Джон и Джордж отправляются в замок Дромолэнд, Ринго в аббатство Уоберг, Пол остается в Лондоне.

27 марта 1964 г.

 

 

 

В США вышел в продажу сингл Cry For A Shadow / Why (Can’t You Love Me Again), выпущенный на лейбле «Эм-Джи-Эм», получившим права на записи, которые «Битлз» сделали в Гамбурге с Тони Шериданом. 

 

Бэрри Майлз: «Джон, Синтия, Джордж и Патти проводят пасхальные выходные в замке Дромолэнд, графство Клэр, Ирландия (Dromoland Castle, County Clare, Ireland)».

 

 

 

 

Патти Бойд: «Вместе с Джорджем, Джоном и Синтией я побывала в сказочном ирландском замке. Несколько месяцев назад я не могла даже мечтать об этом».

 

Синтия: «У Джорджа с Патти к тому времени всё наладилось, и он прочно занял место бывшего её приятеля».

 

Патти Бойд: «Я познакомила Джорджа с мамой [17 марта], а потом он повел меня посмотреть дом в Эшере, который ему очень нравился. Дейст­вительно, очаровательный дом».

 

Дерек Тейлор: «Выбор пал на Эшер по вполне простой причине: делопроизводитель «Битлз» жил неподалеку, и он нашел дом для Харрисона».

 

Джордж: «Мне предложили посмотреть несколько домов, я увидел первый и подумал — подойдет!».

 

Патти Бойд: «На следующий [после смотрин дома] уикенд была Пас­ха. Мы на частном самолете полетели в Ирландию».

 

Синтия: «Чтобы на время обеспечить себе (и нам) хоть какое-то уединение, Джордж предложил уехать на тайные выходные в Ирландию. Для этого был разработан хитроумный план: Джон и Джордж маскируются, приклеив себе фальшивые усы и надев широкополые шляпы и шарфы».

 

Патти Бойд: «Эта поездка держалась в секрете от прессы, но Джон и Джордж были в маскировке, а мы с Синтией шли в аэропорту далеко позади от них, и у меня был уродливый, болезненный ячмень на веке».

 

Синтия: «Был заказан частный 6-местный самолёт».

 

Патти Бойд: «Мы полетели из «Хитроу» в аэропорт «Шэннон» в шестиместном пропеллерном самолёте».

 

Синтия: «Весёлая шарада началась по прибытии в винчестерский аэропорт. Трудно было удер­жаться от смеха перед лицом любопытной публики: люди, не веря глазам своим и застыв от удивления, смотрели на две странные фи­гуры, напоминавшие инспектора Клузо, которые неслись по аэропор­ту, увлекая за собой двух хихикающих особ женского пола, обвешан­ных ручной кладью. По-моему, люди прекрасно поняли, кого они видят, только не решались сами себе в этом признаться. Как бы там ни было, но мы без помех добрались до самолёта, который показался мне автомобилем, только с крыльями. Он был такой маленький и хрупкий с виду, что я испугалась, закрыла глаза и не открывала их почти на всём протяжении этого ухабистого полёта».

 

Патти Бойд: «Во время полете мои уши страдали на протяжении всего пути, и я больше никогда не испытывала такого облегчения при приземлении самолётов».

 

Питер Браун: «Потом на частном автомобиле они поехали в отель-замок «Дромолэнд» — уединенный респектабельный пансионат, где не было любопытных поклонников, да и вообще никого моложе шестидесяти лет».

 

Патти Бойд: «Мы отправились в отель «Дромолэнд» в графстве Клэр, вдали от цивилизации, с красивыми садами и ландшафтами – где Брайен заказал для нас великолепный люкс».

 

Синтия: «Отелъ показался мне прямо райским уголком: первоклассная гостиница вдали от городского шума. Нам сказали, что недавно в наших комнатах жил президент Кеннеди со своим ок­ружением».

 

Патти Бойд: «Там останавливался президент Джон Ф. Кеннеди».

 

Синтия: «С Патти я превосходно поладила».

 

Патти Бойд: «Мне нравилась Синтия, но из всех битловских жён и подруг с ней мне оказалось труднее всего подружиться».

 

Синтия: «Она [Патти] была такая весёлая, дружелюбная, заводная, очень ребячливая, но далеко не наивная. Она всегда напоминала мне прекрасную хрупкую бабочку. Всё в ней воз­буждало во мне зависть: её фигура, умение со вкусом одеться, от­крытый характер и неистощимый энтузиазм. Как только менялась оче­редная мода, Патти была первой во всём новом и, как всегда, ей это великолепно шло. Как повезло Джорджу! Патти обращалась с ним очень деликатно, если принять во внимание разницу в их социаль­ном происхождении. После гладких, благовоспитанных манер, характер­ных для её прежних ухажёров-южан, ей, наверно, нелегко было привыкнуть к грубоватым манерам Джорджа-северянина. Я очень полюбила Патти и радовалась, что у меня снова появилась замечательная подружка».

 

Патти Бойд: «Её [Синтии] происхождение сильно отличалось от моего. У неё не было карьеры, она была молодой матерью, и у нас не было никаких точек соприкосновения, не считая наших привязанностей к битлам. Она не была похожа на моих друзей, которые любили хихикать и веселиться: она была весьма серьёзной и часто, по моему мнению, вела себя больше как мать Джона, чем как его жена. Как правило, я предоставляла её самой себе, но приглашала походить со мной по магазинам. Думаю, она чувствовала себя немного не в своей тарелке в изысканных кругах, в которых битлы вращались теперь в Лондоне. И я не думаю, что хорошую службу сослужило то, что Джон считал меня похожей на Бриджит Бардо, или, что я так хорошо с ним ладила. Ходил один слух, я не знаю, откуда он взялся, что у Джона и у меня была любовная связь, и я полагаю, что Синтия, возможно, верила, что в этом что-то есть. Это совершенно не соответствовало действительности: между нами никогда ничего не было. Я никогда даже и не помышляла об этом, и, я уверена, Джон тоже».

 

Синтия: «Первый день свободы от «крысиных гонок» доставил всем нам огромное удовольствие. Возможность спокойно побродить по замку-отелю, осматривая его исторические реликвии, и по прилегающим землям давала ощущение ложной безопасности. «Ну, на этот раз мы их обвели вокруг пальца», — думали мы. Ужин прошёл без приключе­ний, и мы удалились на покой, уверенные, что завтра нас ожидает такой же прекрасный, спокойный день».

 

Патти Бойд: «Когда мы неслись в замок «Дромолэнд», там не было ни одного фотоаппарата или журналиста, но тем вечером позвонил управляющий, чтобы предупредить нас, что репортёры из «Дэйли Миррор» обнаружили нас и зарегистрировались в отеле».

 

Бэрри Майлз: «В этот день Ринго отправился на выходные в аббатство Уоберг в гости к лорду Рудольфу Расселу, сыну герцога Бедфорда. Пол остался в Лондоне».

 

Стивен Дэйвис (журналист): «После краткосрочного отпуска «Стоунз» приняли участие в вечеринке в Виндзо­ре, устроенной в честь певца Адриена Поста, которого представлял [менеджер «Роллинг Стоунз»] Эндрю Олдхэм. Там присутствовало немало знаменитостей: Пол Маккартни, его подружка Джейн Эшер, её брат Питер Эшер и друг Питера, Джон Данбар, студент университета и известный лондонский повеса. Данбар привел с собой свою сногсшибательную семнадцатилетнюю подружку, Марианну Фэйтфул».

 

 

 

 

Кристофер Сэндфорд (журналист): «В 1963 году Фейтфул обручилась со студентом Кембриджа Джоном Данбаром. Именно с ним Марианна пришла на ве­черинку к Посту».

 

Тони Санчес (автор книги «Я был драгдилером Роллинг Стоунз»): «Именно через Джона Данбара Марианна познакомилась с Полом Маккартни и была сразу очарована его обаянием и открытостью, на которую не повлияла ни внезапная из­вестность, ни богатство. Она ему, видимо, тоже понрави­лась, и он пригласил их с Джоном [Данбаром] на вечеринку в честь певца Адриена Поста. Там были «Роллинг Стоунз» и множество известных людей, которых Марианна узнавала, хотя и не была лично знакома с ними».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)




60 − = 57