Выступление в конференц-центре, Лас-Вегас (Convention Center, Las Vegas)

20 августа 1964 г.

 

Лилиан Уолкер (группа «Экситерс»): «Во время гастролей с «Битлз» мы летали первым классом. На протяжении всего турне мы летали на реактивном самолете. В их окружении было около ста человек. Было очень весело, потому что это был чартерный самолет. Обычно мы откидывали спинки сидений и рассаживались на подушечках. У меня с собой был портативный проигрыватель. Мы пели и веселились. Было очень весело просто распевать песни».

 

Бобби Хэтфилд (участник группы «Райтес Бразерс»): «Мы хорошо провели время с «Битлз».  Просто пели с ними старые добрые песни. Это одно из моих самых любимых воспоминаний, когда я сидел с ними в самолете и пел старые, но хорошие песни».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В час ночи чартерный самолет «Битлз» приземлился в международном аэропорту «Олд Маккэррэн Филд», Лас-Вегас».

 

 

 

 

 

«Битлз» прибыли в аэропорт ночью. Кадры кинохроники запечатлели их непосредственно у трапа самолета. Несмотря на темное время суток, Джон по-прежнему в солнцезащитных очках.

 

 

 

На следующих кадрах «Битлз» пожали руки нескольким встречающим и сели в автомобиль.

 

 

 

 

Последним в автомобиль сел Дерек Тейлор.

 

Линда Мартин: «Когда «Битлз» прибыли в город, из аэропорта они поехали в отель «Сахара» на Пэрэдайз-Роуд. Мои родители взяли меня, чтобы я смогла увидеть их. Когда лимузин проехал мимо нас, мы смогли разглядеть Джона, Пола, Джорджа и Ринго. За лимузином бежали девушки».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Из аэропорта они направились в отель «Сахара», где, несмотря на комендантский час, их ждали две тысячи поклонников».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Отель был в осаде. Две тысячи подростков собрались снаружи возле отеля и в вестибюле».

 

 

 

В 1:45 они прибыли в отель «Сахара». Даже ночью поклонники ждали прибытия «Битлз». Они сразу же со всех сторон окружили автомобиль. «Битлз» не смогли сразу же войти в отель через служебный вход и приготовились пробиваться силой через толпу обожателей. В конце концов, вмешалась охрана и полиция.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Поклонники были разогнаны полицией с собаками».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Помощники шерифа через громкоговоритель предупредили собравшихся, что все, кому меньше восемнадцати лет, будут арестованы. Но это не остановило поклонников, многие из которых заселились в отель вместе со своими родителями».

 

Джордж: «Повсюду, куда мы приезжали, мы видели полицейские кордоны. Это напоминало манию. В пору было снимать фильм о коллективном помешательстве в любом городе, куда приезжали «Битлз». В Америке проехать нам помогали полицейские, которые пытались хоть как-то регулировать движение. Они ехали впереди кортежа, стояли на перекрестках, что-то показывали руками и все время свистели. Потом еще один приезжал на мотоцикле и мчался к следящему перекрестку, все суетились, бегали туда-сюда. Было такое опущение, будто едет президент. Но каждый раз с кем-нибудь из них что-нибудь происходило. Так было повсюду. Куда бы мы ни приезжали, аварии случались обязательно».

 

Джон: «Мы называли это «глазом урагана» — там, посредине, было спокойнее всего».

 

Тони Брэмуэлл (гастрольный администратор группы): «Отель «Сахара» был последним оставшимся старинным казино-отелем. Навес перед входом в здание был выполнен в виде минарета, который должен был вызвать у посетителей отеля ощущение теплого марокканского курорта».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Группа вошла в отель через служебный вход, поднявшись в грузовом лифте на восемнадцатый этаж. Они разместились в номере 4722».

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Небольшая армия охранников охраняла выход из лифта на этаже, где разместились Битлы. Вокруг отеля и в казино дежурили полицейские в униформе».

 

 

 

Газета «Лас-Вегас Сан», 21 августа 1964: «Первое, что сделал вчера Ринго Старр в 2.30 ночи в номере отеля «Сахара», он включил телевизор. «Как включается этот телик?» — спросил он нашего репортера. Группа прибыла ночью, и «Сан» сделала этот эксклюзивный снимок прежде, чем охрана выпроводила нас из номера».

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «На следующий день [фотограф] Курт Гюнтер с поникшим видом сказал Дереку Тейлору: «Извини, но пленка [с фотоснимками Ширли Темпл и её дочерью от 19 августа] оказалась пустой».

 

 

 

 

Ларри Кейн (репортер, Майами): «Джон Леннон назвал меня кретином. Это случилось во время нашей второй встречи. Он посмотрел на то, как я был одет, а настроение у него было раздраженное (что было чаще всего), а я не собирался ему уступать, и ответил ему. С группой у меня было взаимопонимание, а наилучшие отношения у меня сложились с Джоном, потому что ему нравились мои вопросы, и ему импонировал тот факт, что я бросил ему вызов. Ему нравилось, когда ему бросали вызов, потому что он любил быть объектом внимания, ему нравилось быть человеком, который давал миру что-то еще в дополнение к зрелищности.

Джон был весьма вовлечен в происходящее вокруг, и, если у кого-то возникали трудности, или кто-то попадал в беду, или случались конфликты на расовой основе, он был в центре всего этого. Он насслаждался быть в этом. Он был противоречивым, он был вспыльчивым, он был агрессивным, но также он был честным. Он публично говорил о том, что обычно люди думают про себя, что во многом взбадривало и немного страшило. В общем, он всегда был на самом краю.

Пол Маккартни был парнем, который по-настоящему любил публику. Он был немного тщеславным, а им всем было это свойственно, также он был признан как самый красивый парень. Его все любили, и он любил быть любимым. Он ни разу не встретился с аудиторией, которая бы его не любила. Ему нравились выступления, концерты и идея об объединении людей через радость.

Ринго был парнем, который находился на заднем плане и для всех был просто веселым парнем. Наверное, он был вторым наиболее любознательным из «Битлз». Он был очень серьёзным. У него были очень-очень сильные чувства относительно войны и мира.

Джордж был тем, кто на самом деле был погружен в музыку. Он вслушивался в музыку, его всегда интересовал звук. Я бы сказал, что он был собранным, но прекрасным. Он был из тех, кто не говорил много, но когда он о чем-то высказывался, то, как правило, у него было что сказать.

Когда 20 августа мы приехали в Лас-Вегас, я сообщил им, что в Джексонвилле на стадионе «Гэйтор Блул», где они должны будут выступить 11 сентября, места для зрителей разделены по расовой принадлежности. Поэтому они заявили, что не будут там выступать. Для меня это была важная новость. И я сообщил о том, что они не будут выступать в «Гэйтор Блул». Это продолжалось до самого последнего момента, и за два дня до выступления организаторы концерта попросту сдались и заявили, что сегрегации не будет. Это был первый случай, когда на стадионе «Гэйтор Блул» чернокожие и белые сидели вместе».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сью Скрове: «Мне было тогда всего 5 лет, но у меня остались очень яркие воспоминания о том дне. Я была на концерте «Битлз», который состоялся в 16:00. Так как я была одной из самых больших поклонников «Битлз», то это стало одним из самых ярких событий в моей жизни. Мы ехали на концерт в длинном ряду машин. Когда мы проезжали мимо отеля «Сахара», «Битлз» были на балконе отеля и приветственно махали всем машинам».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Леннон был в восторге от того, что они выкопали пустыню и выстроили все эти казино. Он был парнем контркультуры, но он восхищался всем этим».

 

 

 

 

 

 

На заднем плане Айвор Дэвис.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ральф Дельгатти: «Мне было 27 лет. Я работал распорядителем в казино отеля «Сахара», где «Битлз» остановились на одну ночь. Я не ходил на концерт, потому что не был их поклонником. Но мне удалось получить фотографию с автографами для своей племянницы. Когда они прибыли в отель, то вызвали такой хаос, какого мы никогда не видели. Это была целая толпа людей. В Вегасе никогда ни по какому поводу не собиралась такая толпа. На всех деревьях вокруг сидели люди. «Битлз» приехали выступать в Лас-Вегас, потому что хотели увидеть город. По иронии судьбы, толпа, которую они привлекли своим появлением, помешала им увидеть что-либо, кроме самой толпы. В их номер принесли игровые автоматы, потому что они не осмеливались зайти в казино».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Полиция была обеспокоена тем, что «Битлз» могут посетить казино, куда захотят попасть их несовершеннолетние поклонники, поэтому группу попросили воздержаться от этого. Поэтому в их номер были установлены два игровых автомата».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «20 августа мы были в Лос-Вегасе, в отеле «Сахара», где «Битлз» остановились на две ночевки, а основное пространство отеля было недоступно для группы. «Это было бы просто фантастикой, если бы они зашли в наше казино, или даже сыграли в кости, — сказал мне директор зрелищных мероприятий отеля Стэн Ирвин. – У нас были некоторые из самых известных имен, но я знаю, что вывести этих ребят из помещения будет самоубийством».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Курта Гюнтера.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В 14.30 группа отправилась в конференц-центр на саундчек».

 

 

 

 

 

Фото Вольфа Вергина.

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Конференц-центр был единственным на то время большим залом в Лас-Вегасе».

 

 

 

Конференц-центр.

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Выступление в конференц-центре, Лас-Вегас (Convention Center, Las Vegas)».

 

Джон Ромеро (автор книги «Лас-Вегас, нерассказанные истории»): «Когда я спросил у Стэна Ирвина — вице-президента и исполнительного директора корпорации «Сахара-Невада» — как ему удалось заполучить «Битлз», он ответил: «Просто. Был один парень по имени Рой Гербер. Он работал театральным агентом в Нью-Йорке. Он также работал и моим агентом, когда я организовывал выступления комиков разговорного жанра. Рой работал с корпорацией «Дженерал Эртистс», которой больше не существует, и он всегда выискивал клиентов. Так как в «Дженерал Эртистс» сказали Рою, что «Битлз» хотели бы посетить Лас-Вегас и выступить там с концертом, он и его партнер Норман Вейс составили план. У Роя был в Лас-Вегасе офис, и он знал всех нужных людей, работающих в области развлечений.

Когда в Лас-Вегас приехали агенты по размещению в отелях, они начали с ближайших к аэропорту, а затем к северу по направлению к Стрип (прим. – Лас-Вегас-Стрип — примерно семикилометровый участок бульвара Лас-Вегас. Здесь находится большинство крупнейших гостиниц и казино агломерации Лас-Вегаса, при этом Стрип лежит за пределами самого города). Начав с «Тропикана», Рой с Нормом обошли все основные казино. Позже они рассказали мне, что везде получали один и тот же ответ – о группе «Битлз» знали всего несколько сведущих людей. С ума можно сойти. В феврале «Битлз» выступали на шоу Эда Салливана. Это было всего четыре месяца назад. Их выступление смотрело 73 миллиона человек. Или может это было 73 миллиона детей? Так или иначе, но Рой с Нормом поговорили об этом с публицистом Джином Мерфи, который рассказал им об одном молодом человеке в отеле «Сахара», кто мог бы этим заинтересоваться. Этим человеком был я.

Когда Рой пришел ко мне и упомянул о «Битлз», я сказал: «Парни из Британии, достаточно хорошие», и я подумал, что на этом все закончилось. Потом я ответил ему, что готов разместить их у себя, но хотел бы, чтобы они выступили в двух концертах. И поскольку парни редко выступали в двух концертах, Рою пришлось быть с ними убедительным. В конце концов «Битлз» согласились.

Первоначально я хотел провести концерты в зале «Конго», но он вмещал всего 600 человек и не было возможности установить там дополнительные места. Я сказал: «Стоп!» Эти пани выступят в конференц-центре, и я бросился туда, чтобы уточнить вместительность зала. Там мне сказали, что могут разместить в круглом зале семь тысяч зрителей. Я сказал, что этого мало, и попросил добавить балкон. Они согласились, и предоставили по 8 408 мест на каждое шоу.

Мы провели пресс-конференцию, и огромный транспарант на конференц-центре гласил: «Стэн Ирвин от имени отеля Сахара представляет Битлз». Я отложил билеты для всех крупных казино города, но к приезду «Битлз» их почти не осталось. За неделю до концерта даже верхушка нашего казино не успела приобрести билеты, когда нам начали звонить наши крупные игроки. Мы даже и не думали, что у них так много дочерей и племянниц. До последней минуты из всех казино нам звонили и умоляли: «У вас ещё остались наши билеты на Битлз?»

 

 

 

Первые кадры кинохроники, запечатлевшие концерт, показывают зрителей, прибывающих в концертный зал.

 

 

 

 

 

 

На сцене Джеки ДеШеннон.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Дневной концерт начался в четыре часа дня, но только в половину шестого «Битлз» вышли на сцену».

 

 

 

 

Корнелия Дебрюин: «Примерно за 15 минут до того, как появились «Битлз», кто-то начал включать и выключать в зале свет, что вызвало замешательство и крики у публики. В 17.30 «Битлз» вышли на сцену и были встречены шквалом криков и аплодисментов».

 

 

 

 

 

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Когда я поднялся на сцену конференц-центра, чтобы объявить первый концерт, я произнес всего четыре слова: «Дамы и господа, это…», — и развергся ад. Как и все остальные из отеля «Сахара», я не услышал ни одной ноты. Всё заглушили крики».

 

Марк Кроненберг: «Мне было 18 лет. Отец моего лучшего друга был руководителем в «Сэндс» и сумел получить шесть билетов на дневное представление. Я с другом, его две сестры и мои сестры пошли вместе на концерт. Наши места были в партере. Крики начались еще до того, как «Битлз» вышли на сцену. Когда же они появились, аплодисменты, крики и топанье стали самым громким человеческим шумом, который я когда-либо слышал. Я был немного раздражен, потому что я хотел услышать, как они поют».

 

 

 

 

 

Корнелия Дебрюин: «Они начали с песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), приведя публику в состояние массовой истерии. Затем они исполнили песни «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «Пока не появилась ты» (Till There Was You) – сольный номер Пола Маккартни, «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Если я влюблюсь» (If I Fell), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Мальчики» (Boys) – сольный номер Ринго, «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

 

 

 

 

Майк Амос: «Мне было тогда 9 лет, и я пошел на свой первый концерт в жизни. Я был со своей мамой Хелен Амос, моим лучшим другом Дугом Аткином и его мамой Хелен. Это было дневное шоу «Битлз» в конференц-центре Лас-Вегаса. Мы сидели примерно в пятнадцатом ряду от сцены на складных стульях. Я был в своих битл-ботинках. Мои воспоминания от концерта немногочисленны, но яркие: я ничего не слышал, кроме кричащих девушек; кричащие девочки вокруг меня были так взволнованы, что писались!»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Вольфа Вергина.

 

 

 

 

 

 

 

Фото Вольфа Вергина.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джо Николас: «Мне было тогда 13 лет. После того, как «Битлз» выступили на «Шоу Эда Салливана» в феврале 1964 года, мы стали копировать их внешность и одежду. «Битлз» были очень популярны, особенно у девушек. Несмотря на то, отец ворчал по поводу увлечения «этими длинноволосыми уродцами», он заплатил 2,2 доллара за билет на балкон. Мы с моим лучшим другом не могли дождаться, чтобы увидеть наших кумиров лично, и спланировали свой поход на концерт до мельчайших подробностей. Мы были в джинсах и в обуви «Битлз» по последней моде. С собой мы взяли по пакету леденцов «Джелли-Бин». Слышали, что Битлам нравились эти конфеты.

Концерт нас немного разочаровал. Мы ничего не смогли услышать из-за кричащих девушек. Не слышали ни одной песни, и не смогли вручить пакеты с леденцами. Я даже не думал, что зал будет переполнен. Мой приятель хотел взять с собой бинокль, но я сказал, что это не круто. Но там был просто сумасшедший дом. Люди были повсюду».

 

 

 

Среди зрителей американский певец Пэт Бун и пианист Либерачи.

 

 

 

 

Пэт Бун (американский певец): «Когда я впервые увидел «Битлз» на шоу Эда Салливана, то подумал, что они симпатичные и очень энергичные. Я тогда даже не думал, что они станут сверхбольшими звездами. Они были симпатичными. Они были опрятными. У них были мальчишеские стрижки. Они были одеты в костюмы с галстуками. У них было хорошее чувство юмора. Они были мелодичными. Они гармонично и слаженно звучали, и они были хорошо разрекламированы.

Но тогда были «Дейв Кларк Файв» и другие группы, о которых мы стали узнавать. Я просто подумал, что это ещё одна симпатичная английская группа. Впервые я услышал их песни, когда был в Англии. Это было еще до того, как они поразили Соединенные Штаты. Это была песня «От меня тебе» (From Me To You). Я думаю, что это был их первый большой хит, и он был большим хитом, когда я был в Англии.

Я привез с собой пластинку с этой песней и сказал Рэнди Вуду на «Дот Рекордз», что хочу её записать, но он ответил: «О, нет. Эта запись уже вышла на лейбле «Ви-Джей», и она не стала успешной».

«Но она все равно хитовая песня, Рэнди», — сказал я, но он не стал меня слушать. Но я узнал, что запись «Битлз» попала в Штаты. А потом, как известно, они смели всех с вершин хит-парадов. Всё, что они выпускали, занимало первое место. В какой-то момент у них было пять песен в десятке лучших синглов. Раньше я каждый год полагался на получение роялти со своих пластинок, и вдруг они всё это забрали себе. Внезапно все это иссякло не только для меня, но и для всех других.

У меня был один знакомый художник, и я попросил его сделать портреты «Битлз». Это были рекламные изображения, нарисованные масляной краской, и мы их отпечатали. Я получил у фирмы «Злтиб», то есть, слово «Битлз», написанное задом наперед, я получил лицензию у их менеджера Брайена Эпстайна, и мы продавали изображения Битлов».

 

 

 

Телеграмма Пэта Буна Брайену Эпстайну от 27 июня 1964: «Что мы можем сделать, чтобы изменить ваше мнение? «Злтиб» в Нью-Йорке заверил нас, что с вечеринкой проблем не возникнет. Ваш отказ разочарует миллионы американских детей, у которых очень мало шансов увидеть Битлов лично. Мы приобрели 100 билетов на концерт в Лас-Вегасе, чтобы вручить их победителям конкурса по всей стране. Некоторые из этих победителей встретятся с «Битлз» на вечеринке, организованной мною. Ваши 15 процентов от продажи портретов могут составить 50 000 долларов. Можете ли вы выделить нам один из вечеров 23, 24 или 25 августа? Пожалуйста, ответьте сразу же».

 

Пэт Бун (американский певец): «Мы делали литографии с этих изображений, прикладывали к ним корешок с номером, запечатывали в конверты и продавали везде, где было возможно. Продавая изображения «Битлз», я зарабатывал денег больше, чем на своих пластинках.

А потом я познакомился с «Битлз». Это было во время их первых гастролей по Штатам. Мы тогда организовали конкурс. Конечно, у меня был партнер, успешно занимавшийся продажами. Я это придумал, а он реализовал. Итак, мы устроили конкурс на национальном уровне. В каждом наборе картинок с портретами Битлов, которые мы продавали (а они были действительно хорошего качества), так вот, в каждом наборе находилась этикетка. Вы оставляли у себя одну часть этикетки, а другую отправляли по почте. На концерт в Лас-Вегасе мы пригласили 30 человек со всей страны. У них было два концерта, днем и вечером. Я, моя жена и семья были на первом шоу».

 

Джордж: «По-моему, на том концерте все первые четыре ряда занимали Пэт Бун и его дочери. Похоже, у него их не одна сотня».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Их выступление почти нельзя было расслышать. Плохая звуковая система и кричащие поклонники заглушали группу».

 

Сью Скрове: «На концерте мы могли их только видеть, но расслышать их из-за шума было невозможно. Девушки сходили с ума, плакали, кричали и падали в обморок».

 

Корнелия Дебрюин: «Во время концерта около десяти девушек потеряли сознание, а несколько взрослых покинули зал из-за шума».

 

 

 

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Никогда не забуду одну девушку, которая ринулась к сцене. Один из наших крепких парней подхватил её и вынес из зала. За ней последовала другая девушка, с которой поступили также. Когда её выносили из зала, она кричала: «Оставь меня, идиот. Я её мать».

 

 

 

 

 

Корнелия Дебрюин: «После окончания концерта несколько поклонников бросились в заднюю часть конференц-центра, чтобы увидеть своих кумиров. Полиция, которая обращалась с людьми как с преступниками, заставила толпу вернуться назад, что привело к многочисленным травмам. Одну девушку так ударили по ребрам дубинкой, что она чуть не потеряли сознание».

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Когда парни играли на дневном концерте, ко мне подошел их менеджер (Брайен Эпстайн) и сказал: «Вам не нужна вся эта охрана вокруг сцены». По тому, как он это произнес, я понял, что ему нужна «ситуация». Что я имею в виду? Небольшой ажиотаж, который обеспечил бы заголовки во всем мире. Но мы подготовились и были в курсе о тех сценах в Британии, которые были во время их выступлений. Я не стал ничего менять».

 

Джордж: «Мы выступали в Лас-Вегасе, где познакомились с Либерачи (прим. – Валентино Либерачи, известный пианист)».

 

Сэлли Рэйл (автор книги «Вечер трудного дня в Америке»): «Либерачи встретился с ними за кулисами после дневного концерта. Хотя это было вопреки установленным правилам, Дерек Тейлор ответил, что скажет мальчикам, и если они согласятся, то прекрасно».

 

Либерачи: «Когда «Битлз» приехали в Америку, одной из их остановок был конференц-цент в Лас-Вегасе. И я пошел познакомиться с ними. Перед сценой было выставлено полицейское ограждение, которое сдерживало подростков. Крик из аудитории был просто оглушающим. Я не смог ничего расслышать. Только когда я встретился с «Битлз», я смог их услышать. Я боялся, что они не произведут на меня никакого впечатления как исполнители, но я считал, что их музыка была прекрасной, и что она будет жить очень долгое время. Несмотря на то, что Леннон и Маккартни не великие музыканты, они потрясающие композиторы».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Либерачи был очень, очень любезен. Он подошел и просто сказал: «Я хочу познакомиться с этими молодыми артистами, которые делают такие удивительные вещи». И они согласились».

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Они [«Битлз»] действительно хотели познакомиться с Либераче. Они ожидали, что он будет одет ярко, но он выглядел как обычный парень. Джон сказал, что он был похож на посыльного».

 

Пэт Бун (американский певец): «В перерыве мы встретились с «Битлз». Мои девочки сидели у них на коленях и фотографировались с ними. Девочкам было 7, 8, 9 и 10 лет. Именно тогда мы познакомились с «Битлз» и отлично с ними поладили. Они сказали мне: «Брайен Эпстайн, наш менеджер, часто упоминал твое имя касательно многих вещей. Многие из них просто фигня, но портреты нам понравились. Очень хорошие, удачные изображения».

 

Бесс Нуццо: «Это было летом, до того, как мы с подругой поступили в университет. Мы услышали, что в августе наша любимая группа «Битлз» приедут в США со своими первыми американскими гастролями. Мы были этим взволнованы, и начали придумывать план, как связаться и встретиться с ними. Мой папа согласился отвезти нас в Лас-Вегас, поселить в отеле и стать нашим сопровождающим лицом.

Свой план мы изложили мэру нашего города Феникс, Милтону Грэхэму. План состоял в том, чтобы вручить им ключи от города и пригласить их в наш город во время следующего турне. На это ушел почти месяц наших телефонных переговоров с мэром, и он согласился.

Когда «Битлз» прибыли на западное побережье Соединенных Штатов, чтобы начать свое турне, я часами сидела на телефоне, обзванивая операторов в каждом городе, где должны были выступать «Битлз». Они информировали меня о том, в каких отелях они разместятся, и какие последние новости о них появились. Удивительно, что операторы с нами разговаривали. Удача улыбнулась нам, когда местный журналист газеты «Феникс Гэзетт» написал заметку о том, что одно из охранных агентств Феникса будет нести дежурство во время выступления «Битлз» в Лас-Вегасе. Я созвонилась с главой этого агенства, господином Джимом Паскалем, и договорилась встретиться с ним в его офисе. Мы рассказали ему о наших договоренностях с мэром, и он согласился нам помочь. Он связался со своим коллегой в Лас-Вегасе, господином Джимом Хейзелом, возглавлявшего там охранную фирму, которая должна будет обеспечивать безопасность «Битлз». В свою очередь Хейзел связался с Брайеном Эпстайном и Нилом Аспиналом, и договорился, чтобы нам позволили встретиться с группой за кулисами. Мы были на седьмом небе!

Мы прибыли в Лас-Вегас за день до концерта и встретились с господином Хейзелом. Он разработал план, как незаметно проводить нас за кулисы, не вызывая излишнего шума. Мы должны были сидеть на своих местах во время выступления разогревающих артистов, а он будет находиться в конце нашего ряда. В нужное время он даст нам сигнал. После этого мы быстро встанем, и он проведет нас за кулисы. Договорившись о плане, мы отправились к отелю, где разместились «Битлз». Там мы стали ждать возле отеля, и кричали вместе с остальными сотнями поклонников всякий раз, когда занавески в их окнах одергивались.

Когда наступило время концерта, мы одели свои лучшие наряды. Наши места были в десятом ряду.

Примерно в девять тридцать, когда господин Хейзел дал нам условный знак, мы быстро покинули свои места и проследовали с ним за кулисы мимо огромных колонок, ревущих на полную мощность. Их дорожный менеджер Нил Аспинал встретил нас возле двери. Когда он открыл нам дверь, Ринго, который отдыхал на раскладушке, поднялся и спросил со своим ливерпульским акцентом: «Ну, кто тут у нас?». К нам подошел Пол, вежливо поздоровался с нами за руку и представился. Когда мы разговаривали, Пол сфотографировал нас, а мы сфотографировали его (на снимке с Полом я в белом платье).

Ринго был забавным, в конце каждого предложения он подмигивал нам. Джон находился в дальнем конце комнаты, погруженной в полумрак, поигрывая на гитаре. Я постеснялась к нему подходить, поэтому у меня нет его автографа. Пол к каждому из своих автографов добавлял «ХХХ» (прим. – три поцелуя) и позволил мне оставить у себя его авторучку. Джордж был милым и застенчивым, но он выступил вперед и тоже представился. Потом мы официально вручили им ключ от города Феникс».

 

 

 

 

 

 

Автографы на перчатках Бесс Нуццо.

 

Дональд Уорман (репортер «Ревью Джорнэл», 1964): «В четверг вечером группа опытных журналистов, ошеломленная от двух часов визгов публики и грубости охранников, отправилась в комнату, расположенную за сценой конференц-центра, чтобы поближе взглянуть на «Битлз». Мальчики, явно обессилившие после 25 минут воплей океана крикунов, устало вышли на платформу».

 

 

 

Фото Терри Тодда.

 

 

 

 

 

Дональд Уорман (репортер «Ревью Джорнэл», 1964): «Встав бок о бок, подобно полицейским, стоящим в ряд, они предстали перед многочисленными представителями прессы для пресс-конференции».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дональд Уорман (репортер «Ревью Джорнэл», 1964): «Это было всё, что угодно, но не «Конференция». Она была такой же шумной, такой же хаотичной, такой же нетерпеливой, как и всё остальное в этот длинный день. Но «Битлз» благосклонно отвечали почти неразборчивыми голосами на ту мешанину вопросов, которые сыпались одновременно почти от сотни человек, толкающихся и теснящихся возле платформы. Выкрикивая свои вопросы поверх полицейского оцепления, некоторым удачливым репортерам и радиожурналистам удалось хотя бы на несколько мгновений докричаться до того или иного участника группы.

По счастливой случайности я оказался рядом с Джоном Ленноном, привлекательным, красноречивым, сдержанным молодым человеком. Леннон, который в реальной жизни выглядит намного лучше, чем на фотографиях, наклонился и легко и вежливо отвечал на такие глупости, как эти:

Вопрос: Как вы поступаете со своими деньгами?

Леннон: Кладу в банк.

Вопрос: Что вы будете делать после того, как всё закончится?

Леннон: Не знаю.

Вопрос: Какой подарок из тех, что вам подарили лично, вам больше всего понравился?

Леннон: Одна поклонница в Ливерпуле прислала мне сорок кошек… не настоящих кошек, вы понимаете, игрушечных, маленькие сувенирные изделия. Полагаю, этот подарок мой любимый.

(Если достаточное количество интервьюеров услышали этот ответ, то, наверняка, рынок игрушечных кошечек будет процветать).

Вопрос: Что вы ненавидите больше всего? Репортеров с их вопросами или фотографов, которые всегда хоят сделать еще один снимок?

Леннон: (с мальчишеской улыбкой) Я никого не ненавижу. Никто из нас.

Вопрос: Считаете ли вы себя музыкантами?

Леннон: (Кажется, никто еще не задавал ему этот вопрос) Ну, мы состоим в профсоюзе, поэтому, я полагаю, что могу сказать, что, в некотором смысле, мы музыканты. Но не совсем, наверное. Мы об этом не задумывались».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дональд Уорман (репортер «Ревью Джорнэл», 1964): «Тем временем Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Ринго отвечали на такие вопросы, как: «Когда вы собираетесь написать свою следующую книгу?» и «Что вы думаете об отчисленных из школы?».

Массовое интервью, рожденное в раздражительности и скуке, вскоре умерло от апатии.

Затем «Битлз» колонной по одному удалились в свою костюмерную. Это был тяжелый день, и мальчикам предстоял вечер трудного дня».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «В перерыве между дневным и вечерним концертами местная полиция получила телефонное предупреждение о заложенной в зале бомбе».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «20 августа 1964 года в управлении Центра конгрессов в Лас-Вегасе раздался телефонный звонок и неиз­вестный человек сообщил, что во время дневного концерта группы, состоявшегося в 16 часов, в здании бы­ла заложена бомба, но это сообщение не было воспринято достаточно серьезно, и вечерний концерт не отменили».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Первоначально было принято решение отменить вечерний концерт, но поняв, какие могут быть последствия со стороны восьми тысяч расстроенных поклонников, концерт не был отменен».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Линда Мартин: «У меня были билеты на вечернее шоу. Наши места были в партере, но довольно далеко от сцены. Как только «Битлз» вышли на сцену, все вскочили со своих мест и начали кричать. Я не расслышала ни единого слова».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «После окончания вечернего концерта полиция применила жесткие действия, чтобы позволить «Битлз» покинуть зал».

 

Линда Мартин: «Когда концерт закончился, шум в моих ушах стоял еще минут тридцать».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «Одной женщине-репортеру полицейский на мотоцикле переехал ногу».

 

Бэрри Майлз (автор книги «Календарь Битлз»): «У одной из девушек на теле остались синяки от дубинки полицейского».

 

Марк Кроненберг: «Одного из моих приятелей взяли в команду, которая расставляла в зале стулья, готовила сцену и всё такое. После окончания второго концерта прибирая сцену он нашел одну из сломанных барабанных палочек Ринго. Поистине, заветное сокровище».

 

Стэн Ирвин (вице-президент и исполнительный директор корпорации «Сахара-Невада»): «Мы заплатили им 25 000 долларов. Самые дорогие билеты стоили по 25 долларов, самые дешевые 12,50. На билетах «Сахара» заработала в общей сложности 52 000 долларов. Неплохо за группу, о которой даже никогда не слышали наши постоянные клиенты».

 

 

 

 

 

 

Айвор Дэвис (журналист «Дейли Экспресс»): «Во второй день в Лас-Вегасе, несмотря на все меры предосторожности, принятые в отеле, после того как «Битлз» закончили выступление, две девушки-двойняшки лет шестнадцати, были пойманы на этаже, где жила группа.

Репортер Ларри Кейн был разбужен в три часа ночи громким стуком в дверь его номера. Он открыл и увидел на пороге встревоженного Мэла который сказал, что ему срочно нужна его помощь, потому что какая-то разгневанная мать подняла шум.

Оказалось, что, закончив поздно вечером играть в казино, эта мамаша поднялась на лифте на этаж «Битлз» и потребовала немедленно пропустить её к ним. Она сказала, что ей нужно вернуть её дочерей, которые, как она была уверена, проводили время с группой. Когда служба безопасности отеля решительно отказалась пропустить её, разъяренная и рассерженная мать (возможно, под действием алкоголя) позвонила в офис шерифа округа Кларк, заявив, что ее маленьких дочерей удерживают на вечеринке в номере Джона против их воли.

Как рассказал Кейн, Мэл попросил его одеться, надеть пиджак и галстук, и помочь разобраться с этим делом. «Почему я?» — спросил он Мэла и Дерека, который тоже выглядел встревоженным и присоединился к команде по урегулированию кризисной ситуации. «Ларри, ты – репортер», — ответил Мэл. – Ты выглядишь наиболее убедительным».

Кейн, стремясь доказать свою храбрость, подчинился и, узнав о случившемся и получив заверения Дерека и Мэла, что все это всего лишь ошибка и ничего плохого в номере Джона не произошло, представился матери и заверил её, что с дочерьми всё в порядке. К счастью, в этот момент девушки вышли из лифта прямо в её объятия. Никто так и не узнал, как эти девушки сумели попасть на Битловский этаж.

Дерек настоял на том, чтобы о посещении девочками номера Джона никто ничего не говорил».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Особенно раздражали Джона пронырливые мамаши, которым удавалось про­никнуть вместе со своими дочурками в номера к музыкан­там еще до того, как они отрывали головы от подушек. Од­нажды в Лас-Вегасе ему таким образом представили «дочь Доналда О’Коннора». Джон мрачно взглянул на девочку и сказал: «Я приношу вам мои соболезнования». — «Какие со­болезнования?» — изумилась юная поклонница. — «Да насчет вашего отца. Только что по радио сообщили, что он умер». Девчушка принялась кричать и устроила такую исте­рику, что пришлось вколоть ей успокоительного и вызвать «скорую помощь». «Слабачьё», — прокомментировал сквозь зубы Джон».

 

Джон: «Все шло по нарастающей: чем большего успеха мы добивались, тем более невозможные вещи нам предлагали, тем большего от нас ждали, а если мы вдруг отказывались пожать руку жене какого-нибудь мэра, она оскорблялась и начинала кричать: «Да как они смеют!» Вот только одна из историй Дерека. Как-то однажды в Америке, когда мы спали после выступления в одном из отелей, появилась жена мэра и потребовала: «Разбудите их, я хочу с ними познакомиться!» Дерек ответил: «Будить их я не стану». А она раскричалась: «Если вы их не разбудите, я обо всем расскажу журналистам!» Так было всегда. Нам грозили, что обо всем расскажут прессе, что нам испортят репутацию, если мы не познакомимся с чьей-нибудь дочерью с обязательным брекетом на зубах. Всегда находилась какая-нибудь дочка начальника полиции или лорд-мэра, это обычно препротивнейшие дети — видимо, потому что такими же были их родители. Эти люди пробивались к нам, нам приходилось видеть их постоянно. Такие впечатления становились самыми унизительными».

 

Джордж: «В Штатах у нас было полно неприятностей. Там все пытались подать на нас в суд. Девушки пробирались в наши комнаты, чтобы потом подать на нас в суд за то, чего мы не совершали. У всех американцев особая тяга к судебным преследованиям. До приезда в Америку я о таком ни разу не слышал».

 

Ринго: «Все это безумие будоражило меня. Оно мне нравилось. Мне нравились яркие машины, то, какими замысловатыми способами нас доставляли на концерт. Это было так весело! И потом, мы часто встречались с известными людьми, музыкантами и актерами, нас водили в отличные бары. Нам разрешали и самим развлекаться. Это было потрясающе, у нас не было ощущения, что мы в западне. Мы все время где-то бывали — ну, по крайней мере, я».

 

Пол (2018): «Насколько я помню, оргий у нас особо и не было. Были божественные половые контакты и были групи. Самое похожее на это… понимаете, это мой опыт, я не особо увлекаюсь оргиями. Лично я не хочу, чтобы был кто-то ещё, это все портит. Думаю, я это и не делал ни разу. Такая идея не привлекала. Был случай, когда мы были в Вегасе, где занимавшийся туром парень, посредник, спросил: «Вы едете в Вегас, ребята, вам нужны проститутки?» Мы все такие: «Да!» И я попросил двух. Они у меня были, это был прекрасный опыт, и это ближайший к оргии вариант, который у меня когда-либо был. Тем не менее, я не исключаю, что у других все могло быть по-другому, особенно у Джона».

 

Синтия: «За триумфальным шествием «Битлз» мы следили по телевизору. Их гастроли имели огромный успех, и толпы народа были еще более внушительными, чем в первый приезд. Мы ходили в местный кинотеатр на «Вечер трудного дня», который Фил так еще и не видела, а я с удовольствием посмотрела на Джона, пусть и в кино: мне его так не хватало!».

 

Патти Бойд: «Возможно, фанатам и не нравились мои отношения с Джорджем, но прессу они радовали, и я была востребована больше, чем когда-либо. Поэтому хотя я всегда и грустила, когда Джордж отправлялся на гастроли, я была занята работой моделью. Я работал на «Вог» с Рональдом Трэгером, «Tэтлер» с Жанлу Сьеффом, «Вэнити фэйр» с Питером Рэндом и на американский журнал «16». Я снималась в рекламных телероликах шампуня «Доп», в котором я еду через мойку автомобилей в машине с открытым верхом, ещё одной рекламе чипсов «Смит», а также на множестве страниц о моде в газетах.

Ещё я занималась жизненно необходимой задачей – поиском уборщицы. К изумлению Мэри и моему, единственным человеком, который ответил на наше объявление, оказался мужчина, артист балета. Это был далеко не Нуреев, но он прекрасно управлялся с половой тряпкой».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)