Запись в программе «Би-Би-Си» (From Us To You)

17 июля 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «В Великобритании поступил в продажу сингл группы «Билли Дж. Крэмер и Дакоты» (Billy J. Kramer & The Dakotas) с песней Леннона-Маккартни «Из окна» (From A Window)».

прим. — запись песни состоялась 29 мая 1964 г.

 

 

 

 

 

Газета «Ливерпуль Эко», 17 июля 1964: «Несущиеся во весь опор «Битлз». Битловский сингл «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) теперь на вершине американского хит-парада, пишет Морин Клис. Предварительные заказы на их долгоиграющий альбом выросли до 1 500 000. Ожидается, что пластинка «Юнайтед Эртистс» будет продана в количестве 3 000 000 экземпляров к августу, и 5 000 000 к сентябрю. Это сделает альбом самым продаваемым в истории».

 

Бэрри Майлз: «В Этот день группа записала четвертую специальную передачу «От нас вам» (From Us To You) в программе «Би-Би-Си» — «Ценитель современной музыки» (Light Programme). Были исполнены песни: «Долговязая Салли» (Long Tall Sally), «Если я влюблюсь» (If I Fell), «Я счастлив просто танцевать с тобой» (I’m Happy Just To Dance With You), «То, о чем мы говорили сегодня» (Things We Said Today), «Мне следовало бы узнать лучше» (I Should Have Known Better), «Мальчики» (Boys), «Канзас-Сити / Эй-Эй-Эй!» (Kansas City / Hey, Hey, Hey, Hey!) и «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night). В конце Джон зачитал заключительные титры».

 

beatlesbible.com: «Запись состоялась в Лондоне, в Парижской студии «Би-Би-Си» (BBC’s Paris Studio, London). «От нас вам» была специальной передачей, посвященной «Битлз», которая транслировалась в официальные нерабочие дни Англии (прим. – обычно, в Англии это понедельник). В этот день песня «Долговязая Салли» (Long Tall Sally) была ими исполнена на «Би-Би-Си» седьмой и последний раз. Двухчасовая трансляция этого выпуска состоится в понедельник 3 августа 1964».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Фионы Адамс.

 

 

 

 

Фото Фионы Адамс.

 

 

 

Фото Фионы Адамс.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джордж: «После того, как мы переехали в Лондон, всё завертелось быстро. Мы с Ринго переехали из первой квартиры в другую, которая была лучше и располагалась ниже. Затем мы переехали в Уэддон-Хаус, в квартиру, которая находилась под квартирой Брайена, ведь мы не смогли продлить договор на аренду с квартирой на Грин-Стрит из-за беспорядков, вызываемых нашими поклонниками, и из-за фанатов. Фанаты – человеческие существа всех типов, форм и размеров – были повсюду. Мы не могли ни войти, ни выйти. К этому времени я уже познакомился с Патти, и она жила со мной в Уэддон-Хаус, а через какое-то время мы переехали в Эшер, потому что я должен был выбраться из города. Это случилось, когда чувство новизны славы утратилось».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Джордж понял, что наступило время, чтобы сбежать. Он переехал в Эшер, потому что бухгалтер «Битлз» жил поблизости, в Уэйбридже, и нашёл ему там дом».

 

Джордж: «Он [дом] был первым, который я посмотрел, и я подумал: «Годится». Я переехал в него, а затем Ринго и Джон также переехали из столицы на периферию, оба – в Сент-Джордж-Хилл, чем помогли стать этому району таким дорогим, каким он является и в наши дни. Мы с Патти жили в Эшере до 1969 года. Этот дом, находившийся в районе Клэрмонт, на самом деле был продолжением жизни в Лондоне, за исключением того, что он располагался за его пределами и был окружён стеной, что являлось необходимостью».

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Это была необходимость. Везде, где битлы жили в 60-е годы, везде, где жили их родители, везде, где у них или у их пресс-атташе располагались офисы, везде, где они снимались в фильмах или записывались, где бы они ни проводили своё свободное время и куда бы их ни отсылала молва – все эти места посещали, окружали и обеспечивали 24-часовым неусыпным надзором фанаты. В основном – но не всегда – это была молодежь. Наиболее активную их часть представляли люди, покупавшие пластинки, но также среди них было много полоумных фанатиков, посещавших концерты и вопивших в десятки тысяч глоток в аэропортах. Шли годы, их количество неизбежно уменьшалось, но даже в разгар 70-х основная их часть торчала возле офисов «Эппл» и студий «И-Эм-Ай», и они стали известны (они прозвали так себя сами), как «Яблочные огрызки». Но в дни расцвета [Битломании], в те безумные дни, присутствие фанатов в громадных количествах не представляло возможность жить нормальной жизнью. Как сказал Джордж, со временем ощущение новизны от известности утрачивается. Его больше не радовала слава так, как раньше».

 

Патти Бойд: «Фанаты делали нашу жизнь невыносимой, и не только когда битлы выступали. Никто из них не мог выйти из своей квартиры, чтобы его не схватили и не стали умолять об автографе в любое время дня и ночи. Брайен решил, что им необходимо переехать, и попросил бухгалтера группы, доктора Уолтера Страха, подыскать подходящие дома. Дом Уолтера располагался в Уэйбридже в Суррее, в пятидесяти километрах к юго-западу от Лондона, поэтому они переехали в тот район.

Джон и Ринго купили большие дома в Сент-Джордж-Хилле, прилегированном районе, который обеспечил жильём богатых и знаменитых в безопасном и уединённом месте. Джорджу не понравилась эта идея, и он предпочёл современный дом с верандой и четырьмя спальнями под названием «Кинфаунс». Он был в Эшере, в пятнадцати или двадцати минутах езды от остальных. Пол не смог решиться переехать так далеко от Лондона и купил дом в Сент-Джонс-Вуде, рядом со студиями звукозаписи «И-Эм-Ай» на Эбби-Роуд».

 

Джордж: «Мы переехали в городок Эшер — из Лондона надо было выбираться. Новизна знаменитости порядком уже поистерлась».

 

 

 

 

 

 

Питер Браун (персональный помощник Брайена Эпстайна): «Рай­он Эшер был привилегированным. Место охранялось государством как заповедник и архитектурно-исторический памятник. Назывался дом «Кинфаунс». Это был длинный одноэтажный приземистый дом, построенный по индивидуальному проекту и принадлежавший народному судье, располагавшийся среди густого леса».

 

 

 

Джордж позирует около своего нового дома в Эшере. В комнате было 5 спален, 3 комнаты для приема гостей, во дворе – плавательный бассейн с подогревом воды. Фото, предположительно, 17 июля 1964.

 

 

 

 

 

 

 

 

Дон Шорт, газета «Дейли Миррор», 18 июля 1964: «Крепость Битла Джорджа за 20 000 фунтов-стерлингов. На снимке выше битловский гитарист Джордж Харрисон сфотографирован в своей «крепости». Это его новый секретный дом в сельской местности, скрытый за стеной высотой 14 футов, которая полностью отрезает его от внешнего мира вопящих поклонников. В течение двух месяцев Джордж живет в этом бунгало стоимостью в 20 000 фунтов-стерлингов, поместье миллионера в поясе биржевых маклеров Суррея. Мало кто знает о месте его укрытия, но вчера я проник за массивную стену, охраняющую бунгало и террасные газоны, занимающие почти акр территории. Там я встретил Джорджа, нового землевладельца, который с легкостью справляется с этим.

С ним была его подруга, 19-летняя модель Патти Бойд. «Я купил этот загородный дом, главным образом, как вложение денег и возможность как-то укрываться, время от времени, от поклонников, как бы я их не любил», — говорит Джордж.

Бунгало находится всего в семи милях от особняка в тюдорском стиле, который на днях купил Битл Джон Леннон. В отличие от его особняка, дом Джорджа – на снимке, который сделал фотограф «Миррор» Алисдейр Макдональд – построен в ультрасовременном стиле. Это австралийский дизайн с Г-образной формой, одна из секций покрыта побелкой, а другая из желтого кирпича. В доме пять спален, две ванные комнаты и три гостиные. И, в ближайшее время, плавательный бассейн. Есть садовник и ежедневный помощник. Это дом из тех, который можно купить к свадьбе. Одиноко жить в таком доме, намекнул я Джорджу, но Битл улыбнулся и покачал головой. «Мы вообще не собираемся вступать в брак,. Одиноко? Ну, по другую сторону этой стены я сразу смогу быть с миллионами людей», — сказал он. — «Я очень рад, что здесь есть стена», — добавляет он. – «Не знаю, принадлежит ли она мне, или нет, но её нельзя разрушить, потому что это памятник старины», — рассмеялся он. – «Но если стены будет недостаточно, я подумаю о том, чтобы снаружи прорыть ров».

 

Ринго: «Билл Корбетт, наш тогдашний шофер, мог достать все, что угодно. Когда Джордж купил в Эшере дом с бассейном, он сказал Биллу: «Я хочу восьмиметровую вышку для прыжков в воду», и Билл ответил: «Завтра утром я доставлю ее сюда, мистер Харрисон. Она будет здесь». Он умел доставать все, чего бы мы ни пожелали».

 

Патти Бойд: «Я жила на Овингтон-Мьюс, когда Джордж купил «Кинфаунс», но я помогла ему обставить его мебелью. Мы поехали и купили большие чёрные кожаные диваны и другую мебель в «Хабитат», который недавно открыл Теренс Конрэн.на Фулхэм-Роуд. Это был один из первых магазинов, который специализировался на хорошем современном дизайне и имел всё – от кроватей до кухонных ножей. Мы купили красно-коричневый обеденный стол и стулья, а также сосновый стол для кухни, где мы чаще всего обедали. Когда подошёл срок для продления договора об аренде квартиры на Овингтон-Мьюс, Мэри Би переехала в Корнуэлл. У неё был крайне неудачный роман, и она нашла себе работу в качестве девушки, присматривающей за детьми, с целью отвлечься. Тем временем, я переехала в маленькую квартиру, которую Джордж снял мне на Саут-Одли-Стрит».

 

Росс Бенсон (автор книги «Пол Маккартни. Личность и миф»): «Пол продолжал жить в родительском доме Эшеров. В то время Пол восхищался интеллектуальной средой, окружавшей его в доме Эшеров, и придерживался принципов, про­возглашенных журналом «Тайм»: быть самым передо­вым и самым привлекательным в мире. Он посещал театры, ходил на концерты, проявлял интерес к совре­менному искусству, пил модный напиток — шотландс­кое виски с кока-колой — в модных ночных клубах, та­ких, как «Эд Либ» и «Скотч оф Сэнт-Джеймс», ездил на автомобиле марки «Астон Мар­тин» и делал покупки у Мини Купера, что являлось привилегией только записной элиты».

 

Пол: «Когда все стали переезжать в пригороды, поближе к гольф-клубам, что меня вовсе не привлекало, я по-прежнему жил один в Лондоне. Во-первых, я не был женат и не видел смысла в переезде (теперь-то я их понимаю: они переехали, чтобы растить детей). А во-вторых, оставшись в Лондоне, я мог чаще бывать в театрах, галереях и знать обо всем, что происходит вокруг».

 

 

 

В этом лондонском доме на Уимпол-Стрит, 57, принадлежавшем семейству Эшер, Пол Маккартни жил с осени 1963 г.

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)