«Битлз» прибывают в Сидней / Ринго покидает больницу

11 июня 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «Ринго покидает больницу университетского колледжа в Лондоне».

 

 

 

Брайен Эпстайн прервал свою поездку с «Битлз» и вернулся в Лондон, чтобы сопроводить Ринго до Австралии.

 

 

 

Вопрос: Как вы считаете, ваш тонзиллит может повлиять на репертуар группы?

Ринго: Не думаю, вряд ли. В течение нескольких дней, я, конечно же, не смогу петь. Если это вообще можно назвать пением.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Во время перелета в Сидней, когда в 2.35 ночи была сделана остановка для дозаправки самолета в австралийском городе Дарвин (Darwin), около 400 поклонников ждали их в аэропорту».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «Среди встретивших их представителей прессы был репортер Джон Эдвардс, которому удалось записать на пленку короткое интервью с Джоном и Полом, когда они выходили из самолета. Пол выразил свое изумление тем, что кто-то встречает их в такой ранний час, а Джон в общих чертах обрисовал их маршрут на следующие несколько месяцев».

 

 

 

Карточки прибывающих пассажиров Джона, Пола, Джорджа и Нила Аспинала во время их прибытия в Дарвин. Джон не указал, что он женат.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Группа прошла таможенный досмотр и иммиграционный контроль, после чего встретилась с прессой».

 

Джон: «Вы, должно быть, ребята из вынюхивающей прессы. Не раздувайте эту новость слишком сильно!».

 

 

 

В аэропорту Дарвина.

 

 

 

В Сиднее сотни поклонников в ожидании «Битлз» провели ночь в аэропорту.

 

 

 

 

Дж. Инглис (менеджер аэропорта): «Большая часть тех, кто прибыл в аэропорт загодя, провели ночь возле заграждения. Лишь немногие нашли себе убежище внутри терминала».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Когда они прибыли в международный аэропорт «Маскот», шел очень сильный дождь, и было очень холодно. Несмотря на это, их встречало 2000 поклонников».

 

 

 

 

 

 

Джон: «Когда нам сообщили, как быстро расходятся наши пластинки в Австралии, мы этому не поверили. Само собой, нам не терпелось побывать там. Мы успели покататься на водных лыжах во Флориде, а нам все твердили, что австралийские пляжи еще лучше».

 

 

 

Было привлечено более 150 полицейских.

 

 

 

 

Когда лайнер остановился, поклонники взревели: «Мы хотим Битлз».

 

 

 

 

Когда «Битлз» появились у выхода из самолета, дождь усилился.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нил Аспинал: «Когда мы прибыли в Сидней, там шел дождь. Мы вышли из самолета, «Битлз» поместили на платформу грузовика, чтобы толпа видела их. Ребята держали в руках зонтики и были в плащах, сшитых в Гонконге».

 

Джордж: «[В Амстердаме] Мы плыли по каналам, махали людям и наслаждались славой, когда увидели в толпе парня в потрясном плаще. Мы послали Мэла выяснить, где он его купил. Мэл спрыгнул чуть ли не в воду и через три часа вернулся в отель с плащом, который купил у того парня».

 

Нил Аспинал: «В таких плащах ходили студенты в Амстердаме. Я узнал, откуда у них эти плащи, и купил один. Ребята сделали срочный заказ портному, и он сшил почти такие же — в весьма похожих «Битлз» потом снимались в фильме «На помощь!».

 

Джон: «Первый такой плащ мы увидели в Амстердаме у одного парня, когда нас катали по каналам, но купить такие мы не смогли. Нам попался какой-то дикий зеленый цвет. Поэтому мы заказали четыре плаща в Гонконге».

 

Пол: «Каждому из нас за ночь сшили пару костюмов, а еще там мы сшили плащи, которые оказались никуда не годными — они жутко линяли».

 

Джордж: «Когда мы улетели в Гонконг, мы все заказали себе такие же плащи, но их сшили из дешевой ткани, которая полиняла от первого же дождя в сиднейском аэропорту».

 

Йорг Пиппер (автор книги «Фильмы и телехроника «Битлз»): «Позднее Боб Роджерс в интервью, спрашивая Джона об этом показе, сделал предположение, что их новые плащи «наверное пришли в негодность». На что Джон ответил: «На самом деле нет, мы их выжали сразу же, и они снова стали в порядке». Тогда Роджерс заметил: «В таком случае гонконгский портной хорошо знает свое дело?», на что Джон ответил: «Он был индиец».

 

Пол: «Насколько я помню, погода в Сиднее была неважной. Кажется, это был сезон мангустов» (прим. – измененное от «муссонов». Пол заменяет слово «monsoon» словом «mongoose»).

 

Джордж: «Если я не ошибаюсь, все западное побережье просто усыпано рифами».

 

Джон: «Видимо, это были киви, потому что ботинки они чистили прекрасно (прим. – «KIWI» — фирма, выпускающая крем для обуви)».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Затем их торжественно провезли в молоковозе с открытым верхом».

 

 

 

 

Нил Аспинал: «Водитель ехал со скоростью 2 километра в час, Джон то и дело бросался к кабине и просил: «Быстрее, быстрее!» Но ехать быстрее водитель явно не хотел. Я взмолился: «Ну, поезжайте быстрее — ливень же идет!» А он ответил: «Чтобы увидеть этих ребят, толпа простояла под дождем двадцать четыре часа». Никакими уговорами не удавалось заставить этого австралийца прибавить скорость».

 

Джон: «Нас охватил истерический хохот. Забавно: мы приехали в Австралию, попали в огромный грузовик и вымокли до нитки, а все думали, что день будет солнечным. Но мы мокли всего минут пятнадцать, а толпа — несколько часов. Разве мы могли быть расстроены, если люди пришли посмотреть на нас, и стояли так долго на промозглом ветру, под дождем, чтобы помахать нам? Они были замечательными. А я раньше никогда не видел такого сильного дождя, разве что на Таити (там дождь шел два дня, и я уже думал, что это конец света)».

 

 

 

 

 

Фото Джорджа Липмена (George Lipman).

 

 

 

 

 

Джон Леннон сказал репортеру: «Как мы можем быть разочарованы, когда они пришли, чтобы увидеть нас, и стояли там под дождем и мокрым ветром, приветствуя нас? Они были потрясающими, по-настоящему потрясающими. Мы вышли, приветствуя людей, ветер обдувал нас со всех сторон, и мы, как и все, были промокшими, но все это было очень весело». Пол Маккартни добавил: «Вы можете сказать, что они сумасшедшие, но для нас, приятель, они потрясающие».   

 

Бэрри Майлз: «Одна женщина, совершенно промокшая, бросила своего шестилетнего умственно отсталого ребенка на платформу грузовика, крича: «Хватай его, Пол!». Полу, мокрому и неуверенно стоящему на ногах, поскольку грузовик ехал, удалось поймать испуганного ребенка. «Да благословит тебя Бог!» — закричала женщина. «Он славный! Классный!» — крикнул Пол. — «Теперь бери его». Женщина бежала за грузовиком, пока водитель не увидел её и не замедлил движение. Она взяла ребенка и поцеловала его. «Ему лучше! О, ему лучше!» — плакала она».

 

 

 

 

 

Группа молодых людей с плакатом «Раздави этих жуков» была освистана и прогнана поклонниками группы.

 

 

 

 

Из репортажа: «Специальная бригада скорой помощи, дежурящая в аэропорту, не понадобилась. Не было никаких случаев потери сознания или каких-либо травм. «Но я готов поспорить, что завтра будет несколько поклоннииков с пневмонией и сильной простудой», — сказал санитарный врач».

 

Дж. Инглис (менеджер аэропорта): «Все это немного разочаровало. Мы ожидали, что здесь соберется около десяти тысяч человек, хотя на самом деле мы не знали, чего ожидать. Нет сомнения, что погода сильно изменила ситуацию».

 

 

 

Когда грузовик направился к ожидающему «Битлз» автомобилю, поклонники прорвали оцепление и бросились к ним. Но автомобиль с «Битлз» отъехал прежде, чем поклонники смогли до него добежать.

 

Джордж: «Полу нравилось приветствовать публику и раздавать автографы. А мы уже ждали его в машине. «Пол, ну хватит, поедем! Да где он? О, черт, вон он!» А он все подписывал… «Конечно, а как вас зовут? Бетти? «Бетти с любовью, Пол». «Скорее заканчивай и садись в машину! Пора уже сматывать!»

 

 

 

Фото Гарри Мартина (Harry Martin).

 

Джордж: «После того, как нас под дождем прокатили по кругу, каждый из нас сел в «Мини» со своим именем на борту. Поименно огромными буквами: Джон, Пол, Джордж, Джимми, нанесенными краской «Дэй-Гло». (прим. — DAY-GLO — специфический полиграфический термин для дневных люминесцентных красок трафаретной печати). Это была реклама компании «Бритиш Мотор Корпорейшн».

 

 

 

 

Нил Аспинал: «К тому времени, как ребята добрались до отеля, они все посинели — плащи полиняли, краска растеклась, и они напоминали древних кельтских воинов, расписанных синей краской».

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Их багаж еще не приехал из аэропорта, но у Пола с Джоном было достаточно с собой сухой одежды, чтобы переодеться».

 

 

 

К этому времени Мэкли-стрит была окончательно перекрыта толпами поклонников, желающими хоть одним глазком увидеть знаменитостей. Поклонники «Битлз» напротив отеля «Шератон» (возле отеля «Шеврон Хилтон»). Фото Гарри Мартина.

 

Джонни Честер (австралийский певец-песенник): «Еще до того, как мы прибыли в Сидней, во время организации гастролей, промоутер обратился к отелю «Шеврон», который в то время был лучшим отелем в Сиднее, и сказал: «Мы приглашаем «Битлз». Мы хотим разместить в вашем отеле всю их команду с сопровождающими лицами». Я не был свидетелем того, как это было сказано, но, по-видимому, руководство отеля не хотели «Битлз», потому что молодежь будет у входа день и ночь, беспокоя гостей своими распеваниями. Так что этот промоутер отправился в отель «Шератон», который расположен прямо напротив «Шеврона», и сказал там, что хочет разместить у них «Битлз»: «Нам нужны два верхних этажа для «Битлз» и еще 20 комнат». Они сказали «отлично» и приняли заказ. Конечно же, когда стало известно, что «Битлз» там разместились, все подростки собрались возле отеля, распевая «Мы любим тебя, Пол» и все эти речевки «Мы хотим Битлз». Это повторялось и день и ночь, пока мы там находились.

Когда мы впервые заехали туда, «Шератон», фактически, стоял на тротуаре, на пешеходной дорожке вдоль дороги. Центральный вход с крыльцом вел в фойе. Когда подростки собрались у «Шератона», они стояли под окнами, выкрикивали имена Пола, Джона и делали все свои обычные действия. Затем до них дошло, что, стоя прямо перед отелем, они не смогут их увидеть, потому что находились прямо перед зданием. То есть, даже если «Битлз» появятся в окне, они не смогут их увидеть. Поэтому они перешли через дорогу и встали возле «Шеврона», продолжив распевать речевки. Таким образом, «Шеврон» отказал «Битлз», но все равно получил всех этих подростков у себя, так как поклонники стоя рядом с «Шератоном» не могли их увидеть. Было довольно забавно наблюдать за сотнями подростков, все это время располагавшихся лагерем на крыльце отеля «Шеврон». Работники отеля не хотели их там видеть, но они ничего не могли с этим поделать.

В здании нашего отеля было десять этажей. Думаю, что у нас было пять верхних этажей. Когда окна были закрыты, то все эти распевания не были слышны. Кажется, мои окна не выходили на ту сторону, как и у «Битлз». Мне кажется, наши окна выходили на другую сторону.

Насколько я помню, вся оставшаяся часть отеля «Шератон» была заселена людьми, имевшими отношение к «Битлз». Они жили там все то время, пока мы там находились. Это было похоже на вечеринку. Весь отель был вечеринкой все то время, пока мы там находились. Большинство остальных посетителей, кто остановился в отеле, были там из-за «Битлз». Не думаю, что кто-то мог попасть в комнаты Битлов. Возможно, что их лифт был закрыт. Но, конечно, войти в сам отель не было проблемой. Тех мер безопасности, которые существуют сегодня, тогда просто не было. У «Битлз» был Мэл Эванс, их дорожный менеджер. Он был довольно крупным парнем. Был что-то вроде телохранителя».

 

 

 

 

 

 

Джон: «Приезд в Австралию был значительным событием, как первый приезд в Америку: нас показывали по всем каналам, десять наших записей вошли в хит-парады. Но и это еще не все. Забавно, но здесь увидеть нас пришло больше людей чем где бы то ни было. По-моему, собралась вся Австралия».

 

Джордж: «Мы видели, как по телевизору люди говорили про нас: «Странно, они даже не вышли помахать нам!» Не могли же мы объяснить им, что у нас просто не осталось сухих брюк! Я не люблю махать с балконов. «Помашите им», — говорили нам. – «Вы должны выйти и помахать». Из окон отеля за меня махал Дерек».

 

 

 

 

Когда «Битлз» появились на балконе отеля, их приветствовали оглушительные крики поклонников. Джордж появился в белой рубашке и полотенце, показав, что он мокрый и озябший. Остальные вышли в одежде.

 

Бэрри Майлз: «Джордж вышел на балкон, чтобы поприветствовать поклонников, в одном банном полотенце, накинутым вокруг талии».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джон Кэйн (журналист): «Самая большая удача Кена Бродзяка (Kenn Brodziak) как промоутера, конечно же, выпала ему 5 июля 1963-го, когда он договорился на выступление «Битлз» в Австралии. Брайен Эпстайн дал ему свое устное согласие на выступление «Битлз». Первоначальная оговоренная цена за 16-дневные гастроли составляла 1500 фунтов-стерлингов, но к тому времени, когда 2 декабря 1963 контракт был официально подписан, Брайен поднял цену до 2500. Несмотря на тот факт, что стоимость их выступлений после концертов в США значительно возросла, Брайен сдержал свои договоренности с Бродзяком».

 

Кен Бродзяк: «Я слышал уже раньше, что Брайен Эпстайн был честным бизнесменом. Я заполучил «Битлз» благодаря удаче и чутью. В июне 1963 один агент в Лондоне дал мне список с пятью именами, со словами: «У меня есть несколько хороших групп, которые я рекомендую тебе пригласить в Австралию». «Хорошо», — сказал я, — «но я не хочу приглашать пять групп. Я возьму только одну, и если это сработает, то приглашу остальных». «Отлично», — ответил агент. — «Кого бы ты хотел?». «Я беру Битлз», — сказал я. Вот и все. Я ничего не знал об этой группе, за исключением того, что их название звучало как что-то знакомое, возможно, потому что они выступали в Германии.

Когда группа прибыла в Сидней, одними из первых слов, которые произнес Джордж [Харрисон] были: «Ты заполучил нас по старой цене, не так ли?». «Да», — ответил я, но он не сказал ничего против».

 

 

 

Кенн Бродзяк в конце 1980-х.

 

 

 

С шеф-поваром отеля Питером Строссом (Peter Stross).

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Невилли Уэллера (Neville Waller).

 

 

Бэрри Майлз: «Как только они обсохли и согрелись, то сразу же приняли участие в пресс-конференции, фотографировались и общались с промоутерами и высокопоставленными чиновниками».

 

 

 

В 16.30 Дерек Тейлор открыл пресс-конференцию.

 

Дерек Тейлор (пресс-агент группы): «Поездка в Австралию стала для меня первым большим турне. Все это было замечательно, но сейчас я понимаю, что только безумец мог добровольно согласиться участвовать в такой затее. Я понятия не имел, что ждет меня впереди. Ребята из группы охотно согласились, чтобы я сопровождал их. Они были в полном порядке, и это радовало. У них был пресс-атташе Тони Бэрроу, достойный человек, но очень занятой. Да, веселое было время».

 

Джон: «У нас редко бывало больше одного пиаровца. Брайен нанимал по одному для каждого из своих артистов, и работали они каждый сам по себе. С Дереком мы были знакомы почти год, он один из тех людей, с которыми сразу находишь общий язык».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Репортер: Я здесь с «Битлз»… добро пожаловать в Австралию, парни! Добрый день, Пол! Привет, Пол! Проходя мимо Пол кричит: «Я супер». Как вам такое мокрое приветствие сегодня?

Джон: Очень хорошее. Я думаю, они были очень великодушны, встречая нас под таким дождем.

Пол: Да, это было здорово.

Репортер: Получили удовольствие от дождя?

Джон: Весьма забавно было бы постоять там в твоем новом пальто.

(смех)

 

 

 

 

 

Джордж: Видеть, как они мокнут, знаете ли.

Репортер: …детки ждали тут всю ночь, это заслуживает уважения.

Джон: Они заслужили это, ждавшие всю ночь.

Пол: Да.

Репортер: Вы не взяли непромокаемую одежду?

Джон: (смеется) Нет, мы думали, тут будет солнечно.

Репортер: Джордж, кто придумал название «Битлз», и каким образом произошла замена на «B-E-A» с первоначального «B-E-E»?

Джордж: Когда-то давно Джон нашел название «Битлз».

Джон: Лет в пятнадцать у меня было видение.

Джордж: Когда нам понадобилось название, и каждый из нас размышлял об этом, он предложил «Битлз».

Репортер: А кто «B-E-E» заменил на «B-E-A»?

Джордж: Как-то само собой.

Джон: Знаете, если им нравится двойное «Е», было достаточно трудно довести до понимания людей, что это читается, как «B-E-A», а в общем, ничего страшного. (смеется)

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Что вы надеетесь найти в Австралии?

Пол: Эээ, следуя логике, Австралийцев.

(смех)

Репортер: У вас кто-нибудь является лидером группы?

Джон: (вытягиваясь в струнку) Нет, нет никого.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Мы слышали, что вы стояли на балконе на своей голове.

Пол: Нет, конечно же, это слухи.

Репортер: Как вы приобретали билеты до Гонконга? У вас был полный сбор?

Джон: Я думаю да.

Пол: Нет. Примерно пять фунтов за место.

Репортер: Заплатили около пяти фунтов?

Пол: Да. Пять фунтов!

Репортер: Жарковато, не правда ли?

Джон: (шутливо обращаясь к остальным) Не хотели бы вы увидеть меня за пять фунтов?

Джордж: Я не захотел бы увидеть тебя и за два шиллинга, Джон.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Джон, изменился ли «Мерси-Бит» с тех пор, когда вы его играли?

Джон: Мы до сих пор не используем термин Мерси. Это что-то выдуманное прессой.

Репортер: А что вы играли, когда вы…

Джон: Это всего-лишь рок-н-ролл, в основном мы пишем именно это.

Репортер: Джон, какое влияние оказала на вас музыка Бадди Холли?

Джон: Его влияние было на начальном этапе. Может не влияние, но он был одним из великих.

Пол: Еще Джеймс Тарбер, хотя, пожалуй, нет.

Джон: Ах, да. Но он не очень хорошо  пел.

(смех)

Репортер: У вас уже была возможность попрактиковаться с австралийским акцентом?

Джон: Нет, приятель, совсем нет.

(смех)

Джон: (хихикая) У нас не получается.

Репортер: Будучи здесь, напишите ли вы какую-нибудь песню с австралийской тематикой?

Джон: Вряд ли. Мы не пишем на заданные темы. Просто мы все время пишем всякую фигню. (смеется)

Репортер: Вы играете то, что вам хочется, или то, что, по вашему, хотят слышать окружающие люди?

Джон: Мы играем эту музыку уже лет пять или шесть, примерно так. Но это всегда был рок-н-ролл. И только такую музыку мы и пишем.

Репортер: По вашему, что вы такого делаете, по сравнению с другими группами, что позволило вам так внезапно высоко подняться?

Джон: Ну…

Джордж: Мы получили контракт на запись.

(смех)

Репортер: О ваших пластинках. Какая пластинка, по вашему общему мнению, является вашей самой лучшей записью? Не лучшей по продажам, а в музыкальном плане?

 

 

 

 

Пол: Вы имеете в виду нашу любимую?

Джон: Нам всегда нравилось то, что написано было не нами. Скажем, для меня это «Долговязая Салли» (Long Tall Sally).

Репортер: Это одна из ваших последних?

Джон: Это из самых новых.

Пол: Это даже не сингл.

Джордж: Мне нравится «Тебе не надо так делать» (You Cant Do That).

Джон: Джимми, а что тебе нравится?

Репортер: Как на счет тебя, Джим? Ты еще ничего не сказал. Какого оно, Джимми, быть одним из «Битлз» — новый талант – заменять Ринго?

 

 

 

 

Джимми: Это хороший опыт, старина.

Репортер: А как по сравнению с Ринго?

Джимми: Хм, он намного лучше. Он присоединится к ним в воскресенье.

Репортер: А что тогда ты будешь делать?

Джимми: Хм, Вернусь в Лондон, буду играть в своей группе, выступим на телевидении.

Джон: И он ушел!!

Репортер: А тебе идет битловская прическа.

Джимми: Да, я не подстригал их три месяца.

Репортер: И как долго вы ходите с такими пышными шевелюрами?

Джон: Я не знаю. Не припомню, чтобы ходил иначе.

Репортер: Вы когда-нибудь были у парикмахера, Джон?

Джон: Знаете, нет. Я не подстригал волосы с самого фильма. Женщина на киностудии хорошо стригла, и я не доверяю никому, кроме неё.

Репортер: Это фильм «Битломания»?

Джордж: Нет.

Джон: Нет, он не так называется. Он называется по-другому.

Джордж: «Вечер трудного дня».

Джон: Он называется «Вечер трудного дня».

Репортер: Вы удовлетворены вашим конечным продуктом?

Джон: Ну, это настолько хорошо, насколько у других лучше бы не получилось.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Вы уже стали миллионерами?

Джон: Нет, это еще один неверный слух. Но было бы неплохо.

(смех)

Репортер: А Брайен Эпстайн миллионер?

Джон: Нет, даже он не один из них, бедный парень.

Репортер: А куда уходят все ваши деньги?

Джон: В основном к Ее Величеству!

Джордж: Вот ОНА миллионерша!!

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Если бы здесь, в Австралии, вы могли бы взять только три вещи, чтобы вы выбрали?

Джордж: Эээ… (задумчиво) Даже не знаю.

(смех)

Джордж: Во-первых, мне нравится «Привяжи кенгуру, друг» (Tie Me Kangaroo Down Sport).

прим. — песня австралийского певца Рольфа Харриса, написанная им в 1957 году. Песня стала мировым хитом после выхода в Англии в 1960 и в США в 1963-м. 18 декабря 1963 года Рольф Харрис участвовал в передаче «Би-Би-Си» вместе с «Битлз» и написал пародию на свою песню, посвящённую этой группе, заменив куплеты с перечислением различных австралийских животных именами Битлов, которую исполнил вместе с ними. Эта запись пользовалась популярностью, поэтому Харрис был приглашён на Рождественские шоу Битлз 1963 года для её исполнения.

Джордж: Затем…

Джон: «Вальсируя с Матильдой» (Waltz Matilda).

Джордж: Да.

Джон: Что было бы потом, никто не знает.

Репортер: Кроме солнца, что-нибудь особенное вы хотите здесь увидеть?

Пол: Кенгуру и все такое. Динго там (прим. – австралийская собака Динго).

Джордж: Динго? Он приедет в воскресенье (прим. – обыгрывается созвучие имени Ринго и породы собак «динго»).

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Вечером пойдете куда-нибудь?

Пол: Хм… не уверен.

Джон: (подчеркнуто твердо) Я нет!

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Пол, ты считаешься самым молодым из «Битлз».

Джон: Конечно, у него и зубов-то еще нет.

(смех)

 

 

 

 

Джордж: (шутливо обращаясь к Полу) Ты всего на 12 лет моложе меня.

Пол: (как-бы шепотом) Нет, я не моложе.

Репортер: Все считают тебя или самым младшим, или наиболее молодо-выглядящим, или милашкой группы.

Пол: (шутливо) Спасибо большое. Спасибо. Я тоже вас люблю.

(смех)

Репортер: Пол, у тебя скоро день рождения, но я слышал, что ты не ждешь подарков от парней.

Пол: Ооо! (смех) Нет! Ну, так уж повелось, все началось… На 21-год мне подарили подарок. Потом, чей день рождения отмечаем после моего?

Джон: Мы забыли о Ринго.

Пол: Ринго. Обо всем позабыли – а все из-за этой суеты.

Джордж: (шутливо) Это не важно, когда тебе 28, не так ли?

(смех)

Пол: Нет, но так уж теперь повелось, что мы не отмечаем дни рождения.

Джордж: И когда мне исполнилось 21, и парни предпочли забыть об этом.

Пол: Да, мы забыли. Поэтому я надеюсь, что они забудут, потому что я прихожу в ужас, когда думаю, что они не забудут.

Джордж: Я о тебе уже забыл!

Пол: Спасибо.

Джон: Пол мне на 21-летие подарил «вимпи» и кока-колу (прим. — WIMPY — Предприятия быстрого питания).

Пол: Хочу тебе напомнить, что это было в 39-м!

Джон: Я знаю!

(смех)

 

 

 

 

Пол: (шутливо) Они были гораздо дороже.

Репортер: Джон, ты нам прочтешь какую-нибудь поэму, пока ты здесь?

Джон: Не знаю, вам виднее. Если будет такая возможность. Это зависит от того, захотите ли вы.

Репортер: Пол, не возражаешь, если мы зададим тебе этот вопрос. Мы прочитали какой-то нелестный комментарий в английской прессе о том, как парочка из вас отдыхала с девушками на каникулах. Как ты на это отреагировал, что подумал? Твоя точка зрения на это? Здесь хотели бы об этом знать.

Пол: Да мне все равно. То были мои мысли.

Джон: Все дело в том, что вы либо встречаетесь с девчонками — (деликатным тоном) но джентльмен имел в виду нечто большее.

(репортеры начинают смеяться… остальные «Битлз» свистят и аплодируют)

 

 

 

 

Джон: Спасибо! Знаете, я их поддерживаю.

Репортер: Джон, твоя книга имела большой успех, и некоторые утверждают, что она напоминает им «Шоу Дуралеев» (прим. – «Шоу Дуралеев» (The Goon Show) — программа комедийных артистов, характерных своеобразным юмором на грани абсурда. Продюсером этих записей был Джордж Мартин). Другие утверждают, что она напоминает им «Поминки по Финнигану» писателя Джеймса Джойса (прим. – «Поминки по Финнигану», книга не поддается переводу, так как написана более чем на 40 языках сразу. Например, с ирландского автор может по ходу повествования перейти на корейский или русский. Сложность заключается в том, что на каждом языке Джойс использует идиомы, загадки и выражения). Ты когда-нибудь слышал о «Шоу Дуралеев»? Ты когда-нибудь читал «Поминки по Финнигану»?

Джон: Я слушаю «Шоу Дуралеев» — по крайней мере, большинство из них, потому что я часто бывал дома, когда это шоу шло в эфире. Я никогда не читал «Поминки по Финнигану». А еще кто-то здесь упомянул другое произведение. Но так уж вышло, что я никогда их не читал.

Репортер: Джон, по теме «Шоу Дуралеев», как ты думаешь, как бы смотрелся лысый Битл?

Джон: Как парень без волос, не правда ли?

(смех)

Репортер: И как бы он зарабатывал себе на жизнь?

Джон: Ну, знаете, в Америке же есть группировка лысоголовых. Могу сказать, что они безнадежны, если вам это интересно.

Репортер: Джон, вы полностью самостоятельно написали свою книгу, или кто-то вам помогал?

Джон: (шутливо) Нет, ну кто вам станет помогать при написании подобного произведения!

(смех)

Джон: Нет, если бы я писал… Вот на сочинение новелл и прочего можно пригласить соавторов.

Пол: (шепотом пытаясь привлечь внимание Джона) Джон — Джон.

Джон: Хорошо, я написал начало, он (Пол) написал предисловие и помог в паре рассказов. Пришлось упомянуть его имя, только потому, что издатели о нем забыли. Вот и все.

Репортер: Джордж, что ты получаешь от своих заграничных поездок?

Джордж: Получал, или получаю?

Репортер: Получаешь, от ваших заграничных поездок?

Джордж: Эээ, да.

Репортер: Что ты получаешь?

Джордж: Ты получаешь… Ты видишь разных людей. Ты видишь разные места, которые бы ты не смог увидеть, если бы не ездил в заграничные поездки.

Репортер: Тебе нравится путешествовать?

Джордж: Эээ, нет. Нет, я не люблю путешествовать, даже если это касается отпуска или чего-нибудь подобного. Путешествие – это ужасно, но чтобы приехать сюда, без этого не обойтись.

Джон: Мы путешествуем на машине времени.

Репортер: А вы осознаете весь груз возложенной на вас ответственности? То есть я хочу сказать, что подростки живут вами каждую секунду. В этом отношении, чувствуете ли вы ответственность?

Джон: Нет, наше поведение от этого никак не меняется. Однако мы не считаем, что должны их чему-то учить, что-то им проповедовать. Пускай они делают то, что им нравится.

 

 

 

 

Пол: Мы никогда в это не верили, когда еще в старые времена мы открывали какой-нибудь журнал и читали наставления «не пить, не курить, не шляться допоздна».

Джон: Это было еще мягко сказано.

Пол: Немного смешно. Поэтому мы ведем себя как обычные люди и надеемся, что другие люди не сочтут НАС смешными.

Репортер: Сейчас вы утверждаете, что ведете себя нормально, но насколько изменится ваше поведение, когда вы получите такие большие деньги, и когда, где бы вы не оказались, люди…

Джон: Мы еще более нормальные.

Джордж: Нормальные, насколько для нас это возможно.

Пол: Ну, понимаете, я хочу сказать – нормальные, при данных обстоятельствах.

Репортер: Вы начинали свой путь, особенно это касается Джона, с музыки в стиле «скиффл». Это автоматически привело к рождению «Битлз», или на это ушло некоторое количество лет?

Джон: Это длилось около шести месяцев, так кажется. Или это было около года?

Джордж: Эээ, намного дольше, Джон.

Джон: Ты забыл. Сначала, я познакомился с Полом, и он присоединился к маленькой группе, в которой я играл. А потом пришел Джордж, и постепенно мы изменились – но это была только наша троица.

Репортер: Говорят, что ваше выступление на сцене длится минут 12-14. Это так?

Джон: Обычно полчаса.

Пол: Два получаса за вечер.

Джон: На каждом концерте мы играем по полчаса пока, кроме выступлений в танцевальных залах, когда мы в них играли

Репортер: Вас не смущает, что когда вы выходите на сцену со своими номерами, никто ничего не слышит из-за воплей девушек?

Джон: Ну, как правило, наши песни не слышат взрослые. Вот, например, в Гонгконге одна газета вышла с таким заголовком, «Битлз проигрывают битву с воплями». Теперь, по сравнению с другими людьми, они кричали не так уж громко, но продолжали кричать, но большинство подростков могли бы нас услышать, а вот взрослые сетуют: «Я ничего не смог бы расслышать».

Репортер: На паре фотографий сделанных в Америке ваша четверка купается. Но на обеих этих фотографиях, сделанных в разных местах, вы запечатлены в рубашках. Это теперь так модно — купаться, не снимая рубашек?

Джордж: Нет!

Джон: Ну, мы просто позировали для прессы, и на самом деле не купались.

Репортер: А, тогда понятно.

Джордж: Сомневаюсь, что мы реально купались, не снимая рубашек. Потому что мы всегда купаемся только в пальто.

(смех)

Репортер: С приходом «Битлз», можно сказать, что вы вернули назад, в Англию, таких исполнителей, как Джерри Ли Льюис и Литтл Ричард.

Джон: Да, а еще Карл Перкинс.

Пол: Всегда были люди, которым они нравились. Особенно в таких городах как Ливерпуль. Всегда были группы преданных фанатов, которые поддерживали таких музыкантов как Чак Берри, Джерри Ли и Литтл Ричард.

Репортер: Вы более или менее, пробудили интерес к рок-н-роллу.

Пол: Мы пробудили интерес к бит-музыке. Это точно.

Репортер: А как вы относитесь к музыке, которая нравилась людям 10, 12, 15 лет тому назад? Фрэнку Синатре, Элле Фицджеральд? Вам нравится такая музыка, или же вы предпочитаете только рок-н-ролл?

Пол: Ну, не только. Вот недавно Элла Фицджеральд спела нашу песню «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love). Вы ее слышали?

Репортер: Но она спела ее как Элла Фицджеральд.

Джон: Но не в стиле Фрэнка Синатры.

(смех)

Репортер: А вы не ощущаете на себе ревность со стороны других английских групп?

Джон: Совсем нет, потому что большинство популярных английских групп наши друзья, так что ревности нет. Ревность фабрикуется газетчиками, очевидно, им нужно поддерживать всю эту шумиху. Музыканты всех групп – наши лучшие приятели.

Джордж: И если кому-то из них мы не нравимся, они откровенно в этом нам не признаются.

(смех)

Репортер: Какое ваше любимое средство развлечения? Что вам нравится больше – театр или телевидение, или…?

Джордж: Хм, мне нравится кино. А, вы сказали, что для всех нас? O, я подумал, что вам интересно что мы любим смотреть. O, ну, на самом деле, я не знаю. Наверное, живые шоу – это здорово.

Пол: Ну, да все это здорово, потому что есть из чего выбирать. Так что лучше всего, когда получаешь все это вместе.

Репортер: Это правда, что вы прослушивались на двух звукозаписывающих компаниях, до того, как подписали контракт с «И-Эм-Ай»?

Джон: Да, ээ, мы записались на пленку в «Декка», и еще…

Джордж: И в «Пай».

Джон: Да, но в «Пай» сами мы не были.

Джордж: «И-Эм-Ай», поначалу, нас тоже завернула.

(смех)

Пол: Они это сделали.

Джордж: Вы можете смеяться — вы можете смеяться.

Джон: (посмеиваясь) Я не виню их, послушали бы вы ту пленку!

(смех)

Джордж: И когда Джордж Мартин из «И-Эм-Ай» решил подписать с нами контракт, то это было его собственное решение.

Репортер: У вас есть мысли по поводу того, как много ваших пластинок продано во всем мире?

Джон: Нет. Спросите наших издателей, они расскажут вам о своих соображениях.

Джордж: Последнее, что я слышал, что-то около 30 миллионов.

Репортер: Вы все знаете нотную грамоту?

«Битлз»: (одновременно) Нет.

Пол: Никто из нас.

Джон: Комиксы. Мы хорошо разбираемся в комиксах.

(смех)

Репортер: Мы тут уже говорили о том, какие виды развлечений вам нравятся. А где вам нравится бывать?

Джордж: Кино.

Пол: Шоу, ночные клубы, кабаре.

Репортер: Наверное, трудно, идя в кабаре, не очутиться в толпе?

Джон: Да, но народ не валит туда толпами. Если вы идете в ночной клуб, то вряд ли вы столкнетесь там с пятью сотнями детишек.

Репортер: В Ливерпуле – «Голубой ангел» – он из тех ночных клубов, куда вы можете пойти расслабиться?

Джон: Так было, когда они только открылись. В Ливерпуле много мест, подобных этому.

Пол: Прибыльных.

Джон: Настолько прибыльных, что народ собирается со всего города только затем, чтобы посмотреть на них. Сейчас не знаю, много лет не бывал в таких местах.

Репортер: Кстати, как вас приняли в Ирландии?

Джон: Очень хорошо.

Джордж: Это было в три часа ночи, и мы оставались неузнанными целый час.

Пол: Видимо пресса Дублина доходила до этого весь день.

Джордж: Я думаю, они догадались.

Пол: Какой-то парень сказал: «Полиция целый день держала это в секрете».

Джордж: (шутливо) А представитель «Би-Оу-Эй-Си» (прим. — «BOAC» — Британская Национальная Авиакомпания») сказал…

Джон: Опять реклама.

(смех)

Джордж: Это было не определенно, но весьма возможно.

Джон: (шутливо) Он хотел заработать за час.

Репортер: Парни, вам понравилось играть Шекспировскую пьесу в вашем телешоу?

Джордж: Да, только вот пришлось репетировать его несколько дней!

Джон: И мы все равно переврали!

(смех)

Репортер: А хотели бы сыграть Шекспира в драматическом театре?

«Битлз»: (одновременно) Нет.

Джон: Я бы этого не вынес.

Репортер: Вам понравились костюмы?

Джордж: Да, они такие смешные.

Джон: Мод.

Пол: (смеется)

Джордж: (декламируя по памяти) «Что общего у фонаря и у луны»?

Репортер: Как вы относитесь к тому, что вас сравнивают с Братьями Маркс? Как вам такое сравнение?

Джон: Да, это похвала. Они забавные.

Репортер: Когда вы выступали в Лондонском «Палладиуме»?

Джордж: Не помню точно.

Репортер: Хотели бы еще раз выступить там?

Джон: Нет, пожалуй.

Джордж: Некоторое время нет.

Репортер: Что будете делать сегодня вечером?

Джон: Я… хотелось бы выспаться. У нас была всего пара часов. Я остаюсь на ногах, поэтому не проснусь посередине ночи и не закажу завтрак. Буду и дальше бодрствовать.

Пол: Наверное, посмотрим телик.

Репортер: Не планируете пойти в ночной клуб, или какое-нибудь другое подобное заведение?

Пол: Нет.

Репортер: У вас какой-то уговор, чтобы Джимми помалкивал?

(смех)

 

 

 

 

Джордж: Спроси его.

Джимми: Я ничего не могу ответить, хм, потому что я ничего об этом не знаю.

Репортер: Джимми, а что за группа, с которой ты играешь в Англии?

Джимми: В Англии я играю с разными группами. Последняя, с которой я играл, это ритм-энд-блюзовая группа.

Репортер: Какое-то время ты играл в «Блю Флеймс», это так?

Джимми: Да, это правда, но только несколько дней. Я играл в пятницу, а к среде даже не знал, чем буду заниматься.

Репортер: Является ли Брайен Эпстайн твоим менеджером?

(долгая пауза)

Джимми: …никто… Нет, не является.

«Битлз»: (смеются)

Джон: Если бы он им занимался, вы бы уже знали.

(смех)

Репортер: Джимми, какова была ваша первая реакция, когда вы узнали, что вы будете играть с «Битлз»?

Джимми: Я не мог в это поверить. На самом деле.

Репортер: Ты много репетировал с парнями, чтобы освоить их звучание?

Джимми: Нет, мы попробовали сыграть пять или шесть номеров, все это заняло полчаса или час.

Репортер: И вы отправились в путь?

Джимми: Да.

Репортер: Сильно боялся?

Джимми: На первом выступлении очень сильно боялся, да уж. Но, эээ, они меня успокоили.

Пол: Он был великолепен.

Джон: (комическим голосом) Он проделал великолепную работу.

Репортер: Джордж, если один из вас перестанет быть Битлом, что вы будете делать?

Джордж: (преувеличенно серьезно) Хм, я думаю, буду поставлять в зоопарк слонов.

(смех)

 

 

 

 

Репортер: Говорят, что ты самый деловой в группе. Это так?

Джордж: (пауза) Да, так пишут в газетах, но я никогда такого не говорил. Это и для меня новость. Ну, может быть, я не знаю.

Репортер: У вас есть какое-нибудь соглашение внутри группы?

Джордж: Это не партнерское соглашение или что-нибудь подобное, если вы это имеете в виду.

Пол: O, вы хотите сказать, что каждый сам за себя?

Репортер: Что я имею в виду – если Джордж, вдруг решит покинуть «Битлз», сможет ли он это сделать?

Джон: Думаю, что сможет.

Пол: Эээ… Конечно, он может, но мы постараемся остановить его, если он…

Джон: Не связан контрактом.

Джордж: Ну, наша четверка подписала общий контракт, но если бы я захотел уйти, тогда они не стали бы пытаться удержать меня – или судиться со мной, навряд ли.

Репортер: По-видимому вы зарабатываете много, много тысяч фунтов-стерлингов в год, но как много денег вы на самом деле получаете от своего менеджера?

Джон: Мы не получаем от него денег, деньги нам выдает бухгалтер. Мы особо ни в чем не нуждаемся, потому что в основном все оплачивается через компанию. У нас есть наличные для наших нужд. Скажем, на сигареты – но даже их нам покупает наш дорожный менеджер.

Джордж: (смеется)

 

 

 

 

Пол: Нам выплачивается определенное жалованье каждую неделю, и под конец недели на руках у нас остается, по крайней мере, половина этой суммы, потому что нам не нужны эти деньги.

Репортер: А как на счет одежды? Ее для вас тоже покупает компания?

Джордж: Обычно мы идем к нашему портному… мы заказываем несколько костюмов, или столько, сколько нам надо, а он уже выставляет счет компании. Конечно, так легче ему, и легче всем нам.

Пол: Мне сшили всего два костюма.

Репортер: На сцене вы все одеты одинаково, но вне сцены по-разному. Этот вопрос вы также решаете самостоятельно, или…

Джон: Изначально, у нас не было одинаковых сценических костюмов, так уж вышло. Какой смысл ходить везде в одинаковых костюмах.

Пол: (хихикает)

Джон: У нас похожие вкусы в одежде, поэтому порою, мы выходим на люди примерно в одинаковых нарядах.

Репортер: Кто решил сменить кожанки на костюмы?

Пол: Брайен.

Джордж: Он нас убедил.

Джон: Потому что когда мы выступали на юге Англии, такие одежды годились для Ливерпуля и окрестностей. Но как только мы выбирались куда-то в другое место в джинсах и кожаных куртках, нас попросту игнорировали. Публика хотела, чтобы мы играли в серых костюмах.

 

 

 

 

 

Репортер: Вы парни холостые, не планируете еще жениться?

Пол: Меня не привлекает идея жениться. Немного пугает.

Джордж: Мы все стараемся скопить немного до свадьбы.

(смех)

Репортер: Вам понравился отдых на Таити и Карибах?

Пол: О, да.

Джон: Нам встретился один из вас.

Джордж: Какой-то парень плыл за нами и кричал: «Вы хорошо проводите время?»

Джон: Говорил, «Я еду с самого Сиднея».

Джордж: Да, как будто это было по нашей вине!

(смех)

Репортер: Почему вы разделились, чтобы провести свой отпуск?

Джон: Чтобы было труднее нас «перехватить». Если бы мы отправились на отдых все вместе, в аэропортах образовались бы пробки.

Джордж: И, так или иначе, кроме всего прочего, Пол и Ринго любят ездить отдельно, куда бы они не захотели поехать, (обращается к Джону) и я не знаю, что с нами случилось… (смеется) кто-то просто отдал нам билет.

«Битлз»: (смеются)

Джордж: И, в итоге, мы остановились там.

Репортер: Как вы себя чувствуете перед выступлением? Волнуетесь?

Пол: Да, перед большинством выступлений.

Джордж: Смотря, где он проходит, и что это за концерт.

Репортер: Смотря какой он большой?

Джон: Если это новое место.

Пол: Это может быть небольшое выступление и совсем новое место, и мы все равно будем волноваться. Мы также волнуемся в большинстве смешных случаев. Я помню, «Награда Мерси Бит». Мы получили награду от одной из ливерпульских газет. Это было действительно незначительное событие, по сравнению с большинством больших концертов, где мы выступали, но мы все равно нервничали.

Репортер: Твой отец водитель автобуса, это так, Джордж?

Джордж: Он был им.

Джон: У него теперь автобус, покрытый золотом!

(смех)

Репортер: Как ваши семьи относятся к тому вниманию, которое проявляется по отношению к вам?

Джордж: Естественно, им нравится. Они гордятся и, знаете, сами представьте, чтобы было, если бы ваш сын был одним из «Битлз» – вы бы наслаждались этим фактом сильнее любого другого взрослого.

Репортер: В Ливерпуле вы живете достаточно близко друг от друга?

Пол: Да.

Репортер: У всех парней, которые часто вынуждены работать вместе, все время быть рядом, путешествовать вместе, время от времени должны возникать споры. Как вы снимаете напряжение, помимо поездки на каникулы?

Джон: Обычно двое против одного, или трое против одного.

(смех)

Джордж: У нас нет серьезных разногласий.

Пол: Или, кто кого перекричит. Вот вам еще одна причина стабильности.

Репортер: Один журналист заявил, что в Англии «Роллинг Стоунз» круче «Битлз». Можете это прокомментировать?

Джон: Это неправда.

(смех)

 

 

 

На снимке первая справа репортер «Дейли Миррор» Бланше Долпюгет (Blanche d’Alpuget). В «Дейли Миррор» ей поручили сопровождать группу из десяти девушек, которые выиграли возможность посетить день рождения Пола Маккартни.

 

 

 

 

Джордж: (шутливо) В прошлый месяц Дэйв Кларк был нас круче, и Брайен Пул до этого.

Джон: Правда в том, что они НЕ круче нас. Но они тоже крутые.

Репортер: Как много людей сопровождает вас в поездках?

Джордж: Это зависит от того, куда мы собираемся. Сейчас с нами три человека. У нас есть парень, что присматривает за оборудованием, еще наш дорожный менеджер, и еще у нас появился Дерек Тейлор, персональный помощник мистера Эпстайна.

Репортер: Когда Брайен Эпстайн стал вашим менеджером, с чего он начал для вашего продвижения?

Джордж: Когда он начал нами заниматься, у него не было опыта быть менеджером в шоу-бизнесе, он был директором в бизнесе своего отца.

Репортер: (с заминкой) Скажите мне, парни, последний вопрос…

Джордж: (после паузы) Ну и…

Пол: (хихикает)

Джордж: Я тебе потом скажу.

(смех)

Репортер: Последний вопрос. Еще пару лет тому назад, вам доставляло удовольствие быть музыкантом в «Битлз»?

Пол: Да.

Джон: Сейчас лучше, не так ли.

(смех)

Пол: Конечно, теперь все иначе, но так же замечательно.

Репортер: Ну, теперь все.

Джордж: (махая рукой) Всем пока.

Джон: (комичным голосом) До свидания!

 

 

 

 

 

 

Редактор сиднейской газеты «Сан»: «Их пресс-конференция показала, что подростки необязательно глупы, когда дело доходит до выбора победителей. Нельзя подготовить заранее пресс-конференцию. Задаются новые вопросы, и ответы возникают экспромтом очень быстро. Своими способностями они раскрыли тайну своего успеха».

 

 

 

 

 

Боб Фрэнсис (ди-джей): «В 1964 году я работал диск-жокеем в Аделаиде, и к нам пришла потрясающая новость – «Битлз» приезжают в Австралию. Но была и плохая новость – они не собираются посещать Аделаиду, поэтому мне пришлось оказать небольшую помощь моим друзьям. Ажиотаж вокруг «Битлз» был просто потрясающий. У них было пять хитов номер один в списке сорока лучших песен. Такого никогда раньше не было. Поэтому, когда нам стало известно, что «Битлз» не посетят южную Австралию, это по-настоящему меня раздосадовало. Я подумал, не устроить ли в эфире опрос, и не собрать ли нам какое-то количество подписей. Какое-то количество подписей? За три недели мы собрали 80 000, что было просто удивительно. Через пару дней пришла телеграмма: «Битлз посетят Аделаиду». И это была просто потрясающая новость. Никогда раньше я не видел ничего подобного. В пятницу с вечера после работы люди расположились лагерем, а в понедельник утром билеты поступили в продажу.

Мы организовали на террасе студию, чтобы у нас была возможность повесить на деревья динамики, и воспроизводить музыку. Люди танцевали повсюду. Атмосфера была просто фантастической. И, что было здорово, все хорошо себя вели. Никто не выпивал, это была просто другая эпоха, другое время. Невероятное время.

11 июня мне сказали: «Боб, не хочешь поехать в Сидней?», и я ответил: «Да, сэр». Я вылетел на «Фоккер Френдсшип», чтобы встретиться с «Битлз». Тот день был самым замечательным в моей жизни».

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «Одной девушке удалось завоевать особое внимание Джона Леннона. Впоследствии Дженни Ки — одна из самых модных художников-модельеров в Австралии, получившая в свое время международное признание за свои свитера в стиле «поп-арт». В 1964 году она была семнадца­тилетней студенткой. Не отличаясь особой красотой, она, тем не менее, умела выглядеть неотразимо».

 

Дженни Ки: «Мне было в то время 17 лет. Я не была закоренелой группи. Я была неопытной. Мы с подругой зашли в отель. Охрана преграждала путь от стены до стены, но мы нажимали все кнопки в лифте, пока его не заклинило. После этого мы выбрались на лестничный пролет и встретились с ними [«Битлз»].

В тот вечер на мне был костюм из шотландки с отделкой из кожи, а еще кожаные сапоги и большие круглые (солнечные) очки. Весь вечер Джон не мог ото­рвать от меня глаз, а когда стемнело, решился. Джон кивнул мне и сказал: «Тебе, наверное, лучше остаться здесь». На мгновение опешив, я воскликнула: «О! Вот это сюрприз!». Это было не простое «Я тебя хочу», скорее всего потому, что я была тогда наивной девочкой. Кажется, он вообще был вторым мужчиной в моей жизни. Он был очень, очень забавным. Мы прохохотали всю ночь. Я тогда носила контактные линзы и показала ему, как ими пользоваться. Он был очень чувствительным, и вовсе никаким не «мачо». Он обхаживал меня. А я то расстегивала, то снова застегивала платье. Та еще школьница! По-моему, у него ни­когда раньше не было женщины-азиатки, и это его возбуждало. А из соседней комнаты всю ночь доносились какие-то вопли. Мне показалось, что там все хлестали друг друга плетьми. В какой-то момент я испугалась, поскольку ни за что на свете не позволила бы сделать с собой то же самое. С Джоном я была такой застенчивой! И должна сказать, ему это очень нравилось. Я была совсем не такой, как остальные поклонницы. Это вообще был мой первый выход в свет. Переспать с Джоном было фантастическим событием. Это произошло, и это было превосходно».

 

 

 

Дженни Ки.

 

Альберт Голдман (автор книги «Жизни Джона Леннона»): «В 1967 году Дженни Ки переехала жить в Лондон и од­нажды встретила там Леннона вместе с Синтией. Узнав свою восточную красавицу, Джон воскликнул: «О, я помню! Австралия, контактные линзы, грандиозная ночь!»

 

Джон: «Куда бы мы ни приезжали, везде была одна и та же ситуация, что у нас были четыре спальни. Мы старались держать их [поклонниц] за пределами наших комнат. В номерах же Дерека и Нила всегда было полно разной швали и шлюх, и хрен знает кого еще».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)