Интервью с Хэлом Келли / Выступление в театре «Олимпия», Париж (Olympia Theatre, Paris)

24 января 1964 г.

 

Марк Льюиссон: «10.00-10.45. Студия 1 (только диспетчерская). Копирование 17 дубля песни «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand). Звукоинженер: Норманн Смит; помощники звукоинженера: А.Б. Линкольн и Джефф Эмерик. Копирование ритм-секции песни песни «Я хочу держать тебя за руку» для сессии записи в Париже».

 

beatlelinks.net: «В этот день Брайен подписывает контракт на управление с группой «Корпорация звука» (Sounds Incorporated) и агентский договор с «НЕМС». Первый контракт с «южанами». Брайен договорился с «И-Эм-Ай», чтобы они заключили с группой соглашение, и добавил их к гастролям группы «Джерри и Лидеры» (Gerry and the Pacemakers). «НЕМС» объявила о своих планах перебраться из Ливерпуля в Лондон».

 

Питер Браун: «Заключение контракта между «Стрэмсакт-Селтаеб» и «НЕМС» было поручено Дэвиду Джекобсу, он также должен был представлять интересы Брайена лично и «Битлз».

 

Ник Бирн: «Я за­шел к своему адвокату. Он сказал мне. «Проставьте процент, который Вы желали бы иметь от этой сделки». Я поставил первую попавшуюся цифру, которая пришла мне в голову, — девяносто процентов. К мое­му великому удивлению, Джекобс даже не задал мне ни одного вопроса. Он думал не о цифре девяносто процентов для нас, а о цифре десять процентов для «Битлз». Джекобс сказал: «Ладно, десять процентов все же лучше, чем ничего».

 

Марк Льюиссон: «В пятницу 24 января «Битлз» записали радио-интервью для «Эй-Эф-Эн» (Радиотрансляционная сеть вооруженных сил США), вещавшей для американских войск, дислоцированных в Западной Германии».

 

Джон Коллинз (радиожурналист): «Это интервью состоялось в отеле во второй половине дня. В номер отеля «Георг Пятый» вошел инструктор вооруженных сил, сержант Хэл Келли (Hal Kelley), работающий радиокорреспондентом Радиотрансляционной сети вооруженных сил. С собой у него был магнитофон «Награ III».

 

Хэл Келли (радиожурналист): «Я отслеживал их успехи, читая «Геральд-Трибун» в парижском издании. Они еще не были в Америке. Я был в курсе об Эде Салливане. Я позвонил их агенту, и спросил о интервью. Он ответил мне: «Слушай, ты можешь прийти, но я думаю, что они заморочат тебе голову. Тебе не получить от них много». Ну что же, в итоге, они удивили и меня, и агента, оказавшись вполне искренними».

 

 

 

Интервью с Хэлом Келли.

 

Хэл Келли: Этим днём в нашей парижской студии (прим. – Келли не стал упоминать, что интервью состоялось в номере отеля) нас посетили четверо молодых людей. И если я просто назову их имена, скажем, Пол, Джордж, Ринго и Джон, то я сомневаюсь, что вы поймете, о ком идет речь. Но если я скажу, что сегодня мы здесь с «Битлз», и если бы мы были в Англии, то, думаю, что раздалось бы бурное «Ура!». Не так ли, парни?

(«Битлз» смеются)

Пол: (иронично) О, да.

Хэл Келли: Что ж, начнем. Справа от меня Пол Маккартни. Пол, расскажи, как появились «Битлз»? Как вы начали?

Пол: Это забавная история, правда (смеется). Знаешь, это было в старые времена. В действительности, мы все учились вместе в школе, понимаешь. Мы выросли как школьные приятели и все такое прочее. Всё возникло оттуда, правда.

Хэл Келли: Вы вместе пели в школе, или…?

Пол: Да. Мы с Джорджем были вместе в одной школе, Джон был в школе по соседству, а Ринго был в Батлинс (прим. – дом отдыха).

(«Битлз» смеются)

Пол: …и мы просто начали играть на гитарах, и всё такое. Это пошло оттуда, так и есть, насколько я понимаю.

Хэл Келли: Вы говорите, что это были старые добрые времена. И вот в прошлом году вы очень быстро выросли, как гриб после дождя… став популярными почти неведомо откуда. Что это был за спусковой механизм? Что за рычаг пробудил всеобщее помешательство к «Битлз»?

Пол: Ну, это забавно, правда. Я думаю, что это был концерт в «Палладиум», знаешь, это телешоу в Англии. А затем по горячим следам Королевский эстрадный концерт, Эстрадное (комически прокашливая горло) представление.

(«Битлз» посмеиваются)

Пол: Так просто не ответишь, на самом деле. Королевское эстрадное представление для королевы-матери, понимаешь. И это всё пошло оттуда, правда. Национальные газеты это подхватили. И подхватили Ринго.

Джон: И Майк Браун узнал об этом (прим. – автор книги, был с ними с ноября 1963).

Пол: Майк Браун узнал об этом. Да. И многие журналисты-комментаторы выразили свое мнение и начали называть это Битломанией.

Хэл Келли: Давайте зададим вопрос Джорджу Харрисону. Джордж, какое положение сейчас занимает рок-н-ролл в Англии? Это ведь то, чем вы называете свою музыку?

Джордж: Нет, на самом деле, нет. Нам не нравится называть её чем-либо. Но критики, и те люди, что пишут об этом, знаешь, они должны же как-то это называть. Так что они не хоят называть это рок-н-роллом, потому что рок, считается, закончился лет пять назад. Также они решили, что это не ритм-энд-блюз… поэтому они назвали это «Ливерпульским звучанием», что довольно глупо, на самом-то деле, потому что, насколько мы понимаем, это было просто, знаешь, тот же самый рок пятилетней давности.

Хэл Келли: Ты можешь дать описание «Ливерпульскому звучанию»?

Джордж: Ну, это больше похоже на старый рок, просто, всё немного громче. Больше басов и басовых ударных, и всевозможных видов пения и горлодрания (смеется). Вот и всё!

Хэл Келли: Является ли тогда Ливерпульское звучание на сегодняшний день «доминирующим» звучанием в Великобритании? В Англии?

Джордж: Да, ну, это… Знаешь, все сегодняшние записи… Все как бы делают записи в этом стиле.

Хэл Келли: Давайте зададим вопрос Ринго. Итак, ты ударник. Мы отметили твою игру в «Олимпии» в один из вечеров. Как долго ты бъешь по этим барабанным кожам?

Ринго: О, примерно лет пять. С этими ребятами я около восемнадцати месяцев… до этого был с другими группами. Так что, лет пять.

Хэл Келли: С того времени, как вы, ребята, завоевали сегодняшнюю популярность, как много других коллективов пытается вам подражать, или, возможно, взять от вас этот раскатистый звук? Спросим об этом Джона Леммона (прим. – в интервью Хэл Келли называет Леннона Леммоном).

Джон: Ну, я полагаю, что несколько человек запрыгнули в этот… (пауза) железнодорожный вагон.

(смех)

Джон: Я имею в виду, грузовик с оркестром (прим. – игра смыслов, bandwagon – грузовик с оркестром, победитель, повальное увлечение, мода, знаменитость). Но, на самом деле, это не имеет значение, понимаешь, потому что это неискреннее восхваление и продвижение такой идеи относительно нас, что если мы отсутствуем, то несколько маленьких Битлз напомнят людям о нас.

Хэл Келли: Пол, давай вернемся к тебе на минуту. Всякий раз, когда кто-нибудь видит ваши фотографии, то первое, что его поражает, естественно, это ваша причёска (hairdo).

Ринго: Её отсутствие (прим. – игра слов: hairdo – причёска, hair-don’t — её отсутствие).

Хэл Келли: (смеясь) Или её отсутствие! Некоторые люди пишут, что она у вас как у подстриженной овчарки, или как у старинного Цезаря. Как вы её называете, и почему вы постриглись именно так?

Пол: Для нас она кажется просто естественной, правда, потому что она возникла… Однажды мы вышли из плавательного бассейна, и ты ведь знаешь, как твои волосы, как бы опадают после бассейна. Ну, они остались в таком положении, видишь, когда никто не потрудился их причесать. И это стало вроде как стилем. Так что, на самом деле, мы никак её не называли, не знаю, пока газеты не подхватили это и не назвали Битловским стилем. Поэтому, я полагаю, что сейчас мы ходим с такой причёской, правда.

Хэл Келли: Вы вообще ходите к парикмахеру?

Пол: Ну, знаешь, время от времени, стрижемся и не стрижемся.

Хэл Келли: Просто подравниваете?

Пол: Ну да. Просто подравниваем. Но иногда мы делаем это сами, типа.

Джон: Своими ногами.

(посмеивание)

Пол: Другое дело, это, на самом деле, только наши брови, которые растут вверх.

Хэл Келли: Говорят что сегодня в Англии продолжается Битломания. Что бы вы сказали о Битломании? Обо всех этих девушках, визжащих, завидя вас, и, очевидно, падающих в обморок, стоя в очереди. Давайте в данный момент будем откровенны. Это аттракцион?

Джордж: (смеясь) Не знаю.

Джон: Думаю, что это домашний халат.

(смех)

Джон: Халат Джорджа, это определенно большой аттракцион.

Пол: Нет, не думаю, что любой из нас действительно знает, что это такое. Нас спрашивали об этом ужасно много раз, но мы еще ни разу не смогли придумать какой-либо ответ, потому что, по моему мнению, здесь соединение такого большого количества разных причин, как то, происходящих в нужное время в нужном месте. (поёт) «Но это не то лицо».

(смех)

Пол: Нет, но… Немного больше оригинальности в этих песнях, немного другое звучание. Не знаю. Ужасно много причин. Может быть новинка в стрижке, кстати. А также удачное попадание в национальную прессу в нужное время. Это очень удачно.

Джон: (низким комичным голосом) Все эти причины и многое другое!

Хэл Келли: Хорошо. Вы упомянули песни. Как я понимаю, вы, ребята, пишете свой собственный материал.

Пол: Мы с Джоном их пишем. Это говорит Пол. Мы с Джоном пишем.

Хэл Келли: Пол, да. Как вам приходят идеи? Вы регулярно собираетесь вместе, или же идея появляется в вашем сознании, и вы говорите: «Давайте сядем и сделаем это»?

Пол: Хм, если идея появляется в сознании, то садишься и говоришь: «Давайте сделаем это», да. Но если идеи нет, и если сказали, что нам назначили дату записи примерно через два дня, тогда приходится садиться и, как бы, доводить дело до победного конца. Но, как правило, сперва приходит небольшая идея, которая кажется неплохой. Ты её развиваешь, а потом из этого вырастает нечто. Хотя это варьируется каждый раз, правда.

Хэл Келли: Пол, мы видели вас здесь, в «Олимпии». Можешь ли ты сравнить французскую аудиторию с тем, что вам хорошо знакомо в Англии?

Пол: Ну, небольшая разница есть, потому что в Англии аудитория на семьдесят пять процентов состоит из женского пола. Здесь же семьдесят пять процентов – это мужчины. И в этом основное различие, правда. В связи с тем, что они выражают свою признательность тише, то пространство зала не заполняется шумом.

Джордж: Никаких визгов.

Хэл Келли: Нет визгов и обмороков. Почему семьдесят пять процентов мальчиков?

Джордж: Я не знаю, но думаю, что они не разрешают девушкам выходить (смеется) вечером.

Джон: Думаю, что это всё твой халат.

(смех)

Джордж: Кто-то сказал, что у них все еще существуют взрослые, сопровождающие молодёжь, у многих, видишь ли. В то время как в Англии их нет. Забавно. То же самое в Германии, где все мальчики любят рок, и это, как правило, на всем континенте. Я, правда, не знаю почему.

Хэл Келли: [Песня] «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand) номер 1 в хит-параде, и у нас есть её копия прямо сейчас, так что давайте остановимся на минутку и послушаем её.

(звучит песня «Я хочу держать тебя за руку»)

Хэл Келли: Как у вас получилось написать её, «Я хочу держать тебя за руку»?

Пол: Это была одна из тех песен, которую, как нам сказали, мы обязательно должны написать. Мы начали работу. Итак, мы гуляли и нашли один старый заброшенный дом. Мы вроде как прогуливались там в один из дней. И мы подумали: «Нам на самом деле нужно сочинить эту песню». И мы спустились в подвал этого заброшенного дома, а там стояло старое пианино. На самом деле, он не был заброшен. Это было, что-то вроде, комнат внаём. Мы обнаружили это старое пианино и начали на нём бренчать.

Джон: А я играл на органе.

Пол: Ну да. Там еще был маленький старый орган. Так что там у нас состоялось своего рода непринужденное музицирование. Мы начали бренчать, и вдруг у нас возник небольшой такой бит. Я думаю, что мы просто ухватились за строчку. И мы начали работать над ней с этого места. Взяли ручки и бумагу и просто написали текст. И ах, в итоге, ну, у нас получилось что-то вроде песни. Ну и мы вернулись назад и проиграли её нашему менеджеру записи, и, кажется, ему понравилось. Затем на следующий день мы её записали.

Хэл Келли: У всех ваших песен есть основная тема, история или послание?

Джон: Хм, нет.

(молчание, затем смех)

Пол: (смеясь) Это был быстрый ответ!

Хэл Келли: Это было быстро.

Пол: Нет, но есть одно, что почти всегда, кажется, присутствует во всех наших песнях. Нам всегда на это указывают. Это то, что «я», «ты» и «мы» почти всегда присутствуют в наших названиях. Знаешь… «Я хочу держать ТЕБЯ за руку», «Она любит ТЕБЯ», «Люби же МЕНЯ», и в таком роде. Ну, я думаю, что причина, на самом деле, заключается в том, что мы почти всегда стараемся писать песни, которые немного более личные, чем у других, видишь ли. Так что, эти предлоги, как вы их называете, «я», «мы» и «ты» в названиях, делают эти песни более личными. Думаю, что это единственный вид основного послания, что проходит через все наши песни.

Хэл Келли: Теперь, вы придумали это «йе-йе-йе» (да-да-да)! Это, на самом деле, сейчас захватило Англию?

Джон: Да. Ну, это была своего рода основная броская фраза из песни «Она любит тебя». Но мы застряли на том, что… Мы почти закончили эту песню, и вдруг понадобилось продолжение, поэтому мы включили «йе-йе-йе» (да-да-да). И это пришлось к месту, понимаешь. Они используют это для… Если хотят быть «модным» или «клёвым».

Хэл Келли: Сейчас это ваша, ребята, своего рода, отличительная особенность.

Джон: Ага, нам придется с ней написать еще одну песню (смеется).

Хэл Келли: Пол, что ты думаешь о вашей поездке в Штаты? Как я понимаю, через неделю, или дней десять вы собираетесь появиться на шоу Эда Салливана?  Мог бы ты рассказать нам об этом?

Пол: Да, всё верно. Мы собираемся выступить в Нью-Йорке на шоу Эда Салливана. Кажется, мы записали на плёнку один из наших последних релизов. И мы с нетерпением ждем этого, а потом мы отправимся во Флориду, Майями. Не можем дождаться! У нас будет еще одно выступление на шоу Эда Салливана, но перед этим мы выступим в Карнеги-Холле, не так ли?

«Битлз»: Да.

Хэл Келли: Как вы были выбраны для Эда Салливана? Он был в Англии и увидел ваше выступление, или как-то иначе?

Джордж: Когда мы прилетели обратно, это история, которую мы услышали, мы прибыли из Стокгольма в лондонский аэропорт, и в это же время премьер-министр и королева-мать вылетали, но аэропорт был просто забит подростками. Там их было тысячи, ожидающих нашего прибытия. А Эд Салливан прибыл в это же время, и он задался вопросом, что происходит, и, знаешь, он выяснил, что это мы. Также, наш менеджер отправился в Штаты с другим исполнителем по имени Билли Дж. Крэмер, и он договорился там на два телешоу. И пока он был там, наш менеджер договорился с Эдом Салливаном на выступления. Но он также узнал о нас в лондонском аэропорту. Вот так это было.

Хэл Келли: А как насчет фильма? Есть планы на фильм в будущем?

Пол: Ммм, да. «Юнайтед Эртистс» попросили нас сняться в художественном фильме.

Хэл Келли: Это будет драма, или просто на основе вашего пения?

Пол: О, мы еще не знаем, правда, каким он будет. Не думаю, что у нас будет слишком много актёрской игры. Думаю, что он будет описывать таких людей, как мы, и это будут персонажи очень похожие на нас.

Хэл Келли: Вы планируете сочинить две или три песни специально для этого фильма?

Пол: На самом деле мы должны сочинить шесть песен специально для этого фильма. Мы должны это сделать, и это так. Это работа.

Хэл Келли: У вас, ребята, на самом деле не было возможности посмотреть Париж, это так?

Джордж: Нет, совсем нет.

Хэл Келли: Как ваше мнение о нём к настоящему времени?

Джордж: Ну, славный. Очень славный.

Хэл Келли: Как на счет французских девушек по сравнению с британскими?

Ринго: О, мы еще никого из них не видели!

(смех)

Хэл Келли: Джон?

Джон: Да ну, я же женат, так что я на них не смотрю.

(смех)

Хэл Келли: Вернемся тогда к Полу.

Пол: Думаю, что они замечательные.

Хэл Келли: Ты холостой.

Пол: Да. Думаю, что французские девушки потрясающие.

Джордж: Но больше мы видели французских мальчиков, а не девушек. Я в том смысле, знаешь, мы не можем, на самом деле, ответить.

Хэл Келли: Ну, возможно, что когда вы будете на шоу Эда Салливана, то там будет больше девушек.

Джордж: Надеюсь.

Ринго: Ага.

Хэл Келли: Кто-либо из вас был до этого в Америке?

Джордж: Да, я. Я ездил в сентябре, просто, чтобы отдохнуть на три недели.

Хэл Келли: Только Джордж Харрисон. Ну, вижу, что наше время истекло, ребята. Большое спасибо, «Битлз», за то, что были гостями на «Эй-Эф-Эн» в этот день в программе «Воскресный мир» (Weekend World).

 

Хэл Келли (радиожурналист): «Франкфурт был штаб-квартирой нашей радиотрансляционной сети. После окончания интервью я послал пленку по почте в нашу штаб-квартиру. Её получил парень, отвечающий за особые случаи. Его звали Эдди Пеннипекер, насколько я помню. До этого он ничего не слышал про «Битлз», поэтому, получив эту пленку, он просто поставил её на полку».

 

Бэрри Майлз: «Выступление в театре «Олимпия», Париж (Olympia Theatre, Paris)».

 

Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «В пятницу, 24 января 1964, «Декка» выпустила пластинку Джорджа Бина «Будешь ли ты моей возлюбленной сегодня ночью?» (Will You Be My Lover Tonight) с песней «Это должна быть ты» (It Should Be You) на второй стороне. Обе композиции были написаны Джаггером-Ричардсом. Их особенность заключалась в том, что пластинка стала первой британской записью песен, написанных Миком и Китом».

 

Мик Джаггер: «По-моему, у многих мысль о написании песен появилась благодаря «Битлз». Все рассуждали: если «Битлз» могут писать песни, значит, сможем и мы».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)