Начало съемок фильма «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night)

2 марта 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «В этот день в США поступил в продажу сингл Twist And Shout / There’s A Place (Tollie 9001)».

 

 

64-03-02-BC21

 

 

Бэрри Майлз: «Начало съемок фильма «Вечер трудного дня» (A Hard Day’s Night)».

 

Тони Бэрроу: «Съемки фильма «Вечер трудного дня» было для меня необычным временем. Эпстайн и ребята ожидали, что я постоянно буду следить за тем, что происходит во время фотографирования и интервью с прессой, но я не мог присутствовать хоть в какой-нибудь части съёмок фильма из-за существующего устава ассоциации. У меня не было разрешения, которое позволило бы мне работать на съемочной площадке в качестве специалиста по печати и рекламе ассоциации. В мире кино следовало повиноваться любому самому незначительному правилу ассоциации, если нужно было избежать разрушительных ответных мер с финансовой точки зрения. Бойкот мог нарушить весь график съёмки и резко увеличить бюджет.

На протяжении съёмок мне приходилось согласовывать всё издалека, с помощью официально признанного специалиста по прессе и рекламе ассоциации – он по очереди направлял мне на рассмотрение специальные запросы средств массовой информации. Это было нудное занятие, которое затруднило нашу жизнь на работе, но мы справились.

Это совпало с переходным периодом, когда у меня не было человека, выделенного исключительно для связей с общественностью и присмотра за битлами от нашего имени. Брайан Соммервилль должен был уйти, а Дерек Тейлор ещё не был официально введён в должность в качестве его преемника. В первый день съёмок битлы также оказались без разрешения ассоциации играть в кино. На вокзале в Пэддингтоне, где должны были сниматься первые сцены в поезде, были предприняты неистовые меры для присоединения ребят к ассоциации актёров Эквити. Их добытое-ударными-темпами членство было предложено и поддержано прямо-на-месте двумя актёрами второго плана, Норманом Россингтоном и Уилфридом Брамбеллом».

 

Бэрри Майлз: «Группа «Битлз» вступает в актерский союз Эквити (профсоюз актёров в Великобритании) буквально за минуты до начала работы над их первым фильмом».

 

Пол: «Мы добились успеха в Америке. Теперь пришла очередь кино».

 

Дэвид Пикер (руководитель нью-йоркского офиса «Юнайтед Эртистс»): «Мы разделили производство. За нами был саундтрек. То, что сделали на «Юнайтед Эртистс», то это создали очень привлекательные условия для некоторых режиссеров. После того, как мы определились с бюджетом и сценарием, их оставили наедине с собой. У них был окончательный вариант фильма до тех пор, пока они оставались в рамках бюджета».

 

Письмо Брайена Эпстайна Алану Оуэну от 6 сентября 1963: «Мне хотелось бы узнать, захотите ли Вы присоединиться к работе по созданию фильма с участием «Битлз», в котором я выступаю в качестве менеджера и агента. Считаю, что Вы в большей степени подходите в качестве автора сценария, который продемонстрирует этих артистов должным образом. Как бы то ни было, и «Битлз», и я сам в значительной степени восхищаемся большей частью Ваших работ. Надеюсь в скором времени получить от Вас ответ. С уважением, Брайен Эпстайн».

 

Бэрри Майлз: «[Продюсер] Уолтер Шенсон утверждает, что это Пол предложил Алана Оуэна в качестве сценариста первого фильма с участием «Битлз».

 

Пол: «[Режиссер] Дик Лестер пригласил сценариста Алана Оуэна».

 

Бэрри Майлз: «Чтобы пригласить Алана Оуэна было несколько причин: Оуэн был ливерпульцем, уроженцем Уэльса, пионером «драматургии кухонной раковины» (прим. — бытовизм в драматургии) телевизионной драмы».

 

Пол: «Он писал ливерпульские пьесы в стиле драматургии кухонной раковины».

 

Бэрри Майлз: «Он был автором пьес для компании Джоана Литтлвуда и театрального фестиваля в Дублине. Его работы отличались реалистичностью, остротой, были наполнены симпатией к рабочему классу. Из всех британских сценаристов он мог, вероятно, лучше всего передать манеру «Битлз» говорить  особенным образом, а также их остроумие».

 

Пол: «Алан Оуэн написал [телевизионную постановку] «Трамвай до Лайм-Стрит не ходит» с Билли Уайтлоу, которую мы смотрели по телику, и напоминал ранних Блисдейла или Вилли Расселла. Так что Алан был хорошим выбором, а еще он был из Уэльса, а как часто говорят, Ливерпуль – это столица Уэльса, и в ней живет много уэльцев.

Алан был с нами и подметил все мелочи, такие как «Он очень чистый, не так ли?», или как мы рассказали ему: «О, на днях мы встретили одного парня…», потому что мы на самом деле встретились с одним парнем в поезде, который сказал: «Я воевал на войне за таких, как вы». И, в конечном счете, это все нашло свое отражение в фильме. Алан был, в некотором роде, уличным писателем, весьма захватывающим».

 

Джон Робертсон (музыкальный критик): «Первоначально фильм планировалось назвать «Битломания». Сегодня фильм «Вечер трудного дня» воспринимается именно таким, какой он есть на самом деле: пародией на битломанию».

 

 

64-03-02-CA21

 

64-03-02-CA23

 

 

Бэрри Майлз: «Ни одна из рок-групп не совершала успешный переход со сцены на экран, так что чуда никто не ждал. Поскольку у «Битлз» не было никакого актерского опыта, с самого начала было решено, что в этой беззаботной комедии, довольно близко основанной на их реальной жизни в дороге, но с сюрреалистическими элементами, они будут играть самих себя. Алан Оуэн был поражен тем, как мало у них было свободы во время гастролей. Запертые в своих гостиничных номерах и лимузинах, проводящие время со своими помощниками и администрацией, такими он увидел их — узниками собственного успеха. Он построил на этом сюжетную линию фильма, создав убедительный, хотя и вымышленный кинопортрет».

 

Ринго: «Фильм был задуман как описание одного дня нашей жизни, точнее, двух дней и двух ночей».

 

Джон: «Это была комическая версия реальных событий. На самом деле нам приходилось гораздо труднее. Мне понравился сценарий, хотя Алан Оуэн, прежде чем его написать, пробыл с нами всего два дня. Нам было даже немного не по себе от того, насколько он был правдив. В фильме предполагалось показать одну из сторон нашей жизни — в концертном турне в Лондоне и Дублине. Это была картина о нас, о выступлениях перед публикой. И нам это понравилось».

 

Пол: «Алан подмечал всякие мелочи, которые касались нас, наши реплики, вроде: «Он опоздал, зато пришел чистым», наши шуточки, сарказм, юмор, остроумие Джона, лаконизм Ринго, особенности каждого из нас. В фильме отлично схвачены наши характеры, потому что Алан приписывал персонажам только те слова, которые слышал от нас. Закончив сцену, он спрашивал нас: «Вы довольны?» И мы отвечали: «Да, неплохо, А можно мне лучше сказать это вот так?». По-моему, он написал отличный сценарий».

 

Джордж: «По-моему, он [Алан Оуэн] считал, что, раз он родом из Ливерпуля, он понимает наш юмор. Если что-нибудь нам совсем не нравилось, мы отказывались. По-моему, одной из особенностей «Битлз» был юмор, который отныне ассоциировался у всех именно с нами. «Битлз» выглядели очень остроумными. Точно так же было и когда нам приходилось шутить в Нью-Йорке или где-нибудь еще. Мы держались невозмутимо, и людям это нравилось.

Каждый ливерпулец считает себя комиком. Попробуйте проехать по туннелю под рекой Мерси — первый же парень в будке окажется комиком, вот увидите. Все это мы впистали с молоком матери. А в нашем случае шутки были еще смешнее, потому что мы четверо подыгрывали друг другу. Если один уставал, у кого-нибудь другого уже была наготове новая острота».

 

Ринго: «[по сценарию] Нам предстояло побывать на студии звукозаписи, потом на телестудии, где с нами происходили самые разные события; были в фильме и другие персонажи».

 

Тони Бэрроу: «Джон Леннон описал Оэуна, как «профессионального скаусера (ливерпульца)», жалуясь, что многие из реплик, которые тот дал им, основывались на внешнем знакомстве и поверхностной оценке их четырёх личностей: Джона, как остроумного, Ринго, как неразговорчивого, и так далее. Я возразил, что битлы должны были играть не самих себя, а квартет персонажей кино, выдуманных для них Аланом Оуэном, которых – так уж получилось – звали Джон, Пол, Джордж и Ринго. «Чушь собачья!» – ответил Джон, – «Мы считаем, что это о нас. Фанаты увидят, что это мы. Это фильм о битломании. Но поскольку это мюзикл, в нём есть элемент вымысла».

Он добавил, что он чувствовал себя неловко из-за диалогов в фильме «потому что кто-то другой попытался сочинить реплики, которые – как они думали – мы часто говорим в реальной жизни, и они всё очень сильно напутали, по крайней мере, частично».

 

Джон: «Нас несколько раздражали шумные сцены и дерьмовые диалоги».

 

Из интервью с Полом Маккартни:

Вопрос: Скажите, в фильме «Вечер трудного дня» у каждого из вас свой образ: Джон – мыслитель, Ринго – одиночка, Пол – беспечный. Вы не возражали против такого расклада?

Пол: Не возражал… и теперь не возражаю. Именно таким я был в фильме. Я выполнял определенные указания режиссера. Так как в сценарии меня изобразили веселым парнем, то я был весельчаком. И это только кажется, что я больше, чем другие, подхожу для этой роли. В «Битлз» меня знали как человека, который мог предложить корреспонденту сесть и спросить его: «Как вы себя чувствуете? Хотите что-нибудь выпить?» Ведь перед вами представитель прессы, и вы хотите иметь хорошую статью или, по крайней мере, не стать посмешищем. Я не стыжусь этого. Если мне нравится какая-нибудь идея и с годами эта идея начинает выглядеть сентиментально, то я говорю: «Хорошо, пусть это сентиментально, ну и что?» Я знаю, что большинство людей посмеивается над этим, но если вы впадете в самокритику, то те же люди, проанализировав ваши мысли, начнут избегать вас. И какой толк говорить: «Почему же я не был более строгим к себе, более жестким?» Я на самом деле никогда не был жестким по отношению к себе, но и никогда не опускался до «милого создания» и, тем более, не сходил до скучной середины. Отец в детстве давал мне такой совет: «Выдержка, сын — главное». Так может сказать каждый отец.

 

Рой Бенсон (редактор фильма): «Режиссером фильма был Дик Лестер. Они звали его «Дядя Дик». Ведь он был старше».

 

Дэвид Хэм (фотограф): «Дику Лестеру нравились комедии абсурда, и этот фильм был типичным представителем такого жанра».

 

Ричард Лестер (режиссёр-постановщик): «Мы попытались искусственно создать между ними различие, поэтому у каждого из них был свой уникальный характер. Возможно, это было недостоверно, что Джордж был скупым, что они подтрунивали над Ринго, Джон был циничным, а Пол симпатичным. Это было для того, чтобы расставить акценты. Думаю, что проблема Пола [как актера] была в том, что он настолько воодушевляется происходящим, что это мешало. Иногда он старался больше, чем это было нужно. Джордж был самым эффективным в качестве актера на протяжении всего времени съемок, потому что он меньше всего старался, но всегда попадал в точку».

 

Из интервью с продюсером фильма Уолтером Шенсоном:

Вопрос: Какое первое впечатление произвели на вас Битлы?

Уолтер Шенсон: Я слышал о них раньше и видел их по телевидению. Они были очень вежливые, приятные, без сомнения талантливые, и, одновременно, скромные молодые ребята. Они мне очень понравились.

Вопрос: Кто-нибудь выделялся из них?

Уолтер Шенсон: Может быть, Джон был более ярким, но, в общем-то, нет, никто. Вклад Пола был достаточно значителен, впрочем, как и всех остальных. Но Джон был, в некотором смысле, их духовным лидером. Они так об этом и говорили.

Вопрос: А каким был Брайен Эпстайн?

Уолтер Шенсон: Скромный. Честный. Занятый. Мне кажется, он не ожидал, что «Битлз» внезапоно станут настолько популярны. Ему стало трудно заниматься организацией их деятельности. Но я считаю, что он хорошо справлялся, тем более, не имея в прошлом подобного опыта. И ребята любили его. Не забывайте, они начали заниматься этим, когда были еще подростками.

 

Дэнис О’Делл (ассоцированный продюсер): «В оригинальном сценарии все сцены с «Битлз» в поезде были написаны на фоне декораций. Не афишируя, я предложил Ричарду [Лестеру]: «Если я заполучу настоящий поезд, как ты насчет того, чтобы снять фильм прямо там?». Чтобы договориться о поезде, две недели я провел в обсуждениях с «Бритиш Рэйл». Я почти заполучил частную линию, чтобы можно было использовать поезд как мы этого хотим, и когда нам это было нужно».

 

Пол: «В фильме были школьницы в платьях в складку — на самом деле это были модели, которые очаровали нас так, что на одной из них, Патти Бойд, Джордж даже женился».

 

Питер Браун: «Девятнадцатилетняя Патти Бойд была хорошенькой белокурой девушкой с круглым личиком и большими голубыми, похожими на пуговицы, глазами — этакая сексапильная кошечка с неярким гримом, в мини от Куант, которое открывало взору целые мили роскошных ног».

 

 

64-03-02-CC11

 

Фото Майкла Уорда (Michael Ward).

 

 

64-03-02-CC13

 

 

Патти Бойд: «Для начала я рассказала бы вам непосредственно о себе. Мое полное имя Патриция Энн Бойд. Мне 20 лет. Я родилась на ферме в округе Сомерсет, самом красивом на западе Англии. Я ничего не помню о нашей ферме, кроме игр с животными. Когда мне было три года, наша семья переехала в восточную Африку, в Найроби. Мы вернулись через шесть лет. Я покинула дом, чтобы жить самостоятельно и заниматься модельной карьерой в Лондоне.

В течение месяца или около того я работала с Элизабет Эрдин. Однажды, в наш салон зашла одна женщина и поинтересовалась, не хочу ли я попробовать себя в качестве модели. Она работала в одном из журналов. Я пришла к ней на собеседование, где со мной познакомился агент, и была проведена фотосессия. Так я получила ужасную работу, в том числе и для рекламы хрустящих хлопьев «Смитс». Дик Лестер был режиссером, и имел к этому отношение. И в ноябре 1963 года я участвовала в одном довольно милом телевизионном ролике, рекламирующем чипсы «Смит».

Дик Лестер был симпатичным и учтивым американцем, который к 26 годам сделал себе имя короткой классической комедией «Бегущий, скачущий и спокойно стоящий фильм» со Спайком Миллиганом и Питером Селлерсом. В рекламном ролике мне нужно было достать чипсы из пачки, положить их в рот и прошепелявить, как сильно я люблю чипсы «Смит». Это была первая телепередача, в которой я когда-либо снималась, и первый раз, когда у меня была роль со словами. Для кого-то вроде меня, а я была настолько застенчива, что впадала в ступор, это было довольно суровое испытание. В конце концов, они использовали голос кого-то другого, что, несомненно, вызвало моё раздражение и обидело меня. Но эта реклама пользовалась огромным успехом и поместила меня на новый уровень признания.

Через несколько недель я услышала, что одна девушка по имени Мэри Би ищет кого-нибудь, с кем она может разделить квартиру. Мы ходили в одну школу-интернат, а потом сошлись снова, чтобы совместно снять свою первую квартиру в Челси. Это было ужасное место, с маленькой кухонькой, и большую часть времени мы жили, питаясь одними хот-догами».

 

 

64-03-02-CC21

 

Патти Бойд в квартире в Челси на Окли-Стрит, декабрь 1963.

 

 

64-03-02-CC31

 

Патти Бойд и Мэри Би.

 

 

64-03-02-CC41

 

Патти Бойд и Мэри Би с котенком по имени Ви-Ви (Wee-Wee). Через несколько месяцев этот котенок будет жить с Джоном и Синтией Леннон в Уэйбридже.

 

Патти Бойд: «Мы с Мэри очень похожи. Мой рост 167 с половиной сантиметров, и мы одних пропорций, а это значит, что мы могли одалживать друг у друга одежду.

Мэри работала на Мэри Куант, которя была одним из ведущих дизайнеров. У неё был бутик на Кингс-Роуд.

В то время я встречалась с Эриком Суэйном и делала для него много работы, но я не была в него влюблена. Он мог быть очень суровым, и чем дольше я была с ним, тем более властным он становился. Полагаю, он был немного похож на моего отчима, и он не выявлял во мне лучшее. Он был чуть ли не одержим мной и тем, что он делал для моей карьеры, и большинство моих друзей находили его немного жутковатым.

По сравнению со мной, Мэри вела более раскованную светскую жизнь и встречалась с хорошо известным женатым мужчиной. Когда они выходили в свет, чтобы поужинать, она надевала прелестнейшее чёрное кружевное нижнее бельё, пользовалась духами «Герлен Шалимар» и казалась такой изысканной. Для меня женатые мужчины были под запретом. Увидев, что любовная связь Ингрид с моим отчимом сделала с моей матерью, я не испытывала страстного желания разрушать какой-либо брак. Я уверена, что не хотела этого и Мэри. Если же не принимать во внимание моральную сторону дела, то я не считала более взрослых мужчин привлекательными. Мне было удобнее с людьми моего возраста, которые, подобно моим братьям, становились друзьями и приятелями по играм.

И вот однажды утром, когда я работала с фотографом по имени Дадли Харрис, позвонила Черри Маршалл, чтобы сказать мне, что она назначает мне встречу на одном просмотре для распределения ролей. Он должен был проходить в час дня в отеле «Хилтон» на Парк-Лейн. Контактным лицом был Уолтер Шенсон. Я, конечно же, согласилась. Я предположила, что это работа, связанная с рекламным агентством.

Когда я туда пришла, то с удивлением увидела Дика Лестера. Я решила, что буду сниматься в очередной рекламе хрустящих хлопьев, и спросила его, какой продукт они рекламируют на этот раз. Он не ответил, что меня удивило, но всё прояснилось, когда я вернулась домой.

Вскоре позвонила Черри Маршалл и сказала, что они выбрали меня. Это было совершенно секретно, и я не должна была говорить ни единой душе, что мне предлагалась, как выяснилось, роль в битловском фильме. Я не могла в это поверить! Подумать только, не только увидеть их воочию, но разговаривать с ними, работать с ними, познакомиться с ними. И получить еще за это деньги. Я запаниковала. «Нет, я не хочу этим заниматься! Я не могу этим заниматься!». Я не была актрисой, и у меня не было никаких устремлений в этом направлении. Мысль о необходимости играть и говорить перед камерой приводила меня в ужас.

Черри настаивала, что я смогу это сделать, и что беспокоиться не о чем. Они знали, что я не актриса. Они не ожидают, что я буду делать то, что сделать не смогу. Я должна была сыграть школьницу, одетую в униформу. Там не было текста, и работа занимала лишь два дня. Она не позволила мне отвергнуть это предложение.

«Битлз» были во всех газетах, даже в серьёзных. Их везде окружали толпы, где бы они ни появились. На их концертах тысячи истеричных подростков плакали, падали в обморок, заполоняли сцену и вопили так громко, что никто не слышал музыки. Я была исключением. У меня не было никаких пластинок «Битлз», и я не обращала большого внимания на них или их музыку. Я была моделью и общалась, главным образом, с фотографами и вообще, хорошо проводила время. Конечно-же, я была знакома с их музыкой, но я не ходила на их концерты, и никто из тех, кого я знала, тоже не был там. Никто из моих друзей.

Но, конечно же, мысль о встрече с такими знаменитыми людьми волновала. Я нарушила свой обет тишины и доверилась Дэвиду Бэйли, который настоял на том, что я должна купить экземпляр их альбома, прежде чем начну сниматься в фильме. Мы с Мэри прослушали его в своей квартире на нашем проигрывателе. Их музыка мне понравилась. Музыка моих родителей меня никогда не волновала. У нас дома всегда была радиола, в большом красно-коричневом шкафу в гостиной. Когда ты открывал дверь, тусклый свет падал на нашу коллекцию записей – примерно пять альбомов. Четыре были отвратительными, но пятым был Гленн Миллер и его оркестр. В отсутствие чего-либо другого мы слушали его. Будучи подростком, я любила Клиффа Ричарда, Элвиса, Рикки Нельсона, Бадди Холли, Роя Орбисона и братьев Эверли».

 

Дэвид Хам (фотограф): «То, что Патти оказалась там [на съемках фильма], было следствием моего непосредственного участия. [В то время] Патти дружила с одним моим знакомым фотографом [Эриком Суэйном]. И вот он похвастался ей, что может договориться со мной, чтобы ее взяли на съемки. Наверное, впоследствии он не раз сожалел об этом, потому что, однажды встретившись с Джорджем [Харрисоном], они больше никогда не расставались».

 

Патти Бойд: «Шли дни, вестей не было никаких, и я перестала в это верить. Затем позвонила Черри Маршалл, и попросила меня дождаться звонка из студии. Весь день я сидела дома одна в ожидании звонка и задавалась вопросом: «Почему они вообще хотят меня? Я достаточно хорошая начинающая фотомодель, но не актриса». Внезапно зазвенел телефон. «Это студия. Вам надо быть завтра в 6.45 утра. Не опоздайте».

 

Бэрри Майлз: «Съемки фильма начались в 8.30 на станции «Пэддингтон».

 

Патти Бойд: «На следующее утро, я стояла ранним серым утром на станции «Пэддингтон» и дрожала, и это было не только из-за холода. Инструкции в мой первый день съёмок предписывали мне явиться на железнодорожный вокзал и встретиться под часами в 8:00 утра с тремя другими моделями, которые также должны были играть школьниц, а затем сесть в поезд на первой платформе. Нас встретили и посадили на специальный поезд, где должны были проходить съемки».

 

Тина Уильямс (актриса): «Как студентку театральной школы Аиды Фостер меня пригласили на прослушивание с продюсером фильма, режиссером и ассистентом по подбору актерского состава. Но когда я увидела, сколько девушек было в списке на прослушивание, я потеряла надежду получить эту работу. Тем не менее, я отправилась на пробы.

В шикарной штаб-квартире кинокомпании на Мэйфэр меня пригласили в офис продюсера. Мне задали разные вопросы: «Какой работой вы занимались раньше?», «Нравятся ли вам Битлз?». Простые обычные вопросы. И все. Честно говоря, я больше об этом и не думала. И это было так до того утра, когда я узнала, что мне дали роль. Я не могла в это поверить! Еще больше я обрадовалась, когда услышала, что моя подруга Сьюзен, которая посещала ту же актерскую школу, что и я, тоже выбрали на роль. Мы ждали три недели, чтобы услышать, что нас приняли. Но это не казалось долгим временем, так как мы об этом не беспокоились.

Нам это сказали весьма буднично, сообщили за три дня до съемок! Эти три дня показались тремя неделями! Я была так взволнована, что не могла дождаться начала съемок. Потом мы узнали, что мы все собираемся в поезде, который был арендован для съемок. Пункт назначания неизвестен! Все, что нам сказали, что это станция Пэддингтон, и что мы вернемся около семи вечера.

И вот настал этот великий день. Я не спала почти всю ночь! Позже я обнаружила, что в своем лихорадочном приготовлении забыла кошелек с деньгами дома, что доставило мне некоторые затруднения. Я попрощалась с родителями и пошутила: «Ну, я поехала. У меня свидание с Битлз!». Я почувствовала в себе девять футов роста, хотя на самом деле мой рост был всего пять.

Я уже направилась на станцию Пэддингтон, когда поняла, что у меня с собой нет денег. Было уже поздно возвращаться. Я боялась упустить этот поезд. Вы можете себе представить, чтобы «Битлз» и все остальные стали ждать меня одну? К счастью, у меня нашлась кое-какая мелочь в кармане пальто, которой было достаточно, чтобы добраться до станции.

Естественно, что когда я туда приехала, первое, что я попыталась увидеть, это четыре потрясающие чёлки. Но их нигде не было видно. Я присоединилась к остальным девушкам, и мы сели в поезд. Но и там не было никаких признаков «Битлз». Привет, подумала я про себя, я даже не встречусь с ними. Вы же знаете, как делаются фильмы! Небольшие сюжеты то там, то здесь. Но потом я подумала: «Ну, мы же должны встретиться с ними когда-нибудь, потому что мы играем роль поклонниц, которые в фильме оказываются в том же поезде, и мы в их поисках бегаем туда-сюда по коридорам, пока, наконец, не обнаруживаем их в вагоне.

Поезд отправился в путь. «Когда мы увидим Битлов?», — спросили мы у кого-то. «Не волнуйтесь, девочки, увидите», — ответил он».

 

Патти Бойд: «Битлы не появлялись, пока мы полчаса удалялись от Лондона. Вначале я серъезно задалась вопросом, какими они будут, и убедила себя, что они будут высокомерны, надменны и необщительны. Я решила, что они даже не заметят меня. С какой стати им замечать девушку, о которой известный фотограф Норман Паркисон сказал: «Разве сейчас модно быть похожей на кролика?».

Примерно через десять минут пути из Лондона поезд неожиданно остановился на крошечной станции, пустынной не считая четырёх легко узнаваемых личностей».

 

Тина Уильямс (актриса): «Поезд остановился в Вестбурн-Парке, недалеко от станции Пэддингтон, и, наконец, мы узнали, что мальчики сели в поезд».

 

Пол: «Мы сели в вагон, поезд пошел, а мы вдруг оказались в кино!»

 

Тина Уильямс (актриса): «Это было так втайне. Никто, кроме нескольких людей, не должен был знать о их передвижениях в тот день. Разумеется, было очень важно сохранять спокойствие. Представьте себе, что могло бы произойти, если бы «Битлз» неожиданно оказались на станции Пэддингтон? Британские железные дороги были бы ввергнуты в полнейший хаос!».

 

Патти Бойд: «И вот мой первый беглый взгляд на настоящих живых Битлов. Они появились, в бешеной спешке рядом с поездом! Внезапно поезд дернулся и начал останавливаться. Как и моё сердце. В окно я увидела четырех потрясающих мальчиков, бегущих рядом с поездом и кричащих: «Подождите нас!». Потом они запрыгнули в вагон, и я заметила, что мои руки трясутся. Они ввалились в вагон, и я обнаружила, что пожимаю им руки, говорю «привет» и смеюсь».

 

Тина Уильямс (актриса): «Но нам пришлось прождать еще три часа, прежде чем мы увидели мальчиков! Наконец они ворвались в наше купе. «Привет, девочки!» — закричали они. Ну, на секунду я была просто ошарашена. Я ничего не могла сказать. Они все выглядели великолепно, особенно Пол. Он такой красивый, когда вы встречаетесь с ним лицом к лицу».

 

Патти Бойд: «Привет, ты знаменита», — сказал Джордж с усмешкой, — «Я видел в газетах твои фотографии». Они шутили и поддразнивали нас, и мы с Пру [Пруденс Бери] почувствовали, что знаем их уже много лет. Высокомерные? Надменные? Самовлюбленные? Как далека от истины я была. Они были такими милыми, такими славными, такими забавными. Они оказались точь-в-точь такими, как я себе их представляла. Будто ожившие фотографии. Джордж-то еле-еле поздоровался, но другие болтали со всеми запросто».

 

Тина Уильямс (актриса): «Почти сразу же я обнаружила, что разговариваю с Полом, Джорджем, Джоном и Ринго так, как будто я была знакома с ними очень долгое время. Это то, как они заставляют вас себя чувствовать. Они все такие сердечные и дружелюбные. Я думала, что, возможно, они не станут разговаривать с нами, за исключением тех сцен, в которых мы с ними играем, но это было не так. У них вообще нет «звездности». Они просто четыре обычных парня, которые наслаждаются жизнью. И они оказались такими веселыми!».

 

Пруденс Бери (актриса): «В поезде мальчики забавлялись вовсю, и своими шутками вызывали у нас с Патти постоянный смех. Они были легки в общении и естественны в своем поведении, хотя Джон был самым сдержанным. Джон бросил мне: «Слышал, тебе не нравится наше пение!». Ой, и что мне ответить? Это было правдой. В одном из газетных интервью я сказала, что на меня их колкое остроумие производит большее впечатление, чем их пение! Если подумать, глупое высказывание. Естественно, я все отрицала и выкрутилась, произнеся банальность, что нельзя верить тому, что пишут в прессе».

 

Патти Бойд: «Они были очаровательны, и мы стали проклинать судьбу за то, что нам придётся сниматься с ними в школьной униформе. Это было частью сценария. Нам сказали, что для нас подготовлена школьная форма. Знаете, для меня, окончившей школу только два года назад, было кошмарным сном представить, как я возвращаюсь в школу-интернат. И когда эта идея была осуществлена в моем первом фильме… не то, чтобы я мечтала сниматься в фильмах, но встретиться со знаменитыми «Битлз», будучи облаченной в уродливую униформу… это было сущим наказанием. Особенно после всех этих нарядов от знаменитых дизайнеров, которые я одевала, будучи моделью. Выглядели они великолепно. А потом меня отбросили назад, и снова одели в школьную форму».

 

 

64-03-02-DB21

 

Эскиз школьной формы художника по костюмам Джули Харрис. Пошивом костюмов занимался портной «Битлз» Дуги Миллингс.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пол: «По сути, фильм начинается с нашего отъезда откуда-то, вроде как из Ливерпуля, куда-то, вроде как в Лондон, и как мы добираемся до поезда».

 

Патти Бойд: «Большая часть действия происходила во время движения. Предполагалось, что описываются два дня из жизни битлов».

 

Бэрри Майлз: «Вся первая неделя съемок фильма прошла в поезде, курсировавшем между станциями «Пэддингтон» (Paddington) и «Майнхэд» (Minehead)».

 

Ричард Лестер (режиссёр-постановщик): «Репетиций не было. Все началось 2 марта. К тому времени, как мы начали съемки фильма, «Битлз» уже съездили в Америку и выступили на шоу Эда Салливана. Фильм уже стал прибыльным из-за предварительных заказов на альбом».

 

Патти Бойд: «Съемки проходили в двух или трех вагонах. Ребята не скрывались. Довольно часто они были со всеми остальными. Когда мы начали сниматься, я чувствовала, что Джордж наблю­дает за мной, и мне было неловко. Самым симпатичным и лег­ким в общении оказался Ринго, да и Пол. Джона я побаивалась».

 

64-03-02-EB21

 

 

Тина Уильямс (актриса): «Я думаю, что Ринго был самым смешным и самым дружелюбным. Он говорил разные забавные вещи. «Я могу кое-что сделать для тебя, малыш», — сказал он мне с американским акцентом. «Что?» — спросила я. «Дать возможность сниматься в фильмах, сделать из тебя большую кинозвезду и весь этот джаз!». Так что я сказал в ответ: «Хорошо, тогда я свожу тебя на запись «Битлз». Я их знаю, видишь ли». После чего мы рассмеялись».

 

 

64-03-02-EB31

 

64-03-02-EB41

 

64-03-02-EB45

 

64-03-02-EB47

 

 

Дэнис О’Делл (ассоцированный продюсер): «Впервые я встретился с ними в поезде в первый день съемок. Для музыкантов, они оказались очень даже приятной группой молодых парней. Они были очень вежливы. Я находился на съемочной площадке почти все время. Для съемок фильма у нас были небольшие платформы для кинокамер, которые могли подниматься и опускаться в коридоре вагона. Оказалось, что это было довольно опасное мероприятие. Подростки прыгали перед этим чертовым поездом, пытаясь его остановить».

 

Ричард Лестер (режиссёр-постановщик): «Я считаю, что они [«Битлз»] были необыкновенно похожи друг на друга, и что они относились друг к другу с симпатией. Они защищали друг друга. Если бы кто-то из них споткнулся, то они подняли бы его и защитили».

 

 

64-03-02-EB61

 

 

Джон: «Первой мы сняли сцену в поезде, во время которой ужасно нервничали. Весь кусок с поездом мы были сами не свои. Так бывает со всяким, кто снимается в кино, но не умеет играть. Режиссер знал, что мы не умеем играть, и мы это знали. Поэтому он пытался застать нас врасплох, но для фильма это не всегда подходит, потому что одно и тоже приходилось повторять по многу раз. Но он сделал все, что было в его силах. Наиболее естественные эпизоды сразу заметны на фоне других эпизодов».

 

Бэрри Майлз: «У каждого из них был текст своей роли, но свои диалоги они даже не пытались запомнить. В поезде, во время съемок, все реплики записывались с помощью микрофонов, незаметно закрепленных под одеждой. Но, все равно, многое пришлось потом переписывать из-за недостаточного уровня звука».

 

Ринго: «Сначала было тяжко, потому что мы путали свои реплики. Мы учили свои диалоги по дороге в студию. Но может быть это и к лучшему, потому что так получалось естественней».

 

 

64-03-02-EB71

 

 

Альберт Голдман: «[По сценарию ]Действие происходит на протяжении одного дня, в течение которого квартет спешит из Ливерпуля в Лондон, чтобы выступить в телевизионном шоу, но то и дело попадает во всевозможные забавные ситуации и едва успевает к назначенному времени.

Вся интрига построена в основном вокруг персонажа дедушки Пола, роль которого блестяще исполнил Уилфрид Брамбелл (Wilfrid Brambell). Этот мужичок с физиономией старого козла и провинциальным акцентом завораживал зрителей иногда даже больше, чем симпатичные Битлы».

 

Уилфрид Брамбелл (актер): «Они вовлекли меня в свое поколение, не спросив меня. Я сделал шаг обратно и задумался: «Нет, они настолько молоды, что годятся мне во внуки». Я играл роль дедушки Пола, и перед тем, как начались съемки фильма, Джон сказал: «Ты играешь роль дедушки Пола, так что перестань делать вид, что ты недостаточно стар для этого».

 

Сцена 4

 

 

64-03-02-FB21

 

64-03-02-FB23

 

64-03-02-FB25

 

64-03-02-FB26

 

64-03-02-FB27

 

64-03-02-FB29

 

64-03-02-FB31

 

64-03-02-FB32

 

64-03-02-FB33

 

 

Джон: Извини, что спрашиваю, но кто этот старик?

Пол: Какой старик?

Джон: (указывая) Этот.

Пол: А, этот. Это мой дед.

 

 

64-03-02-FB34

 

64-03-02-FB35

 

 

Джордж: Но это не твой дед.

 

 

64-03-02-FB37

 

Пол: Мой.

Джордж: Я видел твоего деда. Он живет вместе с тобой.

Пол: Это другой дедушка. Просто у меня их два.

 

 

64-03-02-FB39

 

Джон: А как ты их отличаешь?

 

 

64-03-02-FB41

 

Пол: Они же не могут быть похожи друг на друга. Это мой другой дед.

 

 

64-03-02-FB42

 

64-03-02-FB43

 

Джон: Мы знаем, но что он здесь делает?

 

 

64-03-02-FB45

 

Пол: Моя мать сказала, что путешествие пойдет ему на пользу.

Ринго: В смысле?

Пол: Ну… у него разбито сердце.

(парни пристально уставились на дедушку)

 

 

64-03-02-FB47

 

Джон: Бедный старина!

(обращаясь к дедушке)

Джон: Эй, мистер… у вас разбитое сердце?

 

 

64-03-02-FB49

 

Дедушка своим выражением лица как бы подтверждает, что да.

 

Диалог, не вошедший в фильм:

Пол: (шепчет) Понимаешь, он хотел жениться, но она предпочла ему мясника.

Джордж: Мясника?

Пол: Да, она оказалась ветреной особой.

Джон: И любительницей свежего мясца.

 

Сцена 4 (продолжение):

 

 

64-03-02-FB51

 

Джон: (наклоняясь к Полу) Он приятный старичок, да?

 

 

64-03-02-FB53

 

Пол: Он чистюля.

(Все с ним соглашаются. Джон подсаживается к дедушке)

 

 

64-03-02-FB55

 

64-03-02-FB57

 

Джон: Привет, дедуля!

 

 

64-03-02-FB59

 

Дедушка: Привет.

 

 

64-03-02-FB61

 

Джон: (удивленно) Он умеет разговаривать?

 

 

64-03-02-FB63

 

Пол: Конечно умеет. Он же человек.

 

 

64-03-02-FB65

 

Ринго: (усмехаясь) Тебе лучше знать, он же твой дед.

(парни смеются)

 

 

64-03-02-FB67

 

Джон: Мы присмотрим за тобой.

 

 

64-03-02-FB68

 

64-03-02-FB69

 

Дедушка: Я сам за собой присмотрю.

 

 

64-03-02-FB71

 

Пол: Этого я и боюсь.

 

 

64-03-02-FB73

 

Джон: Ты за него переживаешь?

 

 

64-03-02-FB75

 

Пол: Ему ни в коем случае нельзя верить. Он настоящий негодяй.

 

 

64-03-02-FB77

 

 

Джордж: (недоверчиво) Да ладно тебе.

Пол: Нет, я серьезно.

(В этот момент в купе входит дорожный менеджер Шейк. прим. – актер Джон Джанкин).

 

 

64-03-02-FC21

 

Парни: Привет, Шейк.

 

 

64-03-02-FC25

 

Шейк: Все нормально?

(смотрит на дедушку)

Шейк: А кто этот старик?

 

 

64-03-02-FC29

 

64-03-02-FC31

 

Джордж: Дедушка Пола.

Шейк: А я думал, что…

 

 

64-03-02-FC35

 

Джон: Это другой дедушка.

Шейк: Тогда понятно.

Джон: (изображая дедушку) Он очень аккуратненький, не находишь?

Шейк: Да, пожалуй, что чистюля.

 

Норман Россингтон (актер): «(прим. – играет Норма – менеджера «Битлз») В первый день съемок они подошли ко мне и напомнили, как меня пригласили на открытие боулинга в Ливерпуле. Пол Маккартни сказал тогда: «Помнишь, как ты вернулся со своей девушкой, чтобы самому поиграть в боулинг?».

 

 

64-03-02-FC41

 

Норм: Доброе утро, парни.

Парни: Доброе утро… Привет, Норм.

Норм: Слава богу, что добрались. Теперь слушайте. У меня есть предложение. Давайте, для разнообразия, будем вести себя, как добропорядочные граждане. Не будем никому мешать, не будем делать того, о чем мне придется жалеть. Особенно завтра, потому что я…

(выразительно смотрит на Джона)

 

 

64-03-02-FC45

 

Норм: Ты слушаешь меня, Леннон?

Джон: Ты свинья, правда, Джордж?

 

 

64-03-02-FC49

 

Джордж: Ага, свинья.

Норм: (делая вид, что ему безразлично) Ну, спасибо…

(смотрит на дедушку)

 

 

64-03-02-FC53

 

Норм: Эээ…

Парни: (хором) Кто этот дедушка?

Норм: Да, кто это?

Ринго: Все вопросы к Полу.

Норм: (оценивая ситуацию) Ну ладно, пойду выпью чашечку кофе. Вы идете?

Пол: Мы придем.

 

 

64-03-02-FC57

 

Дедушка: (поднимаясь с места) Я тоже хочу кофе.

Норм: Если хочешь, можешь пойти с нами.

 

 

64-03-02-FC61

 

Пол: Присматривайте за ним. Не хочу, чтобы вы его потеряли.

Норм: Не наглей (Don’t be cheeky). Я свяжу его обещанием. Пойдем, дедуля.

 

Из интервью с Джоном и Ринго, о слове cheeky (нахальный, шаловливый) 1964 г.:

Джон: Я думал, что слово «нахальный» и так всем должно быть понятно. Я думал, что это английское слово, а вот вчера я получил пару писем с вопросами. «Касательно вашего фильма, Джон… что значит это cheeky?». И я думал, что всем должно быть понятно, что это слово означает «бездушный человек», только беспечно бездушный. Понимаете, слово характеризующее «нервную систему этого парня».

Ринго: Я бы сказал, что это слово означает безнадежно пропащего человека.

 

 

64-03-02-FC65

 

 

Сцена 4 (продолжение):

(дедуля уходит с Шейком и Нормом).

Норм: (оборачиваясь) Он аккуратненький, не правда ли?

(Шейк и Норм сопровождают дедулю и выходят из купе. В узком коридоре они сталкиваются с респектабельным англичанином, Джонсоном – актер Ричард Вернон)

Джонсон: Дайте мне пройти!

 

 

64-03-02-FD21

 

 

(Шейк, Норм и дедушка расходятся с Джонсоном и уходят пить кофе. Джонсон входит в купе, кладет свой кейс, котелок и зонтик на багажную полку. Котелок падает на пол. Джонсон в раздражении поднимает его, снова кладет на полку, усаживается в кресло и достает газету «Файнэншел-таймс».

Пол: Привет!

 

 

64-03-02-FD25

 

64-03-02-FD27

 

64-03-02-FD31

 

Джордж и Ринго: Все нормально?

(Джонсон недовольно осматривает всех, встает и закрывает в вагоне окно)

Пол: (показывая на окно) Вы не против, если я открою?

 

 

64-03-02-FD33

 

Джонсон: Против.

 

 

64-03-02-FD35

 

Джон: Да, но нас четверо и мы хотим открыть окно. У нас есть такое право.

Джонсон: (грубо) Нет. Я езжу на этом поезде постоянно. Дважды в неделю. И у меня тоже есть свои права.

Ринго: И у нас.

(Джонсон начинает демонстративно читать газету. Ринго снимает с багажной полки радиоприемник и включает его. Играет поп-музыка).

 

 

64-03-02-FD41

 

 

examiner.com (9 июля 2014 г.): «Споры об этой композиции не утихают, и поклонники «Битлз» по-прежнему не могут прийти к единому мнению относительно того, кто именно исполнил трек, раздающийся из радиоприемника, который держит Старр в вагоне поезда.

Незадолго до празднования дня рождения Ринго в башне «Кэпитол Рекордз» в Лос-Анджелесе Рэнди Льюис из «Лос-Анджелес Таймс» спросил у Старра об этой загадочной композиции. «Надеюсь, вы не возражаете против безумного вопроса о «Вечере трудного дня», – обратился Льюис к Старру и поинтересовался, знает ли Ринго о «Музыке в поезде» (Train Music) и о том, кто записал этот трек. «Боюсь, я вынужден посодействовать тому, чтобы это осталось тайной», – ответил Старр с улыбкой. «Я не помню», – добавил он. Это был первый комментарий по поводу «Музыки в поезде» от человека, который мог действительно что-то знать об этой композиции, и слова Старра лишь добавляют таинственности в историю с треком».

 

Уолтер Шенсон (продюсер): «Эта мелодия была исполнена Битлами, предположительно, во время одной из сессий записи».

 

Ричард Баскин (эксперт «Битлз»): «Это определенно не «Битлз». Совсем на них не похоже. Джордж или Джон играют на гитаре в стиле «сёрф»? Я так не сдумаю!».

 

Роджер Стормо (эксперт «Битлз»): «Хотя это не совсем походит на них, все равно это могут быть они. Барабаны не похожи на Ринго, но это мог быть Пол. Возможно, они пытаются не походить на себя».

 

Марк Льюиссон (эксперт «Битлз»): «Не думаю, что это они».

 

Клем Каттини (сессионный барабанщик): «Это определенно я. На гитарах, я полагаю, были «Большой Джим» Салливан и Джимми Пейдж. В те дни они играли много роковых вещей, особенно на таких сессиях записи».

 

Херби Флауэрс (музыкант): «Этот 37-секундный фрагмент (прим. – в фильм попал только 6-секундный фрагмент) мог быть просто фонограммой, записанной Джорджем Мартином, или каким-нибудь другим продюсером. В те дни не было редкостью, когда сессия была забронирована на три часа, а музыканты заканчивали свою работу раньше, и их просили записать части или фрагменты в библиотеку фонограмм для дальнейшего использования».

 

Джайлс Мартин (сын Джорджа Мартина): «По моим ощущениям это не «Битлз», но, скорее всего, сессионные музыканты, которых мой отец привлек для записи звуковой дорожки к фильму».

 

Клем Каттини (сессионный барабанщик): «В то время я играл как сессионный музыкант для Джорджа Мартина».

 

(Джонсон откладывает газету в сторону и сам выключает транзистор)

Джонсон: Выключите это. Спасибо.

 

 

 

64-03-02-FD45

 

Ринго: Но…

 

 

64-03-02-FD49

 

Джонсон: Любой, знающий элементарные правила железнодорожных перевозок может вам сказать, что вы нарушаете мои права.

 

 

64-03-02-FD53

 

Пол: Но мы хотим послушать, и нас больше чем вас. Мы боремся за права рабочих и все такое.

Джонсон: Тогда я предлагаю вам выйти в коридор и забрать эту штуковину с собой. Там вам и место.

 

 

64-03-02-FD55

 

64-03-02-FD59

 

Джон: (приблизив свое лицо к лицу Джонсона) Поцелуй нас!

 

 

64-03-02-FD63

 

Пол: Послушайте, мы тоже заплатили за билеты.

Джонсон: Я езжу на этом поезде дважды в неделю.

Джон: Хватит, Пол. Это бесполезно. Кроме того, это его поезд, не так ли, мистер?

Джонсон: Молодой человек, прекратите разговаривать со мной таким тоном!

Джордж: Но…

Джонсон: Я воевал за ваше поколение.

 

Пол: «Когда-то мы на самом деле встретились с одним парнем в поезде, который сказал: «Я воевал на войне за таких, как вы». И это все нашло свое отражение в фильме».

 

 

64-03-02-FD67

 

Ринго: Наверное, сожалеете, что победили!

Джонсон: Я вызову охрану!

Пол: И что? Они все равно нам ничего не сделают. Пойдемте, выпьем кофе, ребята.

(Парни выходят в коридор. Джонсон победно улыбается. Он снова утыкается в газету и вдруг слышит звук, поворачивается на звук и видит четыре мерзкие рожи, приплюснутые к стеклу).

 

 

 

Журнал «Битловская книга», 1964: «Быстрое обсуждение сценария в коридоре вагона во время съемок самых первых сцен фильма».

 

 

 

64-03-02-FD71

 

64-03-02-FD75

 

64-03-02-FD79

 

64-03-02-FD81

 

64-03-02-FD91

 

64-03-02-FD93

 

 

Сцена 11.

 

 

64-03-02-FE21

 

64-03-02-FE25

 

(Джордж и Ринго идут по коридору, разыскивая дедушку. В одном из купе Ринго видит красивую девушку с маленькой собачкой на руках. Она манит его пальчиком. Меня? – удивляется Ринго. Нет, я не могу – мотает он головой)

 

 

64-03-02-FE29

 

64-03-02-FE31

 

64-03-02-FE35

 

64-03-02-FE39

 

Джордж: Пойдешь?

Ринго: Нет, она все равно меня отвергнет.

Джордж: Никогда не знаешь наперед. Может тебе повезет?

Ринго: Нет. Я знаю такой психологический тип людей. Дьявольские игры с моей барабанной кожей.

(посылает ей воздушный поцелуй)

 

 

64-03-02-FE41

 

64-03-02-FF21

 

Подготовка к съемке, актриса Пруденс Бери.

 

 

64-03-02-FF25

 

 

Сцена 12.

 

 

64-03-02-FG21

 

 

(Пол и Джон проходят по составу в поисках дедушки. В одном из купе они видят девушек, Риту и Джейн)

 

 

64-03-02-FG25

 

64-03-02-FG27

 

Пол: Извините, вы не видели здесь маленького старичка?

 

 

64-03-02-FG31

 

 

(В купе входит Джон, встает на колени)

 

 

64-03-02-FG35

 

Джон: Мы вырвались на свободу. Свобода!!!

 

 

64-03-02-FG39

 

 

(складывает руки, как будто они в наручниках)

 

 

64-03-02-FG43

 

Джон: Ты сделала себе маникюр? Это не ногти, а черт те что! Меня подставили. Я не хочу в тюрьму!

 

 

64-03-02-FG47

 

Пол: Простите, что побеспокоили вас…

(Оттаскивает Джона)

 

 

64-03-02-FG51

 

64-03-02-FG55

 

Джон: Меня подставили, я невиновен. Я не хочу туда возвращаться.

(Джон держится за дверь)

 

 

64-03-02-FG59

 

Джон: А знаете, за что меня посадили?

(корчит рожу сумасшедшего маньяка)

 

 

64-03-02-FG63

 

 

Патти Бойд: «Большую часть дня я провела, наблюдая за действием, болтая со всеми во время перерывов и ожидая съёмки моей части. Вместе битлы были такими забавными, такими остроумными, а их смех был заразительным. Я не могла понять и половины из того, что они говорили, из-за сильного ливерпульского акцента – откровение для меня, ведь я никогда не слышала ничего подобного. Было невозможно находиться в их компании и удержаться от смеха».

 

 

64-03-02-FH21

 

64-03-02-FH31

 

64-03-02-FH35

 

Сьюзен Уитмен, Пол, Патти Бойд.

 

 

64-03-02-FH41

 

Пруденс Бери, фото Ринго Старра. Ринго: «Эта красивая девушка – Прю Бери. В нашем фильме она играет мою девушку. Жаль, что это понарошку!».

 

Пруденс Бери (актриса): «Когда у нас не было съемок, то мы сидели и много курили… просто сигареты! Ринго был помешан на фотографии, и снимал все, что оказывалось в поле его зрения, включая меня. Мне нравится этот портрет, я выгляжу на нем взрослой».

 

 

64-03-02-FH51

 

64-03-02-FH61

 

 

(В вагон входят две очень хорошенькие девушки, Рита и Джейн)

 

 

64-03-02-FK21

 

Джон: Глядите-ка! Давай-ка познакомимся!

 

 

64-03-02-FK25

 

Пол: А стоит ли?

Джордж: Такие девочки тебе по силам.

 

 

64-03-02-FK27

 

Пол: Что ты имеешь в виду?

Джордж: Не знаю. Подумал, что это звучит круто.

Джон: Джордж Харрисон крутой парнишка.

 

 

64-03-02-FK35

 

 

(Пол надевает на голову чей-то котелок и подходит к столику девушек).

 

 

64-03-02-FK39

 

Пол: Простите, но пара молодых людей хотела бы составить вам компанию. Я тоже не прочь, но я стесняюсь просить об этом.

 

 

64-03-02-FK43

 

64-03-02-FK47

 

64-03-02-FK49

 

(Девушки смеются. Джордж и Джон начинают поправлять свои галстуки. Дедуля на заднем плане делает то же самое)

Дедушка: Мисс, не стоит знакомиться с этими арестантами.

Джейн: Арестантами!

 

 

64-03-02-FK53

 

64-03-02-FK57

 

64-03-02-FK61

 

 

Дедушка: Я сопровождаю их в тюрьму. Обычное дело, вы же понимаете.

Парни: Что!!!

Дедушка: Тихо, вы, или я посажу вас за решетку.

(девушки в страхе убегают)

 

 

64-03-02-FK65

 

64-03-02-FK71

 

 

Патти Бойд: «Весь этот и следующий день, до 9:30 вечера мы с Пру Бери были заняты тем, что учили и репетировали свои роли. На самом деле, я всего лишь должна была воскликнуть: «Арестанты!», «Он там!» и «Ринго!». Не самая драматическая роль в мире, и не самая длинная.

«Битлз» были потрясающими работягами, полными энергии и энтузиазма, и когда вы находились рядом с ними, вы понимали, почему они такие великолепные. Но самым замечательным в них было их дружелюбие. Они совсем не вели себя как знаменитые звезды. И хотя они составляют идеальную команду, ребята очень разные. Ринго – прирожденный клоун, и самый любимый в Америке. Все катаются со смеху от его шутоства. Но при всех его дурачествах, я думаю, что он обладает очень сильным, серъезным характером.

Джон выглядит лидером, что ли. Он женатый Битл, вдумчивый и серъезный. Он говорит не так много, как другие, но когда он это делает, все слушают.

Пол серьезен, особенно, когда работает. Он ко всему относится добросовестно, и у него большое чувство ответственности перед своими поклонниками.

Джордж мой любимец. Почему? Не знаю. Он, как и я, застенчив. С ним интересно поговорить, иногда на серъезные темы, часто очень занимательно. Именно так он пробудил мои чувства. Интересом. Я чувствовала, что ему на самом деле хотелось послушать то, что я говорила. Возможно, именно поэтому я обнаружила, что выделяю его, думая о нем как о Джордже Харрисоне, а не Битле Джордже».

 

 

Дэвид Хёрн (фотограф): «Дик [Лестер] попросил меня запечатлеть процесс съемок фильма, что я и попытался сделал. Не скажу, что это была простая задача, потому что достаточно много съемок велось в поезде. Камера, бригада осветителей, не говоря уже о моей персоне, все втискивались в вагон. Но мне удавалось фотографировать, оставаясь невидимым для всех».

 

 

 

64-03-02-FL17

 

Фото Дэвида Хёрна (David Hurn).

 

Дэвид Хёрн (фотограф): «Многие из тех фотоснимков, что я сделал, запечатлели реакцию поклонников на «Битлз», а не их самих. Помню, что они с легкостью вставали все вместе, если кто-то их фотографировал, но мне показалось странным, что я довольно редко видел их четверых вместе в обычных условиях. У меня даже сложилось впечатление, что они не слишком любили друг друга».

 

 

64-03-02-FL21

 

64-03-02-FL25

 

64-03-02-FL29

 

Фото Дэвида Хёрна (David Hurn).

 

 

64-03-02-FL35

 

64-03-02-FL41

 

На переднем плане сценарист Алан Оуэн.

 

Тина Уильямс (актриса): «Один раз, у нас была сцена, когда мы со Сью выходили из вагона. Внезапно поезд дернулся, и мы обе упали на мальчиков, зацепившись нашими новыми нейлоновыми чулками. Знаете, как ужасно смотрится кожа, когда она выглядывает из маленьких дырок ваших чулок. Ринго взглянул на них, и произнес: «Вы должны что-то с ними сделать!». Джон предложил купить нам новые чулки, и он даже записал наши размеры!

В первый день я решила купить себе кофе, а так как я оставила свои деньги дома, я спросила одну из девушек, может ли она одолжить мне пару монет. Ринго это услышал. Он позвонил своему личному помощнику-секретарю-кассиру и человеку по всем поручениям, и попросил его одолжить мне немного денег. Вот когда я узнала, что мальчики никогда не носят с собой денег! Они у Мэла. Он их дорожный менеджер и настоящая милашка. Он вытащил из кармана целую пачку пятифунтовых банкнот. На самом деле я почувствовала себя немного большим человеком, ведь мне было нужно всего пять шиллингов, но я потом ему верну. Ненавистно думать, что я буду в долгу перед «Битлз».

Вообще было забавно наблюдать за ними во время дублей. В середине одной сцены, в студии, Джон вдруг поднял глаза на отверстие в крыше и закричал придурковатым голосом: «Там чувак держит микрофон».

 

 

64-03-02-GH21

 

Прибытие «Битлз» на станцию Майнхед.

 

Мариан Кири: «Прошел слух, что «Битлз» приехали в Майнхед, и моя сестра Шин, которая была старше меня на три года и намного смелее, сказала: «Мы с друзьями в обед отправимся из школы, чтобы их увидеть. Пошли с нами». Я была очень послушным ребенком, и не могла не пойти».

 

Синтия Уилкинсон: «Это был единственный раз, когда мы с Марианн осмелились пропустить занятия в школе, но когда еще «Битлз» приедут в Майнхед?».

 

Мариан Кири: «Помню, как мы с Синтией, моей лучшей подругой, перебрались через ограждение, чтобы перепрыгнуть канаву и подняться на другую сторону. Мы не могли поверить, что были к ним так близко, но между нами все еще оставалось препятствие. Мы бы все отдали, чтобы попасть на поезд».

 

Синтия Уилкинсон: «Когда мы стояли на обочине, мы заметили в вагоне «Битлз». Мы с ней посмотрели друг на друга, и сказали: «Давай». Это, наверное, было самое худшее, что я делала в своей жизни. Мы направились через железнодорожные пути, даже не задумываясь об опасности. Нам было 13 и 14 лет, и мы думали только об одном: «Вот это да, это же они. Боже мой!».

 

 

 

Синтия Уилкинсон (Cynthia Wilkinson) слева и Мариан Кири (Marian Keery) справа. Майнхед, округ Сомерсет (Minehead, Somerset), фото Дэвида Хёрна (David Hurn).

 

 

Дэвид Хёрн (фотограф): «Достаточно быстро я обнаружил, что фотографировать со стороны было значительно проще, чем находясь внутри вагона. На одном из полустанков поезд остановился, и две девочки привстали на цыпочки. Для усиления эффекта, я снимал, присев на обочине. Поклонники должны были проводить часы в ожидании поезда, так как они не знали точного времени прибытия».

 

Мариан Кири: «Этот фотоснимок был сделан в первый день съемок фильма, когда охраны почти не было, и не так много было людей по сравнению со следующим днем, когда в школе всем разрешили туда пойти. Битломания была в самом разгаре».

 

Синтия Уилкинсон: «Помню, как они смотрели на нас через окно. Я считала, что Пол был самый красивый. Видите, моя рука тянется туда, где находится Пол, и я начала стучаться в окно. Между мной и Полом Маккартни было только стекло! Мы пробыли там около пяти минут, подпрыгивая и крича. Мы были всего лишь глупыми подростками».

 

 

 

64-03-02-GH39

 

64-03-02-GH45

 

 

64-03-02-GH49

 

64-03-02-GH51

 

Кадр кинохроники «Би-Би-Си».

 

 

64-03-02-GH55

 

64-03-02-GH59

 

64-03-02-GH63

 

64-03-02-GH66

 

64-03-02-GH67

 

64-03-02-GH73

 

Бэрри Майлз: «В составе поезда был специальный вагон-ресторан. В нем «Битлз» проводили 40-минутный обеденный перерыв».

 

 

64-03-02-GH75

 

64-03-02-GH77

 

Патти Бойд: «По-моему на время обеда поезд остановился».

 

 

64-03-02-GK21

 

С продюсером Уолтером Шенсоном.

 

 

64-03-02-GK25

 

 

64-03-02-GK30

 

64-03-02-GK33

 

Фото Дэвида Хёрна (David Hurn).

 

64-03-02-GK39

 

64-03-02-GK40

 

64-03-02-GK43

 

64-03-02-GK45

 

 

Тина Уильямс (актриса): «Мы должны были провести с ними целый день, и еще два дня в студии Твикенхэм. Мы обедали с ними в поезде, и пили чай, и эти обеды были довольно буйными. Знаете, почти невозможно не хохотать, когда вы в их компании. Кажется, что шутки сыплются все время. Эти три дня были самыми сумасшедшими из тех, что у меня когда-либо были».

 

 

64-03-02-GL21

 

64-03-02-GL25

 

64-03-02-GL31

 

Фото Дэвида Хёрна (David Hurn).

 

 

64-03-02-GL35

 

64-03-02-GL36

 

64-03-02-GL37

 

64-03-02-GL39

 

64-03-02-GL41

 

64-03-02-GL47

 

 

Патти Бойд: «В конце первого дня съемок я попросила у всех, кроме Джона, автографы. Его я просто боялась. А Джорджа уговорила заодно дать автографы и двум моим сестрам. Джордж расписался, и под каждым автографом для моих сестер добавил по два поце­луя, а под тем, что для меня, — семь. Я подумала, что, может быть, чуть-чуть ему понравилась. Я объяснила ему, что у меня есть постоянный парень, с которым я уже два года встречаюсь, и что у меня старомодные взгляды на любовь.

Когда поезд был уже недалеко от Лондона, и съёмку начали сворачивать, мне стало грустно, что такой волшебный день кончается. Он был сплошным удовольствием, и мне хотелось, чтобы он продолжался вечно. Словно зная, о чём я думаю, Джордж спросил: «Ты выйдешь за меня замуж?». Я засмеялась так же, как на все шутки битлов. Я едва позволила себе задаться вопросом, почему он спросил это и не чувствовал ли он себя так же, как и я. Затем он сказал: «Ну, хорошо, если ты не выйдешь за меня, тогда ты поужинаешь со мной сегодня вечером?»

Я растерялась. Был он серьёзен или просто заигрывал? Я почувствовала себя неловко и сказала, что не могу, ведь у меня есть парень, но я уверена, что мой парень будет рад встретиться с ним – может быть, мы могли бы погулять втроём. Джордж так не считал, поэтому мы попрощались на вокзале и исчезли в ночи. Я пришла домой и сказала Мэри Би, что думаю, что я совершила огромную ошибку. Она решила, что я сумасшедшая. «И более того» – сказала она, завершая свою тираду, – «Тебе даже не нравится Эрик!».

 

Синтия: «В любовных делах Джорджа наметился поворот к лучшему. До переезда в Лондон у него не было никакого опыта в этих делах, но вскоре всё изменилось. В фильме, который они снимали, была очень красивая манекенщица по имени Патти Бойд. Это бы­ла её первая роль в кино и начало очень большой роли в личной жизни. Джордж влюбился, более того, он втрескался. А у Патти был давнишний и преданный ухажёр. Это был вызов, перед которым Джордж не мог устоять. У Патти было всё, о чём только мог мечтать парень: красота, опыт, хорошие манеры. И Джордж начал «кампанию», чтобы отбить Патти у её приятеля».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бэрри Майлз: «После дня съемок «Битлз» высадились на станции «Эктон» (Acton Station), и уехали в своем лимузине».

 

Тони Бэрроу: «В день начала съёмок [фильма «Вечер трудного дня»] я послал свой последний пресс-релиз из офиса на Монмаут-Стрит, чтобы сообщить всем, что наш долго откладываемый переезд в новый головной офис на Эрджилл-Стрит вот-вот случится [9 марта]. По распоряжению Брайена Эпстайна в этом релизе указывались домашние телефонные номера ключевых должностных лиц компании, хотя, конечно же, не самого Эпстайна. Это отразилось на мне меньше, чем на некоторых из моих коллег, в том отношении, что с Флит-Стрит уже привыкли звонить мне домой в нерабочее время, чтобы обсудить срочные новости с места событий или подтвердить факты о наших артистах.

В тоже самое время Эпстайн подписал личное письмо каждому из штата служащих, подчеркнув, что «НЕМС Энтерпрайсиз» обеспечивает самое прекрасное и эффективное руководство/управление артистами в мире».

 

Бэрри Майлз: «В своем письме-обращении к персоналу Брайен написал следующее: «В первую очередь, наша организация наиболее подвержена публичному вниманию, и очень важно, чтобы наш «фасад» был представлен наилучшим образом. Это означает, что ко всем посетителям следует обращаться с предельной вежливостью. Работа должна выполняться ровно и эффективно, но без суеты. Сами офисы должны содержаться в порядке и быть прибранными в любое время суток».

 

Тони Бэрроу: «Также он добавил: «Это, вне всякого сомнения, обязано быть нашей принципиальной целью и должно быть принято во внимание всеми служащими. Наша организация в очень большой степени на виду; самое важное, что мы представляем лучшие из возможных «передовых позиций». Под этим я подразумеваю, что ВСЕ посетители должны обслуживаться с величайшей вежливостью. Я действительно надеюсь, что Вы будете счастливы и чувствовать себя настолько комфортно, насколько это возможно, в нашем новом окружении».

 

Бэрри Майлз: «В пресс-релизе, датированным 2 марта, было указано, что в состав правления входят: Алистер Тейлор (J. Alistair Taylor) – генеральный менеджер, Дж.Б. Монтгомери (J.B. Montgomery) – помощник, Тони Бэрроу (Tony Barrow) – пресс-атташе, Брайан Соммервилл (Brian Sommerville) – персональный пресс-агент «Битлз», Венди Хэнсон (Wendy Hanson) – персональный помощник Брайена Эпстайна.

В ведении компании были группы и исполнители: The Beatles, Gerry & The Pacemakers, Billy J. Kramer, The Dakotas, Cilia Black, The Fourmost, Tommy Quickly, Sounds Incorporated, The Remo Four».

 

 

 

 

Тони Бэрроу: «К этому времени другие артисты расширяющегося списка Эпстайна из талантливых мерсисайдцев возглавляли хит-парады, возглавляемые Силлой Блэк. Вопрос, на который Брайен Эпстайн никогда не давал ответа был, с какой стати он хотел управлять этими другими группами, если он на самом деле верил, что его мальчикам суждено стать значительнее, чем Элвис Пресли».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)




+ 16 = 25