Съемки фильма «Вечер трудного дня»

25 марта 1964 г.

 

beatlelinks.net: «Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) — 53-я неделя в первой десятке британского издания «Новый музыкальный экспресс».

 

Бэрри Майлз: «Трансляция программы «Би-Би-Си» — «Вершина популярности» (Top Of The Pops), записанной 19 марта 1964».

 

beatlesbible.com: «Третий день съемок фильма «Вечер трудного дня» в лондонском театре «Скала» (Scala Theatre, London)».

 

Элизабет Сакс (поклонница): «Мне выпало счастье быть приглашенной Шенсоном посмотреть несколько сцен съемок фильма в одном лондонском театре. Когда я туда пришла, то заметила посмеювающегося Пола, стоящего в проходе. Я спешно прикрыла свой рот рукой, чтобы сдержать крик, уставившись на любимого Пола широко раскрытыми глазами, который был так близко, что можно было протянуть руку, чтобы его коснуться. Внезапно он увидел меня и весело помахал рукой, крикнув: «Привет, голубушка!». Когда земля начала уходить из под моих ног, миссис Шенсон подозвала его ко мне. Ну, что я могу сказать? Только то, что он в два раза лучше, чем на фотографии, и что с ним очень легко. К своему удивлению я обнаружила, что в его присутствии мои нервы стали успокаиваться, и вскоре я была совершенно спокойна. Мне удалось несколько минут поговорить с Полом, а потом я прошла в столовую, чтобы встретить там Джорджа и выпить с ним чашечку чая.

Джордж был в самом разгаре интервью с одним из репортеров музыкальной газеты, и я не могла его прерывать, но когда все закончилось, я с ним познакомилась. Миссис Шенсон сказала ему, что он мой любимый Битл, и он притворился, что стесняется, спрятав свое лицо пиджаком. Джордж намного более сдержан, чем Пол, и тоже «во плоти» выглядит лучше, чем в публикациях. Кроме того, он потрясающий, классный, замечательный и… ооо!!!

После чая с Джорджем я вернулась в партер, чтобы посмотреть съемки фильма. Джон должен был лежать на земле в стороне от сцены, в то время как Лайонел Блэр и его танцовщицы исполняли короткий номер. По сути, на это ушла половина часа съемок, в течение которого Джон не шелохнулся! Он неподвижно лежал на сцене, как в коме. Потом он встал, задумчиво потер свою голову, прошел по сцене и начал небрежно расчесывать волосы.

Когда Джон направился по проходу в столовую, миссис Шенсон остановила его, чтобы показать его цитату в одном американском журнале, которую он с интересом прочитал. Потом он познакомился со мной и сказал, что ему нравится, что я читаю его книгу, которую он подписал с маленьким смешным рисунком: голова на двух ножках, если быть точной. Джон очень интересный человек и вполне привлекательная личность.

К сожалению, я не смогла встретиться с Ринго, потому что он в столовой играл в карты с техниками. По-видимому, он проиграл, потому что когла мистер Шенсон подошел к нему и сказал: «Заканчивай, Ринго», он ответил: «Ты, должно быть, шутишь».

Затем «Битлз» подготовились к съемке. Перед тем, как позвали «Битлз», на сцене были дублеры, с помощью которых было правильно установлено освещение, выбран фокус, и все такое. Затем один из сотрудников начал ходить туда-сюда, вызывая через мегафон «Ринго. Ринго, будьте любезны», но откуда ему было знать, что Ринго все еще играл в карты!».

 

Лайонел Блэр (хореограф): «Я работал с Майком и Берни Уинтерсами в «Большой вечеринке» (Big Night Out) в Манчестере (прим. – 1 сентября 1963 «Битлз» приняли там участие). Затем, когда ««Большая вечеринка» перебралась в Лондон, они были нашими первыми гостями (прим. – 23 февраля 1964). Съемки проходили в Теддингтонской студии, и девушки с субботы ждали там их приезда. Они на лодке прибыли по реке, и у нас был автомобиль без верха, чтобы доставить их в студию. Когда они прибыли, одна девушка выскочила из толпы и бросилась в машину. Я спросил её: «Зачем ты здесь?», а она ответила: «Мы хотим дышать тем же воздухом, каким дышат они».

Я был знаком с Диком Лестером, и он сказал мне: «Нам хотелось бы, чтобы ты был в фильме, потому что там есть одна сцена, где они должны быть в «Палладиуме», и нам хотелось бы, чтобы в ней был ты и твои танцовщицы». Это было в театре «Скала».

 

 

 

Лайонел Блэр со своей танцевальной группой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лайонел Блэр (хореограф): «На съемочной площадке мы дурачились».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лайонел Блэр (хореограф): «Они решили станцевать».

 

 

 

 

 

 

 

Джордж: «Идея, чтобы мы танцевали — это смешно!».

 

 

 

Фото Дэвида Хёрна.

 

 

 

Лайонел Блэр (хореограф): «Я сказал Полу: «Слушай, давай, сделаем это», и он ответил: «Нет, Лайонел, я не хочу никаких танцев!». Они так этого и не сделали. Не станцевали».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фото Дэвида Хёрна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С Лайонелом Блэром.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джон: У меня есть идея. Начнем наше шоу прямо сейчас!

 

 

 

 

 

Джон: «Мы старались сделать фильм как можно более реалистичным, это относится и к операторской работе. Возможно, у них и были другие планы, но они сделали этот фильм именно так. И слава богу. Это было хорошо. Мы знали, что наш фильм лучше других рок-картин. Лучшие эпизоды — те, в которых требовалось не говорить, а просто действовать.

Нам нравилось делать это, но мы не принадлежим к числу тех, кто любит мюзиклы, где ни с того ни с сего начинаются песни. Мы пытались уйти от этого, от «неожиданных» реплик: «А может, споем?» — но это удалось нам только до какой-то степени. Всегда было как-то неловко начинать петь.

В фильме есть эпизод, в котором я произношу клише из американских мюзиклов: «Ребята, а почему бы нам не устроить концерт прямо здесь?» Поначалу нам казалось, что это будет классная шутка, но Норман Россингтон сказал, что такие фразы есть во всех старых поп-фильмах, когда герои оказываются посреди пустыни, и кто-нибудь говорит: «У меня есть отличная мысль, ребята. А не устроить ли нам концерт прямо здесь?» Но я настаивал, мне казалось, что это будет звучать как пародия, но боюсь, эти слова были восприняты буквально. А нам казалось, что эта шутливая реплика, которую потом все подхватывали, должна была сработать — за ней следовал музыкальный номер».

 

 

 

Исполнение песни «Я счастлив просто танцевать с тобой» (I’m Happy Just To Dance With You).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сцена 57.

(Битлы заканчивают петь)

 

 

 

 

Джон:Отлично, Джордж.

Пол: Что-то получается!

 

 

 

 

Норм: Отлично. У вас есть час, но не уходите из театра.

 

 

 

 

(Джон обхватил одну девицу в перьях)

 

 

 

 

Норм: Ты куда, Джон?

Джон: Она хочет показать мне свою коллекцию марок.

(Пол обхватывает другую)

Пол: Моя тоже.

Норм: Я с тобой разговариваю, Джон. Ты понимаешь, что это очень важно? ВАЖНО!

Джон: (хрюкает как свинья) Хрю! Хрю!

 

 

 

 

 

 

(они уходят со своими красотками)

 

Дедушка: Хочу чашечку чая.

Норм: Шейк.

Шейк: Я должен проверить баланс децибелов в аппаратуре.

Норм: Умник.

(поворачивается к Джорджу)

Норм: Джордж.

(но Джордж уже выходит за дверь)

Норм: Ринго, присмотри за ним.

Ринго: Но…

Норм: Мне обязательно повышать голос?

Ринго: (мрачно) Хорошо, пойдем, дедуля.

(Ринго и Дедуля уходят)

 

 

 

Во время съемок фильма в театре «Скала» музыканты встретились с детьми из лондонского приюта «Хамбро», расположенного в районе Рохэмптон.

 

 

 

 

 

 

(условная дата)

 

Лайонел Блэр (хореограф): «Я помню, что на съемочной площадке стоял рояль, и Пол наигрывал на нем. Он сочинил песню «Вчера» (Yesterday)».

 

Джордж Мартин: «Впервые я услышал песню «Вчера» в отеле «Георг 5» в Париже в январе 1964 года. Он играл ее мне на фортепьяно. Он все время искал слова, и мы все понимали, что это была хорошая мелодия».

 

Пол: «Я жил в маленькой квартире на верхнем этаже, пианино стояло возле моей постели. Однажды я проснулся утром, понял, что в голове у меня вертится мелодия, и подумал: «Эту мелодию я не знаю. Или все-таки знаю?» Она напоминала джазовую. Мой отец знал уйму старых джазовых мотивов, и я подумал, что, возможно, просто вспомнил один из них. Я сел за пианино и подобрал к ней аккорды (G, F-минор-7 и В), постарался запомнить ее. Эта мелодия пришла ко мне так легко… я не мог в это поверить. Я не мог поверить, что это сочи­нил я, и подумал, что, наверное, слышал ее раньше. Несколько недель я наигрывал аккорды мелодии раз­ным людям и спрашивал их: «Она похожа на какую-нибудь мелодию? Мне кажется, что это я сочинил». И все отвечали мне: «Нет, не похожа, но она очень хоро­шая». Я сыграл ее Алме Коган, нашей знакомой (кажется, она решила, что эту песню я написал для нее), и она сказала: «Эту мелодию я не знаю, но она очень мила».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)




− 1 = 1