Выступление в лондонском «Палладиуме»

12 января 1964 г.

 

Из дневника девушки Лайзы: «12 января 1964 г. Сегодня Эд Салливан упомянул «Битлз» в своем вечернем шоу! Каждый воскресный вечер мы смотрим это шоу всей семьей. В этот раз показывали Фрэнка Синатру. Папа сказал, что он ему нравится, но считает, что как певец он уступает своему отцу, который также был голливудским актером. Потом было интервью Эда с Фрэнком Синатрой. Салливан сказал Синатре, что пригласил «Битлз». Я не уверена, что Синатра или кто-либо в зале поняли, о ком идет речь. Мне кажется, Фрэнк Синатра выглядел бы гораздо лучше с прической, как у «Битлз»!

Другие девочки тоже купили альбом «Битлз». Теперь я не единственная обладательница классных Битловских песен. Хотя я рада, что теперь и другие могут слушать их песни. Но было круто иметь что-то такое, чего не было у других. Это как владеть таким сокровищем, какого нет ни у кого в Америке. Я знаю, что это звучит эгоистично, но это именно то, что я чувствую. «Я хочу держать тебя за руку» продолжают постоянно играть на радио».

 

Брюс Спайзер: «Возможно в связи с выходом [10 января] альбома «Ви-Джей» — «Представляем (вам)… Битлз» (Introducing… The Beatles), музыкальный магазин «Либерти» в этот день разместил рекламу в «Нью-Йорк Таймс» о предстоящем выходе альбома «Встречайте Битлз!» (Meet The Beatles!). Это объявление не было согласовано с фирмой «Кэпитол».

 

Хантер Дэвис: «В этот день в Великобритании после двухмесячного царствования в хит-парадах песни «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), она была сброшена с первого места новой группой «Пятерка Дэйва Кларка», которая, как всем казалось, обещала стать новой сенсацией. Она вышла вперед с песней «Совершенно счастлив» (Glad All Over). Лондонские газеты радостно подхватили сенсационное известие об иерархических переменах в поп-музыке. И это после всех ливерпульских успехов «Битлз»! «Дейли экспресс» помести­ла на первой полосе материал под заголовком «Тоттенхэм раздавил Битлз».

Карикатуристы, истощившие свое воображение на ливерпульском материале, накинулись на падение «Битлз», как коршу­ны. В лондонской «Ивнинг Стандард» художник Вики изобразил министров, причесанных в стиле «Битлз», к которым премьер-министр обращается с такими словами: «Чего же от вас ожидать, если вы настолько старомодны?»

 

Джон: «Мы ничего не могли поделать. Вокруг только и говорили: все, кранты, — пошел в ход Дэйв Кларк. Мы огорчились, но только на минутку, вроде как в Ливерпуле, когда забеспокоились, как бы Джер­ри не победил нас в опросе «Мерси бит».

 

Бэрри Майлз: «Выступление в телевизионном варьете Вэла Парнелла «Воскресный вечер в лондонском Палладиуме». Также среди участников концерта были Альма Коган и Дэйв Элиэн. Ведущий – Брюс Форсайт».

 

 

64-01-12-BC21

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «Поклонники были готовы ждать часами в непогоду, лишь бы увидеть «Битлз». Но почти всегда их ждало разочарование. Так было и в тот день, когда ребята подъехали к Лондонскому «Палладиуму». Под плотной опекой охраны парни выскользнули в дверь и скрылись в здании».

 

 

64-01-12-BC25

 

64-01-12-BC29

 

64-01-12-BC33

 

64-01-12-BC37

 

64-01-12-BC43

 

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «День был холодный и дождливый. На улице слонялись сотни поклонников. Когда подъехал лимузин группы, нужно было очень быстро оттуда выбраться, чтобы избежать визжащей толпы девочек. В это время парни сидели, скорчившись на сиденьях двух такси. Такси подъехали к парадному фходу «Палладиума» с табличкой «зянято», обе дверки распахнулись и «Битлз» рванули в безопасное фойе театра».

 

beatlesbible.com: «Разница в статусе «Битлз» между их выступлением 13 октября 1963 и нынешним была огромной, о чем свидетельствовала не в последнюю очередь сумма их вознаграждения, которая возросла с 250 фунтов-стерлингов до 1000. «Битлз» возглавляли афишу прямого эфира, трансляция которого состоялась с 20.25 до 21.25. Большая часть времени была проведена в репетициях».

 

 

64-01-12-BD21

 

64-01-12-BD31

 

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «Я никогда не видел до этого дня, чтобы «Битлз» репетировали перед выступлением. Но в этот январский день в «Палладиуме» они посвятили репетиции почти все воскресенье».

 

 

64-01-12-CB23

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «Ринго и Джордж в партере «Палладиума» фотографируют других участников шоу во время репетиции. Под моим руководством Ринго становился сильным фотографом! Это был тот единственный случай, когда я видел, чтобы «Битлз» репетировали перед выступлением. Но и в этом случае, почти все свое время они тратили на дуракаваляние».

 

 

 

64-01-12-DB23

 

64-01-12-DB25

 

64-01-12-DB31

 

ANH8W6

 

64-01-12-DB41

 

64-01-12-DB47

 

64-01-12-DC21

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «Разные песни требовали разной аранжировки. Джон, Пол и Джордж репетируют на сцене».

 

 

64-01-12-DC23

 

64-01-12-DC31

 

64-01-12-DC33

 

64-01-12-DD21

 

64-01-12-DD25

 

64-01-12-DE21

 

64-01-12-DE23

 

64-01-12-DE31

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «Брайен Эпстайн с «Битлз» во время репетиции. На втором плане дорожный менеджер Нил Аспинал».

 

 

64-01-12-DE35

 

64-01-12-DE39

 

64-01-12-DE51

 

64-01-12-DF21

 

64-01-12-DF25

 

64-01-12-DF29

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «Даже перед предстоящим выступлением в прямом эфире, в одной из самых популярных программ на телевидении, «Битлз» оставались несеръезными, и во время репетиции вовсю подшучивали над ведущим Брюсом Форсайтом. Брюс пригласил их участвовать в одной из своих предстоящих программ, но парни скоро должны будут улететь в Париж».

 

 

ITV ARCHIVE

 

64-01-12-DF39

 

 

Пол Григгз (журналист): «Много лет спустя Брюс Форсайт рассказал мне историю о том, что на этом концерте они хотели сделать что-нибудь другое с «Битлз», но их менеджер Брайен Эпстайн пригласил его на одно из их рождественских выступлений. Брюс не мог поверить в то, какой силы шум производили кричащие девушки, поэтому они придумали, как сделать своего рода интервью, которое не нужно было бы говорить. Брюс и «Битлз» разговаривали друг с другом, держа плакатики с текстом».

 

 

64-01-12-DF45

 

«Кричите, пока они готовятся».

 

 

64-01-12-DF49

 

Табличка пола: «Нет, хорошо быть в Париже»; Джорджа: «Я тоже не могу быть здесь»; Табличка Ринго: «Я ниюмею четать». Ринго подшучивает над своим английским языком, своеобразное использование которого являлось его отличительной чертой. 10 декабря 1969 года, во время телеинтервью отвечая на вопрос: «Много ли ты читаешь, к примеру?», Ринго Старр ответил так: «Да, я постоянно читаю. Видите ли, я всегда повторяю, что я умный, но необразованный (смеется). Понимаете, это как я выразился. Но я не знаю, как правильно писать слова. Я смогу прочитать любое слово, которое вы мне дадите, и я понимаю, что большинство из них означает, но не смогу написать правильно большинство из них».

 

 

64-01-12-DF53

 

Пол Григгз (журналист): «Когда интервью закончивалось, «Битлз» брали в руки плакатики, которые складывались в текст, обращенный Брюсу: «Отвали, идиот» (GET OFF YOU NIT)».

 

 

64-01-12-DG21

 

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «Позднее, во второй половине дня, мы с Тимом Грином, уководителем лондонского бюро журнала «Лайф», выбрались наружу, чтобы перекусить. Проходя мимо мусорного бака я поднял картонную коробку из под лакрицы, и дал ее Тиму. Решив подшутить, он поднял пакет вверх и обратился к толпе, что стояла снаружи: «Кому-нибудь нужен пакет лакрицы, бывший у Ринго?» В ответ раздался оглушительный визг и около восьми вопящих девиц набросились на него, вырывая из его рук пакетик. Не представляю, чтобы случилось, если бы на его месте оказался кто-нибудь из самих «Битлз».

 

 

 

64-01-12-EB21

 

За кулисами лондонского «Палладиума».

 

 

64-01-12-EB25

 

64-01-12-EB26

 

8258AH

 

THE BEATLES CHRISTMAS CONCERT, BRITAIN - 1963

 

 

64-01-12-FA21

 

64-01-12-FA41

 

 

Пол Григгз (журналист): «В этот раз открытие шоу прошло по-другому. Обычно это шоу открывала танцевальный коллектив под названием «Девушки Тиллера» (Tiller Girls), но в этот вечер, когда занавес открылся, на сцене в приглушенном освещении можно было увидеть очертания четырех человек, трое из которых держали гитары. Публика поняла, что это были «Битлз» и пришла в неистовство. Крики были оглушительными».

 

 

64-01-12-FB21

 

64-01-12-FB23

 

 

Бэрри Майлз: «Битлз» исполнили следующие песни: «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Этот парень» (This Boy), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Деньги (Это все, что мне нужно)» (Money (That’s What I Want)) и «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout)».

 

 

64-01-12-FB31

 

64-01-12-FB33

 

64-01-12-FB35

 

64-01-12-FB37

 

64-01-12-FB41

 

BEATLES Paul McCartney in 1964 with his Rickenbaker bass guitar

 

ARCHIVES: BEATLES

 

Live Beatles

 

64-01-12-FB55

 

64-01-12-FB57

 

64-01-12-FB59

 

64-01-12-FB71

 

64-01-12-FB75

 

Beatles On Stage

 

64-01-12-GB21

 

Альма Коган с «Битлз» за кулисами лондонского «Палладиума», 12 января 1964 г.

 

Бэрри Майлз: «В конце шоу, как и прежде [13 октября 1963], они появились на медленно вращающейся сцене, на которой, согласно традиции, все участники шоу на прощание машут публике рукой».

 

 

64-01-12-GC21

 

 

64-01-12-GC25

 

64-01-12-GC31

 

Тиренс Спенсер (фотограф): «На сцене «Палладиума» с другими участниками концерта». Альма Коган (в черном платье) тоже участвовала в этом шоу».

 

 

64-01-12-GC35

 

 

Бэрри Майлз: «Это было их первое близкое знакомство с Альмой Коган, которая пригласила их к себе домой, где она проживала со своей матерью и младшей сестрой».

 

Пол: «Нас иногда приглашали на эстрадные программы. Это не было роком, как теперь это оскорбительно называют. Это было не так, это еще не было индустрией, это был маленький театр, где мы играли в кабаре. Это была точка перехода от шоу-бизнеса прежних времен, и одним из тех, с кем мы познакомились в это время, была Альма Коган. Она пригласила нас в дом её мамы на Кенсингтон, где она жила со своей сестрой и мамой. Её мама была пожилой еврейской дамой».

 

Бэрри Майлз: «Чтобы избежать внимания поклонников, «Битлз» приехали к ней домой задолго до того, как там появилась сама Альма Коган, задержавшаяся в своей костюмерной. Их встретила её сестра Сандра».

 

 

64-01-12-RS21

 

Пол с Сандрой Коган.

 

Пол: «Миссис Коган всячески подбадривала Сандру уделять мне как можно больше внимания, надеясь, что мы станем парой».

 

Синтия: «То, что нас приглашали всюду, где собирались знаменитости и настоящие звезды, о которых еще пару лет назад мы могли только прочесть в газетах или увидеть по телевизору, необычайно льстило нам и вызывало легкое головокружение. Одной из таких звезд была певица Альма Коган. Она пользовалась бешеной популярностью в пятидесятые годы и все еще оставалась весьма известной в первой половине шестидесятых. «Битлз» познакомились с ней на ее телевизионном шоу, и она прониклась к ним искренней симпатией, особенно к Джону. С тех пор нас часто приглашали на вечеринки, которые Альма устраивала в своей роскошной квартире на Кенсингтон-Хай-стрит.

До личного знакомства, мы с Джоном воспринимали ее как несколько старомодную и скучную даму. Мы еще помнили ее давно вышедшие из моды наряды с утянутой талией и пышными юбками пятидесятых годов. Тем не менее, в жизни Альма Коган оказалась очень красивой, интеллигентной и веселой женщиной, излучавшей сексапильность и шарм. Войдя в ее дом впервые, мы с Джоном почувствовали себя в совершенно ином мире. Насыщенные краски портьер из шелка и парчи на стенах напоминали шикарные декорации дорогих ночных клубов, все видимые глазу поверхности были украшены орнаментом, заставлены этническими скульптурами и фотографиями в рамках, инкрустированных серебром, золотом или драгоценными камнями. В гостиной разместились два роскошных глубоких дивана, между ними — для любителей — карточный столик, вокруг были разбросаны подушки, горели напольные лампы, драпированные шифоном и шелком, и повсюду — свечи, свечи, свечи».

 

Сандра Коган: «Им нужно было расслабиться и скрыться от толп. Наша квартира дала им убежище на многие месяцы, куда они приходили. Мама, миссис Макоги (Mrs Macogie), как они её называли, готовила им чай в кружках и бутерброды, играла с ними в шарады».

 

 

64-01-12-RS31

 

Джон с миссис Коган.

 

Пол: «Они были очень милыми, Альма и ее сестра Сандра. Как-то я посмотрел документальный фильм о Джоне Бетжемене (прим. — британский поэт и писатель), который сказал, что когда он окончил колледж, его пригласили в один загородный дом, и он сказал: «Там я понял, что значит быть [желанным] гостем». Это как раз то, что произошло с нами в квартире Альмы. Там мы научились играть в шарады, и мы начали делать это в своих компаниях. Это было как небольшой курс обучения. До этого мы никогда ничего подобного не видели, но нам понравилось то веселье, с каким мы играли в шарады со Стэнли Бейкером и Брюсом Форсайтом. Он всегда присутствовал на таких мероприятиях. Брюс был абсолютно великолепен. Все они были немного старше нас, может, лет на десять, двенадцать лет старше нас, но они были очень веселые, очень уверенные в себе люди из шоу-бизнеса, которые пригласили нас в свой круг. Нам это было интересно. Мы слушали все эти сплетни шоу-бизнеса, знакомились с теми людьми, с которыми не встречались до этого. Иногда там бывал Лайонел Барт. Томми Стил, Лайонел Блэйр почти всегда были там».

 

Синтия: «Мы с Джоном уселись на подушки, лежавшие на полу, а сама Альма, ее мама и сестра разносили гостям шампанское. Я впервые столкнулась с такой гедонической роскошью и чувствовала себя не в своей тарелке.

Было здорово ощущать свою принадлежность к свингующему Лондону, но все это лишь усугубляло мою неуверенность в себе. В отличие от Джона, который легко вписался в новую атмосферу, я все еще страдала от комплексов, понимая, как мне не хватает тонкости и изысканности. «Мне, простой и наивной девчонке, крупно повезло, я не заслуживаю права находиться здесь», — говорила я себе. Окруженная изощренным великолепием, я все острее осознавала собственное несовершенство.

Я старалась, как могла, бороться со своими сомнениями и страхами, посещая самые модные магазины — «Биба» на Кенсингтон-Хай-Стрит, «Мэри Куант» на Кингс-Роуд и другие. Там я покупала изумительные наряды, делала себе прически в небольшой греческой парикмахерской в районе Бейзуотер (в шикарном салоне вроде «Видал Сассун» я бы не находила себе места от смущения) — в общем, прилагала все усилия, чтобы выглядеть достойно. Однако сомнения в собственной привлекательности не оставляли меня. Это было вовсе не так важно в те времена, когда мы с Джоном жили в Ливерпуле. Тогда мы с ним были сосредоточены только друг на друге, и мой черный костюм а-ля Бриджит Бордо и высветленные волосы автоматически делали меня супермодной. Сейчас же, когда нас с Джоном повсюду окружали соблазнительные, тоненькие, как тростинки, модели и актрисы, для которых выглядеть великолепно было образом жизни и способом существования, я понимала, что не выдерживаю конкуренции.

Тем не менее, мне тоже доставалась моя доля комплиментов. Помню, как кто-то сказал мне, что я красивее Бритт Экланд, жены Питера Селлерса, которую многие считали воплощением идеально прекрасной блондинки. Услышав столь лестные слова в свой адрес, я несколько дней не могла успокоиться. Джон, надо признаться, нередко говорил мне, как он меня любит, и сердился, когда я делилась с ним своими переживаниями. Приходилось прятать их глубоко внутрь и вести себя на людях так же, как остальные дамы, то есть изо всех сил стараться блистать и покорять сердца. Это давалось мне особенно трудно, когда меня вдруг охватывали мысли о том, что Джон может мне изменять».

 

Сандра Коган: «Джон [Леннон] всегда предпочитал приходить к нам, когда там никого больше не было».

 

Лесли Энн Джонс (журналист «Дейли Мейл»): «Синтия Леннон «потеряла» Джона Леннона не из-за художницы Йоко Оно, а из-за певицы Альмы Коган. В течение почти 50 лет Синтия хранила этот «поразительный секрет» и отказывалась от нападок на женщину, которая «разрушила ее жизнь». Когда Синтия Леннон умерла от рака в возрасте 75 лет, мир считал, что ее брак с Джоном разрушила Йоко, но правда о Ленноне и его отношениях с женщинами является гораздо более сложной. Я знаю это, поскольку Синтия рассказала мне сама. Синтия сказала, что ее экс-муж считал «истинной любовью всей его жизни» не Йоко, а Коган – певицу, которая была на восемь лет старше него. Он верил, что Альма — реинкарнация его матери Джулии. Именно смерть Коган в 1966 году [26 октября] «бросила» Джона в объятия Йоко».

 

Сандра Коган: «Я, конечно, знала об отношениях Альмы и Джона, но об этом нельзя было говорить открыто, потому что Джон был женат. У нас было очень строгое еврейское воспитание, и моя мать никогда бы не одобрила отношения с женатым мужчиной».

 

Синтия: «Джон думал, что я ничего не знаю о нем и Альме, и я никогда не выдавала секрет. После смерти Коган Джон был «безутешен». Он встретил Йоко, когда нуждался в этом, всего через полмесяца своего горя. Она была навязчивой фанаткой, которая появлялась и повсюду следовала за ним. Должно быть, Йоко увидела возможность и ухватилась за нее. Йоко была новой тетей Мими для Джона. Она вычислила, что Джону нужно в женщине, прямо у меня под носом, и она заново изобрела себя».

 

Лесли Энн Джонс (журналист «Дейли Мейл»): «Коган была самой высокооплачиваемой женщиной британского шоу-бизнеса 1950-х годов. Ее полное имя — Альма Анджела Коэн Коган».

 

Синтия: «Во время учебы в Ливерпульском колледже искусств Джон терпеть не мог Коган, и тогда я не могла представить, что он влюбится в женщину, которая настолько старше него, музыку которой он не выносил и которую он безжалостно высмеивал. Но он ничего не мог поделать».

 

Лесли Энн Джонс (журналист «Дейли Мейл»): «Синтия Леннон рассказала мне эту историю в 1989 году, когда я собирала информацию о книге. Поэтому этот разговор в течение четверти века оставался конфиденциальным».

 

Синтия: «Альма Коган, кстати, была одной из женщин, которых я подозревала в связи с Джоном. Я замечала сексуальное напряжение между ними, ее откровенные заигрывания. Впрочем, весомых причин для подозрений у меня не было, просто интуиция подсказывала».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)