3-й день отдыха — Таити и Виргинские острова

5 мая 1964 г.

 

Роу Грэхэм: «Следующее утро было жарким и душным, что предвещало дождь».

 

Синтия: «На рассвете муссон вылился в ревущий ураган».

 

Патти Бойд: «Местные были настолько взволнованы тем, что они возьмут нас в долгое путешествие по островам, что покрасили генератор».

 

Синтия: «Пришёл кок с таитянской командой. Они не знали ни слова по-английски, но через кока информировали нас о том, что мы отплываем через час».

 

Патти Бойд: «Экипаж лодки составляли шестеро дородных таитян с редкими зубами и без знания английского, поэтому общение было минимальным».

 

Роу Грэхэм: «Мы позавтракали в городе в ресторане и отправились за провизией и другими необходимыми вещами, такими как дождевые накидки, соломенные шляпы, крем для загара, ласты, гитары и какие-то таблетки от простуды для Джона. Не смотря на то, что рассказ о приезде битлов с фотографиями был напечатан в утренней газете, им уделялось мало внимания на улице, за что они были очень благодарны».

 

Джордж: «В Папеэти мы дождались заказанного парусного судна. До этого мы заглянули в парочку магазинов и купили с Джоном классные темно-зеленые непромокаемые плащи».

 

Роу Грэхэм: «Первоначально, по просьбам Джона и Джорджа, был выбран остров Туамоту (Tuamotu) на северо-востоке Таити, как тихое и малообитаемое место. Это был низкий атолл и поэтому с одной стороны он отвечал таким требованиям, как спокойствие и тишина, но на нем сложно, почти невозможно было бы достать фрукты, молоко, лед и свежую воду. Поэтому было решено изменить маршрут и отправиться на Лез Айлес сюр ле Вент (Les Isless sous le Vent), который лежал на северо-западе Таити и был лучше обеспечен свежими продуктами. В последующие дни мы могли бы отправиться на Хуахини (Huahine), Раятеа (Raiatea), Тахая (Tahaa) и Бора Бора (Bora Bora), остановившись по пути на соседнем с Татити острове Муреа (Morea)».

 

 

 

 

Роу Грэхэм: «Это 60-футовое судно с названием «Мэйлиз» было нанято примерно за 60 фунтов-стерлингов в день. Битлы ожидали что-то более роскошное, но никто не пожаловался на тесноту кают».

 

Джордж: «Мы отплыли рано утром».

 

Патти Бойд: «Мы забрались на борт, удобно устроились в своих каютах и, поздним вечером, отправились в плавание».

 

Роу Грэхэм: «Мы начали плавание в 2.30 после полудня под проливным дождем, но все были в хорошем настроении».

 

Синтия: «Никто из нас до этого не плавал под парусами, и мы не представляли се­бе, что это такое и вообще что значит море. Но мы догадывались: переход к следующему острову будет не лёгкий. Одному богу извест­но, почему мы не перевернулись, когда поднимали паруса».

 

Патти Бойд: «Всё было абсолютно восхитительно, пока мы не вышли из гавани, направляясь к одному из островов. Внезапно поднялся ветер, море разбушевалось, разверзлись небеса, и мы оказались в гуще тропического шторма».

 

Синтия: «Наши «мо­ряки» оказались обыкновенными лесорубами, переодетыми в зюйдвест­ки и болотные сапоги. От страха их лица позеленели, став одного цвета с бушующими волнами. Вопя на каком-то странном наречии, они мёртвой хваткой вцеплялись в любой предмет, который был под рукой, боясь свалиться за борт».

 

Роу Грэхэм: «Снаружи защитного рифа море стало более бурным, и судно швыряло и крутило в разные стороны. Воодушевление путешественников стало угасать».

 

Патти Бойд: «Лодка раскачивалась из стороны в сторону, скользила то вверх то вниз на огромных волнах, которые окатывали нас, когда разбивались о корпус. Удары огромных зигзагообразных молний освещали небо, сопровождаемые оглушительными раскатами грома».

 

Джордж: «Как только мы вышли из гавани, то попали в бурное течение».

 

Синтия: «Включили вонючие двигатели и, тря­сясь и качаясь, мы вышли в открытое море, покинув безопасную гавань».

 

Джордж: «Нам пришлось запустить двигатели, а судно только что покрасили, поэтому оно изрядно воняло дизельным топливом и краской. Спуститься вниз мы не могли из-за вони, поэтому оставались на палубе».

 

Патти Бойд: «Мы спустились в каюту, чтобы укрыться от дождя, который шёл, как из ведра, но смесь вони от новой краски генератора с испарениями бензина от двигателя вызвало у меня такую тошноту, что мне пришлось вернуться на палубу».

 

Роу Грэхэм: «Мы шли, используя мотор, и запах дыма от свежевыкрашенного мотора и волнение на море быстро подействовали на самочувствие Джорджа, которого начало мутить».

 

Синтия: «Тогда я была уверена, что нас ждёт бесславный конец. «Джон, мне страшно! Мы все пойдём ко дну! Я больше не увижу Джулиана! Нас смоет за борт! Джон, я больше не могу! Давай вернёмся. Скажи им, что мы хотим назад!»

 

Роу Грэхэм: «Следующим слабаком оказалась жена Джона, которая пошла наверх отдохнуть. Дым от двигателя просачивался в каюту, и Син тоже стало дурно. Через 1,5 часа Джордж и Син предложили вернуться и дождаться хорошей погоды, но Джон и команда убедили продолжить путь, поскольку мы были уже на половине пути к цели».

 

Синтия: «Мне было дурно от гадкого запаха горящего топлива и страш­ной качки».

 

Джордж: «Вскоре нас с Синтией затошнило и вырвало».

 

Синтия: «Устрашающего размера волны одна за одной накатывались на палубу. Я бросилась искать спасения в каюту, а Джон остался на палубе, изображая из себя бывалого морского волка. Шторм ему даже нравился, я это видела по его лицу. А я, не добежав до каюты, опорожнила весь свой завтрак в ближайший контейнер, а именно в совершенно новую пеструю шляпу от солнца».

 

Патти Бойд: «Джордж и Синтия остались внизу, но Джон тоже не смог этого вынести, и мы лежали на палубе, держась изо всех сил и наблюдая, как экипаж пытается сладить с парусами».

 

Джордж: «День казался бесконечным, но, в конце концов, на закате мы бросили якорь у следующего острова. Нам было так плохо, что мы рухнули на койки и мгновенно заснули».

 

Патти Бойд: «Более чем через час шторм ослаб, и с наступлением темноты море успокоилось, а ветер стих. Мы были так истощены и больны, что мы отправились прямиком в свои койки и уснули».

 

Синтия: «Что было дальше, я помню очень смутно. Когда я очнулась, на меня, наверно, было страшно смотреть. Моя бедная шляпа, выброшен­ная за борт, плыла в сторону заката, унося с собой все мои тре­воги и заботы. Мope немного успокоилось и солнце, наконец-то, ре­шило показаться».

 

Роу Грэхэм: «Мы достигли убежища в защищенной рифами лагуне на Муреа около шести вечера, все, кроме Джорджа, все еще страдавшего от морской болезни, поужинали. Затем настроили гитары и запели».

 

Синтия: «Когда я совсем пришла в себя, путешествие стало казаться совсем даже неплохим. Здесь мы были вольные, как ветер, никто нас не беспокоил, никто даже не интересовался, кто мы такие.

Вскоре мы с Патти стали настоящими подругами. Я восхищалась ее идеально стройной фигурой и прекрасным чувством стиля, а она, как мне кажется, находила свою прелесть в общении со мной как с человеком, который был с «Битлз» с самого начала и знал слабые и сильные стороны каждого из них. Джон с Джорджем также общались очень легко и непринужденно. Они обычно отправлялись на пляж, в то время как мы с Патти бродили по магазинам».

 

 

 

Финал общенационального конкурса «Новое Звучание ‘64» в клубе «Пещера», 5 мая 1964.

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)