Выступление в мельбурнском фестивальном зале (Festival Hall, Melbourne)

16 июня 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «Прием в городской ратуше (Melbourne Town Hall). Полиции пришлось перекрыть несколько улиц, так как пятнадцать тысяч юных поклонников не пошли в школу, чтобы увидеть группу на балконе городской ратуши.

Они прибыли на полчаса позже, потому что скорость движения автомобиля во время торжественного проезда по улицам города была медленней, чем планировалось».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Мэр города Лео Кертис (Leo Curtis) имел глупость позволить любому поклоннику, который письменно обратится с просьбой, получить билет на прием, и планируемые 150 человек увеличились до 350».

 

Ринго: «Мне бы хотелось, чтобы этот прием состоялся несколько позже вместо того, чтобы вытаскивать меня из постели в такую рань».

 

 

 

 

 

 

В 12:30 «Битлз» вышли на балкон, чтобы поприветствовать толпу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Мэр попросил «Битлз» подписать автографы всем желающим, тем самым он вызвал столпотворение. Поклонники группы вперемешку с почетными высокопоставленными гостями стали бороться за возможность приблизиться к группе».

 

 

 

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Первоначально во время приема предполагалось придерживаться правила «никаких автографов», но оно было нарушено самим мэром, после чего началось форменное безумие. Присутствующие на приеме гости толкались, пихались и делали все возможное, чтобы попытаться поцеловать или хотя бы прикоснуться к кому-нибудь из «Битлз».

 

 

 

 

Энни Купер: «В воскресенье моя мама не разрешила мне пойти к отелю «Южное созвездие», и мне пришлось довольствоваться просмотром телевизора. Но в понедельник я получила с виду официальный почтовый конверт из городского совета, в который было вложено совершенно официальное приглашение от мэра, предлагающее мне посетить гражданский прием в честь «Битлз». Оказалось, что одна леди, которая знала, что я схожу с ума от «Битлз», написала от моего имени письмо с просьбой о билетах, но мне она ничего об этом не сказала.

То, что мне запомнилось больше всего, когда я прибыла на Свэнстон-Стрит, это тысячи людей на улицах и возможность войти через парадную дверь.

Когда они произнесли свои речи, и мэр сказал, что они будут общаться с гостями, мы с подругой оцепенели минут на десять, но, в конце концов, набрались мужества, чтобы пожать им руки. По-моему, мы закончили тем, что пожали каждому из них руку раз шесть. Если они и заметили повторяющиеся лица, то никак это не проявили».

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «В какой-то момент Дереку Тейлору удалось остановить одного из гостей, предотвратив то, что произошло в Вашингтоне, когда кто-то попытался отрезать у Ринго клок волос. А после того, как одна из поклонниц оттолкнула жену мэра, пытаясь поцеловать Ринго, барабанщик «Битлз» потребовал, чтобы их немедленно увели».

 

Бэрри Майлз: «Ринго потребовал, чтобы их немедленно увели, и мэр отвел их в комнату его жены на втором этаже».   

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «После этого мэр отвел ребят в другую комнату, которая находилась на втором этаже».

 

 

 

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «В комнате стоял рояль. Пол Маккартни сел за инструмент, Джордж, Джон, Ринго, 11-летняя дочь мэра Викки, её сестры Лиз и Энн, а также брат Питер собрались вокруг».

 

Бэрри Майлз: «Вместе с семьей Кертиса «Битлз» собрались вокруг фортепиано, чтобы спеть хором песню под аккомпанемент Пола».

 

 

 

 

Викки: «Они подхихикивали, смеялись и веселились по поводу всеобщего беспорядка. Мы с «Битлз» как одна семья расположились кружком, а Пол играл на фортепиано. У нас были бутерброды и разные напитки, мы сидели вокруг и пели вместе с ними».

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Никто не помнит, что Пол играл на фортепиано, но некоторые из присутствовавших там считают, что они исполнили фрагменты из песен «Битлз».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В отсутствие толпы «Битлз» расслабились, слушая игру на диджериду (прим. – музыкальный духовой инструмент, представляющий собой длинную, деревянную трубу) в исполнении студента университета».

 

Гленн Э. Бейкер (австралийский журналист, комментатор и телеведущий): «Также они слушали игру на диджериду студента по имени Ноэль Кемп (Noel Kemp)».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Мероприятие продлилось на полчаса дольше, чем планировалось, и это событие впоследствии было описано Брайеном Эпстайном как «самый счастливый и неформальный момент после начала турне». Тем не менее пресса решила, что «Битлз» были недовольны оказанным приемом и газеты вышли с такими заголовками, как: «Битлз демонстративно ушли! Невоспитанные гости рассержены».

 

Брюс Спайзер (автор книги «Битлз на Кэпитол Рекордз»): «Роберт Уитакер, родившийся в 1939 году, называл себя «наполовину австралийским парнем», так как его отец и дед были австралийцами. Несмотря на то, что в основном он работал в Великобритании, Австралия и австралийские связи нашли свое отражение во всей его работе и карьере. В конце 50-х Роберт начал работать фотографом в Лондоне, но в 1961 году переехал в Австралию, чтобы учиться в Мельбурнском университете и присоединиться к небольшой, но процветающей артистической сцене Мельбурна. Именно эти три года в Австралии стали поворотными в его творческой деятельности. Уитакер приобрел много друзей и знакомых, принадлежавших к местному миру искусства, Общение с этими людьми оказало влияние на его работы, многих из них он запечатлел в своих фотографиях. Первая встреча Уитакера с «Битлз» произошла совершенно случайно. Уитакер держал частную фотостудию, когда в 1964 году произошла знаменательная для него встреча с «Битлз» и Брайеном Эпстейном».

 

Роберт Уитакер (фотограф): «Мне было 23 года, и я с удовольствием работал в своей мельбурнской фотостудии. Мода, реклама и передовицы в журналах были моим основным источником доходов. Подобно большинству своих сверстников в Австралии, я был помешан на «Битлз», но у меня и мысли не было, что я когда-нибудь буду их фотографировать. Когда «Битлз» прибыли в Мельбурн, мне позвонил мой друг журналист и сказал, что собирается взять интервью у Брайена Эпстайна, и спросил — не хотел бы я пойти с ним как фотограф?

Это был Адриан Роулинг, он писал для газеты «Еврейские новости». Он спросил, не мог ли я сделать пару снимков для его газеты. Я согласился, и мы отправились с ним в отель «Созвездие Южного Креста». Вокруг отеля раскинулась толпа, примерно тысяч в 250, и порядка 300 журналистов и фоторепортеров. Все смотрели вверх в ожидании появления «Битлз». Прибывшие туда журналисты и фотографы создали форменный хаос, пытаясь проникнуть к «Битлз», чтобы взять у них интервью и сделать несколько фотоснимков. Но так как Адриан писал о евреях для еврейской газеты, и у нас была предварительная договоренность, двери перед нами были незамедлительно открыты. Нас быстро препроводили до лифта, и мы поднялись в номер Брайена Эпстайна, к большой досаде остальных представителей масс-медиа. Нас провели в большую гостиную этого огромного номера, чтобы мы могли подождать его. Даже отсюда, с высоты нескольких этажей, было хорошо слышно скандирование толпы, собравшейся внизу.

Вошел Брайен Эпстайн и началось интервью. Он был безукоризненно одет: безупречно-выглаженные брюки, клетчатая рубашка, изящные туфли, шелковые носки, дорогие часы и золотой браслет. Расфуфырился как павлин, подумалось мне, и я начал осторожно фотографировать. Пока Адриан брал интервью, я сделал три или четыре снимка Брайена. Сдержанный в самом начале, он постепенно расслаблялся, а в конце интервью попросил меня показать получившиеся фотоснимки до того, как он покинет Мельбурн: «Я хотел бы посмотреть снимки, которые вы сделали».

Когда я начал проявлять и печатать фотоснимки, то принял довольно-таки смелое решение: внести изменения в портреты Эпстайна. На фотографии, которая впечатлит Брайена, я изобразил его с павлиньими перьями вокруг головы. Эта фотография вместе со статьей на основе интервью, которое взял Адриан, будет опубликована в газете «Еврейские новости».

На снимке он сидел на диване, позади него на стене висела какая-то картина. Вся композиция была не очень удачной, потому что в кадр попала только часть картины, которая как-бы обрамляла его голову. В то время я увлекался фотоколлажами. Я положил два павлиньих пера на фотобумагу так, чтобы они обрамляли лицо Брайена, и получилось неплохо. На снимке Брайен был похож на императора.

В то время я пытался воплотить свои мысли в фотографиях, используя для этого многократную экспозицию. Эти фотоснимки не сделаны способом повторной съемки. Я использовал монтажный стол в проявочной комнате. Использовав два павлиньих пера, я сделал два фотоснимка Брайена: портрет Брайена в обрамлении павлиньих перьев вокруг головы».

 

 

 

 

 

Роберт Уитакер (фотограф): «У меня сразу возник этот образ – павлин и император. Потом я стал раздумывать, как мне подписать эти фотоснимки. Конечно, можно было воспользоваться резиновым штампом, но мне хотелось чего-нибудь более персонального.

Когда мне на глаза попались негативы, где на снимках был я сам, я разместил их по обе стороны от портрета Брайена. Таким образом я и подписал свои работы, не как все».

 

 

 

Двойной портрет Брайена и Боба Уитакера, Мельбурн, июнь 1964 г.

 

 

 

Фото Роберта Уитакера, Мельбурн, июнь 1964 г.

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Выступление в мельбурнском фестивальном зале (Festival Hall, Melbourne). Дневное и вечернее выступления».

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Это был второй день выступлений в Мельбурнском фестивальном зале. Их репертуар в этой части турне состоял из десяти песен: «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Она любит тебя» (She Loves You), «Пока не появилась ты» (Till There Was You), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love), «Этот парень» (This Boy) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

Йен Молли Мелдрам (австралийский музыкальный критик, журналист): «Когда «Битлз» прибыли в Австралию, Битломания уже облетела весь мир. Британский взрыв отличался от американской сцены с Элвисом и Литтл Ричардом. Это была наша музыка. Это то, как мы об этом думали. Я покупал все их пластинки. Всю ночь мы пробыли в очереди за билетами. Это был первый большой рок-концерт, на котором я присутствовал. Помню, что Мельбурнский фестивальный зал был самым большим в то время. «Корпорация звука» была одной из групп, выступавших перед «Битлз». У них был свой набор ударных на сцене, и когда пришло время, они сняли с большого барабана свое название, под которой была надпись «Битлз». Толпа пришла в неистовство.

Говорят, что во время выступления «Битлз» крики были настолько громкими, что группу нельзя было расслышать. Да, кричали много, но группу можно было расслышать. Порядок в зале поддерживали боксеры, как я полагаю, или они практиковались в боксе, потому что меня вывели из зала, так как я слишком истерично себя вел».

 

Ронни Бернс (друг Йена Молли Мелдрама): «Мне было 17 или 18, когда я увидел «Битлз». Чтобы купить билеты, мы с Йеном на пару ночей расположились лагерем на Лонсдейл-Стрит, и были почти первыми в очереди. Когда «Битлз» вышли на сцену, все встали со своих мест, и Йен завопил как девушка. К нему подошел парень из службы скорой помощи и сказал, что с такой истерикой он должен выйти на улицу. Я усадил Йена на место, и тот парень ушел. Когда «Битлз» запели следующую песню, Йен снова вскочил с места в еще большей истерике. Парень из службы скорой помощи снова вернулся. Его очень беспокоила реакция Йена. Я сжал свой кулак, как бы говоря: «Если ты не успокоишься, я тебя побью». Потом подошли два охранника, сграбастали нас с Йеном, заломили нам руки за спину и поволокли к выходу. Они буквально вышвырнули нас на улицу. Мы увидели всего три песни. Мы слышали крики в зале и как группа начала исполнять песню «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Йен всхлипывал и царапал дверь ногтями. Вероятно, его царапины все еще на дверях. Я не мог его успокоить, и я был недоволен, что меня тоже выставили из зала».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)