Запись в передаче «Жюри музыкального автомата» (Juke Box Jury) / Выступление в зале кинотеатра «Одеон» (Odeon Cinema, Liverpool)

7 декабря 1963 г.

 

Дмитрий Мурашев (dmbeatles.com): «Альбом «Вместе с Битлз» (With The Beatles) номер 1, 1-я неделя в параде популярности британского издания «Рекорд Ритейлер».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Я отправился в Ливерпуль, чтобы дать репортаж для «Нового музыкального экспресса». Над водами мутной рекой пронзительно кричали чайки, гудел паром, рядом со мной прошла девушка, напевая «Благослови их всех, Джона, Ринго, Джорджа и Пола». Битловская обувь, битловские книги и битловские снимки, все это можно было купить практически на каждом углу темных, пропитанных дождем улиц. Таким был Ливерпуль в эту субботу, с гордостью приветствующий вернувшихся в свой родной город длинноволосых знаменитостей, потрясших индустрию грамзаписи».

 

Бэрри Майлз: «Джордж с Ринго выехали поездом из Лондона в Ливерпуль, Джон с Полом вылетели из аэропорта «Хитроу».

 

Элси Старки: «Я не могу видеть моего малень­кого Ричи так часто, как мне бы этого хотелось».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Для самих «Битлз» этот день начался довольно спокойно».

 

 

63-12-07-BC21

 

Джордж Харрисон в родительском доме на Макеттс-Лейн (174 Mackett’s Lane, Liverpool).

 

 

63-12-07-BC31

 

63-12-07-BD21

 

Ринго Старр возле родительского дома на Адмирал-Грув 7 декабря 1963.

 

 

63-12-07-BD22

 

63-12-07-BD23

 

Адмирал-Грув в 1964-м.

 

Бэрри Майлз: «С 14.30 до 15.15 группа участвует в записи специального выпуска программы телевидения «Би-Би-Си» — «Жюри музыкального автомата» (Juke Box Jury)».

 

 

63-12-07-CB19

 

63-12-07-CB21

 

 

прим. – первоначально программа появилась в США, в самые первые дни развития телевидения. На «Би-Би-Си» телеверсия этого шоу появилась в 1959 году. Ведущим передачи был Дэвид Джейкобс (David Jacobs). Первым из «Битлз» в этой программе принял участие Джон Леннон. Это было 22 июня 1963.

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Я ждал группу в театре. Пол с Джоном прилетели из Лондона; Ринго с Джорджем приехали на машине из своих домов, расположенных за пределами города».

 

 

63-12-07-DB21

 

Мартин Кризи (журналист): «Удивительно, но в то утро никто из поклонников не встречал «Битлз», когда они прибыли к театру «Империя» в автофургоне Би-Би-Си». Как написала «Ливерпуль Эко»: «Только визг тормозов раздался из под колес автофургона Би-Би-Си».

 

 

63-12-07-DB23

 

«Ливерпуль Эко»: «Только визг тормозов раздался из под колес автофургона Би-Би-Си».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Возле театра не было никаких беспорядков, не было толп народа. «Они привыкли к нам в Лиддипуле», – заключает Пол Маккартни, скрывая сдержанную ухмылку, — «Мы здесь выступали раньше!».

 

Мартин Кризи (журналист): «19-летняя Мэксин Аспден (Maxine Aspden) была упомянута как единственная поклонница, представшая перед стеной из тридцати полицейских».

 

Мэксин Аспден: «Полагаю, что остальные девочки были слишком заняты своими рождественскими покупками, чтобы обеспокоиться по поводу Битлз».

 

Мартин Кризи (журналист): «Но даже Мэксин ушла после того, как они прибыли».

 

Тони Бэрроу: «В театре «Империя» на Лайм-Стрит телевидение «Би-Би-Си» посвятило битлам целиком одну программу из серии «Жюри музыкального автомата».

 

Филипп Норман (журналист): «Ливерпульский Имперский театр был избран «Би-Би-Си» для специального выпуска «Жюри музыкального автомата», в ко­тором должны были заседать все четверо битлов».

 

 

63-12-07-EB21

 

 

Тони Бэрроу: «Все четверо ребят составили экспертную группу для оценки дюжины или около того только что вышедших синглов под председательством ди-джея Дэвида «Привет всем там» Джейкобса».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «На первый съезд фан-клуба «Битлз» со всех концов Северной Англии съехалось 2500 поклонников».

 

Бэрри Майлз: «Аудиторию в зале составляли 2 500 членов северного клуба поклонников группы».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Техники «Би-Би-Си» прибыли в Ливерпуль за 24 часа до шоу, доставив комплекс оборудования для внестудийного телевещания, проведя почти военную операцию, чтобы завершить каждую деталь».

 

Сесил Корер (Cecil Korer): «Вместе с Томом Слоаном (Tom Sloane), руководителем «Би-Би-Си Лайт Энтертайнмент» мы отправились в Ливерпуль, снимать выступление группы под названием «Битлз». «Ты поедешь?», — спросил он меня. Естественно, что я ответил согласием. Но я никогда еще не слышал эту группу! (прим. – что удивительно)

Это был концерт, который проходил под редакцией программы «Жюри музыкального автомата». Все было великолепно. Мы репетировали весь день, установили камеры везде, где могли: в партере, возле сцены».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Репетиции прошли утром, прервавшись на обед в час дня. Группа заказала обед с доставкой за 9 шиллингов 9 пенсов (прим. – до перехода на десятичную систему в 1971 г. фунт делился на 20 шиллингов, а каждый шиллинг состоял из 12 пенсов). Обед состоял из трех блюд и включал шотландского лосося, белую мускатную дыню, жаркое из мяса молодого барашка, куриный фарш и пирог с крыжовником.

Сразу после 13.30 зрители заполнили зал театра и первые звуки «Мы хотим…» эхом разнеслись по аудитории. Но это было не про «Битлз»! «Мы хотим Фреду!», — кричали поклонники, и на сцену вышла Фреда Келли, привлекательная девушка, секретарь клуба. Следом за Фредой на сцену вышли секретари Энн Коллингэм и Беттина Роуз (в Лондоне они получают около 1000 писем в день!). Все вместе они составляли «второе жюри» на этом шоу».

 

Тони Бэрроу: «Как обычно, в «Жюри музыкального автомата» была в наличии вторая экспертная группа, чтобы сделать выбор при неразрешённых – «хит» или «провал» – голосованиях в случаях, когда мнения главной экспертной группы разделялись поровну. Для этого специального выпуска шоу, вторую экспертную группу составили три секретарши из нашего официального клуба поклонников – Энн Коллингэм (также известная, как Мэри Кокрэм), Беттина Роуз из лондонского офиса и Фреда Келли из Ливерпуля, представлявшая северное отделение клуба. В ожидании, когда люди, занимавшиеся светом и камерой, установят всё, битлы с тремя девушками смеялись».

 

Энн Коллингэм: «У них были новые кинокамеры, которые они использовали как сумасшедшие, снимая нас, девушек, за кулисами. Они были словно дети с новогодними подарками! Пол, в частности, отснял много кадров со мной – некоторые одну меня, некоторые с другими ребятами. Не так давно я написала ему и спросила, нет ли возможности получить копию того, что он снял со мной – просто для моего личного использования и чтобы показать моему супругу – но я получила в ответ письмо, в котором говорилось, что это слишком сложно, потому что Пол очень занят».

 

Сесил Корер: «Когда группа подошла к двери, ведущей к выходу на сцену, я поздоровался с ними и успел представиться прежде, чем ведущий концерта Дэвид Джейкобс успел представить их публике. Из зала послышался восторженный шум толпы. Очень громкий. Я был оглушен. Видеооператоры перестали что-либо слышать. Помощник Невил Уортмен (Nevile Wortman) тоже ничего не слышал. «Битлз» вышли на сцену, но сотрудник, отвечающий за запись, не мог работать в такой обстановке. Он что-то кричал мне, но я не мог его расслышать. Это был абсолютный хаос! Чтобы хоть как-то организовать работу, я начал подавать рукой сигналы Джону Леннону, объясняя ему, когда можно начинать».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Прием, который был оказан «Битлз» был далеко не умеренным, когда в этот субботний день сразу после 14.30 они выскочили на сцену городского театра «Империя», готовые выступить на двух шоу для телевидения «Би-Би-Си». Первое шоу, «Жюри музыкального автомата», в котором приняла участие вся четверка «Битлз», стала самой шумной и громогласной из всех, когда-либо показанных на экране».

 

Боб Вулер: «Я тоже по­шел в театр «Империя», откуда велась телетрансля­ция выступления «Битлз» в шоу «Жюри музыкального автомата».

 

Филипп Норман (журналист): «Закулисные ссоры между Брайеном Эпстайном и [новым пресс-атташе] Брайаном Соммервиллом были частым явлением. Брайен не мог позволить, чтобы кто-то был ближе к «Битлз», чем он. Он даже подозревал, что Соммервилл пытается узурпировать свою растущую славу их наставника и глашатая».

 

Брайан Соммервилл: «Брайен уже видел себя полноправной звездой. Он хотел делать то же, что и они — например, появиться в «Жюри музыкального автомата». Он был очень уязвлен тем, что его не пригласили уча­ствовать в спецвыпуске передачи. Самые сильные ссоры разгорелись после того, как я позволил себе сделать некоторые комментарии, а пресса при­писала мои слова Брайену. «Ты не имел права делать это!» — кричал он».

 

Сесил Корер: «Перед началом программы я установил на сцену стол с табличками, и развернул его так, чтобы было видно, кто есть кто. Но когда ребята появились на сцене, они начали передавать друг другу эти таблички. Я быстро поднялся и поменял местами таблички с именами Джона и Ринго, поставив их так, как надо. Как только я вернулся на свое место, они снова поменяли их местами. В конце концов, я сдался. В итоге, когда программа шла, Джон был назван, как Ринго, Ринго был Полом и так далее».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Поклонники в зале кричали, вопили и визжали, и этот шум слился в один глухой, напряженно свистящий звук, давящий на барабанные перепонки, и вызвавший у технического персонала «Би-Би-Си» истеричное беспокойство. Так или иначе, но они надеялись сделать все, чтобы «Битлз» смогли услышать миллионы телезрителей, которые, как ожидалось, вечером будут смотреть это шоу».

 

 

63-12-07-FB21

 

Программа «Жюри музыкального автомата» была еженедельной. В ней четыре знаменитости давали свои оценки только что вышедшим записям: «Хит» или «Промах». Оценки основывались на их субъективном мнении, будет ли та или иная запись в списках популярности. В передаче перед «Битлз» стояла задача оценить несколько свежевыпущенных синглов различных исполнителей и выбрать среди них возможные хиты. Большинство прогнозов «Битлз» оказались верными и только три оказались ошибочными.

 

 

63-12-07-FB23

 

63-12-07-FB25

 

63-12-07-FB26

 

 

Стенограмма программы «Жюри музыкального автомата» от 7 декабря 1963 г.:

Первая песня: «Я мог бы написать книгу» (I Could Write A Book) ливерпульской группы «Хоралы» (Chants).

Джон: Это мотор. Изумительно. Класс. Она – то, что надо.

Пол: Я разговаривал с «Хоралами» недавно об этом диске. Они сказали, что это мощно. Это она.

Ринго: Я куплю её.

Джордж: Она великолепна. В меру рекламы и у них будет хит.

(«Битлз» единогласно назвали сингл хитом).

 

 

63-12-07-FB27

 

 

Вторая песня: «Поцелуй меня быстро» (Kiss Me Quick) – Элвис Пресли.

Пол: Единственная вещь, которую я не люблю  сегодня – это песни Элвиса. Знаете, мне нравится его голос. Я обожаю все его записи, такие как «Синие замшевые туфли» (Blue Suede Shoes) и «Отель разбитых сердец» (Heartbreak Hotel). Но мне не нравится то, что он поет сейчас. «Поцелуй меня быстро» звучит как Блэкпул в солнечный день.

(смех, сопровождаемый аплодисментами)

Ринго: Мне тоже она не нравится, нет.

Джордж: Должен признаться, мне она не нравится. Нисколечко. Старая запись. Судя по тому, что они записывают старые вещи, может если они выпустят что-нибудь, подобное «Моя детка оставила меня» (My Baby Left Me), то добъются успеха (прим. —  песня американского блюзового певца Артура Крудапа, ставший ее первым исполнителем. Песня получила известность после ее исполнении Элвисом Пресли в 1956 году). Потому-что Элвис все еще популярен. А эта песня – так, барахло. Элвис велик. Он превосходен. Но не для меня.

Джон: Я думаю, она будет хитом, потому что это Элвис. Но не считаю, что это будет большим хитом. (дурашливо) Мне нравятся эти шляпы с надписью «Поцелуй меня быстро»! (прим. – игра слов «hit» — хит, «hat» — шляпа и название песни «Kiss Me Quick» — «Поцелуй меня быстро»).

(смех)

(Битлы поднимают карточку – «Хит»).

 

Третья песня: «Хиппи хиппи шейк» (Hippy Hippy Shake) – группа «Свингующие Блу Джинс» (The Swinging Bluejeans).

Ринго: Мне нравится. Хорошая вещь. Но мне больше нравится ее оригинальное исполнение Ченом Ромеро. Она все еще заряжает и будет продаваться. Я на это надеюсь.

Джордж: Я думаю, песня станет хитом, потому что «Хиппи шейк» очень популярна. Мы тоже ее исполняем.

(Джон дурашливо смеется, крики толпы поклонников)

Джордж: Я знаю, что здесь многие группы исполняют эту песню, и кто-нибудь обязательно достигнет успеха с ее новой версией. Предполагаю, что она может стать хитом. Мне нравится, как ее исполняют «Блуджинс», но предпочитаю версию Чена Ромеро.

Джон: Думаю, что она станет хитом, потому что это что-то вроде усовершенствования сегодняшнего дня, и она звучит свежее. Особенно без этого банджо. Также мне нравится версия Билла Хейли. По крайней мере, пусть небольшой, но хит.

(смех)

Пол: Я тоже считаю, что она будет хитом. Да и не так уж и много людей помнят, что ее написал Чен Ромеро. Они считают, что это новая песня.

(Битлы поднимают карточку – «Хит»).

 

Четвертая песня: «У тебя был день рождения?» (Did You Have A Happy Birthday?) – Пол Анка.

Джордж: У меня был день рождения, да…

(смех)

Джордж: Но, вообще-то, нужно сперва послушать запись, может быть, я вырежу это.

(смех)

Джордж: Знаете, мне она определенно не нравится. Это не по мне. (шутливо) И я не получал цветы, которые он послал мне.

(смех)

Джон: (шутливо и повышая свой голос) А МНЕ НРАВИТСЯ!!!

(смех)

Джон: Я не люблю такого рода рыдательные песенки.

Пол: Мне тоже не нравится, особенно это дрожание в его голосе. Как будто звук идет не из головы.

(смех)

Пол: Получается вместо «День рождения» (дурачась) «Уууу-ууу-ууу!».

(смех)

Пол: Не клёвая вещь, мне не нравится.

Ринго: Ээээ… не по мне. Совсем. Все эти проблемные темы.

(Битлы поднимают карточку – «Промах»).

 

 

63-12-07-FB29

 

63-12-07-FB31

 

63-12-07-FB33

 

63-12-07-FB35

 

 

Пятая песня: «Суть дела» (The Nitty Gritty) – Ширли Эллис.

Джон: Да, мне понравилось. Я думал, это кто-то другой ее исполняет. Никогда раньше не слышал ничего о Ширли Эллис. Я люблю вещицы такого рода. Обязательно куплю ее. Уверен, она станет хитом.

Дэвид Джейкобс: А на кого вы подумали?

Джон: Сперва я подумал, что это Мэри Уэллс. Мне она нравится.

Пол: Я присоединяюсь. Говорю то же самое, что и он. Люблю такие записи, но не уверен, что она станет хитом. Не могу ничего конкретного сказать.

Ринго: Мы все любим такого рода вещи. Куплю ее, но не думаю, что она пробъется в хиты.

Джордж: В Англии она определенно не станет хитом. Возможно, будет, или уже стала в Штатах. Но вряд ли станет хитом. Пока у публики не пользуются успехом такого рода песни. Может быть потом…

Дэвид Джейкобс: Вы считаете, что наши подростки отстают в своих вкусах от своих американских сверстников?

Джордж: Да, только в последнее время они стали слушать ритм-энд-блюз, и те вещи, которые нам всегда нравились. Нравились нам на протяжении уже нескольких лет. И этот стиль еще только открывают в Англии.

Пол: Однако люди, которые покупают пластинки, обычно имеют вкусы, отличные от предпочтений подростков. Подростки любят определенный вид музыки, но не покупают ее, потому что не покупают пластинок вообще.

(Битлы поднимают карточку – «Промах»).

 

 

63-12-07-FB37

 

 

Шестая песня: «Не могу не говорить о тебе» (I Can’t Stop Talking About You) – «Стив и Эдди».

Пол: Не скажу, что она просто хороша. Она отлично сделана. Из разряда привлекательных вещиц. Правда, бывают привлекательные вещи, но это не значит, что они обязательно при этом хорошие.

Ринго: Мне понравилось. Считаю, что она будет продаваться.

(смех)

Джордж: Она однозначно также хороша, как (поет) «да ди-ди-ди – ди да-диии». Мне нравится у них такого рода расслабленный стиль. Да, она станет хитом.

Джон: Мне не очень понравилась их последняя вещь. Я не любитель таких… Обычно мне нравится все, из написанных Гоффином и Кингом, но не в этот раз. Слишком слащаво-приторно. Все эти «ди-да-ди». Не люблю. Сомнительный хит.

Дэвид Джейкобс: Неопределенный.

Джон: Неопределенный хит.

(Битлы поднимают карточку – «Хит»).

 

Седьмая песня: «Ты правда тоже меня любишь?» (Do You Really Love Me Too?) – Билли Фьюри.

Дэвид Джейкобс: Ринго, ты тоже меня любишь?

Ринго: Не тебя.

(смех)

Ринго: Мне не нравится. Никогда не покупал его пластинок, но он весьма популярен, поэтому… эээ… нет.

Джордж: В принципе, неплохо, но я не буду ее покупать. Гитара тут очень напоминает Клиффовскую. С небольшим отличием.

Джон: Он недавно сказал, что был родоначальником «бита», но это был не он. Неплохо по тональности. Приятное впечатление. Из тех вещей, что можно прослушать снова… эээ… на следующий день.

(смех)

Пол: В общем, мне нравится. Из тех вещей, о которых Джон отзывается насмешливо. Стиль гитары похож на манеру Клиффа Ричарда, мелодия тоже чуть-чуть напоминает его (поет) «Я кормлю коров и дою овец и…».

(смех, сопровождаемый аплодисментами)

Пол: Но я считаю, она будет хитом.

(Битлы поднимают карточку – «Хит»).

 

Восьмая песня: «Вот, я сказал это снова» (There I’ve Said It Again) – Бобби Винтон.

Джордж: Нууу, довольно мило, но я не думаю, что публика покупает такого рода вещи. Это значит, она будет в пролете. Но в целом не плохо. Но сам я ее не куплю.

Джон: Что сделал Бобб Винтон? Он возвращается к старью. Он это умеет, но люди всегда стараются уйти от этого. Особенно от чего-то приевшегося. Каждый, хотя бы раз делает это. И он здесь промахнулся. (повышая голос, дурачась) Я ДУМАЮ, С ЭТИМ ПОЛУЧИТСЯ ПРОМАХ!!!

(смех)

Пол: Я тут подумал о возвращении к старым песням, и считаю, что подросткам они не нужны. Я уверен, они хотят таких песен, которые могли бы считать своими, а не возвращаться назад к песням их мам и пап.

Дэвид Джейкобс: Хорошо, теперь минуточку внимания. Как на счет Фрэнка Айфилда и всей его команды?

Пол: Да. Конечно.

Джордж: А как на счет «Караван мулов» (Mule Train)?

(смех)

Пол: Вероятно, вы правы. Но я уверен, что если взять ХОРОШИЕ современные песни, то по сравнению со старыми, новые песни будут звучать в десять раз лучше.

Джон: Фрэнк Айфилд – это практически то же самое, что «старье».

(смех)

Дэвид Джейкобс: Хочу сказать вам, что я в ужасе от такого противостояния между вами, парни, и всеми этими людьми. Однако посмотрим, что скажет Ринго. Ринго.

Ринго: А мне нравится. Мило и вкрадчиво. И когда вам ночью одиноко, поставьте ее.

(смех)

Ринго: Но, право, на этом не заработать.

Дэвид Джейкобс: Спасибо, Дон Жуан Старр.

(Битлы поднимают карточку – «Промах»).

 

Девятая песня: «Любовь меня настигла» (Love Hit Me) – группа «Орхидеи» (The Orchids).

Дэвид Джейкобс: Три школьницы из Ковентри, именуемые «Орхидеи» с песней «Любовь меня настигла». Джон Леннон.

Джон: Это звучание… Если бы это появилось до [групп] «Кристаллы» (Crystals) или «Ронеттс» (Ronettes), то было бы просто замечательно. У них даже тут звучат, что это… кастаньеты?

Ринго: Тамбурин.

Джон: (громко смеясь) Тамбурин, что за название!!!

(смех)

Джон: Довольно мило, что-то типа Британской версии… хотя это оригинал песни, я так думаю. Но это звучание… что-то в нем не так.

Пол: Хорошо. Вы знаете, она хорошо звучит для английской пластинки. Если бы год назад мне дали послушать эту запись, я бы ни за что не поверил, что она английская. Это чудесно звучащая вещь. Хорошо. Мне нравится.

Ринго: Хорошо, согласен. Но я не куплю. Она будет продаваться, но не слишком.

(«Битлз» смеются)

Джордж: Это было довольно мило. Мне понравилась мысль, применительно к тем британским пластинкам, которые идут по пути «бум-чика-бум-чика». Я люблю американскую музыку, наподобе тех же «Кристаллов».

(Битлы поднимают карточку – «Промах»).

Дэвид Джейкобс: Они утверждают, что это будет «промах». Прискорбно, так как сейчас в нашем зале присутствуют три молодые леди, которые называются «Орхидеи». Встаньте, пожалуйста. Вот они.

(аплодисменты)

Джордж: (шутливо) Извините! Не относитесь к этому серъезно!

Джон: (меняя карточку) Я меняю на «Хит»!

(смех)

Джон: Я куплю пластинку! Нет, я куплю две пластинки!

Дэвид Джейкобс: (смеется)

Джон: (шутливо) Я же не знал, что они здесь!

Дэвид Джейкобс: (смеясь) Джон думает, что его вшивая хитрость пройдет, но мы перейдем к следующей пластинке.

 

 

63-12-07-FB39

 

Группа «Орхидеи».

 

Десятая песня: «Я думаю о тебе» (I Think Of You) – «Мерсибитс».

(Так как время программы подошло к концу, «Битлз» не стали давать свои комментарии к песне, а сразу вынесли свой вердикт: «Хит»).

 

Дэвид Джейкобс: К сожалению, мы должны закончить. Поблагодарим наше жюри, в котором сегодня были Джон Леннон, Пол Маккартни, Ринго Старр и Джордж Харрисон. Не забудьте сегодня вечером в 20:10 посмотреть передачу на канале «Би-Би-Си». И в обычное время встретимся с вами на следующей неделе в очередной программе «Жюри музыкального автомата». Всего хорошего.

 

 

63-12-07-FB41

 

63-12-07-FC21

 

С Дэвидом Джейкобсом.

 

 

63-12-07-FC23

 

63-12-07-FC25

 

63-12-07-FD21

 

63-12-07-FD23

 

 

Рон Ватсон: «Когда я смотрел в «Империи» программу «Жюри музыкального автомата», а потом концерт, то заметил, что в группе появились некоторые изменения, а именно то, что Джон стал проявлять себя более как лидер. Во времена их выступлений в клубе «Пещера» таким лидером был Пол. Я это отметил».

 

 

63-12-07-FE21

 

63-12-07-FE31

 

63-12-07-FE33

 

63-12-07-FE35

 

63-12-07-FE37

 

63-12-07-FF21

 

63-12-07-FF23

 

 

Люк Трейнор (газета «Ливерпуль Эко», 2016): «Рассел Джемисон (Russell Jamieson) был первым британским поклонником группы, получившим титул «Почетный Битл». Расселу было всего 4 года, когда он отправился на свой первый концерт «Битлз». Он даже сбежал из дома, когда пытался найти их, но, в конце концов, был найден полицией в Уолтон-Вейле. Этот малыш нахально заявил полицейскому, что его зовут «Рассел Битл». Эта история дошла до ушей Леннона, Маккартни и компании, и они захотели с ним встретиться. Рассел подружился с группой и стал частым гостем в доме Ринго Старра. На фотоснимке, который был опубликован в журнале для поклонников «Битловская Книга», на Расселе куртка с особой вышивкой. У него даже были крошечные битловские ботинки».

 

 

63-12-07-GB21

 

Снимок, который был опубликован в журнале для поклонников «Битловская Книга».

 

 

Russell Jamieson's original The Beatles leather jacket - a piece of Russell Jamieson's Beatles memorabilia which has been put up for auction. See SWNS story SWBEATLES: An auction is being held of rare memorabilia from a toddler who ran away to meet The Fab Four - and ended up their friend and first 'Honorary Beatle'. Russell Jamieson (corr), 56, was just four when he went to his first Beatles show with his brother Dave in 1963. The youngster dressed in winklepicker boots, mop top, and a leather jacket and was spotted by the band as he danced in the aisle and invited backstage. They gave him Beatles souvenirs but when he got home Russell then ran away and tried to find them so he could join the group. He was found wandering the streets of Liverpool and told officers who picked him up his name was 'Russell Beatle'. The band read about what happened in local newspapers and met him again several times - declaring him the first 'Honorary Beatle'.

 

 

Куртка и битловские ботинки Рассела.

 

Люк Трейнор (газета «Ливерпуль Эко», 2016): «История о нем появилась в местной прессе, и он был признан как самый юный и единственный почетный член клуба поклонников «Битлз». Он встретился со своими кумирами и получил билеты на шоу «Жюри музыкального автомата» в ливерпульской «Империи». Также он получил все автографы «Битлз» с личным посланием к своему самому юному поклоннику».

 

 

Undated handout photo issued by the Liverpool Beatles Shop of an honorary membership of the Beatles Fan Club and a set of Beatles autographs presented to Russell Jamieson by the pop legends which is expected to fetch thousands of pounds at auction this weekend. PRESS ASSOCIATION Photo. Issue date: Tuesday August 21, 2012. Beatles-mad Russell Jamieson came to the attention of the Fab Four after running away from home to join the band in the summer of 1963. The young fan even gave his name as Russell Beatle when he was found by a police officer wandering the streets of Liverpool. See PA story SALE Beatles. Photo credit should read: Liverpool Beatles Shop/PA Wire NOTE TO EDITORS: This handout photo may only be used in for editorial reporting purposes for the contemporaneous illustration of events, things or the people in the image or facts mentioned in the caption. Reuse of the picture may require further permission from the copyright holder.

 

 

Автографы группы своему самому юному поклоннику.

 

 

63-12-07-JB21

 

Джеффри Эрчер (Jeffrey Archer, на снимке крайний справа) и Николас Ллойд (Nicholas Lloyd) с группой «Битлз» за кулисами театра «Империя», 7 декабря 1963 г. «Битлз» познакомились с Джеффри Эрчером 16 февраля 1963 во время пребывания в Оксфорде. 12 июня 1963 «Битлз» выступили на концерте, организованном Джеффри Эрчером. Это была благотворительная акция в помощь Национальному Обществу Предотвращения Жестокости Детям — NSPCC (National Society for the Prevention of Cruelty to Children). Также Джеффри Эрчер, двадцатитрехлетний студент из Оксфорда, был одним из участников кампании «Миллион фунтов для голодающих». Впоследствии на Джеффри, который станет писателем, членом консервативной партии и скандальным политиком, падет подозрение в «нецелевом» использовании средств, полученных благодаря этой кампании. В частности, комиссии станет подозрительным, на какие средства Эрчером будет куплен дом. Ссылка на заработанные средства в компании «Оксфэм» не подтвердится. Представители этой компании заявят, что никогда не выплачивали Эрчеру никаких комиссионных выплат.

 

Риг Литтл (репортер «Оксфорд Таймс», 2014): «[7 декабря 1963] Джеффри Арчер отправился в Ливерпуль, прихватив с собой плакаты и банки для пожертвований, чтобы встретиться с «Битлз» во время их выступления в театре «Империя». Поговорив с ними за кулисами, он сумел уговорить «Битлз» сфотографироваться с ними, где они изобразили, как кладут деньги в банку для пожертвований.

Затем Арчер разыграл свою козырную карту, предложив им ужин с ректором университета Гарольдом Макмиллэном, если группа приедет в Оксфорд [5 марта 1964]».

 

Рэй О’Брайен: «В то время я был членом клуба поклонников группы. Атмосфера в «Империи» была просто изумительная. Помню, как Джордж помахал рукой из окна гримерной, и крики машущих руками девушек разнеслись по Падси-Стрит, которая была полностью заполнена людьми. Я был так горд, что группа из Ливерпуля вызвала такое волнение во всей стране».

 

 

63-12-07-KB21

 

С наилучшими пожеланиями от «Битлз».

 

 

63-12-07-KB22

 

63-12-07-KB23

 

63-12-07-KB24

 

63-12-07-KC21

 

63-12-07-KC22

 

63-12-07-KC23

 

 

63-12-07-LB21

 

Репетиция перед выступлением в театре «Империя».

 

 

63-12-07-LB31

 

63-12-07-LB41

 

63-12-07-LB51

 

63-12-07-LB61

 

 

Бэрри Майлз: «Затем в театре «Империя», Ливерпуль (Empire Theatre, Liverpool) группа дала специальный концерт, трансляция которого состоится вечером того же дня под названием «Это Битлз!» (It’s The Beatles!)».

 

Бэрни Коулхэн (Barney Colehan, режиссер шоу): «Публика, состоящая из членов клуба поклонников, просто сошла с ума, когда на сцене появились «Битлз». Когда началась запись, из-за диких криков толпы поклонников стало очевидно, что придется отступить от намеченного плана. Шум в театре стоял такой оглушительный, что «Битлз» даже не слышали сами себя, из-за чего некоторое время им пришлось играть несогласованно друг с другом. Операторы не могли расслышать моих указаний из-за шума, поэтому вся наша предварительная подготовка пошла насмарку. Мне приходилось буквально реветь в самый микрофон, чтобы передать какую-либо инструкцию».

 

Бэрри Майлз: «Были исполнены следующие песни: «От меня тебе» (From Me To You), «Я увидел ее, стоящую там» (I Saw Her Standing There), «Всю мою любовь» (All My Loving), «Перевернись, Бетховен» (Roll Over Beethoven), «Мальчики» (Boys), «Пока не появилась ты» (Till There Was You), «Она любит тебя» (She Loves You), «Этот парень» (This Boy), «Я хочу держать тебя за руку» (I Want To Hold Your Hand), «Деньги (Это все, что мне нужно)» (Money (That’s What I Want)), «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout) и «От меня тебе» (From Me To You)».

 

Брайан Соммервилл (пресс-атташе группы): «Когда открылся занавес и поднялся визг, я посмотрел на Брайена [Эпстайна]. Он стоял, и по его лицу текли слезы».

 

 

63-12-07-NB21

 

63-12-07-NB23

 

63-12-07-NB25

 

63-12-07-NB27

 

63-12-07-NB29

 

63-12-07-NB31

 

63-12-07-NB33

 

63-12-07-NB35

 

Фото Дезо Хоффмана.

 

 

63-12-07-NB37

 

63-12-07-NB39

 

63-12-07-NB41

 

63-12-07-NB43

 

63-12-07-NB45

 

63-12-07-NB47

 

63-12-07-NB49

 

63-12-07-NB51

 

63-12-07-NB53

 

 

Бэрри Майлз: «После выступления состоялась запись для программы радиостанции «Би-Би-Си» «Ценитель современной музыки» (Light Programme). Группа дала двухминутное интервью для специальной передачи «Лучшие из лучших» (Top Pops). Программы выйдет в эфир в Рождество».

 

Тони Бэрроу: «Третий и последний элемент этой субботней сессии записей для «Би-Би-Си» принял форму короткого радиоинтервью, которое вышло в эфир на рождество в специальном шоу «Ведущие поп-музыканты 1963 года». Его вёл Аллан Фримен. Имитируя откровенность, Джордж прошептал мне: «Вы слушаете «Би-Би-Си», широковещательную корпорацию Битлз».

 

Филипп Норман (журналист): «Недоволь­ные техники, перенесшие утомительное путешествие из Лондона, услышали, что «Би-Би-Си» (Бритиш Бродкастинг Корпорэйшн) нужно переименовать в «Битлз Бродкастинг Корпорэйшн».

 

Тони Бэрроу: «Тем вечером они возобновили своё британское турне парой концертов в ливерпульском «Одеоне».

 

Бэрри Майлз: «Под защитой полицейского кордона группа устремилась к находящемуся по соседству кинотеатру «Одеон» (Odeon Cinema, Liverpool), где дали выступление в рамках осеннего турне».

 

 

63-12-07-OB21

 

Ливерпуль, Лондон-Роуд, 1960-е гг. На снимке справа не в кадре театр «Империя», зал «Одеон» прямо по курсу.

 

beatlesbible.com: «Чтобы группа смогла беспрепятственно добраться в кинотеатр «Одеон», полиция перекрыла Пудси-Стрит».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Когда телезапись в «Империи» закончилась, я направился вместе с группой по безлюдной, мощеной улице, пролегавшей за кинотеатром «Одеон». Позже вечером там должно было состояться два выступления. Удивительно, что улица была совершенно безлюдной? На самом деле, нет. Полицейские барьеры из констеблей перекрыли ее с обоих концов. Полиция была везде. В дверных проемах, на углах, скрытые в тени, а шесть или более из них втиснулись в узкий служебный вход. Меры безопасности были настолько серьезными, что даже родители Ринго, господин и госпожа Старки, обнаружили, что они не могут попасть в театр, минуя длинную очередь».

 

Тони Бэрроу: «Перемещение из одного места в другое оказалось достаточно простым, так как «Одеон» располагался на Лондон-Роуд, прямо за углом от «Империи». Полиция перекрыла улицу, которая шла позади «Империи» и вела к «Одеону», и с ребятами в своих сценических костюмах мы совершили забег между двумя зданиями, вызывая множество взрывов визга во взволнованной толпе, которая состояла из вышедшей из «Империи» публики, и заранее прибывших на первое из двух выступлений в «Одеоне». По иронии судьбы, зрители, заплатившие за вечерние концерты, увидели программу немного короче – на одну-две песни – чем та, которую увидели поклонники битлов бесплатно днём».

 

beatlesbible.com: «Это было единственное выступление группы в зале ливерпульского кинотеатра «Одеон». В этот вечер «Битлз» выступили в двух концертах».

 

 

63-12-07-PB21

 

63-12-07-PB23

 

63-12-07-PB25

 

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «В гримёрку «Одеона» спешно принесли телевизор. Антенны не было, поэтому к вешалке прикрепили кусок проволоки. Некоторое время все это работало достаточно хорошо, когда мы все смотрели программу «Теледуралеи». Потом помехи начали портить картинку настолько сильно, что группа не смогла бы увидеть себя во время «жюри». Я попробовал все исправить, но неудачно. Тогда попытался Джордж (который раньше был помощником электрика). Ничего не изменилось! Было решено пригласить телевизионного инженера. Оставалось всего 15 минут до того, как программа должна была выйти в эфир! Он пришел всего за несколько минут. Внезапно все наладилось».

 

Мартин Кризи (журналист): «В театре «Одеон» сразу после шести вечера вся четверка «Битлз» собралась возле телевизора, чтобы посмотреть себя в программе «Жюри музыкального автомата». Это было как раз перед временем их выхода на сцену в первом концерте.

После окончания выступления в первом концерте, они покинули сцену, чтобы снова посмотреть себя по телевизору. В это время началась трансляция концерта для членов клуба поклонников. Трансляция передачи «Это Битлз!» (It’s The Beatles!) проходила с 20.10 до 20.40, и то, что они увидели, не очень им понравилось».

 

beatlesbible.com: «Технические проблемы и отсутствие репетиции привели к тому, что баланс звука при записи концерта был ниже нормы. Позднее и сами «Битлз», и ведущие специалисты «Би-Би-Си» выразили свое неудовольствие досадными недочетами видеосъемки, такими как отсутствие вокала Ринго во время исполнения песни «Мальчики» (Boys), и неверно выбранное акцентирование на тех участников группы, которые не были ключевыми в определенные моменты. По некоторым оценкам эту передачу посмотрело 23 миллиона телезрителей».

 

Алан Смит (журналист издания «Новый Музыкальный Экспресс», 1963): «Какое было мнение «Битлз» об этом шоу? Не очень высокое. «Со звуком все неправильно», — сказал Пол, — «они показывают меня с Джорджем, когда поет Джон. По-моему, Джона на «Би-Би-Си» ненавидят!». «Думаю, что по этому поводу тебе придется подать на «Би-Би-Си» в суд!», — ухмыльнулся Джордж.

Определенно, что Битлы являются своей самой взыскательной аудиторией, выразив свое разочарование результатом работы. Учитывая, сколько писем такого же содержания пришло в офис «НМЭ» в понедельник, очевидно, что многие телезрители разделили их точку зрения.

Программа закончилась, они все поднялись, чтобы подготовиться к своему второму концерту в «Одеоне». «Я надеюсь, что зрители не примут его слишком плохо», — произнес Джон, и, ухмыльнувшись, добавил: «Думаю, что нам нужно будет добиться гарантии хорошего звукового баланса, прежде чем мы с «Би-Би-Си» запишем еще одно телешоу!».

 

Пит Шоттон: «7 декабря 1963 года «Битлз» отпраздновали свое триумфальное возвращение домой в «Империи» — крупнейшем театре Мерсисайда. Хотя расписание работы исключало мое присутствие на концерте, Джон – в состоянии сильнейшего возбуждения – позвонил мне в «Старуху» и попросил встретиться с ним у тетушки Мими после концерта.

Когда я пришел в назначенный час, Мими сказала мне, что Джон только что убежал в гости к тетушке Хэрриет, которая жила в нескольких кварталах от них. Я бросился за ним к тетушке Хэрри, где первым делом увидел заднюю часть Леннона, торчавшую из угла шкафа, в котором хранилось его барахло, когда он еще ребенком играл там.

«Привет, Джон», – сказал я, – «ты что там делаешь?» Он выглянул из-за шкафа и улыбнулся. «Да просто хочу собрать кое-какие свои старые книжки, которые хотел бы взять с собой в Лондон и кое-что из рисунков и разной ерунды, которую я написал и не хочу потерять».

Джон никогда не признался бы мне, но я думаю, что на том сверкающем перекрестке своей жизни и карьеры он инстинктивно хватался за памятные вещи из детства – словно эти ободряющие знакомые предметы могли как-то облегчить его переход в неизвестное будущее. И, несмотря на свою хулиганскую фасадную сторону, Джон Леннон не был лишен сентиментальности. И еще в нем всегда было что-то от старого скряги, запасающего на черный день.

После того, как Джон набил большой брезентовый мешок книгами и листками бумаги, я помог ему перевязать пачку рисунков, большая часть которых относилась к периоду, когда он не рисовал ничего, кроме лошадей. Затем мы перетащили все эти сокровища в дом тетушки Мими, где, наконец, получили возможность посидеть вместе в любимой комнате Джона возле кухни и обменяться новостями. Несмотря на явное счастье от созерцания своего ставшего знаменитым племянника, Мими была твердой сторонницей раннего отхода ко сну.

Но Джон был слишком возбужден, чтобы думать о сне. И хотя его тетушка не держала в доме ничего крепче чая, мы с Джоном все больше и больше балдели, глотая одну чашку за другой, и он с восторгом рассказывал о сенсационном успехе «Битлз». Мы вместе приторчали от визжащих толп и спасательных лимузинов, знаменитостей, с которыми они встречались, и девиц, которых они натягивали в своих гардеробных. Он рассказал, как их «дорожник» Мэл Эванс проводил осмотры во время каждого концерта «Битлз» и делал четырем самым очаровательным обладательницам билетов предложения, которые почти никогда не отвергались.

Но как бы Джон не был возбужден всем, что происходило с ним, не совсем правильно было бы сказать, что его это удивляло. В конце концов, Джон всегда считал, что однажды он станет богатым и знаменитым, легендой своего времени. «Если б я теперь смог получить Америку», – сказал он, – «я получил бы весь этот грёбаный мир!»

Два года назад «Битлз» были всего-навсего культом клуба в подвальчике, через год – уже народными героями Мерсисайда, теперь же они стали любимцами всей Британии. Но сверхчеловеческие амбиции Джона все еще были неудовлетворены. Вновь и вновь в тот вечер его монолог возвращался к стране его мечты, «Америка, Америка, Америка», – повторял он почти как заклинание. Тем не менее, он поведал, что «Битлз» решили придерживаться осмотрительной политики: играть для публики с отдачей независимо от успеха.

Когда он ненадолго замолчал, мы перешли в кухню, чтобы поставить чайник на плиту. Обычно во время таких «перерывов» Джон менял тему разговора. «Ну, а как идут дела у тебя? Как успехи в «Старухе»?». «Неплохо, неплохо. Продвигаются…». На самом же деле бизнес в «Старухе» шел из рук вон плохо и я еле-еле «продвигался». «А каким будет твое Рождество?». «Думаю, все будет, как положено», – приврал я. Тут Джон извлек из кармана коричневый конверт и вложил его в мою руку. «Пусть твое Рождество будет приятным, Пит». «Что это?». «Моя обычная получка». «Мне она не нужна, Джон», – сказал я, тщетно стараясь вернуть ему конверт, – «мне не нужна твоя грёбаная зарплата». «Засунь в карман и забудь об этом», – грубо буркнул Джон. Он унес чайник в другую комнату, давая понять, что вопрос исчерпан.

«Спасибо, Джон», – бросился я вслед, – «это просто здорово!». «Выбрось эти мысли на хрен». Я так и сделал, пока на следующий день не обнаружил, что конверт до сих пор не вскрыт. Несмотря на все те состояния, которые «Битлз» начали создавать, Брайен по-прежнему выплачивал им понедельную зарплату. И конверт с получкой Джона содержал десять 5-фунтовых купюр, что эквивалентно примерно 500 фунтам или 1000 долларам по курсу 1983 года, в то время как я каждую неделю приносил домой около 12 фунтов. Он не вскрыл его и не сказал «вот 10 фунтов» и даже не оставил десяти фунтов себе. Для Джона характерным было то, что он хотел отдать мне всё не задумываясь, что ему самому придется занимать где-то, чтобы прожить следующую неделю. Чтобы вам было понятнее, что означали 50 фунтов в 1963 году, подарка Джона с лихвой хватило на покупку нового плаща, билетов на поезд до Лондона и обратно и случайные расходы на мое недельное пребывание в его квартире в Кенсингтоне».

 

 

63-12-07-SB21

 

7 декабря 1963 в журнале «Сегодня» опубликована статья о Ринго Старре.

 

(условная дата)

 

Ринго: «В 1963 году отношение моих родных ко мне изменилось, как будто это был не я, а кто-то еще. Я особенно это почувствовал, когда пришел к своей тете, где бывал тысячу раз. Однажды вечером мы пили чай, тут кто-то задел столик, и мой чай пролился в блюдце. Общая реакция была такой: «Ой, надо поменять чашку, надо вытереть со стола». Такого раньше не бывало… Я подумал: «Вот это перемена!» И это крепко засело у меня и мозгу. Внезапно я стал «одним из них» даже для моих родных, и к этому было очень трудно привыкнуть. Я вырос и повзрослел среди этих людей, а теперь словно стал человеком из другого мира».

 

Джордж: «Мои родные тоже изменились, но в лучшую сторону. Происходящее потрясло их, как потрясло бы всякого. Всем нравится успех, но, когда успех столь велик, доходит просто до смешного. Они были в восторге».

 

Луиза Харрисон (сестра Джорджа): «Мы [ливерпульцы] потешались над собой, так как понимали, что кто-нибудь все равно посмеется, и мы предпочитали сде­лать это первыми. Заносчивых ливерпульцев просто не было. Как только вы начинали важничать, весь Ливерпуль накидывался на вас: что ты, мол, о себе возомнил? Когда во время гастролей Джордж писал обо всех будоражащих событиях, которые происходили с «Битлз», он обычно добавлял в конце «хвастун», «чтобы сгладить спесь и показать мне, что он не принимал все это всерьез. Он много раз говорил мне, что «мы никакие не ве­ликие музыканты. Мы просто учимся. И никто из нас не умеет читать ноты. Никто из нас не выглядит как-то особенно хорошо, и никто из нас не является фантасти­ческой личностью. Мы просто обычные парни». Он очень практично, реалистично смотрел на вещи».

 

Джордж: «Моя мама — замечательный, но наивный человек, какими были все ливерпульцы в те времена. Она писала всем, кто присылал нам письма, отвечала на письма поклонников. Она отвечала на письма, в которых просили: «Уважаемая миссис Харрисон, не могли бы вы прислать нам один из ногтей Пола Маккартни?» До сих пор люди приходят ко мне, показывая письма, которые когда-то посылала им моя мать. Даже когда я был еще ребенком, у нее были друзья по переписке, люди из Нортумберленда, Новой Зеландии и еще откуда-то. Она никогда не встречалась с ними, они просто писали друг другу и обменивались фотографиями».

 

Ринго: «Дом и семья – вот то, чего мне не хотелось менять, потому что вокруг меня все изменилось, мы уже не знали, кто наши друзья — кроме тех, которых знали прежде, еще до прихода славы. Ребятам и девушкам, с которыми я общался раньше, я мог доверять. Но как только мы стали важными и знаменитыми, мы поняли: люди вертятся вокруг нас, чтобы тоже прославиться за счет «Битлз». А когда такое случается в семье, это удар. Я не знал, как быть, я не мог просто сказать: «Относитесь ко мне, как раньше», потому что при этом сам признал бы, что я важная персона.

Когда становишься знаменитым, случается и другое: люди начинают думать, будто ты знаешь что-то такое, чего не знают они. Все хотят знать, что ты думаешь по тому и другому поводу, а я в свои двадцать два — двадцать три года нес чепуху, как будто и вправду что-то знал. Я мог рассуждать о чем угодно. Я точно знал, как надо управлять страной, почему и как должно произойти то, или иное событие, я вдруг превратился в зануду, в того, кто всегда готов нести чепуху: «Да, да, слушаю вас. Что бы вы хотели узнать?» Это было так нелепо! Помню бесконечные разговоры, которые продолжались по нескольку дней и даже суток, мы обсуждали, что происходит в мире, обсуждали музыку. Внезапно все стали полагаться на наше мнение! А мы ничуть не изменились, просто выпустили пару синглов, занявших первые места, и понравились миллионам слушателей.

До прихода в «Битлз» я не учился, как не учился и после того, как присоединился к ним. Жизнь — отличная школа».

 

Пол: «Нам постоянно задавали разные и очень сложные вопросы. Но нам недоставало глубины. Люди спрашивали: «Что вы думаете о водородной бомбе, о религии, о поклонниках?» Но мы ни о чем таком не думали, пока не раздавались эти вопросы. И даже потом нам не хватало времени обдумать их. Что я думаю о водородной бомбе? Есть такой ответ от сдавшего пять экзаменов по программе средней школы с хорошей оценкой и один — с плохой: «Я не одобряю ее».

 

Джордж: «Повеселимся сегодня вовсю, ведь завтра мы можем умереть», — какая чушь! Есть зажравшаяся публика, готовая взорвать мир. А мне интересно узнать, что будет потом».

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)




56 + = 61