2-й день отдыха — Гавайские и Виргинские острова

4 мая 1964 г.

 

 

 

4 мая 1964 года репортеры сфотографировали Джулиана Леннона, когда с ним гуляла его бабушка Лилиан Пауэлл.

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «На острове Вирджин-Горда, Пол, Джейн, Ринго и Морин гуляли по пляжу Литтл-Дикс-Бэй, купались, собирали ракушки. Пол гулял босиком по пляжу, и наступил своей ногой на колючку. Он был слишком самоуверенным и совершенно обгорел на солнце».

 

Ринго: «Джейн не любила загорать, а Пол обгорел на солнце и потом стонал всю ночь. Наши каюты были расположены по разные стороны коридора, их отделяли только занавески, поэтому слышимость была отличная».

 

Бэрри Майлз: «Вечером они провели время, слушая группы стиля калипсо».

 

 

 

Гонолулу — город на острове Оаху, Гавайские острова, столица штата Гавайи, фото 1964 г.

 

 

Джон: «Нам пришлось сделать остановку в Гонолулу, чтобы добраться до Таити и отдаленных островов».

 

Синтия: «По пути на Таити надо было остановиться на Гавайских островах».

 

 

 

 

Джордж: «Пару дней нам пришлось провести в Гонолулу, в ожидании связи с Таити, поэтому, чтобы оказаться подальше от Вайкики, мы на машине доехали до пляжа на севере острова, где нас никто не знал».

 

Патти Бойд: «На те два дня, которые нам пришлось прождать, пока мы не попали на пересадку до Таити, мы сбежали на уединённый пляж на севере острова, где никто нас не знал – или мы так думали. Было невероятно жарко, поэтому Джордж попросил постричь ему волосы. Когда я это сделала, я выбросила клочки волос в корзину для ненужных бумаг. Позже я узнала, что их обнаружили уборщицы, которые и стали гордыми владелицами локонов Джорджа. Тогда там я научилась думать подобно шпиону и не оставлять следов».

 

Синтия: «Злые демоны молвы всё-таки достали нас. Радиостанции передавали подробный репортаж о нашем прибытии, где мы будем жить, куда направляемся. Казалось, они знают больше, чем мы сами. Мир опять стал сужаться, и мы сно­ва попали в ловушку, забаррикадировавшись в номере oтеля. Нас спас любезный американец-адвокат, который сжалился над нами и пригласил к себе. Мы провели несколько приятных часов у него в гостях, но и тут молва нас настигла: дом окружили поклонники, и хозяин вызвал полицию. Она опять прибыла вовремя».

 

zelox (forums.stevehoffman.tv, 2016): «В Гонолулу до пляжа их [Джона, Синтию, Джорджа и Патти] сопровождал парень по имени Макдермотт (McDermott), занимавший в отеле должность специалиста по связям с общественностью. У него была дочь, которая была хорошей подругой моей старшей сестры. Мы все учились в одной школе. Та четверка едва только успела соприкоснуться с белым песком великолепного пляжа Кайлуа Бич, как их узнали некоторые из самых внимательных зевак, так что им пришлось срочно возвращаться в отель. Вскоре все, от газетчиков до местных ди-джеев, начали проявлять интерес к этому событию, а толпы молодых поклонников стали собираться возле отеля, располагаясь, в том числе, и на близлежащих крышах. Я не был среди них, но моя сестра да. Её даже тайком провели внутрь отеля».

 

Джон Макдермотт: «На Гавайях жители уважают частную жизнь знаменитостей, но подростки оказались невероятным исключением. Их поклонники были повсюду, даже на ближайших крышах. И толпа все росла».

 

Тиффани Хилл (журналист): «Во время обеда в доме Макдермотта Леннон, Харрисон и компания наслаждались стейками, стараясь держаться подальше от окон».

 

 

 

zelox (forums.stevehoffman.tv, 2016): «Некоторое время эти юные девочки были предметом зависти нашей школы. Обратите внимание на закрытое занавеской окно за ними, что было достаточно нетипично».

 

zelox (forums.stevehoffman.tv, 2016): «После обеда с барбекю несчастную четверку увезли в аэропорт Гонолулу в черном седане в сопровождении полицейского эскорта, и они отправились продолжать свой отпуск где-то еще в Тихом океане».

 

beatlesbible.com: «Через два дня после начала своего отдыха на Гавайях, Джон, Синтия, Джордж и Патти вылетели на Таити в Папеэт».

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «Когда они полетели в Папеэти на Таити, один из репортеров спросил у Джона: «Почему вы так быстро покидаете Гавайи?», на что Джон отрезал: «Почему бы тебе не оставить нас в покое? Ты бы хотел, чтобы во время отпуска микрофон постоянно тыкал тебе в лицо?». Когда Джорджа спросили: «Как долго вы пробудете на Таити?», он ответил: «Час».

 

 

 

 

 

 

 

Джордж: «Затем мы самолетом перебрались на Таити»

 

 

 

 

Патти Бойд: «Когда мы прибыли на Таити, стена жары поразила нас, как только мы сошли с самолёта. Маленький аэропорт выглядел так, словно был вырезан из джунглей, и несколько симпатично одетых местных девушек ждали, чтобы поприветствовать нас ромовым пуншем в кокосах и цветочными венками, которыми они украсили наши шеи. Всё было страшно причудливо и волнующе».

 

 

 

 

Прибыв на Таити, в аэропорту им пришлось прождать более часа, пока их кто-то встретил.

 

Патти Бойд: «Но за этим последовало долгое ожидание в жарком, душном зале человека, который должен был отвести нас в Папеэти, где мы должны были встретиться с лодкой. Так как всё организовал Брайен, никто из нас не знал деталей. Так было всегда: мы отправлялись в путь, словно маленькие дети, веря, что всё будет под контролем у взрослых. Но в тот момент всё было так, будто нянечка исчезла. Мы оказались беспомощны».

 

Роу Грэхэм (Rowe Graham): «Как насчет того, что бы поработать 3 недели переводчиком на чартерной парусной шлюпке?» — прокричал мне француз, пытаясь перекричать шум, стоявший в пользующемся дурной славой баре. «Звучит интересно»,  — проорал я в ответ. «Тогда завтра утром подойди к капитану судна «Мэйлз» (Mayls), — ответил он, исчезая в толпе веселящегося народа. Кто это был и почему он предложил эту работу – не имею понятия, но эта встреча стала началом трех самых необычных недель в моей жизни.

Англичанин, проживший десять лет в Канаде, я не мог себе представить, что в мою служебную поездку на Таити у меня будут такие приключения. На следующее утро я был на борту «Мэйлз», восемнадцатиметрового двухмачтового судна. Капитан, полинезиец, подтвердил, что на борту нужен переводчик для трехнедельного круиза с четырьмя англичанами, прибывающими на Таити завтра. Он и вся команда говорят только по-французски. Меня согласились взять при условии, что я буду помогать на кухне, и что до этого я уже имел опыт плавания на судах. Так я стал корабельным переводчиком.

С цветами в руках и листком бумаги с именами мистера и миссис Лесли и мистера и миссис Харгривс я был в 6.30 вечера в аэропорту. Там вертелось несколько фотографов. Спустя некоторое время, когда среди прибывших пассажиров появилось двое лохматых парней в сопровождении бледнолицых блондинок, причина появления репортеров стала очевидной. Опознав в них двоих битлов, я чертыхнулся, по поводу того, что не взял фотоаппарат. И только 20 минут спустя я с изумлением выяснил, что липовые мистеры и миссис, которых я искал, оказались Джоном и Синтией Леннон и Джорджем Харрисоном и его подружкой Патти Бойд.

К тому времени они уже успели пройти досмотр, во время которого у них конфисковали 50 катушек фотопленки, так как они превысили разрешенную квоту на ввоз».

 

Синтия: «Нас встретил человек, плохо представлявший, чью яхту мы наняли и вообще, что происходит».

 

 

 

 

Паспорт Джорджа Харрисона с отметками о прохождении визового контроля.

 

 

 

Папеэти — столица Французской Полинезии, расположенная на острове Таити.

 

 

 

 

 

Синтия: «Встретивший нас человек сопроводил нас в бар на набережной, кишмя кишевший тараканами, и попросил подождать, пока он будет наводить справки. Дело было в полночь, тропический ливень хлестал нещадно, и всем нам захотелось домой. Чёрт подери, почему всё идёт не по плану? Кто, чёрт возьми, организовал эту чертову поездку?»

 

Патти Бойд: «Наконец, кто-то привёл нас к транспорту, и мы оказались в пути».

 

Синтия: «Уставшие и продрогшие, мы уже думали, что нас бросили, но тут появился «наш-человек в Таити», в сопровождении молодого парня, говорившего с сильным австралийским акцентом. Он обья­вил, что хозяин яхты только что взял его на работу, и он будет нашим коком. «Сегодня вы будете спать на яхте. Отплываем завтра. Тогда и увидите остальной экипаж», — объяснил он».

 

Роу Грэхэм: «Оба битла поспешили покинуть аэропорт. Мы влезли в старенькое такси и поехали прямо на яхту, пришвартованную в Папеэти».

 

Синтия: «Мы так устали к тому времени, что нам было уже всё равно где спать, лишь бы не на улице и не с тараканами. Пока наш кок вёл нас вдоль набережной, наши глаза скользили по оснастке «лод­ки нашей мечты». Ничего утешительного мы не увидели. Нас привели на палубу, заваленную всяким хламом, а затем вниз, к каютам этого старенького рыбацкого судёнышка».

 

Патти Бойд: «Лодка была не совсем такой, как мы ожидали. Это была очень простая, довольно старая деревянная рыбацкая лодка, которая была неустойчивой».

 

Синтия: «Мы пали духом, лица вытянулись в кислые гримасы, но, слишком измотанные, чтобы протестовать, мы пробормотали «спасибо», повалились в свои далеко не роскошные койки, и тут же заснули мертвецким сном, несмотря на бушевавший над нашими головами ливень и неутешительные прогнозы на завтра».

 

Джордж: «В ту ночь мы спали на судне».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)