Прибытие «Битлз» в Мельбурн

14 июня 1964 г.

 

 

 

Поклонники ждут прибытия Ринго в сиднейском международном аэропорту имени Кингсфорда Смита. Полиция с трудом удерживает ограждение. Фото Тревора Даллена (Trevor Dallen).

 

 

Бэрри Майлз: «Утром в 6.30 Ринго прибыл в Сидней».

 

 

 

 

 

Ринго: «Я видел людей в аэропорту, но я был совсем один и машинально озирался, пытаясь увидеть остальных. Это было ужасно».

 

 

 

 

Фото Фрэнка Бурки (Frank Burke).

 

 

 

 

 

 

 

 

Паспорт Ринго был доставлен другим самолетом во время его остановки в Сан-Франциско.

 

 

 

 

Фото Тревора Даллена.

 

 

 

 

Фото Фрэнка Бурки (Frank Burke).

 

 

 

Карточка прибывающего в страну пассажира.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «На неизбежной пресс-конференции Ринго рассказал журналистам о своих кольцах, о своем вкусе в алкоголе («Я перешел от шотландского виски к бурбону») и сказал: «Я слышал, что у вас есть мост или что-то вроде этого. Никто мне ничего не рассказывает. Они просто стучат в мою дверь и вытаскивают из постели, чтобы посмотреть на реки и все такое».

 

 

 

 

Репортер: Ринго, добро пожаловать в Австралию. Как ощущаете себя здесь?

Ринго: О, здорово. Это большая радость, знаете ли. Я очень рад, что покинул этот самолет.

Репортер: Как много времени вы на нем провели?

Ринго: Тридцать четыре часа.

Репортер: Ну, вы, должно быть… это только что.

Ринго: Нет, я спал же. Чувствую себя хорошо. Лег и все дела.

Репортер: Как сейчас ваше горло, после того, как вас положили в больницу, и вам пришлось пропустить начало австралийского турне?

Ринго: Сейчас с горлом все в порядке, типа. Все хорошо. Оно в порядке. Просто подождать несколько дней, и все вернется к норме.

Репортер: Вы по-прежнему можете барабанить?

Ринго: О, да. По-прежнему могу.

Репортер: Вы ощущаете отсутствие остальных парней?

Ринго: Да, это ужасно! Не скучайте, парни, если вы смотрите… или наблюдаете.

Репортер: Предвкушаете воссоединение с ними сегодня днем?

Ринго: Да, не могу дождаться. Учитывая, что, знаете, мы вместе уже, между прочим, 90 лет. Это так долго, боюсь соврать. Это так забавно, быть без них. Потому что даже если, знаете, даже когда мы не выступаем и в отъезде, то, как правило, двое из нас уезжают вместе. Так что это немного забавно, остаться одному.

Репортер: Можете рассказать нам об этих кольцах, от которых вы взяли себе имя?

Ринго: Вы снова об этом.

Репортер: Говорят, что поклонники много вам присылают.

Ринго: На самом деле, не так уж и много. Нет. У меня нет двух тысяч шестьсот семьдесят одного, как написал один репортер.

Репортер: Что вы хотели бы увидеть в Австралии прежде всего?

Ринго: Не знаю. Все, в целом, типа. Хорошо бы увидеть кого-нибудь из маори (прим. — коренной народ, основное население Новой Зеландии до прибытия европейцев). И парочку кенгуру, я полагаю.

Репортер: И Брайен взял над вами управление. Можете рассказать нам, когда вы впервые встретились с «Битлз»?

Брайен Эпстайн: О, 1961. Октябрь, я полагаю.

Репортер: А где вы их увидели?

Брайен Эпстайн: В клубе «Пещера» в Ливерпуле.

Репортер: И что вы подумали, когда впервые их увидели?

Брайен Эпстайн: О, я был довольно сильно впечатлен.

Ринго: Чушь несусветная, вот что ты мне сказал.

Репортер: И что после этого было следующим шагом?

Брайен Эпстайн: Ну, потом мы узнали друг друга и, в конце концов, разработали некоторые идеи по управлению. (обращаясь к Ринго) Понятно?

Ринго: Знаю. Понимаете, в то время я был в другом месте, а присоединился позже… после Брайена.

Репортер: Было ли у вас когда-нибудь ощущение, что вы можете достичь успеха такой головокружительной высоты, который вы…

Брайен Эпстайн: Нет. Не думал о такой головокружительной высоте, но всегда считал, что они будут достаточно успешны. Очень успешны.

Репортер: В чем для вас самая большая трудность, с которой вы сталкиваетесь, пытаясь управлять «Битлз»?

Брайен Эпстайн: Ну, никаких, на самом деле. Но, я полагаю, путешествуя и перемещаясь по всему миру, и организовывая все это – это самое сложное дело, потому что не знаешь, что может случиться.

Репортер: У вас есть какие-нибудь проблемы с их контролем? Они не пытаются сбежать от вас?

Брайен Эпстайн: О, нет. Нет-нет-нет-нет.

Ринго: Никогда! Никогда!

Репортер: И что касается денег. Как вы обеспечиваете их еженедельные карманные расходы? Как это происходит?

Брайен Эпстайн: У них они есть, знаете, все, что они хотят от заработанного ими, и их заработок идет в их собственную компанию.

Репортер: Ринго. Будучи Битлом, сожалеешь ли ты о чем-нибудь, или, по-твоему, у тебя сейчас есть все?

Ринго: Хм, нет. Не сожалею ни о чем, знаете. Ну, не припомню. Просто хорошо провожу время. Весело, типа.

Репортер: Вчера в Аделаиде остальные трое рассказывали о том, что они делали бы, если бы не были в «Битлз». И они рассказали, что вы бы открыли сеть женских парикмахерских салонов. Это так?

Ринго: Да. Ну, я думал об этом несколько месяцев назад, знаете, и я все еще подумываю об этом. Но я могу передумать. О, я могу передумать, знаете ли.

Репортер: Есть ли что-нибудь, что вы хотели бы узнать больше об Австралии?

Ринго: Узнать больше? Нет, я так не думаю. Мне кажется, все вполне хорошо.

Репортер: Так и есть, это был неплохой прием.

Ринго: Это был замечательный прием, мне понравилось. Сколько там было?

Репортер: Думаю, что около трех или четырех тысяч.

Ринго: Вот так! Семь, он сказал!

 

 

 

 

 

Ринго с поклонницами Дороти Хоу (слева) и Джудит Хоу (справа). Эти девушки стали победителями конкурса на поездку с Ринго Старром в Мельбурн. Фото Тревора Даллена (Trevor Dallen).

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Через 90 минут пребывания в Сиднее, Ринго и Брайен Эпстайн вылетели в Мельбурн, где в аэропорту уже собралась большая толпа, ожидая его встречу с другими участниками группы, которые прибывали через пять часов».

 

Ринго: «Перелет был кошмарен. Он до сих пор слишком долгий — может быть, сократился на пару часов, но это мало что меняет. Я вспоминаю тот рейс, как стихийное бедствие».

 

 

 

Прибытие Ринго и Брайена Эпстайна в мельбурнский аэропорт «Эсссендон», 14 июня 1964, кадры кинохроники.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отель «Созвездие Южного Креста» (Southern Cross Hotel).

 

 

 

Отель готов к приему гостей, кадры кинохроники.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Когда Ринго и Брайен Эпстайн прибыли в гостиницу «Созвездие Южного Креста», на улице собралась толпа из 3 000 человек. Полицейский инспектор Майк Паттерсон бросился к Ринго и подняв его на свои огромные плечи, понес через толпу. К несчастью, он споткнулся о женщину из службы связи с общественностью «Битлз», и уронил Ринго в жаждущие руки толпы. Паттерсон быстро высвободил его и доставил в отель, но лицо его было белым, как лист бумаги. Его первыми словами было: «Дайте нам выпить. Это была самая тяжелая поездка из всех, что когда-либо у меня были». После этого он сразу ушел в свою комнату, чтобы прилечь».

 

Дик Лин (управляющий директор «Стэдиумс Лимитед»): «Полицейский инспектор решил взять Ринго на руки и рвануть ко входу. Это, казалось, было хорошей идеей, пока наша леди — специалист по связям с общественностью — не стала махать толпе, после чего споткнулась и упала прямо перед инспектором, который, споткнувшись о неё, уронил Ринго прямо в хваткие когти сотен подростков. Когда мы, наконец, вытащили его и втащили внутрь, его первыми словами были: «Дайте выпить. Это был самый трудный путь, что у меня когда-либо был!»

 

 

 

 

Грэхем (на снимке рукой придерживает Ринго): «В 1964 году я работал в Мельбурне с городской службой ночного патрулирования, и зарекомендовал себя с хорошей стороны, поэтому в июне 1964 года я был привлечен для организации охраны отеля «Созвездие Южного Креста» во время приезда «Битлз». Будучи уже 30-летним женатым мужчиной с тремя детьми, должен признаться, что я мало знал о «Битлз», и мне пришлось купить еженедельный журнал для женщин «Вуменс Уикли», чтобы получить представление об их внешности».

 

 

 

 

«Битлз» покидают Аделаиду.

 

 

 

 

С ди-джеем Бобом Фрэнсисом.

 

Бэрри Майлз: «В 12.15 «Битлз» вылетели из Аделаиды в Мельбурн на зафрахтованном самолете «Ансетт АНА Фоккер Френдшип».

 

Бэрри Майлз: «В аэропорту «Эссендон» их ожидала пятитысячная толпа».

 

Газета «Геральд», 15 июня 1964: «Прибытие «Битлз» в Мельбурн напоминает похожие сцены в гитлеровской нацистской Германии двадцатипятилетней давности и в России во время демонстраций. Если бы кто-нибудь сказал мне, что я буду свидетелем такой массовой истерии нашей прекрасной австралийской молодежи, приветствующей этих зарубежных музыкантов, то я бы никогда в это не поверил! Что ждет нас в будущем, когда на молодежь можно так легко повлиять?»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «На протяжении их маршрута в центр города, вдоль дороги выстроились около двадцати тысяч поклонников, большинство из которых затем переместилось к отелю, который оказался в осаде».

 

Джон: «В Мельбурне нас встречали так же бурно, как в Аделаиде, не хуже — это точно. В этих городах нам оказали самый радушный прием, какой мы когда-либо видели. Мы никогда не требовали ничего такого и ничего не ждали. Если это происходило, мы бывали польщены, а нет — так нет».

 

 

 

 

Тони Лаптон (журнал «Роял Авто», 2018): «Когда «Битлз» прибыли в аэропорт «Эссендон», им был подан автомобиль «Остин Принцесс» 1959 года, до этого принадлежащий губернатору штата Виктория (прим. — Мельбурн – столица австралийского штата Виктория). К этому времени владельцем автомобиля был Фрэнк Деннис – известный бизнесмен в гостиничном и ресторанном деле».

 

 

 

Автомобиль «Остин Принцесс».

 

 

 

 

Крис Деннис (сын Фрэнка Денниса): «Когда машина вернулась домой после окончания выступлений «Битлз», она вся была в вмятинах из-за толпы, которая бросалась на машину. Мои старшие сестры забрали из пепельниц автомобиля все окурки на сувениры».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Толпа возле отеля была настолько большой, что когда стальное ограждение было смято, и число пострадавших стало расти, на подкрепление были призваны подразделения армии и военно-морских сил».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «В 16.00, в сопровождении двенадцати мотоциклистов, группа прибыла к гостинице, и автомобиль въехал в гараж отеля, в то время как отвлекающий внимание полицейский автомобиль с сиреной остановился у парадного входа в отель».

 

Грэхем (служба охраны): «Ранее на совещании старших офицеров полиции было высказано предположение, что на встречу «Битлз» возле отеля «Созвездие Южного Креста» соберется толпа из двадцати тысяч подростков, но в воскресенье 14 июня толпа составила двести пятьдесят тысяч человек. Для поддержания порядка пришлось дополнительно привлечь сотрудников полиции, в том числе и конных, при этом пятьдесят человек получили травмы. Когда резервисты вооруженных сил помогали полиции сопроводить «Битлз» от машины к входу в отель, мы решили, что витринные стекла отеля не выдержат натиска толпы».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Возле отеля 300 полицейских и 100 военнослужащих сражались с толпой. Автомобили были смяты, многие получили увечья, падая с деревьев, а более ста пятидесяти девушек лишились чувств. Пятьдесят человек, многие из которых были более старшего возраста, были доставлены в больницу с травмами, полученными в результате давки. Десятки девушек потеряли свою обувь, а их одежда была разорвана».

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Встреча состоялась в 15.30 местного времени».

 

 

 

 

Ринго: «Я встретился с ребятами в Мельбурне. В Австралии было потрясающе, и, конечно, было здорово вернуться в группу — по-настоящему приятное событие. А ребята купили мне в Гонконге подарки».

 

Бэрри Майлз: «Чтобы успокоить толпу, «Битлз» попросили выйти на балкон, и все пятеро вышли на балкон первого этажа».

 

Грэхем (служба охраны): «Начальник полиции попросил меня договориться с «Битлз», чтобы они вышли на балкон отеля, тогда бы толпа отошла от стекол, иначе был риск, что кто-то смертельно поранится. «Битлз» вышли на балкон, толпа была счастлива, а мы избежали давки».

 

 

 

Десятитысячная толпа поклонников всколыхнулась навстречу «Битлз», когда они вышли на балкон первого этажа отеля «Созвездие Южного креста» после их прибытия в Мельбурн из Аделаиды. Служба скорой помощи и врач в фойе отеля оказали помощь трехсот пятидесяти поклонникам, потерявшим сознание, впавших в истерику или получивших незначительные травмы. Сорок человек были доставлены в больницу.

 

 

 

 

 

Нил Аспинал: «В толпе, заполонившей улицы, находились люди, которые выкрикивали: «Я из Блэкпула. Когда будете там, передайте привет Биллу». Но «Битлз» уже привыкли к скоплениям людей. До Австралии они побывали в Голландии, где толпы собирались на берегах каналов, а также в Штатах».

 

Джордж: «Мы постоянно фотографировали их — с балконов, через заднее стекло машин в кортеже. Мы были приятно удивлены хорошим к себе отношением и тем, насколько мы здесь популярны. Все повторяли: «Людей собралось больше, чем во время визита королевы». Но ведь ее пластинки не становились хитами».

 

Бэрри Майлз: «Рев толпы был такой силы, что напомнил нацистский митинг в Нюрнберге, побудив тем самым Джона салютовать нацистским приветствием, выкрикивая «Зиг Хайль» и придерживая пальцы над верхней губой, изображая усы».

 

 

 

 

 

Еще в конце 1950-х Джон рисовал себя в образе немецкого диктатора. Здесь на одном из рисунков Джон стоит на трибуне, вскинув руку в нацистском приветствии, а в углу написано «Хайль, Джон».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «После воссоединения «Битлз» состоялась пресс-конференция со всеми пятью участниками группы».

 

 

 

 

Фото Лори Ричардс (Laurie Richards).

 

 

 

 

(Ринго шутливо соскальзывает со своего места и прячется под столом)

 

Пол: (смеясь)  Очень серьезно. Так серьезно.

 

(смех после того, как Ринго засовывает в рот сразу несколько сигарет)

 

Репортер: Делим на четыре части. Первая будет проведена в течение примерно десяти минут, а затем записана. Затем будет перерыв, во время которого мы выйдем за напитками, и вы выйдете…

Пол: (смеется)

Репортер: Все порознь. Потом парни возвращаются для телевидения, а после снова выходят за напитками…

Пол: (смеясь) Мы же будем вдрызг пьяными!

Джон: (хихикая) Уделаемся до потери сознания.

Репортер: После чего возвращаются для радио.

 

 

 

 

(во время фотографирования Ринго вручает Джону маленькую декоративную композицию, которая стояла возле него)

 

 

 

 

 

Джон: Это мне?

Ринго: Я скучал по тебе.

(смех)

Джон: Я тоже скучал по тебе. Я видел твоего папу по телеку.

Ринго: О? И что он делал?

Джон: Харпо (прим. – один из пяти братьев Маркс, популярных комедийных артистов из США, специализировавшихся на «комедии абсурда»).

Ринго: О, правда?

 

 

 

 

 

 

Репортер: Первый вопрос. У вас был какой-то неистовый прием. Здесь, в Мельбурне, это было самым неистовым?

Джон: Я думаю, что прием здесь [в Мельбурне] был таким же неистовым, как в Аделаиде, и я считаю, что они равны. Они оба самые неистовые из тех, что мы когда-либо видели. Не скажу точно, потому что не скажешь, как много было людей.

Пол: Мне кажется, что вся Автралия довольно неистова.

Ринго: Я думаю, что прием был довольно бурным, когда я сюда прибыл. Я приехал раньше, как вы знаете.

Пол: Правда?

Ринго: Ага.

Пол: (шутливым тоном, игнорируя аудиторию репортеров) Как там твоя мама?

Ринго: (в таком же тоне) Замечательно! Как дела у твоего папы?

Пол: Прекрасно.

Ринго: У него?

(смех)

Репортер: Вас обеспокоило, напугало, или же встревожило то, что вы увидели снаружи?

Джон: Нет, мы же были внутри.

(смех)

Пол: Мы начнем беспокоиться, когда это все прекратится.

Репортер: На ваших концертах так много шума, что задумывались ли вы всеръез когда-нибудь исполнять песню под фонограмму?

Джон: Это будет обман, не так ли?

Репортер: Вы слышите себя, когда поете?

«Битлз»: Да.

Джордж: Встроенные слуховые аппараты.

Репортер: Вам нравятся пресс-конференции?

Джон: Да. В зависимости от вопросов.

Репортер: Из тех вопросов, которые вам задали в Австралии, какой был самым бестактным?

Ринго: Самым бестактным вопросом, который кто-то мне задал, был: «Как дела, Джон».

(смех)

Джон: Разве он бестактный.

Ринго: (шутливым тоном) Хорошо, это было оскорбительно.

Джон: (обращаясь к Ринго) Это старая подколка, но Пол сказал, что наоборот.

Пол: Временный барабанщик!

Ринго: (смеется)

Репортер: Удалось ли вам провести свой отпуск на Гавайях?

Джон: Мы и не пытались провести свой отпуск на Гавайях, просто наш путь пролегал через Гонолулу. Мы с Джорджем отправились на Таити и другие острова, расположенные там. После того, как мы добрались на Таити, с нами было все в порядке. Мы скрылись от всех. Когда мы были на судне, никого не было рядом, кроме одного парня из Сиднея, с которым мы не стали разговаривать. Ха-ха!

Джордж: Ха!

Репортер: Он далеко заплыл.

Джордж: В последний раз его видели, когда он тонул в Тихом океане.

Джон: Он подплыл к нам. Да. Спросил, может ли он подняться на борт? Мы сказали, что нет, и он поплыл обратно несколько миль.

(смех)

Репортер: Пол, какая у вас будет музыка на твоей вечеринке в Сиднее?

Ринго: (обращаясь к Полу) У тебя вечеринка?

Пол: Да. Ты хочешь пойти?

Ринго: Да.

Пол: Ты приглашен. Так.

(смех)

Пол: Не знаю. Всякая, знаете ли. Ну, рок-н-ролл. Какую музыку мы любим? Ритм-энд-блюз.

Репортер: Вы совсем не в согласии с классикой?

Пол: Да, совсем немного, знаете ли.

Джон: Это американизм, «в согласии»?

Пол: У них точно нет веселого свинга, не так ли. Старина Бетховен, он вполне приемлем, но…

Джон: Если его ускорять, всегда получается смешно.

Пол: О, это смута. Но вообще он обычно отправляет их домой.

Репортер: Не хотите еще снять фильмы?

Пол: Нам нужно сделать еще хотя бы два, потому что так в контракте. Нам это нравится, потому что снимать фильмы – это хорошая смена деятельности. Это забавно.

Джон: Самое лучшее – это когда не нужно говорить, и ты просто бегаешь и все такое…

Пол: А самое худшее, это вставать в шесть утра.

Джон: …пытаясь по пути читать сценарий.

Репортер: Сколько сейчас у вас приготовлено записей?

Ринго: (шутливым тоном) У меня есть одна наверху.

Джордж: Просто музыка для фильма, я полагаю. Которая будет на новом сингле и альбоме.

Ринго: И на миньоне.

Джон: Нет, миньон выйдет здесь.

Пол: Пятнадцать песен. Ну, восемнадцать навскидку, что вскоре будут выпущены.

 

 

 

 

Репортер: Вас беспокоит, что вы не можете просто выйти за дверь и прогуляться, или пройтись по магазинам, когда вам это хочется?

Джон: Ну, мы делали это, когда нам было лет по семнадцать. У нас было семнадцать лет, чтобы ходить по магазинам. И только два года, чтобы не ходить.

Джордж: В любом случае, в них слишком много людей, не так ли?

Репортер: Какой ваш любимый напиток?

Ринго: Бурбон.

Пол: Скотч и кока-кола.

Джон: (обращаясь к Ринго) Ты изменился.

Ринго: Бурбон?

Джон: Тебе давали его в больнице?

Ринго: Да.

Джон: Что это за больница такая?

Ринго: Мне дали бутылку скотча, чтобы взбодрить, пока я был там. Не знаю, доктор просто потрясающий.

Джон: Потрясающе клёвый доктор.

Репортер: Пока что это турне успешно с финансовой точки зрения? Есть ли какие-нибудь проблемы с продажей билетов?

Джон: Мы не продаем билеты, и нам платят независимо от того, есть кто-то или нет. Пустые места… обычно это те, кто заболел.

Репортер: Как ваше самочувствие, Ринго?

Ринго: (жалостливым голосом) В порядке…

(смех)

Ринго: Нет, со мной все замечательно. Чувствую себя хорошо. А вы как?

(смех)

Репортер: Как вы думаете, ваш тонзилит может изменить звучание группы?

Ринго: Не думаю. Нет. Я не пел всего несколько дней… если это можно назвать пением.

Репортер: Сколько у вас времени, которое вы можете назвать своим?

Ринго: Минут десять.

Репортер: И что вы делаете эти десять минут?

Пол: Спим.

Джон: Эээ, смотрим телевизор.

Репортер: Что вы смотрите по телевизору? «Битлз»?

Джон: Если показывают.

Пол: Если показывают, то, да. А так, что угодно. То, что идет. Дома я смотрю уэльское телевидение. Мне нравится. Ну, «Люди цветочных горшков». Хорошая вещь. (прим. — The Flower Pot Men – детский телесериал «Би-Би-Си», транслировавшийся с 1952 года).

Ринго: Он даже смотрит хронометражную карточку. Должно быть, английское шоу.

Репортер: Сколько вы просматриваете почты от поклонников?

Джон: Столько, сколько до нас доходит. Многие из них приходят прямо в клуб поклонников.

Репортер: Сколько в неделю вы получаете как группа?

Джордж: Мы никогда не считали.

Репортер: Видели сколько-то, что пришли к вам здесь?

Джон: Да. Сейчас мы носим их в полиэтиленовых пакетах.

Репортер: Вы получаете еженедельное пособие?

Пол: В деньгах? Да.

Репортер: Это сколько?

Джон: (шутливым тоном) Не рассказывай!

(смех)

Пол: Ну, сколько дадут.

Джон: Ну, мы ничего не тратим, потому что, знаете, на что можно потратить в номере?

(смех)

Репортер: У вас есть какие-нибудь ощущения, что вы можете быть законодателями моды? Вы сами подбираете себе одежду, или кто-то делает это для вас… мистер Эпстайн или кто-то еще?

«Битлз»: Нет.

Джон: (усмехаясь) Нет. Посмотрите на него. Вы шутите.

Ринго: Мы сами выбираем.

Пол: На самом деле он копирует нас. Привет, Брайен.

Репортер: Вы уже были с какими-нибудь австралийскими девушками?

Пол: Ну, нет, не были, к сожалению. Но мы очень стараемся! (подмигивая на телекамеру) Всем, кто смотрит.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Как вы находите ваш полицейский эскорт?

Джон: Обычно они находят нас.

(смех)

Ринго: (обращаясь к Джону) Он был хорош.

Джон: Тебе понравилось?

Ринго: Мне понравилось.

Джон: Хочешь на следующую пресс-конференцию?

Ринго: Не могли бы вы записать это, пожалуйста?

Джон: (ищет карандаш) Хорошо.

 

 

 

 

Репортер: Если бы вы не были «Битлз», вы бы стали стоять под дождем в Сиднее, чтобы встретить другую группу?

Пол: Ну, мы бы не были в Сиднее.

Ринго: (смеется)

Репортер: Но у вас было бы такое отношение к другим вокальным поп-группам?

Пол: Мы к этому привыкли, сами. Я сам ходил на все концерты и вопил.

Ринго: Хулиган.

Пол: Хулиган (смеется) Я так волновался, когда видел всех тек, кто мне так нравился. Это хорошее чувство. Я ощущал себя точно также, как и все те, кто приходит на наши концерты, я так думаю.

Репортер: Как вы думаете, сколько времени вы вы будете ведущей вокальной группой?

Джон: У нас нет ключа к разгадке, знаете ли. Если бы мы знали, то делали бы на это ставки.

(смех)

 

Телеинтервью с пятью Битлами.

Репортер: Ввиду того факта, что сейчас у вас так много опыта общения с массовой истерией, вы все еще не можете ответить на вопрос, почему?

«Битлз»: (в унисон) Да.

(смех)

Репортер: Вы считаете, что толпы действуют вам на нервы? Были ли какие-то моменты сегодня, которые вызвали у вас беспокойство?

Ринго: Ну, я был весьма обеспокоен, когда был сбит с ног.

(смех)

Репортер: Когда вас сбили с ног?

Ринго: Когда я пытался войти в отель.

 

 

 

 

(все репортеры начинают говорить одновременно)

 

Ринго: (шутливым тоном на телекамеру) Мне задают вопрос два человека. Извините меня, пока я с этим разбираюсь.

Репортер: Вы действительно были обеспокоены, не так ли? Вас зажали у входа в отель, и вы немного запаниковали.

Ринго: Я начал немного паниковать, но полиция отлично сработала. (поднимает кулак) Они стоят там, понимаете.

Репортер: Парни, это правда, что у вас нет возможности выйти из отеля с того времени, как вы прибыли в Австралию? Вы, фактически, заперты внутри. Почему? Другими словами, вы не хотите выходить?

Пол: Это не совсем так.

Джон: Во время турне мы и не расчитываем выходить наружу. Если и выходим, то только на мгновение. Бросить взгляд, я бы сказал.

Репортер: Джон, если бы ты не был Битлом, или «Битлз» не были бы такими успешными, то какую карьеру ты бы выбрал?

Джон: Наверное, сидел бы в тюрьме.

(смех)

Ринго: Ну, четыре года я был инженером. Наверное, все еще был бы там, упорно работая.

Репортер: Ты бы не стал писать, Джон, не так ли?

Джон: О, нет.

Ринго: Я бы не писал, Джон.

Репортер: Неужели массовая реакция толпы, подобная той, что была сегодня в Мельбурне, действительно вас беспокоит? Вы считаете, что это социальное аномальное поведение, или же…

Пол: Нет!

Джон и Ринго: Нет.

Джордж: Чепуха.

Пол: Фу!

Джон: Нам это нравится, знаете ли. Это здорово.

Репортер: Считаете ли вы, что стали законодателями моды на такую стрижку, или мода уже была, а вы ее только переняли?

Джон: Это не было… Это, главным образом, не мода.

Пол: На самом деле, мы не знаем.

Ринго: В действительности она на несколько лет старше нас. У Юлия Цезаря была такая.

Джон: Да. У него была такая, не так ли?

Ринго: Помните его? Невысокий парень, со львами.

Пол: Наполеон.

Репортер: А как насчет гастролей? Вам приходится стричься?

Джон: Эээ, нет. Никогда не нужно.

Джордж: Если бы мы хотели, парни, то смогли бы.

Джон: Обычно это немного шумно вокруг ушей, и все такое прочее.

Джордж: Э?

Репортер: Вы вообще интересуетесь спортом?

«Битлз»: Нет.

Пол: Плаваньем.

Ринго: Это спорт?

Пол: Да.

Ринго: То, как мы плаваем?

Пол: (смеется)

Репортер: Можно попросить вас развить суть того, как возникает истерия? Никто, кажется, не может выяснить причину. Похоже, что это сочетание причин. Как вы полагаете?

Джон: В аудитории любого рок-н-ролльного концерта всегда есть… когда мы впервые начали, никто нас не знал… Всегда есть те, кто вопит по отношению к любому, и потом, если другим это нравится, они присоединяются к ним.

Репортер: Неужели те, кто вопит, выводят вас из себя, так как невозможно расслышать, что вы поете?

Джон: Они могут услышать довольно много. Они могут услышать даже больше, чем большинство людей.

Ринго: Кажется, что это репортеры никогда ничего не могут расслышать.

(смех)

Пол: (смеясь) Да, определенно надо быть настроеным на это.

Репортер: Вы слышали версию Эллы Фитцджеральд песни «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love)?

Пол и Джон: Да!

Джон: Мы польщены и считаем, что это здорово.

Репортер: Вам нравится Элла Фитцджеральд и её музыка?

Пол и Джон: Да!

Пол: Но я думаю, что она нам нравится больше, потому что мы её написали.

(смех)

Репортер: Относительно Джона и Пола, кто пишет музыку, а кто сочиняет тексты?

Джон: Мы оба пишем и то, и то. Это зависит от того, кто в это время напевает, а кто пишет.

Репортер: Вы умеете читать ноты?

Джон и Пол: Нет.

Репортер: Как же вы этим занимаетесь?

Джон: Эээ, запоминаем, или же записываем на пленку. Если не получается запомнить, то она не очень хорошая, или же сложная, понимаете.

Репортер: Джон, твоя книга только что появилась в продаже. Какая часть этой книги у тебя любимая?

Джон: Эээ, акт первый, сцена третья.

(смех)

Репортер: Некоторые из ваших критиков утверждают, что эта книга слегка нездорова. Вы согласны с этим?

Джон: Ну, если её читают люди, которые нездоровы, она нездорова. Знаете, это зависит от вашего разума. Вы можете читать, и чувствовать себя нездоровым, или как вам нравится, понимаете.

Репортер: Вам нравится нездоровый юмор?

Джон: Какой-то хороший, какой-то просто глупый.

Репортер: Тебе понадобилось много времени, чтобы написать книгу, Джон?

Джон: В основном она была написана в прошлом году, а некоторые её части – фрагменты и отрывки, я собирал годы.

Репортер: Вы разделяете мнение, что вы, парни, основали [звучание] «Мерси Бит»?

Ринго: Нет такого.

Джон: Мы называем это рок-н-роллом. Это пресса придумала «Мерси Бит», потому что это был всего лишь «предлог», чтобы написать об этом, понимаете, дать название.

Репортер: Джордж, сколько у вас гитар?

Джордж: О, не знаю. Около двенадцати, я полагаю.

Репортер: Кажется, что на сцене вы уделяете большое внимание вашему звучанию.

Джордж: (ухмыляясь) Просто… проверяю, чтобы убедиться, что не сбился с тона.

Репортер: А что, бывает?

«Битлз»: Да!

(смех)

Репортер: (обращаясь к Джимми) Чем вы собираетесь заняться, когда вернетесь в Британию? У вас есть какие-нибудь запланированные дела?

Джимми: Хм, ну, сначала я задержусь в Австралии.

Репортер: У вас было какое-то твердое предложение здесь, в Австралии, Джимми?

Джимми: У меня пока не было твердого предложения.

Репортер: Вы востребованы?

Джимми: Да, я полагаю.

Репортер: Как барабанщик с группой?

Джимми: Не с группой, нет.

Репортер: Как вы хотите распорядиться своими деньгами?

Джон: Кто? Мы? Потратим!

(смех)

Репортер: Ринго, если делать некоторое сравнение реакции аудитории на вас, парни, я полагаю, что будет окружение Элвиса Пресли. Он изменил свой стиль выступления, сейчас он поет много баллад. Как вы думаете, вы будете делать то же самое?

Ринго: Нет, я так не думаю. Мы можем, но я не пою, знаете ли. Спросите кого-нибудь другого.

(смех)

Пол: Нет, не думаю, что мы так поступим.

Репортер: Пол, какая песня по вашему мнению нравится зрителям больше всего? На какую песню была самая большая реакция в Аделаиде?

Пол: Хм, не скажу.

Джон: Скорее всего, «Долговязая Салли» (Long Tall Sally).

Пол: Я бы сказал это, но мы уже объявили, что это была последняя песня.

 

 

 

 

прим. — 1 апреля журналистка из Австралии Бернис Лам прибыла в Лондон, где в лондонском офисе «НЕМС» у неё состоялась встреча с «Битлз».

 

Шарон Терри (дочь Бернис Лам): «Во время австралийского турне «Битлз» у неё случилась еще одна встреча с ними. По-видимому, они ждали её для интервью в своем номере отеля, но она так и не получила приглашения. Возможно, что оно просто не дошло или где-то случайно затерялось. Встретиться её удалось только на официальной пресс-конференции 14 июня в отеле, где она снова сфотографировалась с ними».

 

Бэрри Майлз: «Вечером «Битлз» отметили свое воссоединение вечеринкой с местными девушками, которая продлилась до четырех часов утра. Джимми Никол в вечеринке не участвовал».

 

 

 

 

Девон Минчин (глава охранной фирмы): «Чтобы удержать истеричных поклонников, я использовал военную тактику, которую я освоил за шесть лет службы в Северной Африке. У нас было более тысячи двухсот вооруженных парней, но вся проблема была в мальчиках, потому что им нравились девушки. Была также проблема с теми девушками, которые знакомились с охранниками. И это были не просто сотни, это были сотни тысяч поклонниц, поэтому я оставался с группой шесть недель, читая эти ненужные нравоучения».

 

Грэхем (служба охраны): «Было удивительно, какое количество представителей прессы, известных лиц, политиков и прочих пытались любым способом убедить наших представителей охраны, чтобы им позволили поговорить с «Битлз», а множество девушек-подростков всячески пыталось обойти охрану, чтобы пробраться к ним в номер».

 

 

 

Газета «Ивнинг Пост», 1964: «Их прически? Я думаю, что они возмутительны!». Таков был комментарий Мими — тети Битла Джона Леннона, в аэропорту Веллингтона. Она имела косматую стрижку, которую предпочитает квартет из Ливерпуля.

Откуда у этих парней появилась идея такой прически? «Они отдыхали в Испании, где купались. Когда они вышли из воды, их волосы приобрели подобный вид. Они решили так и оставить», — говорит Мими, которая в повседневной жизни миссис Мэри Смит.

Ей продемонстрировали фотографию «Битлз» и указали на её племянника Джона, которого она усыновила, когда умерли его родители. «Тогда его волосы были длиннее, чем сейчас», — прокомментировала она. – «Возможно, что они не были бы такими длинными, если бы у него было время их постричь».

Миссис Смит была на трех концертах «Битлз». Ребята много играют, и она думает, что их музыка «подходит для молодежи». Сама она не очень-то в восторге от неё.

Слава не изменила «Битлз», считает миссис Смит. «Они все такие же. Они не очень ясно понимают, сколько зарабатывают».

Интерес к музыке появился у её племянника с губной гармошки в возрасте девяти лет. Сейчас он сочиняет все песни для группы. «У Джона была опубликована книга, и его попросили написать еще одну к Рождеству. Он все время пишет».

Миссис Смит приехала в Новую Зеландию, чтобы увидеть родственников. Она не собирается следовать за группой. «Я не выдерживаю такой темп» — но, вероятно, она встретится с ними в конце гастролей в Новой Зеландии.

Что она думает теперь обо всех битловских одеждах? Миссис Смит, которая выглядит очень элегантно в своем бежевом костюме и цветочной шляпке, сказала: «Некоторые из них очень изящные, другие немного радикальные».

Миссис Смит посетила [город] Мастертон и осталась со своей сестрой миссис К. Ройс. Вечером миссис Смит встретилась с членами мужского квартета, известного своим стилем пения, но не своим появлением как «Мастертоновские Битлз». Она договорилась о встрече с настоящими «Битлз», когда они приедут в Веллингтон».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)