Выступление в зале «Колизей», Вашингтон (Washington Coliseum, Washington)

11 февраля 1964 г.

 

 

64-02-11-BC21

 

«Битлз» покидают отель «Плаза», чтобы отправиться поездом в Вашингтон.

 

 

Mono Negative

 

Луиза Харрисон: «После Нью-Йорка мы все отправились в Вашингтон».

 

Пол: «Мы видели многих британских звезд, вернувшихся из Америки поджав хвост. Мы пообещали себе, что не поедем туда, пока не станем там номером один. Мы были так рады стать безумно популярными в Америке, которая для нас была Святым Граалем, потому что каждая крупица музыки, которая нам нравилась, пришла оттуда. Это была эйфория, и теперь мы поездом направлялись в Вашингтон, который был очень привлекательный. И в довершение всего, там был прекрасный снег».

 

Мюррей Кауфман (ди-джей): «Первоначально мы собирались лететь в Вашингтон самолетом, но из-за сильного снегопада, о приближении которого мне сообщили ранее, я посоветовал Брайену Эпстайну принять экстренные меры, чтобы организовать специальный поезд до Вашингтона».

 

Брайен: «Конечно же, они намеревались лететь самолетом не потому, что им нравилось летать, а потому, что это был единственный способ сэкономить время. Однако выпавший снег не позволил нам вылететь».

 

Бэрри Майлз: «В этот день метель окутала Восточное побережье, и все авиарейсы были отменены, поэтому к экспрессу Пенсильванской железной дороги был присоединен дополнительный вагон».

 

Филипп Норман (журналист): «Начались поиски отдельного вагона, и чудесным образом появился спальный вагон эдвардианской эпохи со старой железнодорожной линии Ричмонд – Фредериксбург — Пото­мак».

 

Роберт Фримен (фотограф): «Мы выехали в Вашингтон, целый вагон был зарезервирован за «Битлз».

 

Билл Эппридж (фотограф журнала «Лайф»): «Мы собирались вылететь в Нью-Йорк, но в Вашингтоне началась сильная метель. «Битлз» зарезервировали пару вагонов в поезде, и взяли билеты для представителей прессы, чтобы они поехали с ними».

 

Нил Аспинал: «Целый вагон занимали газетчики, агенты и кто-то еще. Было очень холодно».

 

Брайен: «Во вторник после шоу Салливана «Битлз» на поезде отправились в заснеженный Вашингтон, чтобы выступить перед 8 000 зрителями. После прорыва к вокзалу сквозь истерич­ную толпу, в поезде они попытались расслабиться перед своим (и моим тоже) первым посещением американской столицы».

 

Росс Бенсон (журналист): «Ребята с обозом сопровождающих, журналистов и съемочной группой телевидения сели в спальный вагон на станции Пенсильвания. Они отправ­лялись в Вашингтон».

 

64-02-11-CB21

 

64-02-11-CB25

 

64-02-11-CB29

 

64-02-11-CC21

 

64-02-11-CC31

 

 

Роберт Фримен (фотограф): «Синтия была в черном парике и темных очках, и сидела в отдельное купе, чтобы избежать внимания прессы».

 

 

64-02-11-CD21

 

Синтия: «Я была в чёрном парике, тщетно стараясь выглядеть незаметной».

 

 

64-02-11-CD25

 

64-02-11-CE21

 

С Мюрреем Кауфманом, кадры кинохроники.

 

 

Beatles206

 

John LENNON mit seiner Frau Cynthia, 1964

 

64-02-11-CE33

 

64-02-11-CE37

 

 

Росс Бенсон (журналист): «Во время этой поездки всплыл еще один из любовных грешков Маккартни. Один из владельцев клуба на Гросс Фрайхайт в Гамбурге заявил, что его дочь забеременела от Пола и что тот является отцом младенца. Эрика Хуберз, хорошенькая девушка с длинными прямыми волосами, работала официанткой в одном из клубов. Пол встречался с ней во время одной из поездок в Гамбург. Эрика заявила, что Пол знал о ее беременности и уговаривал сделать аборт. Она отказалась, и в день отъезда Пола из Гамбурга на свет появилась девочка Беттина. Официальные документы, составленные в Гамбурге, были направлены в Ливерпуль, и дело быстренько передали Дэвиду Джекобсу в Лондон.

Джекобс велел Полу отрицать свою причастность и переправил документы без ответа обратно в Гамбург. Он заявил, что если мать будет продолжать настаивать на возмещении ущерба, дело может вести немецкий суд. Джекобс предпочитал медлительную бюрократическую судебную процедуру Германии, так как в Англии все это могло привлечь внимание и получить широкую огласку. Однако судебный процесс был неизбежен, и семья девушки угрожала завалить письмами все газеты Великобритании. Эта история достигла Англии.

Английская газета «Дейли экспресс» предложила своему нью-йоркскому корреспонденту Дэвиду Инглишу довести этот факт до све­дения Маккартни. Инглиш ехал в Вашингтон в одном вагоне с «Битлз». Самый обаятельный из «битлов» был в отличном настроении, курил, выпивал, общался с сопровождавшими их людьми. Инглиш несколько раз пытался завести с ним разговор, но Маккартни уходил от него, все время повторяя: «Потом, потом».

 

 

64-02-11-CE61

 

64-02-11-CE81

 

64-02-11-CF21

 

64-02-11-CF31

 

64-02-11-CF35

 

 

Мюррей Кауфман (ди-джей): «Мы отправились в Вашингтон на поезде, и во время поездки вовсю повеселились».

 

Росс Бенсон (журналист): «Во время следования поезда сотни поклонников и репортеров осаждали каждую станцию на пути следования поезда».

 

Брайен: «Необузданная толпа, распевающая песню «Мы любим вас, Битлз» постоянно сопровождала нас на всем протяжении от Нью-Йорка до Вашингтона».

 

 

64-02-11-CF55

 

64-02-11-CF75

 

64-02-11-CG21

 

64-02-11-CG25

 

64-02-11-CG29

 

64-02-11-CG31

 

64-02-11-CG35

 

64-02-11-CG41

 

64-02-11-CG71

 

64-02-11-CG51

 

64-02-11-CG55

 

64-02-11-CG52

 

64-02-11-CG61

Фото Ринго Старра.

 

64-02-11-CH21

 

64-02-11-CH31

 

64-02-11-CH35

 

64-02-11-CH41

 

64-02-11-CH45

 

64-02-11-CH51

 

64-02-11-CH55

 

64-02-11-CH61

 

64-02-11-CH71

 

64-02-11-CJ21

 

64-02-11-CJ25

 

64-02-11-CJ31

 

64-02-11-CJ45

 

64-02-11-CJ41

 

64-02-11-CJ51

 

64-02-11-CJ61

 

64-02-11-CJ63

 

64-02-11-CJ71

 

64-02-11-CJ81

 

64-02-11-CK21

 

С Мюрреем Кауфманом – пятым Битлом.

 

64-02-11-CK25

 

64-02-11-CK31

 

64-02-11-CK35

 

64-02-11-CK39

 

64-02-11-CK43

 

64-02-11-CL25

 

Фото Билла Эпприджа.

 

 

64-02-11-CL21

 

64-02-11-CL31

 

64-02-11-CL71

 

64-02-11-CL41

 

64-02-11-CN21

 

Роберт Фримен (фотограф): «В конце поездки Пол сел с моей ассистенткой Бетси и ра­ссказал о своей подруге, актрисе Джейн Эшер, о том, что она недавно сыграла на сцене Джульетту».

 

 

64-02-11-CN25

 

64-02-11-CN29

 

64-02-11-CN35

 

64-02-11-CN45

 

64-02-11-CN39

 

64-02-11-CN49

 

64-02-11-CN55

 

64-02-11-CN71

 

64-02-11-CN75

 

64-02-11-CO21

 

64-02-11-CO31

 

64-02-11-CO25

 

64-02-11-CO33

 

64-02-11-CO35

 

64-02-11-CO41

 

64-02-11-CO45

 

64-02-11-CO49

 

64-02-11-CO55

 

64-02-11-CO59

 

64-02-11-CO65

 

С проводником вагона Джоном Р.

 

 

64-02-11-CO71

 

64-02-11-CP21

 

Альберт Мэйзлс (кинодокументалист): «Помню, как один ребенок познакомился с Ринго, и у них состоялась очаровательная беседа».

 

 

64-02-11-CP25

 

Ринго с девочкой Линдой Лайлз (Linda Liles).

 

Линда Лайз: «Мне было тогда 9 лет. Наша семья возвращалась в Ричмонд, и так случилось, что мы оказались с «Битлз» в одном вагоне. Они шли по вагону и подписывали автографы. Я подумала: «Ну, у меня есть два автографа, думаю, что нужны все четыре». Мне было 9 лет, я не была сумасшедшим подростком. Когда мы останавливались на станциях, некоторые из подростков подпрыгивали, пытаясь заглянуть в окна.

Я назвала Ринго свое имя, живенько уселась рядом и начала с ним разговаривать. «Вы впервые в Нью-Йорке? Так и я тоже». У нас сотоялся обычный разговор. Я была уверена, что ему также интересен мой учитель четвертого класса, как интересно мне, чем он занимается.

Ринго спросил меня, вышла бы я за него замуж, и я ответила: «О, нет, не вышла. Сперва я должна закончить учебу».

 

 

64-02-11-CP29

 

64-02-11-CP35

 

64-02-11-CP37

 

64-02-11-CP51

 

Девочка: Я никогда не думала, что встречу действительно хорошего певца.

Ринго: Ты так добра.

(кадры кинохроники)

 

Линда Лайз: «Пол Маккартни, который попросил называть его «Дядя Пол», спросил у меня, пойду ли я на их концерт [в Вашингтоне], и я ответила что-то вроде: «Нет, я завтра должна идти в школу!». Я была совершенно серьезна».

 

 

64-02-11-CP61

 

 

64-02-11-CP67

 

64-02-11-CP81

 

 

Кэрол Джойнт: «Вчетвером – я, моя сестра и две подруги, мы объединили свои деньги на карманные расходы, чтобы отправиться из пригорода в центр города. Мы хотели настигнуть Джона, Пола, Джорджа и Ринго во время их следования от центрального вокзала до отеля «Шорхэм». Состав нашей группы был сплоченным, потому что никто из нас не был увлечен одним и тем же Битлом. Я была «девушкой Пола». Он был только мой.

Я была битломаньячкой. Они были для меня вселенной. Моя спальня была святым местом, где все стены были покрыты их фотографиями. Их первый американский альбом «Встречайте Битлз!» постоянно проигрывался возле моей кровати. Я укоротила свои длинные волосы так, чтобы они были похожи на битловскую прическу и, в довершение всего, начала говорить с ливерпульским акцентом, хотя это продлилось всего несколько дней, пока одноклассницы не обратились ко мне с просьбой прекратить этот раздражающий акцент.

В это февральское утро центральный вокзал был местом сбора кричащих и суматошных толп».

 

 

 

Поклонницы «Битлз» ждут поезд из Нью-Йорка.

 

 

 

64-02-11-CQ21

 

Альберт Мэйзлс (кинодокументалист): «На центральном вокзале нас ожидала огромная толпа».

 

 

64-02-11-CQ25

 

Бэрри Майлз: «На центральном железнодорожнем вокзале Вашингтона группу встречали две тысячи поклонников».

 

 

64-02-11-CQ31

 

 

Филипп Норман (журналист): «На вашингтонском вокзале три тысячи подростков бросались на ворота из сварного железа высотою двадцать футов, которые вели на платформу».

 

 

 

 

Мюррей Кауфман (ди-джей): «Когда мы вышли из поезда, нас чуть не убили. Некоторые из десяти тысяч детишек прорвали заградительные барьеры. Помню, как меня прижало к борту локомотива, и я почувствовал, как жизнь меня покидает. «Боже мой», — сказал я себе, — «Мюррей Кей умирает с английской группой!». Джордж взглянул на меня и произнес: «Разве это не весело?».

 

Кэрол Джойнт: «Над полчищем девочек-подростков мы увидели макушки битловских голов. Пока они пробирались сквозь эту орду, мы с криками побежали из одного конца железнодорожного вокзала к другому».

 

 

 

 

64-02-11-CQ41

 

 

Пол: «Это было невероятно. Это было что-то вроде: «Да, вы только поглядите! В Америке это происходит везде, где мы появляемся».

 

 

64-02-11-CQ51

 

 

Ринго: «То, что творилось в Штатах, нисколько не отличалось от Великобритании, только в десять раз сильнее. Или, наоборот, вовсе не как в Великобритании, потому что в Вашингтоне нас встречали двадцать тысяч человек, а дома мы привыкли к двум тысячам».

 

 

64-02-11-CQ55

 

 

Хантер Дэвис: «Сэр Алек Дуглас-Хом, британский премьер-министр, дол­жен был прибыть в Вашингтон в тот же день. Но он отложил свой визит, не желая попасть в тот бедлам, который сопро­вождал всюду появление «Битлз».

 

 

64-02-11-CQ61

 

64-02-11-CQ65

 

 

Марша Альберт: «В этот день из-за большой снежной бури все занятия в школах были отменены, поэтому я пошла на центральный вокзал, и радиостанция «Даблви-Даблви-Ди-Си» помогла мне пройти на платформу, на которую прибывал поезд».

 

 

64-02-11-CQ71

 

Когда из вагона вышел Ринго, его первыми словами было: «Как хорошо оказаться в Нью-Йорке!» «Это Вашингтон» – поправили его. «А, вот как это называется. Мы так быстро переезжаем».

 

Росс Бенсон (журналист): «Инглиш, в дальнейшем редактор «Дейли мейл», был хватким репортером и очень тонко выбрал момент. На вокзале «Битлз» встречала толпа журналистов, и, когда улыбающийся Маккартни ступил на платформу, Инглиш крикнул: «Пол, одна женщина го­ворит, что у нее ребенок от тебя…». Маккартни повернулся к Инглишу: «Черт побери, почему об этом надо говорить сейчас?». Инглиш был озадачен. В 1966-м году Пол заплатит примерно 27 000 долларов за то, чтобы существование маленькой Беттины осталось в тайне. Однако в 1981-м году Беттина Хуберз возобновит дело, требуя от Пола уже 6 миллионов долларов».

 

Марша Альберт: «Все «Битлз» сели в одну машину, а я села в другую. Я была в одной машине с женой Джона Леннона и сестрой Джорджа Харрисона».

 

Кэрол Джойнт: «Когда они сели в лимузины, мы бросились к стоянке такси и лихорадочно отдали свои последние драгоценные доллары, чтобы оплатить проезд до отеля «Шорхэм», прибыв туда буквально за минуту до кортежа «Битлз».

Все остальные [из нашей группы девушек] вошли в отель, но в этот момент я увидела, что лимузины сворачивают на боковую улицу. Я побежала в этом направлении. Мои ноги меня не подвели. Я проскользнула сквозь полицейское оцепление и выбежала на дорогу в середине кортежа. Моё пальто из верблюжей шерсти распахнулось, теплые ботики шлепали по асфальту, в то время как я пыталась не попасть под «Кадиллак». В заднем стекле я увидела растрепанные волосы, и сфокусировалась на этой желанной добыче. Машины свернули за угол и резко остановились возле служебного входа в отель. Я бросилась к дверям автомобиля. Они открылись и прямо передо мной были Джордж, Пол, Джон и Ринго. Только адреналин удержал меня от обморока.

Я сунула Ринго ручку и листок бумаги, затем Джорджу, умоляя подписать автографы. У них были выработанные навыки популярных суперзвезд, в том смысле, что они быстро перемещались к месту назначения. Джордж остановился, чтобы подписать листок бумаги. Он улыбнулся. Меня втянуло в отель вместе с сопровождающими их лицами. Следующим было то, что я стояла перед открытым лифтом. «Битлз» втиснулись вовнутрь и глядели на меня. Ринго приветливо махнул рукой «пока-пока», и дверь закрылась».

 

Бэрри Майлз: «Группа разместилась в отеле «Шорхэм» (Shoreham Hotel), заняв весь седьмой этаж, который был изолирован от поклонников».

 

Фил Голливуд (в 1964-м главный менеджер отеля «Шорхэм»): «Я помню тот ажиотаж и хаос, что сопровождал это событие. Группа остановилась в номере 625. Охрана заняла весь шестой этаж. Чтобы избежать внимания тысяч вопящих женщин, для входа в отель «Битлз» использовали грузовые лифты.

Чтобы их не беспокоили или тревожили, мы закрыли доступ на территорию отеля. Лифтерам было дано указание не останавливаться на их этаже. «Кэпитол Рекордз» обеспечила охрану в лестничном проёме. Вокруг отеля бродили детишки, пытаясь добраться до «Битлз». Это продолжалось непрерывно. Некоторые из них пытались подкупить горничную, чтобы воспользоваться её униформой. Другие в лифте ложились на пол и говорили, что не сдвинутся с места, пока их не доставят на этаж с «Битлз». Охрана выносила их из лифта и говорила им, чтобы они успокоились. Они [«Битлз»] были очень вежливыми, трезво мыслящими парнями, но мне кажется, что они были поражены тем, что происходило».

 

Бэрри Майлз: «Одна семья, проживающая в отеле на седьмом этаже, отказалась покинуть свой номер, поэтому отель отключил им центральное отопление, горячую воду и электричество под предлогом сбоя в энергопитании. Недовольная семья была вынуждена сьехать».

 

Кэрол Джойнт: «Я повернулась назад. Позади меня было канатное ограждение, сдерживающее с десяток девушек, включая мою сестру и подруг. Они все кричали, особенно моя команда, которая выкрикивала моё имя. Я выбежала в дверь на дорогу, но сделала всего лишь несколько шагов, когда два полицейских с двух сторон подхватили меня за локотки. «У тебя большие проблемы». «Почему? Что я сделала?». «Вы прорвались через полицейское оцепление. Мы доставим вас в участок и позвоним вашим родителям». «Вы ничего мне не можете сделать. Я несовершеннолетняя».

Мои доводы их убедили? Кто знает, но перед отелем они выпустили меня из рук и сказали: «Иди! И больше не попадайся нам на глаза».

В холле отеля мои подружки плюхнулись в кресла. Мы были убеждены, что наша задача встретиться с «Битлз» была выполнена. Но у меня возникла другая идея. «Давайте поднимемся по лестнице». Мы нашли дверь пожарной лестницы и поднялись на несколько этажей. На последней площадке мы предприняли маневр скрытности, что значило сохранять полное молчание. Я высунула голову из двери. Берег был чист.

На четвереньках, несколько стесненная своей зимней одеждой, я медленно продвигалась вдоль коридора по шикарному ковровому покрытию, держась ближе к стене, двигаясь по-кошачьему тихо. Я повернула за угол и увидела, как я была уверена, их дверь. Но я не продвинулась слишком далеко, уткнувшись носом в мужские ноги. Мой взор переместился на серые брюки, на темно-синий блейзер, на галстук в горошек, на круглое лицо с румяными щеками.

«Я могу вам помочь?», — спросил он с британским акцентом. Заикаясь, я пробормотала что-то о своих подругах на лестничной площадке и о том, как мы хотели увидеться с «Битлз». Пожалуйста. «Я Брайен Эпстайн, менеджер Битлз», — сказал он. – «Можешь отвести меня к своим подружкам?».

Они сидели там, на бетонной лестнице. Девушка Джорджа плакала навзрыд, остальные двое были в состоянии тихой паники. «Мне очень жаль, девушки, но прямо сейчас увидеть мальчиков невозможно», — сказал он. – «Они прикорнули». Он был любезен, но это было твердое «нет». Он настоятельно посоветовал нам вернуться в вестибюль отеля.

Мы подчинились, безмолвно понурив головы, слезы перешли в тихое всхлипывание. Мы были усталые, голодные и эмоционально опустошенные. На всех у нас осталась одна монетка в 5 центов, которую мы использовали, позвонив родителям, чтобы они забрали нас домой.

Ожидая, мы сидели безмолвно всего в нескольких шагах от дверей лифта, которые открывались и закрывались впуская и выпуская множество людей. Я заметила двух, довольно броско одетых молодых женщин, с блокнотами в руках. Как только они вышли из лифта, я спонтанно подошла к ним и вежливо спросила, чем они так довольны. «О, мы только что были с Битлз», — ответили они, сияя от счастья. «Как вам удалось?», — поинтересовалась я. – «Они вроде как спят». «О, нет, они не спят. Мы брали у них интервью. Мы репортеры».

 

Фил Голливуд (в 1964-м главный менеджер отеля «Шорхэм»): «Помню, как я зашел к ним в номер. Им был нужен фен. В те дни мужчины не пользовались феном, они просто причесывались. Поэтому я позвонил Герде (Герда Баум работала в отеле, в отделе продуктов питания и напитков): «Герда, у тебя есть фен, не так ли? Хочешь сделать его знаменитым?».

 

Брайен: «Я предвкушал этот визит [в Вашингтон], так как чувствовал, что, быть может, смогу почувствовать некое ощущение причастности к американской истории в качестве противоядия про­тив шумихи вокруг «Битлз» в Нью-Йорке образца 1964 г. В действительности же, ни у «Битлз», ни у меня не было возможнос­ти посмотреть Вашингтон, так как во всех отношениях обстановка здесь была еще более необузданной, чем в Нью-Йорке».

 

Росс Бенсон (журналист): «В Вашингтоне «Битлз» должны были дать концерт, в последнюю минуту организованный Эпстайном и его новым американс­ким адвокатом Натом Вейсом в попытке как-то воз­местить расходы на поездку».

 

Филипп Норман (журналист): «Концерт был организован Вейсом из «Дженерал Артистс Корпорэйшн», чтобы помочь покрыть расходы на всю поездку».

 

Джон Б. Линн (сын Гарри Линна, владельца «Колизея»): «Моему отцу позвонили и поинтересовались, не хочет ли он принять у себя «Битлз»? Он, как известно, до этого ничего о них не слышал. Но он ответил утвердительно».

 

Ребекка Шеир (журналист): «В конце декабря 1963 Брайен Эпстайн позвонил владельцу вашингтонского зала «Колизей» Гарри Линну, и спросил, может ли там выступить группа. Это был бы самый большой зал из тех, где они выступали. Линн никогда раньше не слышал «Битлз», но он согласился».

 

Ивонна Шинхостер (журналист): «Господин Линн проявил осторожность, когда диск жокей и программный менеджер с радиостанции «Даблви-Даблви-Ди-Си» обратился к нему с предложением позволить четырем молодым британским музыкантам выступить на арене «Колизея». Линн не был уверен в такой популярности «Битлз», и хотел защитить свои инвестиции, поэтому он пригласил несколько других известных исполнителей, включая группу «Каравеллы» (Caravelles), Томми Роя и группу «Чиффонс» (Chiffons)».

 

Томми Рой (музыкант): «В 1963 году я выступал в Англии вместе с Крисом Монтесом и «Битлз» выступали в нашем турне в качестве главных исполнителей. Это было так, как будто снова явился Элвис Пресли. Брайен Эпстайн позвонил моему менеджеру и пригласил меня принять участие в концерте в Вашингтоне. Я был очень рад снова с ними выступить. Мы все остановились в отеле «Шорхэм», и я попытался потусоваться там с ребятами, но там было просто столпотворение. Я уже испытал это в Англии, так что знал, что произойдет в Америке».

 

Ирвин Лихтенштейн (программный менеджер «Даблви-Даблви-Ди-Си»): «Для анонсирования концерта Линн поместил маленькое объявление в «Вашингтон Пост». Билеты в «Колизей» были проданы менее чем за неделю, за месяц до проведения концерта. На Гарри Линна это произвело впечатление».

 

Джон Б. Линн (сын Гарри Линна, владельца «Колизея»): «Мой отец разместил всего одно объявление в газете, и все билеты на концерт были проданы. Он был сильно ошеломлен тем, что на группу, которую он никогда раньше не слышал, все билеты были распроданы».

 

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

64-02-11-FB21

 

64-02-11-FB35

 

64-02-11-FB27

 

64-02-11-FB43

 

64-02-11-FB51

 

64-02-11-FB59

 

64-02-11-FB71

 

64-02-11-FC21

 

64-02-11-FC31

 

 

64-02-11-FC41

 

 

«Битлз» играют в снежки перед «Колизеем», где они выступят сегодня вечером.

 

 

64-02-11-FG21

 

 

Бэрри Майлз: «После приезда состоялась пресс-конференция».

 

 

64-02-11-FG25

 

64-02-11-FG31

 

 

Рид Хандт (председатель Федеральной комиссии связи США в 1993-1997): «Все наши сверстники знали о них. Мы с Альбертом Гором были школьниками в Сент-Олбансе. Нам не было еще 16 лет, и когда «Битлз» пели «…ей было всего 17 лет», мы думали: «Ну, для нас она слишком старая».

 

Рон Оберман (журналист): «В то время я был начинающим музыкальным журналистом. На пресс-конференции я присутствовал от газеты «Вашингтон Стар». На протяжении минут двадцати пресс-конференции, группа была вежлива и по обыкновению озорна».

 

 

64-02-11-FG35

 

 

Пол: «Эти пресс-конференции были весьма забавны. Как правило, это было так: «Эй, Битлз, у вас настоящие волосы или это парик?». Очень хороший вопрос, не так ли? Но мы не были против всего этого. Этого мы и ожидали. Тогда мир был совершенно другим. Не так, как сейчас, когда все эти детишки пишут в интернете. Это был пожилой, лысеющий джельтельмен, который много курил, неодобрительно взирая на детей, имеющих слишком много удовольствий. Мы знали, что не составит большого труда выбить цинизм такого рода. Это было похоже на игру в шахматы. А главное было то, что нас было четверо, и один из нас всегда мог придумать хитрожопый ответ».

 

Билл Эппридж (фотограф журнала «Лайф»): «Эти ребята были находчивы и по-настоящему забавны. У них было отличное чувство юмора. Они действительно знали, как обращаться с прессой».

 

 

64-02-11-FG39

 

 

Джей Спэнглер (beatlesinterviews.org): «Эта пресс-конференция была проведена на сцене вашингтонского «Колизея», перед тем, как двери были открыты для публики. Группа стояла перед микрофонами, и их голоса эхом разносились в пустом зале. «Битлз» отвечали на вопросы вашингтонской прессы».

 

 

64-02-11-FG51

 

Фото Майка Митчелла.

 

Майк Митчелл (фотограф): «В 1964 году я начал свою стажировку в газете «Вашингтон Стар». Также я был внештатным фотографом для других изданий. Я пошел на их концерт потому, что до этого я слышал их музыку. Моя фотокамера была моим билетом, а иначе мне было бы туда не попасть. В то время у меня было удостоверение представителя прессы, но я пришел туда снимать не для журнала, а для себя».

 

Из интервью Майка Митчелла с Гэри Джеймсом:

Гэри Джеймс: Как ты получил этот пропуск для прессы?

Майк Митчелл: Несмотря на то, что мне было всего 18 лет, я был растущим профессионалом. Одним из моих клиентов был журнал. Когда я узнал, что «Битлз» приезжают в Вашингтон, я сказал себе: «Боже, я должен быть там. Я хочу быть частью этого». Я позвонил в журнал и спросил, смогут ли они оформить на меня пропуск представителя прессы. Они были знакомы с одним парнем из вашингтонского «Колизея», отвечавшего за связи с общественностью. Они ему позвонили, и он сказал: «Конечно».

 

Майк Митчелл (фотограф): «Перед концертом во время пресс-конференции я улучил момент, встал рядом с «Битлз» и начал снимать. Никого из фотографов на сцене не было, поэтому я просто встал там и начал фотографировать. Никто мне не препятствовал. Какой-то подросток, по возрасту чуть старше толпы вопящих школьников, оглядывался по сторонам, следя за тем, как фотографы готовятся к фотосъемке. Я же увидел то, чего они не делали. Никого из них не было на сцене. Поэтому я поднялся на сцену. Когда же у меня попытались выяснить, что я там делаю, зажегся свет».

 

 

64-02-11-FG61

 

Фото Майка Митчелла.

 

 

64-02-11-FG65

 

64-02-11-FG71

 

64-02-11-FH25

 

64-02-11-FH21

 

 

Вопрос: Когда группа впервые собралась вместе?

Джордж: Как вы знаете, Пол, Джон и Джордж встретились в одной школе пять лет назад, а когда мы покинули школу, то встретили Ринго. И как «Битлз» мы уже три года.

(Пол начинает петь, остальные «Битлз» присоединяются к нему)

«Битлз»: (напевают) «Мы были вместе уже сорок лет!»

Вопрос: Как появилось название «Битлз»?

Джон: Это я придумал.

Ринго: Это Джон.

Вопрос: Почему?

Джон: А почему нет?

(смех)

Вопрос: Ваша четверка соперничает между собой?

Джон: Только по утрам, ха.

Ринго: Нет, мы хорошие друзья.

Вопрос: У вас всегда были такие прически?

Джон: (со смехом) Только по утрам!

(смех)

Вопрос: Ринго, тебя называли в честь «Малыша Ринго»? (прим. — Ringo Kid – герой вестерна)

Ринго: Нет. Это из-за этого, что на моих пальцах. Вам видно?

Вопрос: Вы знаете, кто такой «Малыш Ринго»?

Ринго: Он был ковбоем, не так ли?

Вопрос: Спасибо.

Ринго: Спасибо.

(смех)

 

 

64-02-11-FJ31

 

Вопрос: Как долго, по-вашему, продлится Битломания?

Джон: Настолько долго, насколько вы её будете поддерживать.

(смех)

Вопрос: Кто-нибудь из вас имеет какое-нибудь музыкальное образование?

Джон: (дурачась) Вы шутите!

Пол: (хихикает)

Ринго: Нет, мы просто этому научились.

Джон: (смеется)

Вопрос: Что вы думаете о президенте Джонсоне?

Ринго и Джон: Никогда с ним не встречались.

Джон: (шутливо обращаясь к Ринго) О, мы думаем одинаково!

Пол: Мы с ним не встречались.

Ринго: Мы не знаем. Никогда не встречались с этим чуваком… (пауза) А он покупает наши пластинки?

(смех)

 

 

64-02-11-FJ21

 

 

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

Вопрос: Что вы думаете об Америке, американских девушках и американской аудитории?

Ринго: Изумительные.

(смех)

Вопрос: Их можно сравнить с европейцами?

Ринго: Они все одинаковы, знаете ли.

Вопрос: Вы посетили Соединенные Штаты, желая взять реванш?

Джон: Он прочитал ту газету, не так ли!

Ринго: Нет! Мы просто… (пауза) приехали за деньгами.

(смех)

Ринго: Это неправда. Нет. Мы…

Пол: (шутливо) Простите?

(«Битлз» смеются)

 

 

The Beatles

 

64-02-11-FJ51

 

64-02-11-FJ61

 

 

64-02-11-FJ75

 

64-02-11-FJ81

 

 

Вопрос: В Англии диск-жокеи так же важны по значению, как в Америке?

Джон: Они так же важны, как и все другие, если у них есть слушатели.

Вопрос: Что было звездным часом, приведшим к вашему успеху?

Джон: Запись пластинок.

Пол: Запись нашей первой успешной пластинки. Большим успехом было выступление в Королевском Варьете перед королевой-матерью, и, затем, выступление в лондонском «Палладиуме» примерно в это же время.

Вопрос: Имея такую феноменальную популярность, вы не думаете, что обязаны всем этим агентам по рекламе?

Джон: У нас не было агентов по рекламе, пока мы не сделали это. До этого мы не могли их себе позволить.

(смех)

 

 

 

64-02-11-FK27

 

Фото Майка Митчелла.

 

 

 

64-02-11-FK39

 

64-02-11-FK45

 

64-02-11-FK49

 

64-02-11-FK71

 

64-02-11-FK61

 

Фото Билла Эпприджа.

 

 

Вопрос: Что вы можете сказать в адрес той критики, которая утверждает, что вы оказываете плохое влияние?

Пол: Не знаю. Я не чувствую плохого влияния. (обращаясь к Джону) А ты?

Джон: Нет, мне кажется, что ты хорошо влияешь, Пол.

Пол: Спасибо, Джон.

Вопрос: Есть ли шанс, что «Битлз» получат рыцарские титулы?

(«Битлз» смеются)

Пол: Нет. (пауза) Но, ВЫ возможно, хотя.

(смех)

Джон: Можете себе представить, Сэр Ринго.

(смех)

Вопрос: Кто написал большинство песен?

Пол: Мы с Джоном написали большинство записей из тех, что вышли на пластинках. А Брайан Соммервилл написал все тексты песен.

(смех)

Пол: Он прекрасный поэт-песенник. Послушайте его, давайте. Давай, Брайан.

(Брайан Соммервилл не произносит ни звука)

Пол: Он фантастичен. Нет, это просто приходит и уходит, знаете ли.

Вопрос: Кто из исполнителей для «Битлз» самый любимый?

Джон: «Мирэклз».

Джордж: Мэрвин Гэй.

Джон и Пол: Томми Рой.

Вопрос: Как долго вы будете в Америке?

Джон: Пока не уедем.

(смех)

Пол: Неделю. Около недели.

Вопрос: Что вам понравилось или не понравилось в Америке?

Джон: Нам все нравится.

Ринго: Да. Пока нет ничего, чтобы не понравилось.

Джордж: Снег не понравился.

(смех)

Пол: Я не согласен. Мне нравится снег.

Джордж: И мне.

Вопрос: Вы когда-нибудь по-настоящему были напуганы боьшой толпой?

«Битлз»: нет.

Пол: Нам это нравится, знаете ли. Когда рядом достаточно полиции, на всякий случай.

Вопрос: Что в прошлом году стало самым волнующим для вас событием?

Пол: Было много чего. Знаете, встреча с королевой- матерью во время «Королевского варьете», первое место в Америке, приезд в Америку, путешествие…

Ринго: … в Америке?

(смех)

Пол: Нам нравится Америка. Было много всего.

Вопрос: «Битлз» все еще номер Один в Европе?

Джон: В Европе много разных списков.

Джордж: И много стран.

Пол: И много хит-парадов.

Вопрос: В Англии.

Пол: В Англии нет.

Джон: Нет, пластинки опустились до седьмой позиции или что-то вроде того.

Пол: Но она продержалась около 12 недель… даже больше, чем 12 недель в Англии.

Джон: Около трех месяцев.

Джордж: «Она любит тебя» около 25-ти недель все еще в первой двадцатке.

 

 

64-02-11-FL21

 

Фото Майка Митчелла.

 

 

64-02-11-FL25

 

64-02-11-FL29

 

 

Рон Оберман (журналист): «На пресс-конференции я спросил Джорджа Харрисона: «Есть ли у вас в настоящее время девушка?». Он ответил: «Да, любимая. Вы!».

 

Мюррей Кауфман (ди-джей): «Прозвище «Пятый Битл» я получил в Вашингтоне. Мне кажется, это был Ринго, кто так сказал. Один парень задал им какой-то вопрос, и они дали ему типичный битловский ответ. Они, на самом деле, подначивали прессу. Один из репортеров спросил: «Кто этот парень, которого мы видим с вами все время?». Они ответили: «О, разве вы его не знаете? Ну надо же. Это пятый Битл». Вот там это было подхвачено. После этого на меня повесили этот ярлычок. Потом на радиостанции это услышали и начали объявлять меня в эфире как «Пятый Битл». На самом деле мне это не очень нравилось, но ничего не поделаешь».

 

Тони Бэрроу: «Джордж насмешливо назвал его «пятым битлом», а ди-джей оказался слишком толстокожим, чтобы почувствовать иронию, и тотчас же принял его в качестве своего нового прозвища».

 

Джей Спэнглер (beatlesinterviews.org): «Это телеинтервью репортеру «Эн-Би-Си» было записано сразу после пресс-конференции, но до того, как двери были открыты для аудитории».

 

Корреспондент: Я здесь в окружении «Битлз», и я этого не ощущаю. Парни, какие ваши ощущения в Соединенных Штатах?

Ринго: Здорово! Замечательно!

Пол и Джордж: Очень мило!

Корреспондент: Что из того, что вы увидели, что вам понравилось больше всего в нашей стране?

Джон: Ты!

(смех)

Корреспондент: Большое спасибо. Возьму это на заметку. Теперь, у вас есть какие-то планы или договоренности о встрече с девочками Джонсона? (прим. – речь идет о дочерях президента Линдона Джонсона).

Джон: Нет. Мы слышали, они не любят ходить на концерты.

Джордж: Я не знал, что они были на шоу.

(смех)

Корреспондент: Они могут придти… Они придут на ваше шоу сегодня вечером?

Ринго: Мы не знаем.

Джордж: Не знаю.

Пол: Мы не уверены. Но если бы они пришли, знаешь, мы были бы этому рады.

Ринго: Мы были бы рады встретиться с ними.

Корреспондент: Сегодня вы и снег пришли в Вашингтон одновременно. По-вашему, что будет иметь более долгосрочное значение?

Джон: Снег, наверное, продержится дольше.

Ринго: Да. Мы уезжаем завтра.

Корреспондент: Вы когда-нибудь слышали о Уолтере Кронкайте?

Пол: Нет.

Джордж: Да. Программа Новостей.

Джон: Старина Уолтер! Новости «Эн-Би-Си», это он? Да, мы его знаем. Видишь, ты меня не подцепил!

Корреспондент: (поправляя) Новости «Си-Би-Эс».

Ринго: Новости «Си-Би-Эс».

(смех)

Пол: (насмешливо) Вырезаем!

Джордж: Я знаю, но я не хотел это говорить. Просто я подумал, что это были «Си-Би-Эс».

Джон: Да ну?

Джордж: (обращаясь к Джону) Мы на «Эй-Би-Си».

Джон: Да?

Джордж: Один парень на «Си-Би-Эс», другой на «Эн-Би-Си».

Корреспондент: Это «Эн-Би-Си», верите или нет.

Джон: А ты — Уолтер!

Корреспондент: Нет, я Эд.

Джон: (иронично) Что здесь происходит!

Корреспондент: Не знаю. Мы тут все вместе.

Джордж: Это «Эн-Би-Си».

(второй репортер начинает задавать вопросы)

Корреспондент: Как вам понравился прием, оказанный в Америке? На данный момент.

Джон: Было все здорово.

Корреспондент: Что вас поразило больше всего, на данный момент?

Пол: Ты! (смеясь) Мы больше такого не повторим.

Ринго: Когда мы впервые прибыли, знаешь, в аэропорт. Мы не ожидали ничего подобного. Это было здорово.

Корреспондент: Вы имеете в виду толпу?

Пол и Джон: Да.

Джон: Она нас ошеломила!

Корреспондент: Несмотря на снегопад, сегодня тоже толпа?

Джон: Громадная толпа, да. Не знаю… половина из них думала, что мы прилетим самолетом, а мы приехали на поезде.

Корреспондент: Скажите мне вот что. Почему, как вы думаете, вы стали популярны так внезапно?

Джон: Не знаю. Должно быть это погода.

Пол: (усмехаясь) У нас нет никаких предположений, почему. Правда.

Корреспондент: Думаете это результат вашего пения?

Джон: (изображая оперного певца) Eeeeeee Дуууу!

Пол: Сомневаюсь. Этому наверняка есть несколько причин, и мы не знаем, какая именно из них.

Корреспондент: Как вам пришла идея, относительно ваших причесок?

Пол: Это не было идеей. Посто так получилось…

Ринго: А как вам пришла такая идея?

Пол: (смеясь) Нет, просто так получилось, и нам это понравилось. Нам всегда нравилось так ходить, так что это просто получило свое развитие.

Корреспондент: По крайней мере, вы экономите на стрижках.

Пол: Да, эээ, экономим.

Джон: Думаю, что поддерживать короткую стрижку обходится дороже, чем длинную, не так ли?

Корреспондент: Не знаю. Надо подумать.

Пол: Да, мы экономим свои деньги.

Корреспондент: Хорошо. Куда вы направитесь отсюда?

Ринго: Обратно, эээ…

Пол и Джон: В Нью-Йорк.

Ринго: …в Нью-Йорк, завтра.

Джордж: В Майами в конце недели, на третье шоу Салливана, а потом домой.

Ринго: В понедельник.

Корреспондент: Вы все еще номер один в Европе?

Джон: Ну, Европа – это несколько стран.

Корреспондент: Где вы номер один?

Джордж: Мы первые в Америке и Англии.

Джон: В Гонконге и Швеции…

Джордж: Австралия, Швеция, Дания, Финляндия, Франция…

Корреспондент: И как вы думаете, почему?

Ринго: Мы ложимся костьми и делаем.

Джон: Мы выходим в Гонконге, и вдруг мы номер один после стольких пластинок. Даже здесь, знаете, у нас выходили пластинки, о которых мы сами забыли.

Пол: Забавные пластинки, да.

Корреспондент: Вы называете свои пластинки «забавными»?

Джордж: Ну да!

Джон: Они забавные, как только мы о них забываем.

Джордж: Знаете, это необычно, потому что они вышли в Англии более года назад.

Скажем, «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) здесь сейчас хит, но ей уже больше года, понимаете. И это забавно.

Корреспондент: Но, что я хочу сказать. Вы считаете свои пластинки забавными?

«Битлз»: НЕТ!

Джордж: Мы считаем, это забавно и необычно, что они становятся хитами спустя столь продолжительное время.

Корреспондент: Вы считаете их мелодичными?

Джон: Это очевидно, что они мелодичны, потому что это музыка, а не что-то еще! На инструментах играют музыку. Это пластинка.

Пол: Это музыка, знаете ли.

Джон: Это музыка.

Пол: Это музыка, не так ли! (поет) «бум бум бум».

Джон: Это тоже музыка.

Пол: Он молодец – разбирается в музыке!

Корреспондент: Хорошо, но как вы её охарактеризуете?

Пол: Мы пытаемся не давать определений своей музыке, потому что уже столько ошибочных определений. Ничего определенного. Мы просто называем все это так — музыка??? (смеется) …даже если вы так не считаете.

Корреспондент: Со знаком вопроса.

Пол: Простите?

Корреспондент: Со знаком вопроса?

Пол: Нет.

Джон: Оставим это критикам.

Пол: С восклицательным знаком!

Корреспондент: Хорошо. Желаю вам хорошо провести время в Америке.

Пол: Большое спасибо.

Джон и Джордж: Спасибо.

Джон: Не забывайте их покупать.

Ринго: Берегите себя.

 

Бэрри Майлз: «После пресс-конференции группа посетила [в передвижном трейлере] радиостанцию «Даблви-Даблви-Ди-Си» — первую радиостанцию, которая начала проигрывать в эфире записи «Битлз». Там они дали интервью ди-джею Кэрроллу Джеймсу (Carroll James)».

 

Джей Спэнглер (beatlesinterviews.org): «Диск-жокей Кэрролл Джеймс получил возможность пообщаться с «Битлз» из радиовещательного трейлера перед их выступлением».

 

Альберт Гор (вице-президент США в 1993-2001): «Я оказался на спортивной арене, где «Битлз» участвовали в пресс-конференции. Я пришел к трейлеру радиостанции, где у них было интервью с Кэрроллом Джеймсом. Он позвал меня вовнутрь и сказал им, что я сыграл важную роль в том, что он ставил в эфире их запись, за что они меня поблагодарили. Говорил я с ними недолго. Их интервью все еще продолжалось. К тому же мне было всего 15 лет. Вы же знаете, каково это, быть в возрасте 15 лет».

 

прим. — диск-жокей радиостанции «Даблви-Даблви-Ди-Си» Джеймс Кэрролл получил возможность провести радиоинтервью с группой «Битлз». В декабре 1963-го, когда «Битлз» были еще малоизвестны в США, письмо 15-летней Марши Альберт с просьбой, начать транслировать их песни, возымело действие. Во время радиоинтервью Джеймс знакомит знаменитую четверку с Маршей Альберт.

 

 

64-02-11-GB21

 

С Джеймсом Кэрроллом.

 

Джеймс Кэрролл: Всем привет. Джон Леннон.

Джон: Спасибо, Кэрролл.

Джеймс Кэрролл: И Ринго Старр. Твои барабаны благополучно покинули поезд?

Ринго: Надеюсь, что это так. Нам дали человека, который присматривает за ними.

Джеймс Кэрролл: Хорошо, хорошо.  Также здесь Пол Маккартни.

Пол: Привет, как поживаете?

Джеймс Кэрролл: Рад тебя видеть, Пол. А также здесь Джордж Харрисон, с которым мы уже виделись в Нью-Йорке в один из вечеров.

Джордж: Ну да. Как поживаете?

Джеймс Кэрролл: У меня было с ним тридцатисекундное интервью, прежде чем человек с радиотрансляционной сети сказал: «Эй, убери эту штуку!».

Джордж: О, да.

Джеймс Кэрролл: Помнишь? А Диззи Гиллеспи (прим. — Dizzy Gillespie — джазовый трубач-виртуоз) забрал мой битловский парик, и я до сих пор не получил его назад. Позвольте мне присесть рядом с тобой, Джон. У меня тут просто выдающиеся вопросы. Нам никогда не ответить на них на все. Но здесь есть несколько вопросов, которые задают мои слушатели, которых интересует ваша карьера и продажи.

Джон: Мм-хм.

Джеймс Кэрролл: Что стало вашим первым миллионным тиражом в Англии, и когда это случилось?

Джон: По-моему, это была песня «Она любит тебя» (She Loves You). (обращаясь к другим) Это была она?

Пол: Да.

Джеймс Кэрролл: А второй была…

Джон: «Я хочу держать тебя за нос» (прим. – I Want To Hold Your Nose — обыгрывает название песни).

Джеймс Кэрролл: (смеется)

Джон: Руку.

Джеймс Кэрролл: И другая сторона тоже стала здесь популярна.

Джон: Да, это удивительно. Ну да.

Джеймс Кэрролл: Нет, это не так, это большое достижение.

Джон (шутливо): О-кей-да-это-так-приятно.

Джеймс Кэрролл (смеясь): Тут девушки интересуются, что вы любите из еды, и любите ли вы рыбу и чипсы.

Джон: Да, люблю рыбу с чипсами очень сильно.

Джеймс Кэрролл: А какая твоя любимая еда?

Джон: Бифштекс и чипсы, пожалуй.

Джеймс Кэрролл: Пол, им, конечно же, хочется знать, когда вы были на волосок от гибели, находясь в толпе. Самое хулиганское место, где вы когда-либо были.

Пол: Эээ… не знаю.

Джордж: Ирландия.

Пол: Ну да. Мы играли в Ирландии, там есть одно место (имитируя отчетливый ирландский акцент) Белфаст… нет, это было не в Белфасте (не имитируя больше акцент). Красивое место. Мы вышли из театра через парадный вход, а там было такое ограждение, которое удерживало толпу. Стальной барьер. У них были полицейские (смеется) на конной полиции.

(смех)

Пол: Полиция на конных собаках… независимо от того, как вы их назовете.

(смех)

Пол: И как только мы, вроде как, стали отъезжать, и там все эти мотоциклы и всё такое, эти стальные барьеры поддались. И вся эта толпа… (изображает смешные звуки моторов, кошек и падающих на землю предметов).

(смех)

Джеймс Кэрролл: Вы связываете это с тем фактом, что в Ирландии так много рыжих?

Пол: Ну, не знаю. Ни одного не видел, на самом-то деле. Может кто-то и был в той толпе.

Джеймс Кэрролл (смеясь): Сколько у тебя колец, Ринго? Сколько тех, что подарили поклонники?

Ринго: Они прислали их довольно много. Если их все пересчитать, то я получил что-то около двух-тысяч-семьсот-шестьдесят одно… и еще чуть-чуть.

Пол: (смеется)

Джеймс Кэрролл: Ясно. Девушки хотят знать, куда тебе высылать кольца? Может, есть адрес?

Ринго: Лондон, Монмоут-стрит, 13. Только убедитесь, что они золотые! Я ношу только золотые!

(смех)

Джеймс Кэрролл: В таком случае ты, возможно, мог бы заработать больше на кольцах, чем на пластинках.

Ринго: Ну да, они присылают, большей частью, серебро.

(смеется)

Джеймс Кэрролл: Вы вообще играете в крикет, Джордж?

Джордж: Нет.

Джеймс Кэрролл: Какой вид спорта у вас любимый? Петь и бороться за свою жизнь, а еще кроме этого…

Джордж: Мне не нравятся многие виды спорта. Я не прочь посмотреть мотогонки. Это почти все. Я не прочь попробовать.

Пол: Мы все любим поспать, знаешь ли. Это один из наших любимых видов спорта.

Джеймс Кэрролл: Ну, это было давно, когда это было, не так ли?

Пол: Нет-нет. Это случается. Мы пытаемся… знаешь, каждый вечер, на самом деле. Мы очень стараемся.

Джеймс Кэрролл: По вашим ощущениям, какие американские артисты повлияли на ваш успех?

Пол: Определенно что Софи Такер. Очень большое влияние. Ну очень большое.

Джеймс Кэрролл (смеется): Как вы знаете, Тесси О’Ши, которая участвовала с вами в шоу Салливана, конечно, она из Британии…

Пол: Тесси О’Ши наша любимая американская группа.

(смеется)

Джон (шутливо): Ну, мы не сможем применить эту хохму сегодня вечером, как бы то ни было.

Джеймс Кэрролл: А как на счет барабанщиков, Ринго?

Ринго: Не знаю. Их так много.

Джон: Как на счет Большого глухого Артура?

Ринго: О, да, Большой глухой Артур. Он неплох.

Джон (обращаясь к Кэрроллу): Ты знаешь Большого глухого Артура?

Джеймс Кэрролл: Нет, не знаю.

Джон: Он с Маленьким белокурым Джонни. Да.

Джеймс Кэрролл (смеясь): Правда? Это…

Джон: О, да. Это настоящий свинг.

Джеймс Кэрролл: Здорово. Они интересуются, вы все еще любите [конфеты] «Джеллибэбис»?

Ринго: Нет.

Джеймс Кэрролл: Совсем нет?

Ринго: Когда-то они нам нравились, но потом мы получили около 18-ти тонн, что нам прислали. Так что, знаешь, Наши зубы выпадают вместе с ними.

Джеймс Кэрролл: (смеется)

Ринго: Мы их раздаем.

Джеймс Кэрролл: Это Национальная неделя здоровых зубов в Америке, поэтому, я полагаю, что мы забудем на время о «Джеллибэбис».

Ринго: Да.

Джеймс Кэрролл: Когда они попадают в вас, то больно ранят, не так ли, Джордж?

Джордж: Именно так. А еще они прилипают к полу, кстати.

Джеймс Кэрролл: Какая у вас мечта в жизни? Конечно, это довольно нелепо звучит, так как вы достигли предела мечтаний. Но, Джон, что все еще остается для тебя мечтой?

Джон: Хм… (смешным голосом) Я действительно не знаю, Кэрролл. Я не могу признаться.

Пол: (хихикает)

Джеймс Кэрролл: Вы много пьете чая, кстати?

Джон: Да, но я сильно не люблю эти чайные пакетики, потому что они приклеиваются к зубам.

Джеймс Кэрролл: В Англии их вообще не используют, не так ли?

Джон: Эээ… некоторые используют. Но, как правило, это иностранцы, знаешь ли.

Джеймс Кэрролл: Американцы.

Джон: Ну, люди вроде них.

Джеймс Кэрролл: Оставим Англию с этим, и Америку оставим, но…

Джон: (шутливо) Что оставим?

Джеймс Кэрролл (смеясь): Какая зарубежная страна для вас самая любимая, из тех, где вы были?

Пол и Ринго: Англия.

(смех)

Пол: Не знаю. Скорее Англия, нежели какая-нибудь другая страна, я так думаю.

Джон: Ирландия. Нам понравилось выступать в Ирландии. Там отличные поклонники.

Ринго: А мне нравится выступать в Америке.

Джон: Нет, но кроме Америки и Англии, видишь ли. В Швеции довольно неплохо.

Пол, Джордж и Ринго (соглашаясь): Швеция.

Джон: И Франция.

Джеймс Кэрролл: Кто-нибудь из вас знает какой-нибудь иностранный язык?

Джон: О, да, мы бегло говорим на Башмачном языке.

Ринго: Ну, Пол разговаривает на любом языке. Просто трещит, как лесной пожар.

Пол: (произносит тарабарщину).

Джеймс Кэрролл: Джонни Джонсон (прим. — Johnnie Johnson — американский пианист и блюзовый музыкант) сказал мне, что я ничего не смогу понять из-за Ливерпульского акцента. Это был Ливерпульский акцент?

Пол: (шутливо) Нет, это был Лондонский акцент. Немного там отличается.

Джеймс Кэрролл: Что вы думаете о некоторых из песен, которые были написаны о вас? У Донны Линн есть запись под названием… хм… возможно вы даже не слышали о них.

Пол: Да.

Джон и Ринго: О, да.

Джордж: Мы слышали.

Пол: Я слышал. (поет) «Мой дружок постригся под «Битлз».

Джеймс Кэрролл: Как вы к этому относитесь? У вас самих-то Битловские стрижки?

Пол: На самом деле я не слышал эту запись. Просто слышал об этом. Но это хорошая реклама, не так ли?

Ринго: У нее есть продажи?

Джеймс Кэрролл: Полагаю, что да. Билл Тернер говорил мне, что это продается.

Ринго: Ну, скажу, всего ей наилучшего.

Джон: Да, удачи.

Пол: Удачи тебе, Донна!

Джеймс Кэрролл: Джордж, ты единственный из «Битлз», кто до этого уже был в Америке. Это так?

Джордж: Да, это так.

Джеймс Кэрролл: Несколько месяцев назад ты приезжал навестить свою сестру.

Джордж: Да, в сентябре.

Джеймс Кэрролл: В то время кто-нибудь знал о «Битлз»?

Джордж: Нет, здесь никто еще не знал. В Нью-Йорке я зашел в магазин грампластинок, чтобы спросить, слышали ли они что-нибудь о нас, но они ничего не слышали.

Пол: (хихикает)

Джордж: Нет, это было в октябре.

Джеймс Кэрролл: Это был октябрь. А потом мы начали слышать вас в этой стране, по-моему, где-то в ноябре. А в декабре на «Даблви-Даблви-Ди-Си» запустили вашу «Я хочу держать тебя за …».

Джордж: Это сделал ты?

Джеймс Кэрролл: Да.

Джордж: Спасибо, это было здорово.

Пол и Ринго: Спасибо.

Джон: Большое спасибо.

Джеймс Кэрролл: Ну, пожалуйста. Я хотел бы, чтобы Вы познакомились с молодой девушкой сразу после того, как мы здесь закончим, это Марша Альберт… Быстро заходи сюда, Марша.

Ринго: Привет, Марша.

Пол: Здравствуй, Марша.

Джон: Добрый день, Марша!

Джордж: Добрая Марша.

Ринго: Спасибо тебе, Марша.

(каждый из «Битлз» знакомится с Маршей Альберт)

 

 

64-02-11-GB31

 

Во время интервью с Джеймсом Кэрроллом (крайняя справа Марша Альберт).

 

Джеймс Боун (Газета «Нью-Йорк Таймс»): «10 декабря Марша Альберт (Marsha Albert) – 15-летняя школьница из Мэрилэнда, услышала вечером четырехминутный репортаж Уолтера Кронкайта (Walter Cronkite), репортера «Си-Би-Эс», о феномене «Битлз». 11 декабря Марша Альберт написала ди-джею радиостанции «Даблви-Даблв-Ди-Си» Кэрроллу Джеймсу письмо, задав вопрос: «Почему здесь, в Америке, у нас нет такой музыки?». Джеймс, который тоже видел репортаж «Си-Би-Эс», попросил стюардессу Британских авиалиний привезти ему из Великобритании экземпляр самого последнего сингла «Битлз». 17 декабря 1963 года Кэрролл Джеймс пригласил Маршу Альберт в студию, чтобы она представила песню «Я хочу держать тебя за руку».

 

Марша Альберт: «Я стояла там, просто слушала и издавала что-то вроде хихиканья, потому что они подталкивали ноги Кэрролла Джеймса, а он не понимал, что происходит, так что это было забавно. На самом деле они сказали немного, только когда Кэрролл Джеймс напомнил, что это я написала то письмо, они сказали: «Спасибо, Марша». В действительности я не разговаривала с ними, но получила их автографы».

 

Джеймс Кэрролл: (обращаясь к Джону) Тебя обзывают главным Битлом…

Джон: (шутливо) Слушай, я ведь тебя не обзываю (прим. – игра слов: «They call you the chief Beatle…» и «Look, I don’t call YOU names»).

Джеймс Кэрролл: (смеется)

Джон: Почему вы меня обзываете?

Джеймс Кэрролл: Кто у вас ответственный за стрижку?

Джон: Ну, я думаю, это… (пауза) больше, чем двое из нас, Кэрролл. Это все, что я могу сказать.

Джеймс Кэрролл: (смеется)

Ринго: Никто, на самом деле.

Джеймс Кэрролл: Когда вы ходили в среднюю школу… в старшие классы… о какой карьере вы мечтали?

Пол: Не знаю. В то время, по-моему, я хотел стать учителем. Но к счастью я занялся этим делом, потому что я был бы весьма неважным учителем.

Джеймс Кэрролл: Джордж?

Джордж: Я собирался стать мешковатым свигером (baggy sweeger).

(смех)

Джеймс Кэрролл: Прости, не понял?

Джордж: мешковатым свигером.

Джеймс Кэрролл: А что это такое?

Джордж: В каждом городе найдется двадцать пять мешковатых свигеров. Каждое утро они направляются в аэропорт…

(смех)

Пол: (смеется) Мешковатый свигером!

Джордж: … и мешковато свигуют по всей линии, чувак.

 

Билл Харри: «Джорджу были свойственны цитаты сюрреалистического типа, которые мало чем отличались от юмора Джона Леннона. В 1964 году в Вашингтоне во время интервью с Джеймсом Кэрроллом Джордж сказал: «Я собирался стать мешковатым свигером» (прим. – возможно, что «baggy sweeger» от «bag swinger» — работник аэропорта, занимающийся транспортировкой багажа. Также «bag swinger» имеет значение как «уличная проститутка»)».

 

Мюррей Кауфман (ди-джей): «В тот вечер я вел свое шоу прямо из их костюмерной».

 

 

64-02-11-HB21

 

«Битлз» с ди-джеем Деном Гриффитом (Dean Griffith) перед выступлением, 11 февраля 1964. На футболках логотип радиостанции «Даблви-Пи-Джи-Си».

 

Том Каррико: «Мне было тогда 13 лет. «Вашингтон Пост» была первой и, наверное, единственной газетой, разместившей объявление об этом концерте. Билеты были по два, три и четыре доллара».

 

Рид Хандт (председатель Федеральной комиссии связи США в 1993-1997): «Билет стоил не очень дорого – 2,50 доллара или что-то вроде того. И не было такого, что билеты было трудно купить».

 

 

64-02-11-JB21

 

64-02-11-JB22

 

64-02-11-JB23

 

64-02-11-JB24

 

64-02-11-JB25

 

 

Лари Силфон: «Я работал служащим в магазине грампластинок в Силвер-Спринге. Нам выделили для продажи партию билетов. Безумства или что-либо такого при продаже билетов не было. Всё было довольно обычно».

 

 

64-02-11-JB71

 

64-02-11-JB75

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

64-02-11-JB81

 

 

Бэрри Майлз: «Порядок поддерживали 362 сотрудника полиции».

 

Альберт Мэйзлс (кинодокументалист): «Там было много полицейских, но так как все вели себя хорошо, им не нужно было ничего делать, как просто стоять».

 

Бэрри Майлз: «Во время выступления в вашингтонском «Колизее», в зале присутствовало 8 092 поклонника, в основном, девушки».

 

Роберт Фримен (фотограф): «Концерт в Вашингтонском «Колизее» был первым концертом «Битлз», прошедшем на стадионе».

 

Ринго: «Большой стадион».

 

Джордж: «Да, большой стадион, где зрители сидят с четырех сторон, а акустика просто ужасна».

 

Рон Оберман (журналист): «В те дни в округе Колумбия не было настоящих музыкальных площадок, поэтому артисты соглашались выступать в таких местах, как «Колизей», который был, наверное, самым худшим местом для музыки в Вашингтоне. Это был большой сарай из бетона!».

 

Никки Швэб (журналист «Ю-Эс-Ньюс»): «История этой концертной площадки начинается в 1931 году, когда Мигель Юлайн основал в Вашингтоне компанию по производству льда «М.Дж.Юлайн». В начале, компания просто производила лед для местных предприятий и населения. Но там, где есть лед, то возможно и катание на коньках. Так возникла потребность в арене для катка. Когда её возвели, то это была самая большая в стране хоккейная арена.

Ледовая арена «Юлайн» открылась в 1941 году. Её железобетонная крыша была отличительной особенностью этого сооружения. Кроме хоккея, арена использовалась для выступлений на льду, боксерских и борцовских поединков, турниров по теннису, баскетбольных матчей, а также для проведения концертов и организации гонок на картингах. Когда в город приезжал цирк, то он тоже выступал на этой арене».

 

Хантер Дэвис: «В вашингтонском «Колизее» обычно проводятся соревнования по боксу или футбольные матчи, поэтому сцена была открыта со всех сторон».

 

Майкл Оберман (младший брат журналиста Рона Обермана): «Мне было тогда 16 лет. Помню, что в «Колизее» сцена находилась в центре зала, и когда я впервые там очутился, то подумал: «Черт возьми, некоторые из зрителей так и не смогут увидеть «Битлз» спереди! Но они перемещались по сцене, передвигая ударную установку, и вся аудитория могла их видеть в какой-то момент времени».

 

Альберт Мэйзлс (кинодокументалист): «Сцена была в центре арены, и группа должна была перемещаться по кругу. Таким образом, они были обращены к вам лицом только одну четвертую часть общего времени. Остальное время вы смотрели на них либо со спины, либо со стороны. Не самое лучшее решение».

 

Пол: «Это было впервые, когда мы играли, видимые со всех сторон. «Мы должны это делать?», — спросили мы. «Да. Мы продали билеты на все места. Вам придется разворачиваться по кругу». Как, черт возьми, мы это сделаем? «Ну, просто исполните несколько песен на восток, затем переместитесь на север. Потом исполните несколько песен на север, и переместитесь на запад». «А что будет делать Ринго?», — спросили мы. «Он будет вращать свой комплект инструментов вместе с собой».

Мысль о том, что во время выступления три четверти аудитории постоянно будут находиться у нас по бокам и сзади, была нелепа. Мы привыкли иметь с ними обратную связь, обращать внимание на них и привлекать их внимание на себя. Было несколько случаев, когда «Битлз» что-то делали один раз, и выступление в Вашингтоне на сцене, видимой со всех сторон, было одним из таких случаев. Не думаю, что с тех пор у нас была ситуация с круговым обзором».

 

Джон Б. Линн (сын Гарри Линна, владельца «Колизея»): «Они хотели, чтобы в зале было как можно больше зрителей. Если бы они выступали на сцене, находясь на одном месте, то зал был бы заполнен на 6000 или 6500 зрителей. Со сценой, расположенной по центру, они смогли заполнить зал на 8000».

 

Сюзи (поклонница из Эннеполиса): «Первой должна была выступить группа «Чиффонз» (The Chiffons») с песнями «Он так прекрасен» (He’s So Fine) и «Один прекрасный день» (One Fine Day)».

 

прим. – кстати, впоследствии песня «Он так прекрасен» (He’s So Fine) станет предметом судебного разбирательства Джорджа Харрисона, когда его обвинили в плагиате. Его песня «Мой дорогой Господь» (My Sweet Lord) напоминала эту песню 1963 года.

 

Кен Хоффман (журналист): «Выступление Томми Роя должно было открывать этот концерт, затем должна была выступить группа «Чиффонз», и затем «Битлз». Однако метель на Восточном побережье помешала группе «Чиффонз» добраться до Вашингтона. Поэтому их заменили группы «Джей и американцы» (Jay and the Americans) и «Безупречные братья» (The Righteous Brothers)».

 

Сюзи (поклонница из Эннеполиса): «Томми Рой спел песни «Шейла» (Shelia) и «Все» (Everybody)».

 

Томми Рой (музыкант): «Этот концерт был нешуточным делом. Это было удивительное событие. Они [«Битлз»] были по-настоящему популярны, и все [артисты] пришли на этот концерт, чтобы или потусоваться с ними за кулисами, и попытаться стать «пятым Битлом», или же попасть на афишу концерта. Они продолжали добавлять людей. Первоначально там были только я и группа «Чиффонс». Но также там были «Безупречные братья» (The Righteous Brothers), «Каравеллы» (Caravelles) и «Джей и Американцы» (Jay and the Americans). Постоянно читаю о том, что в этом шоу участвовала группа «Безупречные братья», но я этого не помню. Нет ни записи, ни фотографий их выступления. На афише ничего не говорилось о других исполнителях. Она гласила только одно – «Битлз». Всё только о них. Но я не обиделся. Это просто способ, так это работает».

 

Пол: «Мы всегда были немного смущены, когда организаторы концертов делали на нас слишком большой акцент. В этом плане мы были вполне демократичны. Конечно, мы хотели, чтобы наше название было крупным и массивным, но мы всегда предпочитали, чтобы другим тоже было уделено внимание».

 

Томми Рой (музыкант): «Битлы не позволили другим группам настраивать свои инструменты на сцене, поэтому во время моего выступления моя группа находилась внизу, где обычно располагается оркестровая яма. «Битлз» были наконец-то здесь, в Америке, и меня встретили довольно прохладно. Я был там, чтобы исполнить две свои песни, а затем покинуть сцену».

 

Сюзи (поклонница из Эннеполиса): «Группа «Каравеллы» (Caravelles) исполнили свой хит «Не надо быть ребенком, чтобы плакать» (You Don’t Have To Be A Baby To Cry)».

 

Роберт Фримен (фотограф): «Зрители были в нетерпении. Со всех сторон стадиона слышались выкрики поклонников».

 

 

64-02-11-JC11

 

Фото Майка Митчелла.

 

Роберт Фримен (фотограф): «Наконец-то появились «Битлз» и были встречены оглушительными криками».

 

 

64-02-11-JC21

 

 

 

Рид Хандт (председатель Федеральной комиссии связи США в 1993-1997): «В основном в зале были девушки. Будучи из школы для мальчиков, мы никогда раньше не видели так много девушек в одном месте».

 

 

64-02-11-JC31

 

Пол: «Это было потрясающе. Мы были привыкшими к этому, но в меньших дозах. Это было очень захватывающе, так много людей, преимущественно девушки, и все кричат».

 

 

64-02-11-JC35

 

Джим Коллинз (радиоведущий, продюсер журнала «Мюзик»): «Когда «Битлз» поднялись на сцену, их встретили четыре ди-джея радиостанции «Даблви-Пи-Джи-Си» в париках (в том числе Дин Гриффит (Dean Griffith) и Джек Эликс (Jack Alix)».

 

 

64-02-11-JC41

 

64-02-11-JC45

 

64-02-11-JC49

 

64-02-11-JC61

 

На кадрах кинохроники можно заметить, что перед выходом на сцену Пол разворачивает лист с перечнем исполняемых песен, и кладет его на один из усилителей.

 

 

64-02-11-JC65

 

64-02-11-JC71

 

Список исполняемых песен на бланке отеля «Шорхэм».

 

 

64-02-11-JD21

 

Кадры кинохроники.

 

Энди Бабюк (журналист): «Оборудование, которое использовалось в Вашингтоне, было тем же, что применялось ранее в парижских выступлениях. На своём первом американском концерте «Битлз», кроме всего, представили публике усилители марки «Вокс». Для этих поклонников группа сама по себе была уже явлением, но они привезли с собой новые, никогда ранее не представленные публике усилители «Вокс», изготовленные в Великобритании. В то время большинство американских профессиональных музыкантов использовало гитары и усилители «Гибсон» и «Фендер». Эта «большая двойка» доминировала на американском рынке. Но «Битлз» привнесли сюда другой спектр оборудования. С Битломанией пришли совершенно новые варианты для музыкальных принадлежностей. Из-за «Битлз» полные надежд музыканты подросткового возраста стали желать гитары «Рикенбэккер», «Гретч» и «Хофнер», барабаны «Людвиг», и усилители «Вокс». Эти инструменты и усилители станут такими же явными атрибутами битловской идентичности, как и пышные причёски группы.

Большое количество американских поклонников «Битлз» были очарованы британскостью битловской музыки и их имиджем. Поэтому, естественно, что многие из них полагали, что «Рикенбэккер», «Гретч» и «Людвиг» были изготовлены в Европе, так же, как и «Вокс» и «Хофнер».

 

Джон Хэлл (ныне глава «Рикенбэккер»): «Мы получали всевозможные письма, на которых был указан адрес, можете верить, можете не верить: «Рикенбэккер, Ливерпуль, Англия». И они к нам доходили! Да, многие думали, что мы британцы… но я думаю, что еще большее количество людей думали, что мы были немцы».

 

64-02-11-JD23

 

64-02-11-JD25

 

64-02-11-JD27

 

64-02-11-JD29

 

 

Бэрри Майлз: «Группа исполнила следующие песни: «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «От меня тебе» (From Me To You), «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Этот парень» (This Boy), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Хочу быть твоим мужчиной» (I Wanna Be Your Man), «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), «Пока не появилась ты» (Till There Was You), «Она любит тебя» (She Loves You), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) и «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

 

64-02-11-JE21

 

Пол открывает концерт, объявляя первую песню «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), кадры кинохроники.

 

Альберт Мэйзлс (кинодокументалист): «Концерт начался с выступления разогревающих групп, и я вздохнул с облегчением, потому что слышал о тех воплях, что были в Англии. Я подумал, что никто не кричит, это хорошо, у нас будет возможность их услышать. Но когда они начали играть, то ничего нельзя было расслышать. Это было невероятно громко, как при белом шуме. Помню полицейского рядом со мной, заткнувшего свои уши пулями».

 

Бэрри Майлз: «Шум в зале был настолько сильным, что один из полицейских заткнул свои уши пулями, используя их как беруши».

 

Роберт Фримен (фотограф): «Я видел, как полицейский, стоящий у самой сцены, вынул пули из ре­вольвера и заткнул ими уши».

 

Билл Эппридж (фотограф журнала «Лайф»): «Наверное, там я потерял большую часть своего слуха. Либо там, либо в морской пехоте во Вьетнаме, когда автомат «Эй-Эр 15» стрелял рядом с моим ухом. Помню, как моим ушам стало больно от пронзительного крика по поводу «Битлз». Если бы вы были рядом с шестью железнодорожными локомотивами, которые несутся со скоростью 100 миль в час, и они одновременно начали бы резко тормозить, то это был бы приблизительно такой же звук. Но это было восхитительно».

 

Альберт Гор (вице-президент США в 1993-2001): «Акустика зала в сочетании с абсолютно безумным энтузиазмом практически не давала возможность понять ни одного слова из того, что они пели».

 

Роберт Фримен (фотограф): «И даже когда «Битлз» начали свое представление, возгласы и крики не пре­кращались. Но разве можно было управиться с аудиторией в 8 тысяч человек? И разве можно было думать о качестве звука? Это был не концерт, а огромное событие».

 

Мюррей Кауфман (ди-джей): «Мы транслировали концерт в прямом эфире».

 

 

64-02-11-JE25

 

Исполнение песни «Перевернись, Бетховен», фото Роланда Шермана (Rowland Scherman).

 

Роланд Шерман (фотограф): «Они выступили на шоу Эда Салливана, а потом сели в поезд до округа Колумбия. В то время я жил там и там же началась моя карьера. Так что, когда они появились в округе Колумбия, моя сестра помогала их фотографу, и она сказала: «Тебе было бы полезно увидеть этих парней». Что я и сделал.

У меня не было билета, пропуска для прессы или чего-нибудь подобного. Я был всего лишь начинающим фотографом, и я начал фотографировать издалека, постепенно подходя всё ближе и ближе к сцене. Никто меня не останавливал, и я продолжал подходить всё ближе, пока мои локти не уперлись в сцену. Я был рядом с ними, сделал несколько кадров, и отошел».

 

Пол: «Открывшая концерт песня «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven) не была заявлена в программе. Каждый раз, когда мы выступали, мы делали то, что я делаю до сих пор — нужно почувствовать атмосферу зала. Это как пальцем ощутить, с какой стороны прохлада, оттуда и ветер. Мы не планировали порядок песен. Было так: «Давайте начнем с Джорджа, с песни «Перевернись, Бетховен». Она зажигательная». Оглядываясь назад, должен сказать, что это был обдуманный шаг. Мы хотели сказать миру классической музыки, что настало время, чтобы она посторонилась и уступила дорогу яркому свежему звучанию, пришедшему ей на смену».

 

beatlesbible.com: «Во время первой песни микрофон Джорджа оказался неработающим, и микрофон пришлось заменить».

 

 

 

64-02-11-JE29

 

 

Альберт Мэйзлс (кинодокументалист): «Никто не давал нам разрешения пронести в зал кинокамеру, поэтому нам пришлось сделать это украткой. Было бы здорово быть ближе к сцене, но наши места были на некотором отдалении. В какой-то момент времени я увидел, что позади нас сидит Брайен Эпстайн, который получал удовольствие от всего концерта в целом».

 

 

64-02-11-JE35

 

64-02-11-JE37

 

64-02-11-JE41

 

64-02-11-JE45

 

64-02-11-JE43

 

64-02-11-JE47

 

64-02-11-JE49

 

64-02-11-JE51

 

64-02-11-JE53

 

 

64-02-11-JE57

 

64-02-11-JE59

 

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

Майк Митчелл (фотограф): «В «Колизее» было очень жарко и невероятно темно. Меня это привело в ужас. У меня не было достаточно денег, чтобы приобрести лампу-вспышку. Я подумал: «Боже мой, что мне делать?». Освещение в вашингтонском «Колизее» было такой силы, что позволило мне снимать без вспышки, но без неё мне все время приходилось ловить момент для фотоснимка».

 

Из интервью Майка Митчелла с Гэри Джеймсом:

Гэри Джеймс: Для фотографирования группы тебе не нужно было спрашивать разрешение менеджера группы Брайена Эпстайна, не так ли?

Майк Митчелл: Нет. В то время правила были намного проще, чем сегодня. У меня был пропуск для прессы, и никаких препятствий, чтобы пройти вовнутрь.

Гэри Джеймс: Когда ты фотографировал «Битлз», мог ли ты расслышать их музыку?

Майк Митчелл: Наверное, я один из немногих людей, кто на самом деле слышал их в том зале. Весь концерт я был рядом со сценой, и мог слышать всё.

Гэри Джеймс: Ты мог находиться так близко благодаря своему пропуску представителя прессы?

Майк Митчелл: Именно так.
64-02-11-JE63

 

64-02-11-JE65

 

 

Энди Бабюк (журналист): «Во время концерта Ринго играет на своей второй ударной установке «Людвиг» с 20-дюймовым басовым барабаном. С 1963 по 1969 года у Ринго было семь различных пластин басового барабана с логотипом группы с ниспадающей буквой «Т» в названии. Эта пластина является номером 2 с самой крупной надписью».

 

Томми Рой (музыкант): «Сцена, если ее можно было назвать сценой, подпрыгивала как батут. Если вы посмотрите видеозапись, то можете увидеть, как Ринго подпрыгивает как сумасшедший за своими барабанами. Удивительно, что его барабаны не упали. Весь вечер был хаосом».

 

 

64-02-11-JE71

 

Фото Роланда Шермана (Rowland Scherman).

 

 

64-02-11-JE73

 

64-02-11-JE75

 

64-02-11-JE77

 

64-02-11-JE79

 

Пол: Всем спасибо, и добрый вечер. Мы хотели бы поблагодарить всех здесь, в Америке, в Вашингтоне. Мы хотели бы поблагодарить всех, купивших эти особенные для нас пластинки, наш старт в Америке, и предоставивших нам шанс приехать сюда, и увидеться со всеми вами в Вашингтоне.

 

 

 

Фото Билла Эпприджа.

 

 

64-02-11-JE83

 

64-02-11-JE85

 

64-02-11-JE87

 

Фото Роланда Шермана (Rowland Scherman).

 

 

64-02-11-JE89

 

64-02-11-JE91

 

64-02-11-JE93

 

Фото Стэна Уаймена (Stan Wayman).

 

 

64-02-11-JE95

 

 

64-02-11-JF21

 

Исполнение песни «От меня тебе» (From Me To You), кадры кинохроники.

 

 

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

64-02-11-JF29

 

64-02-11-JF33

 

64-02-11-JF41

 

Фото Стэна Уаймена (Stan Wayman).

 

 

64-02-11-JF43

 

64-02-11-JF45

 

64-02-11-JF47

 

64-02-11-JF49

 

64-02-11-JF51

 

64-02-11-JF53

 

64-02-11-JF55

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

64-02-11-JG21

 

Пол: Песня, которую мы хотели бы сейчас вам представить, одна из записанных нами для английского альбома. Мы хотели бы, чтобы вы присоединились к нам – хлопайте в ладоши и притоптывайте ногами. Присоединяйтесь все, все вместе. Песня называется «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There)».

 

64-02-11-JG25

 

64-02-11-JG29

 

64-02-11-JG33

 

64-02-11-JG37

 

64-02-11-JG41

 

64-02-11-JG45

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

64-02-11-JG49

 

64-02-11-JG53

 

64-02-11-JG57

 

64-02-11-JG61

 

64-02-11-JG63

 

64-02-11-JG67

 

64-02-11-JG71

 

64-02-11-JG81

 

Фото Стэна Уаймена (Stan Wayman).

 

 

64-02-11-JH21

 

beatlesbible.com: «После третьей песни «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There) Мэл Эванс развернул ударную установку Ринго на 180 градусов».

 

 

 

 

Нил Аспинал: «Выступать в Вашингтоне было нелегко — они стояли на боксерском ринге, зрители окружали их со всех сторон, им приходилось играть на триста шестьдесят градусов. После исполнения каждой песни они были вынуждены поворачиваться, а мы передвигали им микрофоны. Ринго сидел на вращающемся помосте посреди ринга, и нам тоже приходилось поворачивать его, и вдруг эту чертову штуковину заело!»

 

64-02-11-JH25

 

64-02-11-JH31

 

Исполнение песни «Этот парень» (This Boy),фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

 

64-02-11-JH37

 

64-02-11-JH41

 

64-02-11-JH45

 

64-02-11-JH49

 

 

Фото Роланда Шермана (Rowland Scherman).

 

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

64-02-11-JH71

 

64-02-11-JJ21

 

Исполнение песни «Всю мою любовь» (All My Loving).

 

64-02-11-JJ25

 

64-02-11-JJ31

 

64-02-11-JJ35

 

64-02-11-JJ39

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

64-02-11-JJ43

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

64-02-11-JJ51

 

64-02-11-JJ55

 

Во время исполнения песни «Всю мою любовь» (All My Loving) Пол с Джорджем находятся на «неправильной» стороне друг от друга, по сравнению с другими выступлениями.

 

 

64-02-11-JJ61

 

64-02-11-JJ65

 

64-02-11-JJ71

 

64-02-11-JK21

 

Исполнение песни «Хочу быть твоим мужчиной» (I Wanna Be Your Man).

 

64-02-11-JK25

 

64-02-11-JK29

 

64-02-11-JK35

 

64-02-11-JK37

 

Нил Аспинал: «Вокруг творился настоящий бедлам, но, несмотря на это, выступали они хорошо».

 

 

64-02-11-JK41

 

64-02-11-JK45

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

64-02-11-JK49

 

64-02-11-JK51

 

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

Ринго: «[Во время выступления] Некоторые из зрителей бросали леденцы в пакетиках и они, подобно градинам, больно по нам били».

 

Альберт Мэйзлс (кинодокументалист): «Зрители бросались предметами. Так как мы находились по центру внизу, то нас забросали [разовыми] фотовспышками, размером с мяч для гольфа, и конфетами джелли-бинс».

 

Джордж: «Это было ужасно, да к тому же и больно. У них в Америке леденцы не мягкие, а жутко твердые, просто как пули. Какая-то газета выкопала старый анекдот, будто Джон жалуется, что я съел все его любимые леденцы. Джон уже и думать об этом забыл, а они все швыряли мне эту пакость».

 

Рид Хандт (председатель Федеральной комиссии связи США в 1993-1997): «Мы пришли во всеоружии и бросали «джелли бинс» в тарелки Ринго. Думаю, что вы можете это услышать на записи с этого концерта. Наверное, это было плохо, но была какая-то история про то, что «Битлз» они нравятся, и школьникам нравилось ими бросаться. Так они их приветствовали».

 

Ринго: «Я наслаждался этим шоу в глубине сцены. Когда в тебя начинают швы­рять всякую фигню, самый кайф сидеть сзади».

 

Пол: «Как-то раз нас где-то спросили, какая у нас любимая сладость, и мы ответили, что это [жевательные конфеты] «джелли бэбис». Поэтому у поклонников вошло в привычку бросать их на сцену, и это дошло и до Вашингтона. В Англии они мягкие и всегда в форме младенцев. В Америке это [леденцы] «Джелли бинс». Они твердые. Болезненные. Мы играли, окруженные публикой со всех сторон, и они бросали их отовсюду. Это сильно выбило нас из колеи. После этого мы решили, что для нас пришло время объявить, что мы ненавидим эти проклятые штучки».

 

Альберт Гор (вице-президент США в 1993-2001): «Не помню, чтобы я бросал «джелли бинс». Но я знаю, что все, кто были вокруг нас, бросались ими. В этом не было никакой злонамеренности».

 

Интервью радио «WHK»:

Корреспондент: Джордж, судя по некоторым фразам, которые приписывают битлам, вас не очень радует, когда во время выступлений вас забрасывают конфетами?

Джордж: Да, знаете ли, небезопасно! Если конфетка летит со скоростью 50 миль в час и прямиком в глаз, пиши, что пропало! Так и ослепнуть недолго. Так что мы не очень-то жалуем такую публику. Пусть уж лучше в дуделки дудят.

 

 

64-02-11-JK55

 

64-02-11-JK59

 

64-02-11-JK61

 

64-02-11-JK63

 

64-02-11-JK67

 

 

64-02-11-JK71

 

Фото Роланда Шермана (Rowland Scherman).

 

64-02-11-JK75

 

64-02-11-JK77

 

64-02-11-JK81

 

64-02-11-JL21

 

64-02-11-JL25

 

64-02-11-JL27

 

Пол: «Большое спасибо. Теперь мы хотели бы исполнить песню, которую мы сочинили сами, и которая стала нашим первым хитом в Англии. Эта песня выходила в Америке. Но ничего не произошло. Позднее, она вышла вновь, и вы знаете, что получилось. Сейчас мы хотели бы сыграть ее для вас. «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me)».

 

 

64-02-11-JL31

 

Исполнение песни «Пожалуйста, доставь мне удовольствие».

 

 

64-02-11-JL35

 

64-02-11-JL39

 

64-02-11-JL43

 

 

64-02-11-JL49

 

64-02-11-JL55

 

64-02-11-JL59

 

64-02-11-JL63

 

64-02-11-JL67

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

64-02-11-JL71

 

64-02-11-JL73

 

64-02-11-JL77

 

Фото Роланда Шермана (Rowland Scherman).

 

 

64-02-11-JL81

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

64-02-11-JL85

 

64-02-11-JL91

 

64-02-11-JN21

 

Исполнение песни «Пока не появилась ты» (Till There Was You).

 

 

 

64-02-11-JN29

 

64-02-11-JN39

 

64-02-11-JN45

 

64-02-11-JO21

 

Исполнение песни «Она любит тебя» (She Loves You).

 

 

64-02-11-JO31

 

64-02-11-JP21

 

Когда после песни «Она любит тебя» (She Loves You) платформа с ударной установкой была повернута, акустические колонки и усилители трогать не стали, поэтому во время исполнения песни «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand) это оборудование было направлено в другую сторону.

 

 

64-02-11-JP25

 

64-02-11-JP31

 

Исполнение песни «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand).

 

 

64-02-11-JP37

 

64-02-11-JP43

 

64-02-11-JP51

 

64-02-11-JP55

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

64-02-11-JP61

 

Фото Стэна Уаймена (Stan Wayman).

 

 

64-02-11-JP63

 

64-02-11-JP65

 

64-02-11-JP69

 

64-02-11-JP67

 

64-02-11-JP71

 

64-02-11-JP73

 

64-02-11-JP75

 

64-02-11-JP77

 

64-02-11-JP79

 

64-02-11-JP81

 

64-02-11-JP83

 

64-02-11-JP85

 

64-02-11-JP87

 

64-02-11-JQ21

 

Исполнение песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout).

 

 

64-02-11-JQ25

 

64-02-11-JQ29

 

64-02-11-JQ33

 

64-02-11-JQ37

 

64-02-11-JQ41

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

64-02-11-JQ43

 

64-02-11-JQ45

 

64-02-11-JQ49

 

Фото Роланда Шермана (Rowland Scherman).

 

 

64-02-11-JQ55

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

64-02-11-JQ65

 

64-02-11-JR21

 

Исполнение песни «Долговязая Салли» (Long Tall Sally).

 

 

64-02-11-JR25

 

64-02-11-JR29

 

64-02-11-JR31

 

Во время концерта Джон ни разу не объявил ни одну из песен. Неудивительно, что впоследствии многие американцы решили, что лидером группы является Пол. Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

 

64-02-11-JR35

 

64-02-11-JR47

 

64-02-11-JR51

 

64-02-11-JR55

 

64-02-11-JR58

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

64-02-11-JR59

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

64-02-11-JR65

 

Фото Майка Митчелла (Mike Mitchell).

 

 

64-02-11-JR67

 

Фото Роланда Шермана (Rowland Scherman).

 

 

64-02-11-JR71

 

64-02-11-JR81

 

64-02-11-JR87

 

 

Нил Аспинал: «Только через двадцать лет я узнал, что этот концерт снимали для последующего показа по всей Америке. Молодежь всех штатов платила деньги, чтобы посмотреть концерт. Поэтому, когда в августе «Битлз» отправились в новое турне по Америке, многие из зрителей уже видели их или живьем на концерте, или по телевидению».

 

 

64-02-11-JR91

 

64-02-11-JR93

 

 

Из интервью фотографа Майка Митчелла с Гэри Джеймсом:

Гэри Джеймс: Удалось ли тебе пройти за кулисы после концерта и встретиться с «Битлз»?

Майк Митчелл: Нет, не в Вашингтоне, так как концерт закончился довольно внезапно. Они просто сбежали со сцены и удалились.

 

 

64-02-11-JS21

 

Фото Билла Эпприджа.

 

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

Том Каррико: «Ощущения в зале напоминали взрыв. За свою жизнь я был на тысячах концертов. Я и сейчас [в 2014] в музыкальном бизнесе. Но я не испытывал ничего подобного, как в тот вечер».

 

Майкл Оберман (младший брат журналиста Рона Обермана): «Это было довольно бурное и короткое выступление. Возможно, минут на 35».

 

Пол: «Не помню, но думаю, что мы не особенно хорошо сыграли. Но, оглядываясь назад, время было очень к нам благосклонно. Это был крутой концерт. Та поездка в Вашингтон осталась в моей памяти как очень романтическое время».

 

 

64-02-11-JS25

 

 

Альберт Мэйзлс (кинодокументалист): «Концерт был несколько разочаровывающим. Я имею в виду, что, с одной стороны он был волнующим. Да, мне привелось их увидеть. Но, с другой стороны, все эти помехи – шум, и все эти предметы, попадающие в нас».

 

Джон Б. Линн (сын Гарри Линна, владельца «Колизея»): «Это в некотором роде грубовато, но кто-то сказал, возможно, это был мой отец, что после того, как концерт закончился и все ушли, то, знаете, какой в «Колизее» стоял запах? Это был запах мочи всех тех девушек, что перевозбудились во время концерта».

 

 

64-02-11-JS31

 

64-02-11-JS35

 

 

Джон Б. Линн (сын Гарри Линна, владельца «Колизея»): «Концерт стал очень необычным событим и неожиданной удачей. Отец получил прибыль, которую потратил на то, чтобы купить моей матери на день рождения новый «Линкольн Континенталь». Мы пришли из школы домой, а он говорит: «Концерт «Битлз» купил это для вашей матери»».

 

Альберт Гор (вице-президент США в 1993-2001): «Один наш друг, одноклассник, сделал хорошие деньги, продавая фотографии с этого концерта. У него был такой бизнес-план: сделать столько фотографий, сколько это возможно, и после концерта разместить их в школе на доске объявлений. Они были нарасхват, как горячие пирожки».

 

Томми Рой (музыкант): «После окончания концерта я вернулся в отель «Шорхэм» и зашел в номер «Битлз». Множество представителей различных агенств и разные знаменитости пытались приблизиться к Потрясающей четверке. Многие из моих знакомых и коллег осаждали меня, чтобы я взял их с собой, встретиться с ребятами.

В их номере отеля мы выпили пива и просто поболтали. Но обстановка была беспокойная. Все хотели взять у них интервью. Я помог Мюррею К попасть к ним и записать с ними интервью (прим. – скорее всего для этого Мюррею не нужна была его помощь).

Я не помню, выступала ли в этом шоу группа «Безупречные братья» (Righteous Brothers), но я помню, Бобби Хэтфилда [из этой группы] в холле отеля «Шорхэм», где мы остались на ночь».

 

Ричард Харрингтон (журналист): «После концерта «Битлз» вернулись в отель, чтобы передохнуть, перекусить и переодеться, перед тем как отправиться в британское посольство».

 

Бэрри Майлз: «После концерта в посольстве Великобритании был организован прием, организованный леди Ормсби-Гор (Lady Ormsby-Gore)».

 

Луиза Харрисон: «В Вашингтоне нас пригласили в британское посольство. Послом был сэр Дэвид Ормсби-Гор».

 

 

64-02-11-KB03

 

Сэр Дэвид Ормсби-Гор, кадр кинохроники.

 

Брайен: «В британском посольстве посол сэр Дэвид Ормсби-Гор и его очаровательная жена дали прием».

 

Филипп Норман (журналист): «Брайен получил приглаше­ние от посла Великобритании — неясно, для какой цели. «Это правда», — продолжала теребить их пресса, — «что вы собирае­тесь на бал-маскарад?» Сэр Алек Дуглас Хоум, премьер-ми­нистр Англии, также находившийся в Вашингтоне для переговоров с президентом Линдоном Джонсоном, благосклонно отложил свой отъезд на один день».

 

Росс Бенсон (журналист): «Это постарался Брайен Соммервилл, агент ансамбля по связям с общественностью».

 

Филипп Норман (журналист): «Визит в британское посольство был организован Брайеном Соммервиллом, чей старый друг по флоту был там военно-мор­ским атташе».

 

Фред Мартин (сотрудник «Кэпитол Рекордз»): «Они [«Битлз»] не хотели идти в посольство, но, в конце концов, Брайен Эпстайн убедил их, что это нужно сделать».

 

Ринго: «В начале шестидесятых людей с севера Англии и людей из посольства разделяла огромная пропасть. Когда они говорили: «О, как мило!» — и были чем-то похожи на Брайена Эпстайна, мы твердили: «Ладно, ребята, совсем неплохо». Но мы пошли в посольство, Бог знает почему. Может быть, потому, что мы для них гонцы с родины и им хочется увидеть нас, да и Брайену, думаю, не терпелось побывать в светском обществе».

 

Джордж: «Мы всегда старались быть подальше от всего этого дерь­ма. Но на этот раз мы попались. Там было полным-полно снобов, которые нас на самом деле терпеть не могли, но им, видите ли, захотелось на нас посмотреть, раз уж мы такие знаменитые и богатые. Все это ханжество. Они просто делали паблисити своему посольству. В основном, это Брайен настоял на посещении посольства, дабы поддержать имидж «Битлз».

 

Фред Мартин (сотрудник «Кэпитол Рекордз»): «Таким образом, мы отправились туда с целым караваном лимузинов».

 

Ринго: «Мы побывали на вечере в британском посольстве в Вашингтоне».

 

Бэрри Майлз: «Это был благотворительный бал в пользу Национальной ассоциации по предотвращению жестокого обращения с детьми».

 

Ричард Харрингтон (журналист): «В посольстве «Битлз» появились только в 12.45 ночи».

 

 

64-02-11-KB11

 

 

Луиза Харрисон: «Я помню огромную лестницу со всеми этими картинами великих старцев, и как Ринго сделал несколько действительно смешных замечаний».

 

Ричард Харрингтон (журналист): «Когда они прибыли в посольство, пресс-секретарь торжественно объявил: «Внимание! «Битлз» подходят».

 

 

64-02-11-KB21

 

64-02-11-KB25

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

 

64-02-11-KB37

 

64-02-11-KB41

 

64-02-11-KB47

 

64-02-11-KB61

 

 

Леди Ормсби-Гор.

 

 

Хантер Дэвис: «Рассказы о том, что точно произошло в тот вечер на приеме, отличаются друг от друга в деталях».

 

Луиза Харрисон: «Посол и его жена леди Ормсби-Гор были очень доброжелательны и приветливы».

 

Майкл Браун (журналист, 1964): «Поначалу все были настроены весьма дружелюбно. «Здравствуйте, Джон», — сказал посол, обращаясь к Джону. «Я не Джон, я Чарли. А Джон – он», — и Леннон показал на Джорджа. «Здравствуйте, Джон!», — обратился посол к Харрисону. «Я не Джон, я Фрэнк. Джон – он», — ответил Джордж, показывая на Пола Маккартни. «О боже!», — воскликнул посол. – «Я все время путаю имена. Моя супруга, вероятно, помнит их лучше».

 

Джордж Тремлетт (журналист): «Когда Ринго Старра представляли британскому послу в США и его супруге, Ринго, с невероятно серьезным видом спросил посла: «Скажите, а над чем конкретно вы сейчас работаете?»

 

Джей Спэнглер (beatlesinterviews.org): «В этом коротком телеинтервью Джон Леннон описывает волнение, охватившее публику во время концерта в вашингтонском Колизее. Это короткое телеинтервью было записано до инцидента, происшедшего с Ринго».

 

Вопрос (к Джону): Как вас зовут?

Джон: Эрик.

Корреспондент: (обращаясь в телекамеру) Эрик, американская публика…

Джон (перебивая): Я Джон.

Корреспондент: Вы Джон?

Джон: Да, я пошутил.

Корреспондент: Хорошо, Джон. Здесь американская публика. Пятьдесят миллионов американских телезрителей…

Джон (перебивая): Они все на одно лицо… (делая вид, что он внимательно пригляделся) а, это оператор.

Корреспондент: Какое у вас впечатление об американской публике? Вы пробыли здесь уже некоторое время.

Джон: Она необузданная.

Корреспондент: Почему?

Джон: Не знаю. Сегодня, знаете, удивительно. Анекдотично. Почти восемь тысяч зрителей так громко кричали, что мы не смогли их перекричать даже в микрофоны, и мы до сих пор не можем их превзойти.

Корреспондент: Америка оказалась именно такой, какой вы ее представляли?

Джон: Нет, ничего подобного. Мы думали, что будет гораздо спокойнее. Мы думали, что нам придется завоевывать свою популярность, но, кажется, нас тут настолько хорошо знают, как если бы мы жили здесь долгие годы. И это здорово.

Корреспондент: Какие у вас впечатления от новой американской группы «Тараканы»? Вы их слышали?

Джон: Я их не слышал. Но в Англии такое было уже раз восемьдесят. Простите, Тараканы (ухмыляется и смеется).

 

Луиза Харрисон: «Мы прошли в здание по соседству, где проводился большой благотворительный бал».

 

 

64-02-11-KB71

 

64-02-11-KC21

 

64-02-11-KC25

 

 

Фото Денниса Брэка (Dennis Brack).

 

 

64-02-11-KC51

 

64-02-11-KC53

 

64-02-11-KC55

 

 

Билл Эппридж (фотограф журнала «Лайф»): «После концерта состоялся прием, организованный британским послом Дэвидом Ормсби-Гором, и это было совсем не то, что я ожидал. Предполагаешь, что публика на званом вечере в посольстве будет в темных костюмах с фужерами, наполненными шампанским. Это должно выглядеть царственно и достойно. На этом приеме в зале было полно тинибопперов (прим. — девушек-подростков, идущих в ногу с современными тенденциями в мире музыки, моды и культуры), людей из мира музыки, и ужасно много американцев. Это была странная группа людей. Британский временный поверенный в делах был в битловском парике».

 

Пол: «Идея пойти на вечеринку в посольство была в некотором роде забавной и где-то даже интересной, но это было не наше общество. Оно было несколько чересчур аристократично. Оно было, в какой-то степени, обществом жеманных пустышек. «О, Битлз, как прелестно! Как забавно! Ну да».

 

Бэрри Майлз: «В финале этого мероприятия «Битлз» должны были раздавать лоторейные призы».

 

 

64-02-11-KF21

 

 

Луиза Харрисон: «Ребят спросили, могли бы они поучаствовать в мероприятии, вытаскивая призовые лоторейные билеты. Я сидела в задних рядах вместе с леди Ормсби-Гор, а ребята были впереди».

 

 

64-02-11-KF25

 

64-02-11-KF29

 

64-02-11-KF41

 

64-02-11-KF45

 

64-02-11-KH21

 

В качестве лоторейного приза выступали подписанные экземпляры альбома «Meet the Beatles». «Если вам он не нравится, то можете обменять его на Фрэнка Синатру», — говорил Старр победителям лотореи. На снимке слева направо: Племянница посла Франции Эрве Альфан (Herve Alphand), Джон Леннон, Донна Маршалл (Donna Marshall), Дэрси Фэй (Darcy Fay), Джордж Харрисон, Кэти Фэй (Kathy Fay) – дочь заместителя министра военно-морского флота Пола Фэя (Дэрси Фэй просто однофамилица).

 

 

64-02-11-KH31

 

Пол с Кэти Фэй.

 

Кэти Фэй: «Мой отец был заместителем министра военно-морского флота, а моя мама дружила с женой британского посла в США Дэфида Ормсби-Гора. Как только мои друзья узнали, что «Битлз» будут выступать в вашингтонском «Колизее», они все начали упрашивать меня, чтобы я попросила своих родителей достать для нас билеты.

Я стала упрашивать свою мать, донимая её просьбой купить билеты. В конце концов она смилостивилась. Сильвия Ормсби-Гор может предоставить билеты для меня и нескольких моих друзей. Также она организовывавет для группы небольшой прием в британском посольстве перед костюмированным благотворительным балом.

На концерте наши места были плохими, акустика хуже некуда, а оглушительные крики почти пугающими. Но когда вечером я стояла в посольстве, не веря в свою удачу, ко мне подошел Пол Маккартни и шепнул на ухо: «Закрой свои глаза, и я тебя поцелую» (прим. – «close your eyes and I’ll kiss you», — строчка из песни «Всю мою любовь»). «Я просто решил тебя смутить», — произнес он. Потом он назначил мне свидание во время костюмированного бала, который должен был состояться позднее в тот вечер.

Я обратилась к миссис Ормсби-Гор, но она сразу же подавила эту идею. «Нет-нет, это будет неуместно. Это будет поздно и для взрослых».

Совершенно подавленная, я вернулась к Полу. «О, конечно, ты сможешь», — сказал он. Я снова обратилась с просьбой, и снова получила отказ. Так вместо свидания с Полом Маккартни я сфотографировалась с ним и со всеми «Битлз».

 

Росс Бенсон (журналист): «В то время послом Великобритании в США был сэр Дэвид Ормсби-Гор, спустя два дня унаследовав­ший после смерти своего отца титул лорда Харлека. Этого интеллигентного человека с прекрасными мане­рами можно было назвать современным аристокра­том».

 

Брайен: «Лорд и леди Харлек были чрезвычайно милыми англичанами, но, как этo часто бывает, их друзья и гости были не столь же любезными, сколь были хозяева».

 

Гарри Бенсон (фотограф): «К ним отнеслись как к шутам. Они выгля­дели грустными, казалось, им хочется заплакать, особенно Леннону. Уйти они не могли, хотя и чувствовали себя оскорбленными».

 

Пол: «Там была целая толпа молодых аристократов — с такой публикой мы еще не встречались. Мы не выступали на танцах в богемных кругах, на майском балу в Кембридже и так далее, но мы знали, какие разговоры там ведутся. После нескольких бокалов кто-нибудь обязательно говорил: «Знаете, а вот фортепианный концерт Рахманинова…». «О, да, это великолепно…». Вот такие нам и встретились в посольстве».

 

Хантер Дэвис: «Несколько пожилых дам с бокалами в руках остановили «Битлз» и попросили у них автографы. Сотрудники посольства рангом пониже стали подталкивать «Битлз», настаивая на том, что­бы они вступали в разговоры и давали автографы.

«А они и правда умеют писать», — воскликнула женщина средних лет в розовом платье, когда «Битлз» начали раздавать автографы. Все, и особенно Брайен, замерли, ожидая реакцию Джона. Но вместо этого Джон убрал ручку и отказался подписывать автографы. Но, после того как Леннон ска­зал, что они не смогут дать автографы всем желаю­щим, их окружила группа молодых людей в универси­тетских галстуках, с произношением, как у дикторов «Би-Би-Си», которые высокомерно заявили: «Сможете и сделаете».

«Распишитесь вот здесь», — велел один из них Джону и получил отказ. «Под­пишите и, пожалуйста, не спорьте». Ринго миролюбиво пожал плечами: «Давай, Джон, подпиши, нужно с этим кончать».

 

Брайен: «Какой-то розоволицый молодой британец сказал Джону: «Подпишите тут», и тот ответил: «Нет», что я считал вполне оправданным, но реакцией британца было: «Вы подпишите это и все тут».

 

Донна Маршалл: «Через полчаса нашего безмолвного ожидания за напитками, «Битлз» отважились спуститься вниз, и тут же они были атакованы сотнями дипломатов и их жен, которые столпились, требуя автографы. Это было ужасно. Они были сметены всеми этими визгами и воплями, вспышками фотокамер. Мы просто онемели».

 

Эд Руди (репортер, 1964): «В то время, когда мы разговаривали с Ринго, одна по виду знатная пожилая дама попросила у него автограф, что он и сделал. Когда она не удосужилась даже поблагодарить его, он шутливо ухватил её сзади за край платья, чтобы пожурить, а платье разорвалось!».

 

Майкл Браун (журналист, 1964): «После мельтешения перед несколькими телеканалами, позирования перед фотографами и раздачей автографов, Джон входит в холл, чтобы выпить. Он заказывает выпивку, и в это время один чиновник посольства решает выяснить, может ли он уговорить гостей принять участие в довольно небольшой, но немаловажной лоторее. Молодой чиновник посольства подходит к Джону и говорит: «Пойдем прямо сейчас! Пойдем, сделаешь своё дело!». Джон впивается в него взглядом. «Я не пойду через эту толпу», — говорит он. «Сначала я хочу допить».

«О, да, конечно», — произносит чиновник настойчиво. — «Давай, пошли». Джон поворачивается к чиновнику спиной, но теперь к нему подходит молодая леди в вечернем платье. «Идем, сейчас же», — говорит она. Вне себя от ярости, Джон поворачивается к Ринго и произносит: «Я ухожу отсюда».

С невозмутимой улыбкой Ринго кладет руку на плечо Джона и говорит спокойным тоном: «О, пошли, давай покончим с этим».

В то время как Битлы покидают бальный зал, к Ринго подходит девушка, впервые вышедшая в свет, вынимает из сумочки маникюрные ножницы, и отрезает прядь его волос».

 

Пол: «Девушки, помню, хотели отрезать у нас пряди волос, и нам пришлось отбиваться».

 

Брайен: «В посольстве у Ринго отрезали прядь волос».

 

Репортер газеты «Оттава Сан»: «Одна молодая женщина в длинном платье маникюрными ножницами отрезала у Ринго прядь волос, и удалилась, визжа с полубезумным видом: «У меня его волосы, у меня его волосы»».

 

Эд Руди (репортер, 1964): «Секретарша посольства, задорная и миниатюрная, была в игривом настроении. Ей удалось подкрасться к Ринго, и отстричь несколько локонов от его густой шевелюры».

 

Фред Мартин (сотрудник «Кэпитол Рекордз»): «Какая-то женщина подбежала с ножницами и попыталась отстричь прядь волос и, знаете, половину дюйма в одну или другую сторону, и он мог бы лишиться глаза».

 

Ринго: «Кто-то отрезал у меня прядь волос. Я был чертовски разъярен. Мы стояли, повторяя: «Привет, как мило», — и пили, когда кто-то подошел ко мне сзади и отрезал у меня прядь волос, что привело меня в ярость. С какой стати она притащила с собой ножницы? Я обернулся и выпалил: «Какого черта ты это сделала?» Она ответила: «Все в порядке, старина… не бери в голову». Глупость какая-то: кому-то понадобились волосы битла. Здешняя компания просто ужасна».

 

Гарри Бенсон (фотограф): «Вашингтон был самым худшим. Они не ожидали ничего подобного, что произошло в посольстве Великобритании. Вы думали, что там были милые люди, а оказалось, что это кучка хулиганов. Они [«Битлз»] были унижены, и находились в состоянии шока и замешательства».

 

Джордж Мартин: «Толпа в посольстве была полной квотой великосветских болванов, отвратительно себя ведущих».

 

Ринго: «Для меня это был ужасный момент. Мы никого там не знали, и большинство из присутствовавших там людей не имели никакого отношения к музыке в любом виде. После нескольких порций выпивки они стали легкомысленны, и один парень решил отрезать у меня прядь волос. Я начал на него кричать, и мы не стали там задерживаться надолго. Эти дипломаты просто не умеют себя вести. Какие глупые! Они боятся признать, что они такие же, как мы. Эти господа считают, что нельзя допускать и мыс­ли об этом».

 

Беверли Марковиц: «Мне было тогда 18 лет, и я работала в Национальном институте здравоохранения. Я слышала по радио несколько раз их песню «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), но не была особенно впечатлена ею. Я просто подумала, что это еще одна рок-н-ролльная группа с прикольной прической. Хотя, они были симпатичные.

В то время я встречалась с одним местным ди-джеем. Он раздобыл билеты на концерт, и предложил мне пойти с ним. Я согласилась. Он сказал мне, что «Битлз» будут знаменитыми.

После концерта мой парень выяснил, что участники этой поп-группы отправятся обратно в отель, а потом посетят британское посольство, чтобы раздать там благотворительные лоторейные призы. Мы решили туда проникнуть.

Я была в платье и на каблуках. Мои волосы были уложены, а мой парень надел костюм. На парковке было холодно и снежно. Было поздно и темно, и мне нужно было успеть домой, иначе отец бы меня убил. Но мой парень меня уговорил, и попасть на эту вечеринку оказалось гораздо проще, чем мы думали. Когда на улицу вышел один подвыпивший белокурый парень, то мы пристроились к нему, когда он вошел обратно.

«Битлз» были наверху, тусовались с несколькими избранными гостями и, казалось, будут там вечно. Мы потягивали коктейли и ждали. Было уже около часу ночи, а «Битлз» все не было, и я начала просить своего кавалера отвезти меня домой. «Мне нужно домой, иначе папа меня убъет», — восклицала я. Он сказал, что мы не уйдем, пока не появятся «Битлз».

Наконец, они появились. Я попросила их подписать автографы. Они были очень милыми, за исключением Джона. Он вообще никому ничего не подписывал. «Что случилось?», — спросила я его. Очень высокомерный.

Мой кавалер не хотел уходить, повторяя, что это грандиозное событие, поэтому я полагала, что мне придется самой оттуда выбираться. Так что, я отрезала маникюрными ножницами у Ринго волосы со спины, маленький завиток. Я вовсе не испытывала к нему какую-либо страсть. Я просто боялась гнева своего отца и наказания за нарушение комендантского часа для несовершеннолетних. Я все время приговаривала: «Пойдем, пойдем, пойдем», но мой парень просто не хотел уходить. Я не могла придумать, как оттуда уйти, так что решила, пусть нас выставят вон. А как быстрее всего этого достичь? Я просто начала отрезать, отрезать, отрезать со всех сторон, а он сперва даже и не почувствовал ничего. Потом он развернулся и схватил меня за плечо.

Когда Ринго понял, что произошло, меня вместе с моим кавалером выставили за дверь. Я кричала: «У меня его волосы, у меня его волосы».

Почему я выбрала именно Ринго? Из них он самый низкий, а я была на каблуках, поэтому до него было дотянуться легче, чем до остальных, более высоких.

А еще у меня были автографы всех их. Это были мои 15 минут славы».
64-02-11-KR21

 

Беверли Марковиц со своим трофеем.

 

Джон: «Люди прикасались к нам, когда проходили мимо, и все такое прочее, и где бы мы ни появлялись, к нам относились, как к ненормальным. Нам приходилось выслушивать всякую чепуху от лорд-мэров и их жен, нас лапали».

 

Луиза Харрисон: «Затем я узнала, что Ринго рассердился и вышел из себя, хлопнул дверью и вызвал такси. Он ушел. Но остальные из «Битлз» остались и участвовали в общественном мероприятии, как и должны были».

 

Джон: «В американском или британском посольстве в Вашингтоне какая-то скотина отрезала у Ринго прядь волос. После этого я просто ушел, ругаясь. Я ушел посреди вечера».

 

Брайен: «Джон покинул прием, придя домой в сильном гневе. Ринго,  Пол, Джордж и я выдержали это немногим  дольше и затюканные, задерганные ушли только тогда, когда писательские судороги стали слишком невыносимыми».

 

Майкл Браун (журналист, 1964): «Перед тем, как они [Битлы] покинули посольство, леди Ормсби-Гор обратилась к ним со следующими словами: «Большое спасибо, что пришли. Я сожалею о том, что произошло там, внизу. Это не доставило вам удовольствия».

 

Леди Сильвия Ормсби-Гор: «Я сожалею о том ужасном случае, который произошел в бальном зале».

 

Майкл Браун (журналист, 1964): «Выходя, Ринго поворачивается к огорченному послу и спрашивает: «И чем вы занимаетесь?».

 

Луиза Харрисон: «Когда это произошло, я пила чай с леди Ормсби-Гор в противоположном конце зала. Вернувшись домой, я узнала из новостей, будто это леди Ормсби-Гор повалила Ринго на пол и выстригла у него ло­кон. Меня это настолько возмутило, что я обзвонила все радиостанции, на которые обращалась в 1963 году, потому что мне не хотелось, чтобы леди Ормсби-Гор попала в идиотское положение».

 

Майкл Браун (журналист, 1964): «Когда в британской прессе написали о случившемся, посольство выступило с опровержением. Когда «Битлз» потвердили, что это было правдой, один из членов парламента обратился с вопросом к премьер-министру по поводу «недостойного поведения в посольстве».

 

Джоан Куеннелл (в 1964-м Член парламента от консервативной партии): «[из письма министру иностранных дел Рэбу Батлеру] Правда ли, что молодые британские артисты, известные как «Битлз», были избиты в Вашингтоне официальными лицами».

 

Рэб Батлер (министр иностранных дел): «[из письма члену парламента Джоане Куеннелл] Не было никакого рукоприкладства. Сказать больше [об этом инциденте], было бы подбросить компромата для комментариев в прессе».

 

Уильям Джордж Артур Ормсби-Гор: «[из письма 19 февраля 1964]: «Битлз были встречены с дружественным энтузиазмом не только членами посольства и их американскими друзьями, но и представителями прессы и фотокорреспондентами. Я уверен, что предположение об их избиении не соответствует действительности».

 

Брайен: «Битлз» возненавидели этот прием, этих людей, эту атмосферу, это отношение к ним и с тех пор они отклоняют практически все приглашения подобного рода, так как они знают, что может произойти».

 

Росс Бенсон: «Лорд Харлек сильно расстроился по поводу того, как посольская публика отнеслась к «Битлз». Впослед­ствии его дочери Джейн и Элис стали заметными представителями контркультуры, вдохновленной «Битлз». Сожалела о случившемся и жена посла Силь­вия (после ее смерти в 1967 году лорд Харлек ухажи­вал за вдовой президента Кеннеди Жаклин). Когда «Битлз» уходили с приема, Сильвия подошла к ним и извинилась. Она сказала: «Наверное, вам было здесь не очень приятно. Я действительно сожалею об эпизо­де в танцевальном зале».

Эпстайн попытался разрядить эту ситуацию, грозившую перерасти в дипломатический инцидент, написав вежливое, полное благодарности письмо леди Ормсби-Гор. Когда член парламента от консервативной партии Джоун Куэннелл спросила ми­нистра иностранных дел, правда ли то, что служащие посольства оскорбили «Битлз», Рэб Батлер смог ответить ей, что совсем наоборот: у него есть письмо от менеджера группы, в котором говорится, что они остались очень довольны оказанным приемом. Одна­ко в частной беседе Эпстайн поклялся, что его «маль­чики» больше никогда не будут развлекать официальных лиц, какими бы важными они ни были».

 

Брайен: «И посол, и его супруга были очень любезны, но прием вызвал у «Битлз» чувство неприятия. С тех пор они не приняли ни одного приглашения подобного рода».

 

Роберт Фримен (фотограф): «После шумного приема в Британском посольстве, «Битлз» вернулись в гостиницу совершенно опусто­шенными».

 

Фред Мартин (сотрудник «Кэпитол Рекордз»): «Всей гурьбой мы вернулись обратно в отель, и там у нас состоялась прекрасная большая вечеринка».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)