Запись песен Matchbox, I’ll Cry Instead, Slow Down и I’ll Be Back

1 июня 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «В этот день в США поступил в продажу сингл Тони Шеридана и «Битлз» с песнями «Милая Джорджия Браун» (Sweet Georgia Brown) и «Если ты любишь меня, малышка (Оформи на меня страховку)» (If You Love Me Baby (Take Out Some Insurance On Me)), Atco 6302».

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Студия Эбби-Роуд. «Битлз» работают над песнями, предназначенными для альбома «Вечер трудного дня»: «Спичечный коробок» (Matchbox), «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead) и «Сбавь темп» (Slow Down). Во время записи в студии присутствовал Карл Перкинс, автор песни «Спичечный коробок». На Джорджа Харрисона Карл Перкинс оказал такое влияние, что во время турне [1960 года] с Джонни Джентлом он назвал себя Карлом Харрисоном».

 

Пол: «Наш великий герой, который написал «Синие замшевые туфли» (Blue Suede Shoes). Если бы не было Карла Перкинса, то не было бы и Битлз».

 

Джон: «Когда мне было около шестнадцати лет, у меня было только два замечательных альбома, которые я слушал полностью. Один из них был первым или вторым, не помню точно, альбомом Карла Перкинса. Мне нравилась в нем каждая из песен».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «В ранние годы Джон Леннон стал первым из «Битлз» обладателем сингла Карла Перкинса с песней «Спичечный коробок» (Matchbox), который он купил в 1957 году, когда ему было 16. Годом ранее он купил свой первый сингл «Синие замшевые туфли» (Blue Suede Shoes).

Единственная причина, по которой песня «Спичечный коробок» (Matchbox) была записана в этот день, было то, что кумир Джорджа Харрисона Карл Перкинс был в городе, и был приглашен в студию.

Одной из привилегий «Битлз» стало признание их славы, что позволило им встречаться и знакомиться со многими своими героями из прошлого, одним из которых был «король рокабили» Карл Перкинс. В мае 1964 Карл Перкинс гастролировал в Великобритании вместе с Чаком Берри («Энималз» выступали разогревающей группой у обоих артистов). Гастроли закончились 31 мая 1964 выступлением в Лондоне (Carling Apollo Hammersmith), после чего была организована вечеринка, на которой присутствовали «Битлз». Ринго воспользовался этим случаем, чтобы попросить у Карла Перкинса разрешения записать некоторые из его песен. «Чувак, валяй, приступай к делу!» — сказал он, с долларовым блеском в глазах, разрешив использовать весь свой каталог.

Сначала на повестке дня была запись его песни, которую они выбрали — «Спичечный коробок» (Matchbox). В качестве жеста доброй воли и чтобы засвидетельствовать это событие, на сессию был приглашен и сам Карл Перкинс. Хотя и ходят слухи, что он тоже играл в этой песне, но Перкинс был только наблюдателем».

 

Энди Бабюк (автор книги «Аппаратура Битлз»): «Согласно переписке между фирмой «Рикенбэккер» и грузоперевозчиком, двенадцатиструнная гитара Леннона ««Рикенбэккер 325» должна была прибыть в Лондон во время дней отдыха группы. Так что вполне возможно, что во время этих сессий записи Леннон использовал эту гитару».

 

beatlesbible.com: «Студия 2 «И-Эм-Ай», Эбби Роуд. Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит. Первая сессия записи состоялась с 14.30 до 17.30, во время которой были записаны дубли 1-5 песни «Спичечный коробок» (Matchbox), три из которых были полностью закончены. Последний дубль был выбран для мини-альбома «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Вокал был исполнен Ринго Старром, который играл и пел одновременно».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Не будучи уверенными в том, что альбом «Вечер трудного дня» будет выпущен достаточно быстро, они, по-видимому, решили, что это будет вокальным вкладом Ринго в этот альбом, хотя этого не случилось. Ринго решил петь, играя на барабанах, хотя наложение вокала было сделано потом. На самом деле было сделано тройное наложение вокала Ринго.

В начале 1960-х годов было довольно революционным то, что все участники группы поют. Даже такие вокальные группы, как «Четыре сезона» (прим. — The Four Seasons — американская вокальная группа, добившаяся международной популярности в начале 1960-х годов) и «Бич Бойз» и фолк-группы, такие как «Кингстон Трио», в основном придерживались формулы: «один вокалист, остальные на подпевке».

Как правило, в группе был один ведущий вокалист, который обычно стоял впереди, и если играл на инструменте, то, чаще всего, это была ритм-гитара. Это было оправдано, когда инструменты были основным ремеслом участников группы, а не их вокальные способности. В конце концов, кто будет ожидать, что барабанщик станет хорошим вокалистом? Ответ очевиден. Никто. И это относится и к «Битлз». Отличие заключалось лишь в том,  что вся четверка «Битлз» стала очень популярна в индивидуальном плане в плоскости «Битломании». В то время как британская аудитория вполне была удовлетворена лицезреть Ринго Старра в качестве четвертого Битла на заднем плане, в Америке в 1964 году он стал, в какой-то мере, самым популярным участником группы.

Благодаря такой популярности Ринго, наряду с появлением таких записей, как песня Фила Спектора «Ринго, я люблю тебя» в исполнении Бонни Джо Мэйсон (она же Шер), в «Кэпитол Рекордз» решили, что пришло время выпустить сингл с его пением. Летом 1964 года у них на выбор будет всего три песни. Для своего альбома «Что-то новое» (Something New), который выйдет 20 июля 1964, они выберут песню «Спичечный коробок» (Matchbox).

Думаю, что не слишком ошибусь, если скажу, что в студии эту песню записали довольно быстро».

 

Пол: «На некоторых из песен мы просто не задерживались. Должен признаться, что, на самом деле, мы не рассматривали песни Ринго также серъезно, как свои собственные. Это не очень хорошо, но оно так и было. Ринго, по сути, довольно тяжело было убедить петь. В общем, мы никогда не считали эти песни хорошими. Мы с Джоном делали основной акцент на том, чтобы «делать настоящие записи!».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Репертуар Карла Перкинса впервые под­вергся битловскому вторжению именно в этой композиции. Ринго Старр заправлял вокальным шоу под музыку в стиле рокабилли, осно­ванную на идеях, циркулировавших в мире блюза последних десятилетий. Сам компо­зитор присутствовал в студии во время записи своего творения, которое еще долгие годы (наряду с двумя другими песнями из альбома «Битлз на продажу») будет приносить ему гонорары».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Говорят, что пока перематывались пленки, Карл Перкинс немного с ними помузицировал».

 

Билл Харри: «К сожалению, их совместная музыкальная импровизация в студии не была записана».

 

beatlesbible.com: «Второй песней, которая была записана в этот день, была «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead)».

 

Марк Льюиссон (автор книги «Звукозаписывающие сессии Битлз»): «Эту песню Леннон написал для эпизода, в котором «Битлз» стремительно убегают из телестудии и оказываются на поле, где носятся по траве».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «22 и 23 апреля «Битлз» снялись в сценах фильма «Вечер трудного дня», где они «сбежали» по железной лестнице и бегали дурачась по игровому полю Торнбери. Эти кадры наряду со сценой от 13 марта на посадочной площадке для вертолета, были сняты для того, чтобы быть фоном для другой песни «Битлз». Режиссер Ричард Лестер, несомненно, должен был им сказать, что он имел в виду, хотя в тот момент песня еще не была определена. До этого Джон Леннон написал песню «под заказ», когда Лестер решил использовать фразу «Вечер трудного дня» в качестве названия для фильма. Несомненно, что Леннон снова использовал этот прием, когда выяснил, что нужно для этой сцены.

В тот момент у Джона было очень конкурентное настроение в деле написания песен, поскольку «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love) Пола Маккартни была самым востребованным хитом. Первоначально песня «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead) была предназначена для сцены побега».

 

Джон: «Я написал её [песню «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead)] для фильма «Вечер трудного дня», но Дику Лестеру она была не нужна. Вместо неё в этой сцене он снова использовал «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love)».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Решение Лестера использовать в этом месте песню Пола, несомненно, было занозой в заднице Джона. Было высказано предположение, что пессимистичный текст песни не вписывается в безалаберное кривляние этой сцены фильма. Возможно, что Джон был утешен тем фактом, что «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead) была выпущена как американский сингл за три недели до выхода фильма в США».

 

Иэн Макдональд (автор книги «Переворот в сознании»): «В основе песни «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead) лежат элементы жанра кантри-энд-вестерн, который очень любили все участники группы, особенно Ринго Старр».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Многие считают, что музыка «Битлз» — это смешение стилей рок-н-ролл, поп-музыки и ритм-энд-блюз, но с 1964 года еще одной со­ставной этого уравнения стала музыка кантри. Заразившись энтузиазмом Ринго Старра, группа стала слушать записи Бака Оуэнса, Джорджа Джонса и других звезд Нэшвилла, — вскоре влияние кантри стало ощущаться в их собственном творчестве, осо­бенно в композициях Леннона».

 

Синтия: «В песне отражается все отчаяние, которое Джон испытывал в те дни. Став кумиром миллионов, он потерял свободу и радость, которые испытывал в юности».

 

Джон: «Строка «Щепка на моем плече больше мебельной ножки» (A chip on my shoulder that’s bigger than my feet) точно передавала чувства, которые я испытывал в то время».

 

прим. – «wear a chip on one’s shoulder» — носить щепку на плече означает быть готовым к драке; держаться вызывающе; искать повода к ссоре.

 

Уоррен Шир (радио «Голос Америки»): «Некоторые популярные выражения являются загадкой. Никто не знает точно, как они развились. Одно из этих выражений – носить щепку на плече. Человек с щепкой на плече – проблема для всех, кто вынужден иметь с ним дело. Кажется, что он ожидает неприятностей. Иногда кажется, будто он говорит «Мне все причиняет несчастье, но что Вы собираетесь с этим делать?»

Щепка – это маленький кусочек чего-то, к примеру, дерева. Как эта щепка оказывается у человека на плече? Ну, эксперты говорят, что это выражение впервые было использовано в Соединенных Штатах более ста лет назад.

Один писатель считает, что это выражение могло произойти от старой поговорки. Поговорка предупреждала о том, что не стоит рубить слишком высоко, иначе щепка может отлететь Вам в глаз. Это – неплохой совет. Если Вы рубите дерево топором слишком высоко, вырубленная из дерева щепка попадет Вам в глаз. Это высказывание предупреждает о том, что опасно атаковать людей, имеющих более высокое положение, чем у Вас.

Позже в Соединенных Штатах некоторые люди помещали на плечи реальную щепку в качестве проверки. Они хотели начать драку. Они ждали, пока кто-то осмелится попробовать сбить щепку».

 

I’ve got ev’ry reason on earth to be mad,  У меня есть все основания беситься

‘Cause I’ve just lost the only girl I had.  Ведь я только что потерял свою единственную.

If I could get my way,  Если бы я мог поступить по-своему,

I’d get myself locked up today,  Я бы запер себя сегодня,

But I can’t, so I’ll cry instead.  Но я не могу, так что вместо этого мне остаётся только заплакать.

 

I’ve got a chip on my shoulder that’s bigger than my feet,  Щепка на моем плече больше мебельной ножки,

I can’t talk to people that I meet,  Я не могу в этом признаться людям, которых встречаю,

If I could see you now,  Если бы я мог увидеться с тобой сейчас,

I’d try to make you sad somehow,  То постарался бы как-нибудь расстроить тебя,

But I can’t, so I’ll cry instead.  Но я не могу, так что вместо этого мне остаётся только заплакать.

 

Don’t wanna cry when there’s people there,  Не хочу плакать, когда вокруг люди,

I get shy when they start to stare.  Я смущаюсь, когда они начинают таращить глаза.

I’m gonna hide myself away hey,  Я собираюсь спрятаться подальше,

But I’ll come back again some day.  Но когда-нибудь я вернусь.

 

And when I do you’d better hide all the girls,  И тогда тебе лучше спрятать всех девушек,

I’m gonna break their hearts all ‘round the world.  Я буду разбивать их сердца по всему миру.

Yes, I’m gonna break ‘em in two,  Да, я буду разбивать их надвое,

I’ll show you what your lovin’ man can do,  Я покажу, на что способен твой любящий мужчина,

Until then I’ll cry instead.  А пока вместо этого мне остаётся только заплакать.

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «В 1964 году у Джона Леннона началась новая глава в написании песен. До этого в текстах песен присутствовала поверхностность, которую можно видеть в таких песнях, как «От меня тебе» (From Me To You) и «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand). Такое поверхностное выражение романтики было достаточно приемлемым для их поклонников подросткового возраста».

 

Джон: «К написанию поп-песен у меня было отношение как бы профессионального автора. Мы придерживались определенного стиля для сингла, и сочиняли песни в определенном стиле. Я был особым Джоном Ленноном — автором песен, который сочинял песни для мясной лавки, и я не считаю, что тексты и все остальное имели какую-либо глубину».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Заметное смещение в сторону текстов песен началось после их первого знакомства с музыкой Боба Дилана. В январе 1964 года в Париже они приобрели его альбом «Сам по себе» (Freewheelin), и слушали его постоянно».

 

Джон: «Я начал задумываться о своих чувствах. Вместо того чтобы проецировать себя на ситуацию, я попытался выразить то, как я себя ощущаю, то, что я делал в своих книгах. Я думаю, что Дилан помог мне осознать это, не в какох-либо беседах или чего-то такого, а только слушая его произведения».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Результат этого сразу же отразился в текстах Леннона, начиная с ревнивого ультиматума в песне «Тебе не надо так делать» (You Can’t Do That), записанной 25 февраля 1964. С этого времени в текстах Джона можно легко обнаружить его личный опыт, даже в таких довольно быстро скомпонованных песнях, как «Скажи мне, почему» (Tell Me Why) и «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night).

Когда дело дошло до записи песни «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead), излияние личных эмоций от гнева и жалости к смущению и возмездию, убедительно изображается как никогда раньше».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Песня «Мне остаётся только заплакать» (I’ll Cry Instead) открыла целое направле­ние в творчестве «Битлз», в частности Леннона, создавая новый имидж Джона — ге­роя-романтика, сидящего, оперев голову на ладони, и погрузившегося в океан скорбных мыслей. Эта поза вины и печали наложила характерный отпечаток на творчество Лен­нона в последнее десятилетие его жизни».

 

beatlesbible.com: «Песня была записана в двух разных фрагментах, отмеченных как «А» и «Б», которые впоследствии были отредактированы (моно-сведение для США содержало повторение первого куплета, следующего за инструментальной вставкой, соединяющей две части песни. В редакции «И-Эм-Ай» этот повтор отсутствовал). Было записано шесть дублей фрагмента «А» и два дубля фрагмента «Б».

 

Марк Льюиссон (автор книги «Звукозаписывающие сессии Битлз»): «Композиция состояла из двух фрагментов, которые позже можно было бы соединить вместе для того, чтобы она по времени вписалась в необходимую сцену фильма».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Несмотря на кажущуюся простоту компо­зиции, музыкантам было довольно сложно ее записать. В конце концов «Битлз» уже не пытались исполнить всю песню сразу и разделили ее на две части, из которых Джордж Мартин сделал потом одно целое. Отсюда становится понятным, почему композицию было легко удлинить для американской версии альбома».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «По какой-то причине «Битлз» решили записать эту песню в двух разных фрагментах для дальнейшего совмещения этих фрагментов в процессе редактирования. Можно предположить, что после записи шести дублей был сделан вывод, что песня слишком короткая. После этого они записали еще два дубля (7-й и 8-й) с инструментальной вставкой и последним куплетом для последующего редактирования.

На всех дублях «Битлз» играют на своих обычных инструментах с ведущим вокалом Джона. Впоследствии на запись обеих частей песни будут сделаны наложения тамбурина и двойного вокала Джона».

 

beatlesbible.com: «Последней песней дневной сессии была кавер-версия Лари Уильямса «Сбавь темп» (Slow Down). Сперва «Битлз» записали три дубля ритм-секции, на которую было сделано двойное (для усиления мощности) наложение вокала Джона Леннона. Партия фортепиано в исполнении Джорджа Мартина будет добавлена 4 июня 1964».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Альбом «Вечер трудного дня» выпущенный в Великобритании стал первым альбомом «Битлз», состоящим исключительно из оригинальных композиций, и единственным альбомом «Битлз», полностью написанного Ленноном и Маккартни. Так получилось, но, возможно, не предполагалось. Во время этой сессии кроме песни «Спичечный коробок» (Matchbox) они также записали одну из любимых песен Джона Леннона «Сбавь темп» (Slow Down) Лари Уильямса.

В отличие от обычного шаблона, сначала они сосредоточились на записи ритм-секции, используя только инструменты (гитары, бас и барабаны), без какого-либо вокала. Третья попытка была признана удачной, после чего они начали добавлять наложения.

Первым из наложений были гитарные штрихи Джорджа Харрисона на протяжении всей песни, а также его гитарное соло. Создается впечатление, что ему было довольно трудно точно выразить свою часть, о чем свидетельствуют его неуверенные попытки расставить акценты в начале пятого, шестого и девятого тактах вступления. Его соло также звучит довольно резко, вероятно из-за того, что хотя «Битлз» и исполняли эту песню достаточно часто в свои ранние годы, но они не возвращались к ней с 16 июля 1963 года, во время записи на радио «Би-Би-Си».

Затем Джон приступил к записи пронзительного вокала, прилагая все усилия, чтобы соответствовать манере пения и надрывному голосу своего героя. Чтобы добавить большей глубины, было сделано двойное наложение вокала, которое стало шестым дублем. Поскольку двойное наложение вокала никогда не было сильной стороной Леннона, между этими двумя вокальными дублями немало заметных расхождений. Так во время «интервала» в десятом такте первого куплета, Джон выдерживает темп, когда поет строчку «если ты хочешь, чтобы наша любовь продолжалась» (if you want our love to last), и немного ускоряет темп, что приводит к заметному расхождению, когда Ринго вступает с барабанами. Есть и другие моменты, когда его интонации не совпадают, а в некоторых случаях он поет по-разному».

 

Джон Робертсон (автор книги «Полный путеводитель по музыке Битлз»): «Уверенное исполнение Ленноном этого номера Лэрри Уильямса (одного из трех его сочинений, записанных группой) приближа­ет последний к уровню песни «Долговязая Салли» (Long Tall Sally). Заручившись поддержкой Джорджа Мартина на фортепиано, «Битлз» без труда преодолели все 12 тактов композиции, а ленноновский вокал с хрипотцой сделал битловскую версию недосягаемой для других британских бит-групп».

 

beatlesbible.com: «Второй сеанс записи состоялся с 19.00 до 22.00, во время которого была записана песня Джона Леннона «Я вернусь» (I’ll Be Back)».

 

Джон: «Песня «Я вернусь» (I’ll Be Back) полностью моя».

 

Пол: «Песня «Я вернусь» (I’ll Be Back) была написана совместно с Джоном, но в основном это его идея. Когда мы знали, что пишем песню для чего-то вроде альбома, он в свободное время сочинял некоторое количество, потом приносил их, мы устравивали просмотр… У нас было определенное время, было известно, когда была дата записи за неделю или две до того, как мы там будем».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Свободное время, которое Джон использовал для написания песни «Я вернусь» (I’ll Be Back), было, по-видимому, во время его отдыха на Таити. Зная, что альбом с саундтреком к фильму «Вечер трудного дня» должен быть завершен вскоре после их возвращения, Джон, наслаждаясь солнцем, выдал на-гора несколько песен. «Когда угодно» (Any Time At All) и «Когда я приду домой» (When I Get Home) тоже, как считается, написаны во время этого отпуска.

Поскольку необычность структуры песни «Я вернусь» (I’ll Be Back) была более характерна для работ Леннона, с большой степенью уверенности можно предположить, что музыка в основном, если не полностью, была написана Джоном. В течение трех-четырех дней после возвращения домой из отпуска и до времени записи песни 1 июня, Джон, должно быть, показал эту песню Полу, чтобы внести несколько последних штрихов».

 

Иэн Макдональд (автор книги «Переворот в сознании»): «Трогательный текст и звуки акустической гитары в стиле фламенко добавляют трагичности композиции. Переходы от минора к мажору делают песню непохожей на обычную поп-композицию. В песне содержатся два совершенно разных перехода и отсутствует припев. Плавное затухание в конце звучит неожиданно: кажется, что оно появляется на половину куплета преждевременно.

Существует мнение, что, создавая «Я вернусь» (I’ll Be Back), Джон Леннон обыграл аккорды композиции «Беглянка» (Runaway) исполнителя Дела Шеннона, возглавившую британские хит-парады в апреле 1961 года».

 

прим. – «Беглянка» (Runaway) — песня американского певца Дела Шеннона. Он написал её сам в соавторстве с Максом Круком. В феврале 1961 года песня была издана как сингл. В апреле она поднялась на 1 место чарта «Биллборд» и оставалась на самой вершине четыре недели.

 

Билл Харри: «Он [Леннон] просто переработал аккорды композиции Шеннона и создал нечто новое».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Джон объяснил, что песня «Я вернусь» (I’ll Be Back) была его «вариацией аккордов песни Дела Шеннона». Самым близким по размерности был лучший хит Дела — «Беглянка» (Runaway), который в 1961 году четыре недели занимал верхнюю строчку хит-парада США, а также был в концертном репертуаре «Битлз» в 1961 и 1962 годах».

 

You know if you break my heart I’ll go,  Знаешь, если ты разобьёшь моё сердце, я уйду,

But I’ll be back again.  Но снова вернусь.

‘Cause I told you once before good-bye,  Потому что я уже говорил тебе однажды «прощай»,

But I came back again.  Но опять вернулся.

 

I love you so oh, I’m the one who wants you.  Я так тебя люблю, я тот, кому ты очень нужна.

Yes, I’m the one who wants you, oh ho, oh ho.  Да, я тот, кому ты очень нужна.

 

Oh, you could find better things to do  Ты могла бы найти занятие получше,

Than to break my heart again.  Чем снова разбивать моё сердце.

This time I will try to show that I’m  На этот раз я постараюсь показать, что я

Not trying to pretend.  Не пытаюсь притворяться.

 

I thought that you would realize  Я думал: ты поймёшь,

That if I ran away from you,  Если я буду избегать тебя,

That you would want me too,  Что я тебе тоже нужен,

But I got a big surprise oh ho, oh ho.  Но меня ждал большой сюрприз.

 

I wanna go, but I hate to leave you,  Я хочу уйти, но очень не хочу покидать тебя,

You know, I hate to leave you oh ho, oh ho.  Ты знаешь, я очень не хочу покидать тебя.

Оh, you if you break my heart I’ll go  Если ты разобьёшь моё сердце, я уйду,

But I’ll be back again.  Но снова вернусь.

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Необремененный установленными правилами сочинения песен в жанре поп-музыки, Джон писал по наитию. Если он чувствовал, что нужна дополнительная инструментальная вставка, он её включал. Если он ощущал, что будет правильно добавить пару дополнительных битов в определенном такте, он их добавлял. Возможно, что он не знал, как это называется с точки зрения музыкальной терминологии, но для него это звучало так, как надо, и только это имело значение. Результатом этого была та свобода творчества, которая позволяла автору песни выражать себя так, как он считал нужным.

Структура песни «Я вернусь» (I’ll Be Back) содержит такую последовательность аккордов, которая в то время была совершенно новаторской. От аккорда «А» в миноре она переходит к «G», затем «F», потом «E», и после чего все повторяется. Следуя этой схеме, в то же время Леннон добавляет «С» после «А» в миноре. Соединив это с аналогично-восходящей басовой линией, Джон замаскировал это «влияние» таким образом, что никто не мог и заметить.

Есть предположение, хотя и ничем не подтвержденное, что таким образом Джон хотел вернуть долг Делу Шеннону за оказанную им услугу для Леннона и Маккартни. 18 апреля 1963 года Дел выступал вместе с «Битлз» в одном концерте в Короевском Альберт-Холле. Зная, что у «Битлз» были определенные трудности с рекламой в Америке, Дел предложил записать одну из их песен и выпустить её как сингл. В результате он записал песню «От меня тебе» (From Me To You), которая стала конкурировать в эфире с оригинальной версией «Битлз», сумевшей занять 77 место в списке популярности синглов «Биллборд». Поскольку это была первая композиция Леннона-Маккартни, которая попала в Америке в первую сотню, было высказано предположение, что таким образом Джон ответил на его любезность, изменив аккорды песни «Беглянка» (Runaway) в «Я вернусь» (I’ll Be Back)».

 

beatlesbible.com: «Было записано девять дублей с бас-гитарой и барабанами, затем семь дублей с наложением акустической гитары и двойного вокала: на второй дорожке акустическая гитара Джорджа Харрисона, на третьей вокалы Джона Леннона и Пола Маккартни, и партия акустической гитары Джона Леннона. На четвертую дорожку было сделано наложение еще одной партии акустической гитары Харрисона».

 

Дейв Рубачевски (автор книги «История музыки Битлз»): «Причина, по которой на песню «Я вернусь» (I’ll Be Back) было затрачено целых три часа, заключалась в том, что они были недостаточно подготовлены к записи, и им пришлось много экспериментировать. Они даже не были уверены в тактовом размере песни, хотя она явно была написана в размере 4/4. По предложению Пола и Джорджа Мартина, они предприняли попытку применить размерность 6/8, играя на электрогитарах, но нескладность звучания позволила им добраться только до второго бриджа. Этот дубль под номером 2 можно услышать в «Анталогии 1», который заканчивается восклицанием Леннона о том, что «это слишком сложно петь».

По-прежнему с электрогитарами в руках, они вернулись к размеру 4/4 и записали дубль 3, который также можно услышать в «Анталогии 1».

Несмотря на то, что это подходило для песни намного лучше, было внесено еще много изменений. Во-первых, у них все еще не было проработано вступление песни, и Леннон продолжал исполнять песню сразу с первого куплета. Во-вторых, к этому моменту только Джон с Полом подстроились друг к другу. В-третьих, они заканчивали песню в конце третьего бриджа, в то время как Джон снова и снова повторял «о-о».

Потребовалось еще тринадцать попыток, чтобы улучшить структуру песни до готовности, которая включала в себя переход на акустические гитары, которые более соответствовали меланхолическому настроению песни. Джорджем Харрисоном было добавлено более высокое звучание без аккордового сопровождения поверх вокальных партий Джона и Пола, что придало песне более насыщенную атмосферу. Джордж также расставил очаровательные гитарные фразы в соответствующие места песни. В конце композиции был добавлен повтор первого куплета, а также чередование мажорных и минорных аккордов в конце песни с намерением сделать затухание на этапе сведения.

Дубль 16 был оставлен как лучший. На него было сделано наложение двойного вокала Леннона, что сделало песню еще более эффектной. Также было сделано наложение партии акустической гитары, которая, по-видимому, была исполнена Джоном, чтобы усилить акустическое звучание песни.

Вызывает интерес некоторая неопределенность, присутствующая на протяжении всей песни, и являющаяся её особенностью. Эта песня в «А» мажоре или «А» миноре? Два такта вступления играются в «А» мажоре, но с первым куплетом быстро переходят в «А» минор. Каждый куплет заканчивается в «А» мажоре, но окончание песни повторяет эту двойственность, постоянно чередуя «А» мажор и «А» минор, постепенно затихая. По-видимому, ключ песни как раз и заключается в этом чередовании мажора и минора.

Первое, что мы слышим во вступлении – это четырехнотная гитарная фраза Джорджа Харрисона, которая, по-видимому, была записана во время сессии, поскольку её не было в дублях 2 и 3. Эта фраза начинает звучать перед битом первого такта, заканчиваясь в четвертом бите, во время которого вступает остальная часть группы.

Первый куплет, как и все остальные, длится шесть тактов и имеет трехчастную гармонию с двойной мелодией Джона. Понижающая басовая линия Пола помогает подавить пятиаккордовый рисунок Дела Шеннона, снижаясь по одному аккорду за такт с повтором последнего аккорда «А» мажор в качестве фона для повторной четырехнотной гитарной фразы Джорджа Харрисона.

После идентичного шаблона для второго куплета мы входим в первый бридж, который продолжается 6 с половиной тактов, так как Леннон инстинктивно решает убрать последние два бита последнего такта. Джон поет это соло с двойным наложением вокала. В конце бриджа он вступает с характерным «о-о» — переходной фразой, повторяемой дважды, чтобы плавно перейти в третий куплет. Третий и четвертые куплеты идентичны по форме предыдущему. Затем Джон впервые переходит к совершенно другому бриджу на 9 с половиной тактов, так как он снова по своему наитию добавляет два бита в последнем такте. Вероятно, это то, о чем сказал Джон, когда в одном из интервью 1972 года: «Хорошая песня, хотя середина немного невзрачна». Как бы то ни было, полная драматизма строка Джона «Если я буду избегать тебя, [то ты поймешь] Что я тебе тоже нужен» (That if I ran away from you, that you would want me too) относятся к этому бриджу, который становится высшей точкой песни. Этот бридж иного формата, который слышен только один раз в песне, похож на другой бридж только в повторе «о-о» переходной фразы, слышимой в конце.

Также повторяются третий и четвертый куплеты, за которыми следует первый бридж, но с другим текстом. Затем с повтором первого куплета песня стихает, что также было новой идеей, возникшей в процессе записи, о чем свидетельствует отсутствие этого в дубле 3. Завершение повтором первого куплета оказалось хорошей идеей, так как песня заканчивается названием песни, которое в песне использовалось только во второй раз».

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «1 июня 1964 года «Роллинг Стоунз» прилетели в Нью-Йорк, чтобы отправиться в свой весьма хаотичный первый американский тур, наспех организованный Эри­ком Истоном и злополучной американской дочерней компанией «Дека» — «Лондон Рекордз». Самым удачным проектом «Лондон Рекордз» был Мантовани, король стиля «муд», и там просто не знали, что им делать, когда дело дошло до маркетинга популярных английских исполнителей. В аэропорту Стоунзов встретили пять тысяч возбужденных девушек».

 

Кристофер Сэндфорд (автор книги «Мик Джаггер – просто крутой»): «Первым, сам неся свой багаж, по трапу сошел Мик Джаггер. Широкими, характерными для рослых мужчин шагами он пробирался сквозь толпу репортеров, нагруженных камерами и вспышками. На пресс-конференции журналисты орали, как дикие звери, готовые разорвать свою жертву. Все пространство вокруг помоста, казалось, готово было вспых­нуть от невероятного скопления осветительных приборов».

 

Стивен Дэйвис (автор книги «Время собирать камни»): «Во время импровизированной пресс-конференции раздался хор ду­рацких вопросов. «Эй, ребята! У вас на головах парики? Вы поете как «Битлз?».

 

Кристофер Сэндфорд (автор книги «Мик Джаггер – просто крутой»): «Вы исполняете ту же музыку, что и «Битлз»? Джаггер вскинул, потом опустил голову и, гордо поджав губы, коротко отрезал: «Нет». Другой журналист, всем телом подавшись в сторону сце­ны, прокричал: «А кто лучше?». В ответ последовала долгая пауза. Казалось, целая буря эмоций пронеслась по лицу певца. Наконец Джаггер сделал шаг вперед. «Мы», — твердо проговорил он. – «Все мы».

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)