Группа возвращается в Лондон

2 июля 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «Группа прибыла в лондонский аэропорт «Хитроу» в 11.10».

 

Из пресс-конференции в аэропорту «Хитроу»:

Вопрос: Какой самый бестактный вопрос вам был задан в Австралии?

Ринго: Наиболее обидно было, когда меня спросили: «Как дела, Джон?».

 

Рэй Коулмен (газета «Мелоди Мейкер», 11 июля 1964): «Джон Леннон пресек слухи о том, что «Битлз» были забросаны яйцами недружественно настроенными лицами во время их гастролей в Австралии и Новой Зеландии.

«Давайте поставим все на свои места», — предложил он сразу же, как вышел из самолета в лондонском аэропорту. «Было шесть яиц – одно в Брисбене, пять в Сиднее, два помидора и один салат. Их бросили студенты, с которыми мы позже встретились. Они сказали, что они идеалисты, но мне не показалось, что у них есть идеалы. Еще они сказали, что мы им не нравимся потому, что мы материалистические. В итоге, мы пожали друг другу руки и посмеялись над всем этим. Все это было, ну, всего лишь одним из событий. Но когда я на следующий день прочитал газеты, у меня сложилось впечатление, что нас побили».

Найти Битла в бурлящей комнате для прессы в аэропорту Лондона подобно поиску американского имени в сегодняшнем хит-параде. Они существуют, но для этого придется искать настойчиво и терпеливо. Из дымки появляется приветливый Джордж Харрисон, явно уставший от 36-часового перелета. «Так, это [группа] «Энималз», да?» — спросил он. — «Хорошо. Они способные. Удивительно, как они быстро там оказались. Да, приятно вернуться назад. Это был хороший опыт, но за этот месяц мы стали ощущать себя оторванными от реальности. В Австралии было все отлично. Но в Новой Зеландии – не знаю, как правильно выразиться. Они так старомодны. Время не течет. Образ жизни неторопливый и забавный. Так я представляю себе Англию в 18 веке».

 

 

 

 

 

 

Рэй Коулмен (газета «Мелоди Мейкер», 11 июля 1964): «Отвечая на вопрос, какая из песен «Битлз» была наиболее популярна во время гастролей, Джордж выглядел немного озадаченным. «Вопили постоянно, поэтому было невозможно понять, на какую песню вопили больше всего. Уровень воплей был такой же, публики было поменьше, чем на других выступлениях, но энтузиазм был так же велик».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рэй Коулмен (газета «Мелоди Мейкер», 11 июля 1964): «Хотя интервьюеры забрасывали «Битлз» вопросами, Синтия Леннон – единственная Миссис Битл, стояла в одиночестве. Мимолетное приветствие от мужа Джона было ее единственным контактом с «Битлз» даже спустя час после того, как самолет приземлился. «Нет, у меня не было достаточно времени быть одинокой», — ответила Синтия на напрашивавшийся вопрос. — «Я вернулась из Ливерпуля на этой неделе. Я провела там достаточно много времени со своей семьей. Приятно увидеть вернувшегося Джона, и остальных. Много времени я провела на курсах по вождению. Еще одна опасная женщина-водитель собирается выйти на дорогу. У нас есть квартира, но видели бы вы внешнюю сторону дома. Она вся искарябана посланиями, которые невозможно удалить. Они [просто] выгравированы. Ожидаемо, что люди находят, где мы живем, но странно, что они [целенаправленно] хотят это сделать, за исключением разве что детей совсем уж младшего возраста. Это довольно трудно».

Нагруженные букетами, «Битлз» отвечают на весьма неоднозначные вопросы от телерепортеров. Ринго Старра спросили о самочувствии, видимо, в связи с его возвращением в «Битлз» в Австралии после того, как он провел время в госпитале с тонзиллитом.

«Чувствую себя прекрасно», — ответил Ринго. «Но вы спросите меня о том дне, когда я вылетел с их записи».

Около двухсот молодых поклонников истошно вопили, встречая вернувшихся «Битлз» — цифра, не идущая ни в какое сравнение с тысячами, обычно создающими хаос в аэропорту, во время прилетов или отлетов «Битлз».

«Почему количество должно быть постоянным?», — спросил Джордж. — «Я думаю, так и должно быть – мы не можем рассчитывать на то, что всегда будут собираться огромные толпы. Должны быть и спады. Куда уже громче-то! Я думаю, что когда мы отправлялись в Америку, и все эти фантастические сцены были, своего рода, реакцией британских поклонников – в целом, не только битломанов. Они думали: «Старая добрая Британия – мы покажем этим американцем». Теперь, это уже общепризнано, мы авторитет Британии».

Тут вступил Пол Маккартни: «Я думаю, что спады есть у всех. Они обязаны быть».

«Мне нужно пойти и немного поспать», — сказал Джордж. — «Это был утомительный перелет. И нам нужно отвлечься от всех этих событий». И обращаясь к водителю Берту: «Эй, Берт, подожди меня». И они направились в сторону Лондона – в постель. Даже Битл должен спать».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В этот день в студии на Эбби-Роуд Пол с Джоном присутствуют на сессии записи Силлы Блэк песни «Это для тебя» (It’s For You). Пол сыграл на фортепиано (прим. — в основном, автором этой песни был Пол, который записал демонстрационную версию 3 июня 1964 года в студии на Эбби-Роуд)».

 

Силла Блэк: «Джон с Полом написали песню «Это для тебя», и Пол познакомил меня с ней, послав демонстрационный диск».

 

Пол: «Песню для Силлы «Это для тебя» сочинил я. Иногда я просто вынимал песню из ящика письменного стола и говорил: «Может, эта подойдет?»

 

Силла Блэк: «Когда я записывала песню «Любой, у кого есть сердце» (Anyone Who Had A Heart), во время сессии записи в студии был Пол. Он сказал, что ему понравилась эта композиция, и что они с Джоном попробуют написать что-нибудь подобное. Ну, они предложили свою новую песню, но на мой вкус она не дотягивала до песни «Любой, у кого есть сердце». Это было на какой-то сессии записи, когда я записывала новую пластинку. Джон с Полом присоединились ко мне. И еще Джордж Мартин.

Мы записали одну дорожку, после чего все стали излагать свои мысли по поводу того, как она должна быть записана. И у каждого была своя идея. Джордж сказал, что она должна быть записана так-то, Пол с Джоном считали по-другому, а я просто высказала свои предложения, пока они размышляли о том, что еще они могут сделать с этой композицией».

 

Марк Льюисон: А на гитаре во время записи подыгрывал Берт Уидон?

Пол: Да ну? Это был он?

 

 

 

Газета «Ливерпуль Эко», 2 июля 1964: «Тетушки битла Пола готовятся к Большому Дню. Три битловские тёти – все они тёти Пола Маккартни, вчера провели свою маленькую генеральную репетицию перед лондонской премьерой нового фильма их племянника «Вечер трудного дня»

«Мы все хотим выглядеть лучше», — объяснила мне одна из тетушек, в последнюю минуту поправляя свое вечернее платье.

На снимке слева направо: Двоюродная сестра Бетт (миссис Э. Роббинс), 37-Аптон-Роуд, Клотон. Она, к сожалению, вынуждена остаться дома, чтобы присматривать за своей молодой семьей; тетя Джин (миссис Джейн Харрис), 147 Дина-Лейн, Хайтон, Ливерпуль; Тетя Милл (миссис Милдред Кендалл), 37-Аптон-Роуд, Клотон; тетя Эди (миссис Эдит Стэплтон), 11-Скаргрин-Авеню, Вест Дерби, Ливерпуль.

Вся компания, включая отца Пола – мистера Джеймса Маккартни, его брата Майка («МакГир» из группы «Скэффолд»), и еще двух тётушек, миссис Дилис Мохин из отеля «Игл», Пэрэдайз-Стрит, Ливерпуль, и миссис Джоан Маккартни, 132-Парк-Лейн, Незертон, вылетит в понедельник из аэропорта Ливерпуля в Лондон».

 

 

 

Газета «Стейдж энд Телевижн Тудэй», 2 июля 1964: «Ди-джей и Битл-руководитель — партнеры невероятного плана. Ведущие представители поп-культуры планируют не поп-музыкальный театр «Битлз», а такой неоднозначный проект, как театр Мермейдского типа (прим. — первый в Лондоне театр построенный в городе со времен Шекспира, отличался тем, что в нем не было традиционной сцены; вместо этого один ряд сидений окружал сцену с трех сторон) около Орпингтона в Кенте, стоимостью в 38 000 фунтов-стерлингов, который, как они надеются, станет центром культурных развлечений в этой области.

Эти промоутеры планируют воплотить свою основную цель в виде десяти-двеннадцатинедельного фестиваля новых и классических театральных постановок с участием ведущих актеров, предполагая возможную их передачу в Вест-Энд.

В течение оставшейся части года он будет полностью занят дневными спектаклями, подобными «Шекспиру для школ», чтобы помочь школьникам, получающим свое образование в группах самодеятельности, кинематографических клубах, клубах поэтического чтения или в классических концертах, но никакой поп-музыки, подросткового рейва или неистового шоу. И за всем этом проектом с довольно необычным названием «Компания Пилигрим-театра» стоят ди-джей Брайан Мэттью и бизнес-менеджер группы «Битлз» Брайен Эпстайн.

Г-н Мэттью, шекспировский актер в прошлом, в настоящее время находится в отпуске вместе со своим широко известным популярным субботним дневным диско-шоу на «Эй-Би-Си» под названием «Благодари свои счастливые звезды». Он сказал, что театр рассчитан на 300 мест. Необычно широкая сцена будет иметь игровое пространство в 40 футов в ширину и 30 футов в глубину, а также будет оснащена 25-футовой вращающейся платформой и несущей конструкцией башенного типа. Он не стал раскрывать имя дизайнера. По его словам, местный совет помог ему найти подходящее место для застройки. Он и г-н Эпстайн планируют собрать средства на этот проект с помощью концертов, эстрадных шоу, танцах и т.д., на которых артисты будут предоставлять свои услуги. По его подсчетам им нужно около 45 000 фунтов-стерлингов, чтобы создать театр в качестве действующего предприятия.

Брайен Эпстайн, в бывшем студент Королевской академии драматического искусства, неоднократно выражал стремление попробовать себя в театральных постановках».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)