нам он не мешал, иногда даже скрывал погрешности, когда мы фальшивили. Из-за шума фальшь не слышали ни мы, ни они».

 

Джордж Мартин: «В то время записи, сделанные в «Голливудской чаше», так и не были выпущены. «Битлз» решили, что так будет лучше, и только в 1977 году я разыскал их, доработал и выпустил на пластинке. Как группа, выступающая вживую, они 6ыли великолепны, особенно если вспомнить, что их главной проблемой было то, что они не слышали самих себя. Теперь на концертах у ног музыкант стоят динамики, поэтому они слышат, что происходит. Но во времена выступлений «Битлз» такого не было, поэтому Джон, Пол и Джордж стояли у микрофонов перед вопящей шестидесятитысячной толпой, а Ринго сидел за барабанами в глубине сцены. Однажды Ринго признался мне, как трудно ему приходилось».

 

Ринго: «Я ничем не мог щегольнуть, не мог использовать ни один из приемов — ни дробь, ни сбивки, ни вставки, — мне приходилось все время просто держать ритм, чтобы они не сбились. Я привык следить за тремя подрагивающими задницами, чтобы понять, в каком мы месте. Мне оставалось только одно: держать ровный ритм и пытаться по губам понять, что именно они поют, или сообразить по их движениям, что, черт возьми, происходит. Если я пытался что-нибудь изобразить, это все равно терялось в шуме. Но я не разочаровывался, потому что в шестидесятые годы мы отправлялись в турне, чтобы продавать пластинки, которые поклонники покупали и слушали, а мы получали свои авторские отчисления — по пенни за пластинку».

 

 

 

Мастер лента фирмы «Кэпитол» с записью концерта «Битлз» в «Голливудской Чаше» 23 августа 1964 г.

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Ни Джордж Мартин, ни «И-Эм-Ай» не были в восторге от идеи «живого» альбома. Джордж Мартин предупреждал, что качество концертного материала не может сравниться с тем, что ребята могут выдать в студии. «И-Эм-Ай» не была заинтересована в выпуске концертного альбома низкого качества, тем более что этот же материал присутствовал на синглах и альбомах. «Кэпитол» была несколько другого мнения. Фирма была уверена, что американские поклонники группы просто сметут концертник с прилавков. Такая уверенность основывалась на успехе уже выпущенных «живых» альбомах групп «Кингстон Трио» и «Бич Бойз». Эти альбомы разошлись миллионными тиражами. Представители «Кэпитол» были просто уверены в успехе аналогичного альбома от «Битлз».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Снаружи 600 подростков, которые не смогли купить билеты, визжали, кричали и теснились, пытаясь проникнуть вовнутрь. Полиция произвела несколько арестов за нарушение спокойствия, незаконное проникновение и уничтожение имущества».

 

Кэти Миньоси: «Мои собственные чувства быстро погрузились в массовую истерию, когда я внезапно осознала, что это случилось! О, Боже, вот они, в море сверкающих огней от тысяч камер. Все отражалось в огромном бассейне, который располагался перед сценой. Дикая природа вокруг, должно быть, задавалась вопросом, что в тот вечер произошло на склоне холма, когда тихий августовский вечер превратился в один радостный вопль. Четыре худощавых парня в приталенных черных костюмах ходили по сцене, делали приготовления, надевали гитары. Всё казалось размытым и одновременно кристально чистым».

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Группа начала свое выступление с песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). «Битлз», одетые в темные костюмы, подключили свои инструменты и практически сразу же начали играть, стоя на сцене в стандартной уже для них расстановке: Пол, Джордж, Ринго и Джон».

 

Кэти Миньоси: «Пол притопнул ногой, Ринго ударил по тарелке, и «Битлз» начали исполнять свой первый номер: «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout). Версия песни для концерта была короче, чтобы пощадить голосовые связки Джона».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That). «Битлз» без паузы перешли к следующему номеру, в то время как камера сфокусировалась на вопящих поклонниках. Затем камера возвращается к сцене, и мы можем видеть, как Пол и Джордж поют вместе в один микрофон, затем начинается инструментальный проигрыш, Джон смотрит на остальных «Битлз». Крупный план всех четверых, Пол благодарит аудиторию, с трудом можно расслышать его слова: «Всем большое спасибо».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Всю мою любовь» (All My Loving). Крупный план Джона и Джорджа, поющих вместе в один микрофон. Этот видеосюжет можно увидеть в «Анталогии», где оригинальный звук для придания большего эффекта был смонтирован с записью, сделанной «Кэпитол».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Она любит тебя» (She Loves You). Джон представляет песню. Съемка ведется со стороны зрительного зала, и «Битлз» на сцене выглядят как маленькие точки. Через некоторое время камера возвращается назад, и мы можем увидеть Джона и Пола, поющими в свои микрофоны».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «То, о чем мы говорили сегодня» (Things We Said Today). Джордж представляет песню».

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven). После поклона камера крупным планом показывает Джорджа с его фантастическим гитарным вступлением, перед тем как он встал к микрофону и запел».

 

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Мальчики» (Boys). Пол указывает на место Ринго, где он устанавливает микрофон на своем возвышении».

 

Кэти Миньоси: «Пол снова взял на себя роль ведущего, поблагодарив всех он спросил, хорошо ли мы проводим время. Конечно, это вызвало шквал криков. Пол повернулся к Джону, который улыбнулся и посмотрел на Джорджа, который около одного из усилителей менял гитару. «Следующий номер, — сказал Пол, задыхаясь, с сильным акцентом, — будет петь участних группы, который не может много петь…» Зрители были полны ожидания, зная, что будет дальше. Пол продолжил, его голос становился все выше: «Песня «Мальчики» — РИНГО!» Если бы над нами была крыша, она, наверняка, упала бы».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Несколько крупных планов Ринго. Джон и Пол подпевают вторым голосом».

 

Кэти Миньоси: «Ринго пел своим не очень сильным, но очень приятным голосом. Мы с радостью смотрели на невысокого молчаливого Ричи, внезапно оказавшегося в свете прожекторов со своей единственной песней. Аудитория подыгрывала, пританцовывала и оглядывались друг на друга. Песня закончилась очень низким поклоном нашего мальчика-барабанщика и быстрым «спасибо».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Ринго заканчивает петь и благодарит аудиторию».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night). Песню представляет Джон. Джордж использует свой 12-струнный «Риккенбаркер».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песня «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Пол представляет их последнюю песню».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «В «Голливудской Чаше» одна девушка прыгнула в резервуар с водой перед сценой и поплыла к участникам группы. Охранники её подцепили и выудили из воды».

 

 

 

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «После того, как затих последний аккорд, Ринго спрыгнул со своего возвышения, Джон, Джордж и Пол отложили свои гитары, и они все покинули сцену через дверь справа, оставив 18 500 опустошенных поклонников».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Рядом со сценой был припаркован компактный автомобиль, на котором группа скрылась сразу же, как только в 10 вечера закончился концерт. Около шестидесяти подростков бросились к ближайшим воротам, чтобы увидеть, как они уезжают, использовав машину фотографа в качестве наблюдательного пункта; крыша и капот машины были продавлены. После этого рядом возникла огромная пробка, когда тысячи родителей собрались возле «Чаши», чтобы забрать своих детей домой после концерта. Полиция и пожарные установили контрольно-пропускные пункты и перекрыли весь район «Чаши». Местным жителям были выданы пропуска, чтобы они могли добраться к своим домам».

 

Боб Юбэнкс (промоутер): «Мы с Брауном не заработали много денег на том концерте».

 

Джошуа М.Грин (автор книги «Здесь восходит солнце»): «Когда они выступали в «Голливудской Чаше», им подали полотенца, чтобы вытереть пот. Один предприимчивый бизнесмен купил эти полотенца за 100 долларов, затем разрезал их на тысячи маленьких кусков, которые в течение нескольких часов разошлись по 5 долларов за каждый. Пот с тел «Битлз» принес ему более 100 000 долларов. Брайен Эпстайн получил письмо от одной американской фирмы, которая предложила выставить на продажу банные принадлежности «Битлз». Брайен вежливо отказался».

 

 

 

«Сувенир от «Битлз»: Один из кусочков полотенец «Битлз», проданный за 5 долларов.

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника Битлз»): «Песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) и «Она любит тебя» (She Loves You), записанные на этом концерте, впоследствии будут показаны в шоу Эда Салливана».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «За ночь полиция Западного Лос-Анджелеса арестовала более пятидесяти подростков за нарушение комендантского часа после 10 часов вечера».

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)