Съемки фильма «Вечер трудного дня» в Неттинг Хилл Гейт / Запись песни A Hard Day’s Night

16 апреля 1964 г.

 

 

 

Контракты на выступление «Битлз» в США 23 августа 1964 и 8 сентября 1964.

 

Бэрри Майлз: «Съемки фильма «Вечер трудного дня» в Неттинг Хилл Гейт (Netting Hill Gate)».

 

beatlesbible.com: «7 апреля в киностудии Твикенхэм были сняты сцены в полицейском участке. В этот день снимались сцены преследования. Съемки проходили в Неттинг Хилл Гейт возле здания средней школы англиканской церкви Сент-Джонс (83 Clarendon Road). К настоящему времени здание не сохранилось».

 

 

 

В ожидании съемок в Неттинг Хилл Гейт.

 

 

 

 

 

 

 

Сцена 85. (около полицейского участка)

 

 

 

Пол, Джон и Джордж вбегают в полицейский участок и скрываются в глубине здания.

 

 

 

 

Через секунду они выбегают наружу. За ними устремляется вся полицейская гвардия.

 

 

 

Через некоторое время из дверей спокойно появляется Ринго, осматривается, убегает.

 

 

 

 

 

Джон: «Тогда мы здорово набегались. Там [в фильме] были одни погони и переезды, кото­рые так сильно напоминали нашу гаст­рольную жизнь. По сценарию нам прихо­дилось постоянно убегать от поклонни­ков, не дававших прохода».

 

Мик Джаггер: «На мой вкус, у них [было] чересчур много клоунады. Джон Леннон был очень серьезным человеком, а тут творится беспредел: весь этот монтаж, эти сюжеты».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Также были отсняты сцены на улице Хитфилд-Стрит (Heathfield Street), в тупике, в который вбежали «Битлз», а затем выбежали обратно».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

beatlesbible.com: «Также была снята сцена возле паба «Портлэнд Армс» (Portland Arms), в которой «Битлз» вбегают в паб со стороны Портлэнд-Роуд, и выбегают через дверь со стороны Пензэнс-Плейс. Эта сцена не будет включена ф вильм».

 

 

 

 

 

Паб «Портлэнд Армс».

 

 

Бэрри Майлз: «Студия Эбби-Роуд. Запись песни «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night)».

 

Джордж «Бад» Оренстайн (руководитель европейского отдела кинопроизводства «Юнайтед Артистс»): «Наш отдел грамзаписей хотел заполучить альбом с саундтреком, чтобы распространять его в Штатах, а то, что мы потеряли бы на фильме, восполнили бы этой пластинкой».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Говорят, что Джордж «Бад» Оренстайн (руководитель европейского отдела кинопроизводства «Юнайтед Артистс») воскликнул: «У нас только что появилось название», когда Уолтер Шенсон сообщил в «Юнайтед Артистс»: «Вы не извлечете из этого никакой пользы. Это весьма провокационно. Это ничего не означает, и не имеет никакого отношения к фильму. Но это звучит, как битловское название».

Решение дать фильму название «Вечер трудного дня» было принято, по всей вероятности, 13 апреля 1964. Поэтому в тот вечер Джон Леннон взял на себя обязательство написать к фильму заглавную песню. После того, как песня Маккартни «Любовь не купишь» (Can’t Buy Me Love) стала битловским хитом номер 1 по всему миру, Джон Леннон решил доказать, что он тоже может создать хит номер 1. Перед сном он набросал текст песни на обратной стороне упаковки для спичечных коробков, и отправился спать».

 

Пол: «Я напишу эту песню, сказал Джон, и он её написал. На следующий день он пришел с этой песней».

 

Джон: «Между мной и Полом шло некоторое соперничество за то, кому достанется первая сторона, чьи песни будут записаны на хитовых синглах. Если вы обратили внимание, вначале большинство синглов — в фильмах и так далее — были моими. А потом, только когда я стал копаться в себе и несколько замкнулся, — а может, во всём виноваты астрологи, — Пол отчасти захватил власть в группе. Но в ранний период явно доминировал я. Я писал почти все синглы, кроме «Люби же меня» (Love Me Do). На каждом или моя песня, или мой голос, или и то и другое».

 

Пол: «Название песни придумал Ринго».

 

Ринго: «Однажды, когда мы проработали весь день и вечер, я думал, что ещё день, и сказал: «Трудный выдался день», выглянул в окно, заметил, что там темно, и поправился: «Вечер трудного дня». Так и появилось название».

 

Джон: «Я ехал домой в машине, а Дик Лестер предложил в качестве названия что-нибудь из сказанного Ринго. Я уже использовал эту идею в книге «Написано собственноручно» — это был экспромт Ринго, неправильно употребленное слово, создающее тот самый комический эффект, своеобразный рингоизм — сказанное не в шутку, а просто так. Дик Лестер сказал: «На этом названии и остановимся», а на следующее утро я привёз песню».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «14 апреля Джон положил упаковку от спичечных коробков с текстом на стол в костюмерной, и они с Полом представили песню Уолтеру Шенсону. После его одобрения, песня была готова к записи».

 

Пол: «Возможно, у него [Джона] были ещё не все слова. Возможно, что я добавил текст в середине. На всё понадобилось что-то около двадцати минут. Этого хватило, чтобы пройтись по песне».

 

Уолтер Шенсон (продюсер фильма): «[14 апреля] В 8:30 утра «Они (Джон и Пол) с гитарами в руках напевали песню, текст к которой был набросан на упаковке от спичечных коробков. Они напевали эту мелодию и следующей ночью, и вскоре сделали запись песни. У песни был верный такт, а аранжировка была просто блестящей. Эти парни были гениями».

 

beatlesbible.com: «Студия 2 «И-Эм-Ай». Продюсер: Джордж Мартин; звукоинженер: Норман Смит. Запись песни «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night)».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «16 апреля состоялась последняя из запланированных сессий записи в студии 2 «И-Эм-Ай», чтобы записать заглавный трек для почти законченного фильма. На запись понадобилось всего три часа.

В этот день, кроме продюсера записи Джорджа Мартина и звукоинженеров Нормана Смита и Джеффа Эмерика, в студии также присутствовала журналистка Морин Клив и режиссер Дик Лестер».

 

Пол: «Песня Джона, но я помог написать текст припева».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Поскольку Макккартни не может вспомнить, был ли в действительности его вклад в написании текста песни, можно с большой степенью вероятности оценить композицию «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) как девяносто к десяти в пользу Леннона».

 

 

 

Текст песни «Вечер трудного дня» был записан Джоном Ленноном на поздравительной открытке в честь дня рождения Джулиана. В настоящее время её можно увидеть как экспонат в лондонской национальной библиотеке.

 

Морин Клив: «Я помогла Джону добавить последний штрих к тексту. Джон, написал текст на обратной стороне поздравительной открытки, по-видимому, предназначенной для его сына Джулиана. Там была строчка: «Но когда я прихожу к тебе домой, то нахожу, что моя усталость прошла, и я чувствую себя хорошо» (But when I get home to you, I find my tiredness is through, and I feel alright). Я сказала ему, что, по-моему, строчка «моя усталость прошла» слабая, и Джон тут же достал ручку, зачеркнул эту строчку, и придумал: «…и чувствую твою заботу, мне опять становится хорошо» (I find the things that you do will make me feel alright)».

 

It’s been a hard day’s night, and I been working like a dog  Это был вечер трудного дня, я работал, как собака.

It’s been a hard day’s night, I should be sleeping like a log  Это был вечер трудного дня, я должен был бы спать, как убитый.

But when I get home to you I’ll find the things that you do  Но когда я прихожу к тебе домой и чувствую твою заботу,

Will make me feel alright  Мне опять становится хорошо.

 

You know I work all day to get you money to buy you things  Ты знаешь, что я работаю целыми днями, чтобы заработать и покупать тебе вещи,

And it’s worth it just to hear you say you’re going to give me everything  И это стоит того, чтобы услышать, что ты готова отдать мне все.

So why on earth should I moan, ’cause when I get you alone  Так с какой стати я должен жаловаться, ведь когда я застаю тебя одну,

You know I feel ok  Ты знаешь, как мне хорошо.

 

When I’m home everything seems to be right  Когда я дома, кажется, что все прекрасно.

When I’m home feeling you holding me tight, tight (Ummm)  Когда я дома, я чувствую, как ты меня обнимаешь крепко, крепко,

 

So why on earth should I moan, ’cause when I get you alone  Так с какой стати я должен жаловаться, ведь когда я застаю тебя одну,

You know I feel ok  Ты знаешь, как мне хорошо,

You know I feel alright  Ты знаешь, я чувствую себя отлично,

You know I feel alright  Ты знаешь, я чувствую себя отлично,

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Морин Клив также обратила внимание на то, насколько сырой эта песня была для группы, когда они пришли в студию».

 

Морин Клив: «Казалось, что песня возникала, как по волшебству. Её создание началось с того, что Джон напел её остальным, затем они посовещались, пропели песню, и через три часа у них была запись».

 

Джон Робертсон (музыкальный критик): «Впервые Леннон и Маккартни установили порядок, которого придерживались потом до конца существования группы: каждый испол­нял тот куплет, который он сам написал».

 

Джон: «Пол пел на записи «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) по единственной причине: я не мог брать высокие ноты. Так мы иногда поступали: кто-то из нас не мог взять нужную ноту, но, раз для песни требовалось именно это, гармонии дописывал кто-то другой».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Обычно, когда группа работала внизу в студии, в контрольной комнате находились только Джордж Мартин, Норман Смит и тот, кто был назначен помощником звукоинженера. Однако в то утро к нам присоединился режиссер фильма Дик Лестер, и его присутствие, определенно, нами не приветствовалось.

Дик настаивал на том, что для начала фильма нужно что-то «взрывное», поэтому Джон с Джорджем грохали гитарным аккордом, который предвещает первые ноты песни. Но для Дика этого было недостаточно, и он продолжал делать одно странное предложение за другим. «Скажите им, что мне нужно, чтобы он [аккорд] был более подходящим для фильма», — крикнул он Джорджу Мартину в один из моментов».

 

Джордж Мартин: «Мы знали, что эта песня будет в начале фильма и альбома с саундтреком, поэтому хотелось особенно сильного и эффектного начала. Резкий гитарный аккорд был идеальным решением».

 

Джордж: «В те дни начало и окончание песен обычно подбирал я. Нам было нужно что-то взрывное, что стало бы внезапным толчком в этой песне. Случайно Джон ударил как надо. Мы поняли это, когда услышали».

 

Марк Льюиссон: «Песню «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) легко узнать еще до того, как начинаются слова, благодаря мощному аккорду 12-струнного «Рикенбэккера» Джорджа Харрисона. По словам Джорджа Мартина, музыканты знали, что этот аккорд будет открывать и фильм, и альбом, поэтому хотели сильного и эффектного начала. Звенящий гитарный аккорд было как раз то, что нужно».

 

«Уолл-стрит джорнэл»: «Профессор Университета Далхаузи из Канады уверен, что с помощью математических методов ему удалось объяснить неповторимый первый аккорд хита «Вечер трудного дня», а также невероятное по мастерству исполнения последующее гитарное соло Джорджа Харрисона.

Раскрыть тайны легендарной британской группы можно с помощью математики, считает профессор Университета Далхаузи в Галифаксе Джейсон Браун. С помощью дискретного преобразования Фурье ему удалось доказать, что в начальном аккорде знаменитой композиции «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) звучит фортепиано. Именно поэтому никому из поклонников и последователей ливерпульской четверки так и не удалось повторить этот аккорд, хотя существуют четыре различные табулатуры песни.

Канадский математик присвоил каждой частоте звука определенное значение и представил начало песни в виде набора таких значений на некоторой сетке. В результате ему удалось разложить оригинальную запись на группы частот, среди которых выделяются звуки каждого инструмента (и даже каждой гитарной струны Джорджа Харрисона, сыгравшего изучаемый аккорд). Метод кажется простым лишь на первый взгляд: сложность его осуществления на практике заключается в том, что после первого удара по струне она продолжает звучать, причем частота первого тона самая слабая. Также определять каждый звучащий инструмент приходилось только из значений частоты. Тем не менее, канадский математик уверен, что ему удалось выделить группу частот, которые явно не соответствуют частоте звука, издаваемого гитарой Харрисона. В то же время звук такой частоты мог получиться при игре на фортепиано».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Нет сомнения в том, что Джордж Мартин внес свой фортепианный вклад в этот вводный аккорд».

 

Доминик Педлер (автор книги «Секреты творчества Битлз»): «Анализ вступительного аккорда был предметом многочисленных споров. Считали, что это может быть G7add9sus4 или G7sus4 или G11sus4. Настоящий аккорд Fadd9 был подтвержден Харрисоном во время онлайн чата 15 февраля 2001 года».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Хотя этот уникальный вводный аккорд стал предметом многих дебатов, этот комбинированный аккорд F выполнил Джордж на своем двенадцатиструнном «Рикенбэккере» с помощью уникальной аппликатуры, а именно: 1-я пара струн – аккорд G на третьем ладу (мизинец), 2-я пара струн – аккорд C на первом ладу (указательный палец), 3-я пара струн – A на втором ладу (средний палец), 4-я пара струн – F на третьем ладу (безымянный палец), 5-я пара струн – C на третьем ладу (большой палец), и 6-я пара струн – G на третьем ладу (также большой палец).

Пол играет низкий аккорд D на своей бас-гитаре, и Джон аккорд Fadd9 на шестиструнной акустической гитаре «Гибсон» в качестве наложения. Также на мастер-ленте присутствует фортепиано, на котором, предположительно, Джордж Мартин играет низкие ноты D и G, которые, вероятно, также записаны как наложение».

 

Джон Робертсон (музыкальный критик): «Незабываемый аккорд Харрисона на 12-струнном «Рикенбэккере» в самом начале композиции был записан после нескольких неудачных попыток и сделал песню всемир­но узнаваемой на первых же секундах ее звучания».

 

Джордж: «Я много играл на ней [гитаре Риккенбэккер 360-12]. Она великолепно звучала. В те дни существовала еще только одна модель двенадцатиструнной гитары с большим и широким грифом (играть на ней требовалось энергично, а настраивать было очень трудно: в струнах разобраться было почти невозможно). У «Рикенбэккера» узкий гриф, с ней легче обращаться. Двенадцать колков расположены очень аккуратно, так, что очень просто узнать, какую струну настраиваешь. Колки для шести обычных струн находятся по бокам, а еще для шести струн дополнительной октавы — снизу, как на старых испанских гитарах».

 

Джон Ф. Кроули: «Наверное, самой новаторской особенностью этого инструмента является удобное для пользования устройство колковых ме­ханизмов».

 

Бъерн Эриксон (специалист): «Блоки настрой­ки очень похожи на те, что устанавливаются на шестиструнную гитару. Раз­личие в том, что здесь их шесть «пар». Блоки октавной и основной струн рас­положены очень близко друг к другу, под прямым углом, а не в один ряд, как на традиционной 12-струнной гита­ре. Это облегчает обзор той струны, ко­торую вы настраиваете. Головка грифа при этом такая же. Устройство 12-струнного «Рикенбэккера» отличается от лю­бой другой гитары, которые я знаю. Если при игре вы направляете движе­ние по струнам сверху вниз, то сначала будет извлекаться звук из более низкой струны. У обычной 12-струнки октавная струна расположена наверху».

 

Джон Ф. Кроули: «Модель 360-12 оказалась настоль­ко удачной, что «Рикенбэккер» в 2001 году взялся ее переиздавать».

 

Алан Клейсон (автор книги «Великая четверка»): «Джордж наряду с [группой] «Сёрчерз» впервые ввел в инструментальный арсенал поп-группы двенадцатиструнную гитару. Один актер, друг Боба Дилана, научил его основам игры на двенадцатиструнной гитаре пальцами, однако он всегда прибегал к помощи плектра (медиатора)».

 

Джордж: «По своему звучанию она [гитара] немного напоминает элект­рическое пианино, но из неё можно извлечь прекрасный плотный звук».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Еще одним предложением Дика Лестера было завершение этой песни».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Лестер продолжал настаивать на том, что ему нужно «романтичное» затухание песни, чтобы получить переход к первой сцене фильма».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Оба предложения Дика Лестера [вводный аккорд и затухание], по-видимому, были сделаны еще до записи песни, так как эти элементы (ввод и окончание) были записаны в первом дубле».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Я не принимал участия в сессиях записи «Битлз» около шести месяцев, и меня впечатлило, насколько профессиональнее они стали за этот относительно короткий промежуток времени. Мало того, что они играли более глубоко и слажено, но в студии они работали, очень сильно напоминая опытных студийных музыкантов, точно зная, что они собираются делать, и добиваясь этого с минимумом лишней суеты, как хорошо отлаженная машина. Джон с Полом были исполнены уверенности, а Ринго ударял по своим барабанам с такой яростью, какой я раньше в нем не видел и не слышал».

 

beatlesbible.com: «Всего было сделано девять дублей. Инструменты – две ритм-гитары, бас-гитара и ударные были записаны на первую дорожку четырехдорожечной пленки, а вокалы Леннона и Маккартни на вторую».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Первая дорожка четырехдорожечной мастер-ленты содержала ритм-секцию, на второй дорожке были записаны ведущие вокалы Джона и Пола. Затем настало время для последующих наложений».

 

beatlesbible.com: «На третью дорожку четырехдорожечной пленки была записана акустическая гитара, бонго в исполнении Нормана Смита, дополнительные вокальные партии Леннона и Маккартни, а также колокольчики».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Третья дорожка состояла из одного сложного наложения, которое включало двойной вокал Джона во время его игры на акустической гитаре (включая вводный аккорд), двойной вокал Пола и игру Ринго на бонгах во время пения и колокольчиков во время инструментальных проигрышей».

 

beatlesbible.com: «Только пять из девяти дублей были полностью закончены. Первый дубль был завершен, и имел немного отличающийся текст (Feeling you holding me tight/All through the night). Однако он оказался непригодным из-за ошибки партии бас-гитары во время второй вставки (бриджа)».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Каким был тот день можно услышать в альбоме «Анталогия 1». Бас-гитара Маккартни свидетельствует о том, что он еще не был уверен в последовательности аккордов, а его вокальная строчка вместо «…крепко, крепко, да», звучит как «всю ночь, оу». Харрисон также проигрывает очень грубое гитарное соло, которое, по-видимому, он еще не успел подобрать».

 

beatlesbible.com: «Второй и третий дубли были с ошибками во вступлении, но четвертый дубль, запись которого началась до того, как звукоинженер Норман Смит смог его объявить, был завершен. Однако звучание соло-гитары Джорджа Харрисона было плохим, и было решено, что он сделает наложение после того, как фоновая дорожка будет закончена.

Дубль пять, ошибочно объявленный как четвертый, также был завершен.

Запись шестого дубля была прервана во время третьей строчки по вине Пола Маккартни, который ошибся в некоторых басовых нотах.

Затем в студии началось обсуждение, во время которого Ринго Старру было предложено добавить хай-хэт между вступительным аккордом и первой строчкой песни.

Седьмой дубль был завершен, но во время исполнения песни Джон Леннон порвал струну, а у Маккартни все еще оставались проблемы в средней части песни.

Леннон дал отсчет восьмому дублю, но Маккартни остановил его, чтобы еще попрактиковаться в средней части.

Затем последовал девятый дубль, который был самым лучшим, он и стал основой для песни».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «Девятый дубль был признан лучшим, Леннон заявил, что он удовлетворен результатом, и Джордж Мартин с ним согласился. Когда Дик Лестер потребовал сделать еще один дубль, Джордж Мартин проявив предусмотрительность, удержал его подальше от микрофона с обратной связью, и сделал вид, что не услышал его особое мнение».

 

beatlesbible.com: «Запись была закончена исполнением соло, которое сыграли Джордж Мартин на фортепиано и Джордж Харрисон на гитаре. Эти инструменты были записаны на четвертую дорожку. Также после строчки (so why on earth should I moan) была добавлена еще одна партия бас-гитары».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Последние наложения включали вклад в песню Джорджа Харрисона, который был записан на четвертую дорожку. Для этого нужно было заняться его гитарным соло».

 

Джефф Эмерик (звукоинженер): «После некоторого обсуждения Джордж Мартин решил применить тот же прием игры на фортепиано в замедленном темпе, который он применил год назад во время записи песни «Страдание» (Misery).

Мне сказали пустить пленку с вдвое медленной скоростью, в то время как Джордж спустился в студию, где сыграл гитарное соло вместе с ненастроенным фортепиано. Обе инструментальные партии должны были быть исполнены одновременно, потому что оставалась свободной только одна дорожка. Это было увлекательное зрелище двух Джорджей в студии, работающих бок о бок, так как они исполняли на своих инструментах ритмически сложное соло, которое должно было звучать в унисон».

 

«Уолл-стрит джорнэл»: «Тем же математическим методом, каким Джейсон Браун проанализировал первый аккорд песни, он разложил на набор числовых значений знаменитое гитарное соло Харрисона в этой песне. На основе различий в значениях частот гитары Харрисона и играющего на заднем фоне фортепиано он пришел к выводу, что невероятно быстрое соло, требующее от музыканта сверхчеловеческих способностей, было первоначально сыграно в два раза медленнее, а затем наложено при записи на остальной звук на повышенной скорости».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «После этого Харрисон перешел к «романтичному» затуханию песни, предложенного Диком Лестером. Так как у Джорджа возникла проблема с выполнением этого пожелания во время записи дублей, было сделано наложение медленного замедления пленки».

 

Роджер Макгуин (группа «Бёрдз»): «В песне «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night) угасающее арпеджио звучало очень интересно, также, как и начальный аккорд. Эта песня очень показательная в том смысле, кем были битлы для всей музыкальной сцены».

 

Дейв Рубачевски (Dave Rybaczewski, автор книги «История музыки Битлз»): «Первое сведение этой песни состоится 20 апреля, но в студии будут присутствовать только Джордж Мартин, Норман Смит и звукоинженер А.Б. Линкольн. В этот день будут закончены моно и стереосведение песни».

 

Джон Винн (автор книги «Бесподобный путь: Битлз – записанное наследие»): «16 апреля в студии «И-Эм-Ай», группа по телефону дала интервью Рону Райли (Ron Riley) и Арту Робертсу (Art Roberts) для чикагской радиостанции «Даблви-Эл-Эс».

Вечером в студию «И-Эм-Ай» позвонили чикагские диск-жокеи Рон Райли (Ron Riley) и Арт Робертс. Ранее в некоторых источниках указывалось, что это интервью было записано 18 апреля, но во время интервью несколько раз упоминалось, что они заняты записью заглавной песни для своего фильма. Скорее всего, дата записи интервью была спутана с датой трансляции.

Во время интервью Пол раскрывает название фильма (которое будет объявлено в прессе только на следующий день, так что, в некотором роде, это была небольшая сенсация), говорит о том, что еще не уверен точно, будет ли песня «Вечер трудного дня» их следующим синглом, так как нужно дождаться результата записи.

Когда Райли спросил его о художественной школе, то возникло небольшое замешательство. Пол объяснил, что хотя он и «занимается этим на любительском уровне», но художник в группе Джон.

Затем трубку взял Джордж и рассказал о таких уже наскучивших темах, как отсутствие личной жизни, их стрижки, любимые певцы и пресловутая «вражда» с группой «Пятерка Дейва Кларка».

Ринго рассказал о своих кольцах, почте от поклонников, своей любви к Штатам и об отсутствии у него планов жениться.

Джон заявил о том, что его любимая еда – это «Джилл-О», хотя он озадачен упоминанием батончиков «Херши»: «Звучит как лом» (прим. – bar). Он сказал, что они прекратили использовать в своих записях гармонику, потому что он постоянно забывает приносить её в студию. Обсудив свою книгу, фильм и недавнюю субботнюю статью в «Ивнинг Пост», Джон попрощался от себя и от имени своих товарищей по группе, которые к этому времени уже вернулись в студию».

 

Рон Райли: «В то время мы с Артом Робертсом брались за каждую появляющуюся знаменитость. У тех, кто управлял станцией, было понимание того, чтобы не вмешиваться в наши дела и позволять нам делать то, что мы считали нужным. Мы разработали свой собственный формат программы, но были достаточно свободны. Если мы видели какую-нибудь новую тенденцию, то могли перейти на неё, и они бы нас поддержали.

Тогда «Битлз» были еще неискушенными детьми. Они были на вершине, но для них всё было развлечением. Мы с Артом Робертсом взяли у них интервью по телефону. Они тогда были на съемочной площадке фильма «Вечер трудного дня», и просто передавали телефонную трубку друг другу. «Хочешь поговорить с Джоном?» Потом с Полом и так далее. Мы записали интервью, и затем транслировали его в своих шоу. Я был большим поклонником «Битлз». Меня даже звали Ринго Рон».

 

 

 

 

16 апреля 1964 года — Питер и Гордон репетируют с Джейн Эшер в студии «И-Эм-Ай» для благотворительного концерта под названием «Дань Майклу Холидейлу», который совершил самоубийство 29 октября 1963 года.

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)