Брайен Эпстайн встречается с Эдом Салливаном

11 ноября 1963 г.

 

Бэрри Майлз: «В этот день Нью-Йорке Брайен встречается с Эдом Салливаном, где обсуждает условия участия в его шоу групп «Битлз» и «Джерри и Лидеры».

 

Брюс Спайзер: «Согласно записям Эпстайна, он встретился с Салливаном в его номере в отеле «Дельмонико» в понедельник 11 ноября. На первой встрече, по-видимому, были только Эпстайн и Салливан».

 

Брайен Эпстайн: «Что было важнее, чем все остальное, я встретился с Эдом  Салливаном. В Нью-Йорке я приехал в отель на встречу с ним. Я нашел его [Салливана] очень дружелюбным человеком».

 

Джон Ковач (директор института популярной музыки рочестерского университета): «О популярности «Битлз» Салливан узнал от Питера Причарда (Peter Prichard), своего талантливого поисковика, занимавшегося поиском способных молодых исполнителей в Великобритании».

 

Брюс Спайзер (журналист): «Джек Бэбб (Jack Babb), работавший координатором по поиску талантов для шоу Салливана, находился в Европе, занимаясь поиском потенциальных артистов для этой программы. Ему помогал Питер Причард, лондонский театральный агент, который также работал координатором Салливана по поиску талантов в Европе. Причард стал хорошим другом Салливана и Бэбба. Он также был знаком с Брайеном Эпстайном, который иногда звонил ему, чтобы посоветоваться.

К сентябрю 1963 о «Битлз» начала писать британская пресса, и они постоянно начали появляться на радио и телевидении».

 

Джон Ковач (директор института популярной музыки рочестерского университета): «В сентябре Питер Причард проинформировал в Нью-Йорк о появлении и росте битломании. В сентябре же сам Салливан был в Лондоне, и он посетил Причарда, который после этого отправлял Салливану все газетные вырезки о группе. Скорее всего, что о ситуации в аэропорту [31 октября] Салливан также узнал, прочитав газетные репортажи».

 

Уолтер Кронкайт (телеведущий «Си-Би-Эс»): «Вообще-то, первым местом, где появились «Битлз» на Американском телевидении, были мои вечерние новости канала «Си-Би-Эс». У нас был репортаж из Лондона, и мы приготовили рассказ об этих четырёх невероятных парнях, которые пели в Ливерпуле, и имели большой успех в центральных графствах Англии. Мы послали репортёра, по-моему, это был Морли Сэйфер, он сделал первую часть, и репортаж вышел в эфир.

Эд Салливан, он был великолепным телеведущим, он обратился ко мне едва я вышел из эфира. Он спросил: «Кто были те четыре парня?». Я ответил: «Я не помню. Сейчас посмотрю в сценарии». Я сказал ему их название, и он произнес: «Я попытаюсь заполучить их для своего шоу». Это было началом их прихода в Соеденённые Штаты. Я думаю, что это случилось бы в любом случае, но они попали сюда именно так, как я рассказал».

 

Джон Ковач (директор института популярной музыки рочестерского университета): «Вскоре Причард связался с Брайеном Эпстайном, и переговоры о выступлении были назначены на середину ноября 1963».

 

Брюс Спайзер (журналист): «Перед отъездом в Нью-Йорк [5 ноября], Эпстайн связался с Причардом, который сказал, что попытается сам договориться с Салливаном о выступлении «Битлз» на его шоу. Когда Брайен ответил, что он хочет договориться о соглашении сам, Причард попросил Брайена позвонить ему, когда тот прибудет в Нью-Йорк, чтобы он смог устроить ему встречу с Салливаном.

Когда самолет Эпстайна вылетел в Нью-Йорк, Причард начал расхваливать «Битлз» Салливану, дав ему отчет о «Королевском варьете». Причард отметил, какой огромный отклик получили «Битлз» и рекомендовал Салливану пригласить «Битлз» на свое шоу. Салливан, вспомнив большую толпу в лондонском аэропорту, проявил интерес, но нужен был какой-то аспект, чтобы популяризировать группу, которая в то время была еще неизвестна в Америке. Причард сообщил Салливану, что «Битлз» были первой группой «длинноволосых парней», которую пригласили выступить перед королевой Англии. Это убедило Салливана рассмотреть возможность выступления группы в его шоу».

 

Тони Бэрроу (пресс-агент группы): «В это время мы уже предварительно договорились отправить «Битлз» в Нью-Йорк в первой половине 1964 года (прим. – имеется в виду договоренность с Сидом Бернстайном о выступлении в «Карнеги-Холле» 12 февраля 1964)».

 

Джон Ковач (директор института популярной музыки рочестерского университета): «Нью-йоркский промоутер Сид Бернстайн всегда называл себя не иначе как «человеком, который привез «Битлз» в Америку». Однако, часто рассказываемая Бернстайном история о том, как он организовал два выступления «Битлз» в «Карнеги-Холле» 12 февраля 1964, была поставлена под сомнение экспертом Брюсом Спайзером. Основным предметом спора относительно Бернстайна является то, что он договорился о выступлении «Битлз» еще до того, как Эд Салливан начал переговоры об их участии в его воскресном шоу 9 февраля. Более пристальный взгляд на историю Бернстайна, а также ту, что рассказывает Салливан, показывает, что существует вероятность некоторых неточностей у обоих. Более широкий взгляд на обстоятельства, сопутствовавшие восхождению «Битлз» осенью 1963, позволяет установить наиболее вероятный сценарий развития событий, и при этом сохранить основную суть обеих историй и исправить ошибки, так часто присутствующие в изложениях средств массовой информации».

 

Спенесер Лей: «Сид Бернстайн изучал политику в Новой школе в Гринвич-Виллидж. Преподаватель поручил классу читать каждую неделю британские газеты, чтобы наблюдать, как в них освещается политика Великобритании».

 

Из интервью Сида Бернстайна Глину Эмерсону (2001):

Глин Эмерсон: Как вы узнали о «Битлз»?

Сид Бернстайн: В 1962-м я проходил курс в Новой школе социальных исследований. На этом курсе профессор назвал кучу книг, которые нам следует прочитать, а также некоторые английские газеты. У меня не было времени на чтение книг, поэтому я остановился на одной английской газете, выходившей очень небольшим тиражем и пересылаемой авиапочтой. То было хорошее время для чтения английских газет. И там я прочитал несколько небольших заметок о группе из Ливерпуля, которая вызывает множество «истерий». К концу курса я был настолько по-битловски насыщен, хотя и не слышал ни одной их ноты, что я сказал себе: «я должен их заполучить». В то время я участвовал в организации концертов для «Бруклин Парамоунт», где я принял дела от Алана Фрида, потому что у него возникли большие проблемы из-за взятки. Ведущим у меня был Мюррей К, и наши шоу были яркими.

 

Сид Бернстайн: «Я все время на­тыкался на этих Битлз». Английская пресса тогда просто обезумела. Парней превозносили до небес. А в штатах нет. Их пластинки у нас не слушали. И я решил, что привезу их сюда».

 

Спенесер Лей: «Поскольку «Дженерал Артистс Корпорейшн» не проявила никакого интереса, Бернстайн связался с менеджером «Битлз», Брайеном Эпстайном от своего имени».

 

Сид Бернстайн: «В «Дженерал Артистс Корпорейшн» считалось, что я специалист по музыке для подростков, а я о них никогда прежде не слышал. Да и вообще в нашем бизнесе англи­чане никого не волновали.

Я позвонил Брайену Эпстайну домой, который тогда еще жил в Ливерпуле, дозвонился до него и попытался склонить его к идее, чтобы «Битлз» сюда [в США] приехали. Он сказал: «Америка не слушает наши пластинки. Я не хочу, чтобы мои ребята играли в пустом зале. А здесь мы сверхпопулярны». Он сказал, что я был первым американцем, позвонившим ему, даже еще до Эда Салливана. Я завоевал его расположение, сказав: «Я обеспечу твоим ребятам Карнеги-Холл».

«Как насчет 12 февраля?» — предложил я. Это день рождения Линкольна, и я был уверен, что смогу получить зал. Я предложил Брайену 6500 дол­ларов за два концерта. После этого мне оставалось только добыть для них «Карнеги-Холл» (В то время в «Карнеги-холл» не пускали исполнителей поп-музыки). Это было в сентябре 1963. Музыку «Битлз» я не слышал до тех пор, пока их не стали передавать по радио».

 

Джон Ковач (директор института популярной музыки рочестерского университета): «Сид Бернстайн утверждает, что связался с Эпстайном весной 1963 года. Несмотря на то, что такая возможность вполне допустима, более вероятно, что этот контакт состоялся в ноябре, поскольку Бернстайн назвал Бада Холливелла (Bud Halliwell) тем человеком, кто дал ему номер телефона Эпстайна (в то время Холливелл был связан с Эпстайном, помогая последнему продвигать на рынке пластинки «Битлз»). Эпстайн был готов подписать соглашение с «Юнайтед Артистс» на выпуск фильма и с Салливаном на участие в телешоу еще до того, как у «Битлз» появится в США хит, потому что оба соглашения могли рассматриваться как способствующие продвижению на рынке. Однако Брайен колебался соглашаться ли на выступление в Карнеги-Холле, поскольку, не имея хита в США, группа рисковала выступить в полупустом зале, если не хуже».

 

Сид Бернстайн: «То, что «Битлз» были неизвестны в Америке, работало на мою пользу. В Карнеги-Холле придерживались политики не приглашать туда рок-группы, но они не знали, кем были «Битлз», когда я с ними договаривался.

Я отправился в дирекцию этого театра. Надо сказать, что до этого они отказали даже Элвису [Пресли], а за год до это­го я сам попытался протащить туда Чабби Чеккера [американ­ский «король» твиста]. Сначала они холодно отнеслись к моей идее, но мне удалось внушить им, что появление «Битлз» в «Карнеги-Холл» будет способствовать международному взаимопониманию. Эти магические слова — «международное взаимопонимание» — подействовали на них, мое предложение было принято».

 

Арти Померанц (фотограф): «Сид Бернстайн был моим другом. До того, как Сид связался с «Битлз», у него не было ничего, и он был неудачливым концертным промоутером. Его первым большим достижением в концертной деятельности был Изи Моралес, известный в 1940-х годах флейтист и дирижер. Концерт должен был состояться в Майами, в отеле «Фонтенбло», в ноябре 1950. Незадолго до концерта Изи Моралес, которому было тогда 33 года, прыгнул в бассейн отеля, у него случился сердечный приступ, и он умер. Работая с попеременным успехом, в итоге Сид был без средств, он был готов бросить свою работу в агентстве Уильяма Морриса, и начать трудиться на пару с одним парнем в ларьке по продаже закусок.

В свой последний день в агенстве он не получил ничего. Он смотрит на телефон, снимает трубку и звонит в Лондон Брайену Эпстайну. Он говорит: «Я Сид Бернстайн из агенства Уильяма Морриса, и я хотел бы пригласить «Битлз» в Нью-Йорк». Брайен сказал Сиду идти на *** и повесил трубку. Сид очень рассердился. У него пока еще есть возможность звонить по телефону, и это его последний день в агенстве. Он позвонил снова и произнес: «Брайен, я сейчас говорю о Карнеги-Холле!». Брайен ответил кратко: «Займись этим».

Вот так Сид, который до этого никогда никому не сказал ни одного слова о «Карнеги-Холле», надавил на них и организовал выступление».

 

Джо Богарт (музыкальный руководитель «Даблви-Эм-Си-Эй»): «Между радиостанциями существовало соперничество, кто будет осуществлять трансляцию или вести концерт. Я должен был поехать в Англию, чтобы заключить соглашение с Брайеном Эпстайном на выступление «Битлз» в «Мэдисон-Сквер-Гарден». Однако Эпстайн сам приехал сюда [в Нью-Йорк]. Он решил, что «Гарден» был слишком большим залом, и вместо этого выбрал «Карнеги-Холл».

 

Спенесер Лей: «В то же самое время Бернстайн договаривался о выступлениях Ширли Бэсси и Тони Беннетта, так что они, возможно, согласились по ассоциации с этими исполнителями, которые их вполне устраивали».

 

Из интервью Сида Бернстайна Стиву Сигелу (2008):

Стив Сигел: Большинство людей знают вас как человека, организовавшего выступление «Битлз» в «Карнеги-Холле» в 1964-м. А в «Карнеги» знали, кого они пригласили?

Сид Бернстайн: Нет, и это действительно так. Я был знаком с одной женщиной, которая занималась организацией выступлений в «Карнеги». Одно время я пересекался с ней в ближайшем супермаркете. Я сказал ей, что есть одна английская группа из четырех парней, ставших феноменом, и она должна их пригласить. До этого в «Карнеги» не было рок-групп, поэтому, когда я сделал это предложение, она решила, что речь идет о струнном квартете. А ничего другого я ей и не говорил. Когда же она увидела все эти толпы народа, то не была слишком счастлива.

Стив Сигел: Некоторые люди считают, что это Эд Салливан открыл «Битлз». Они выступили на его шоу 9 февраля, за три дня до концерта в «Карнеги».

Сид Бернстайн: Вот как было на самом деле. В 1963-м Эд с женой Сильвией были в отпуске в Европе, и возвращались в Соединенные Штаты через аэропорт «Хитроу». Так вышло, что он увидел огромную толпу детишек, встречавших возвращение британской рок-группы из турне по Германии. Они возвращались домой как герои. Когда он поинтересовался у дежурного в аэропорту, кто это, то ему ответили, что это были «Битлз», самая популярная музыкальная группа в Англии. Он признался мне, что из-за их названия он решил, что они работают с животными или что-то вроде того. Потом он узнал, что я договорился об их выступлении в будущем году. И он пригласил их на воскресенье, за три дня до моего концерта. Это к разговору об удаче.

 

Из интервью Сида Бернстайна Глину Эмерсону (2001):

Глин Эмерсон: Вы помогли «Битлз» попасть на шоу Эда Салливана?

Сид Бернстайн: Эд Салливан договорился с группой на воскресенье. Я договорился с ними на среду, день рождения Линкольна. Он пригласил их после того, как услышал, что один американский промоутер договорился с ними на 12 февраля 1964. Он предложил им выступление за три дня до «Карнеги», 9 февраля. К разговору об удаче. Все думали, что я гений. Его тоже охватила эта суматоха, и он, как и я, пригласил их на свое шоу еще до того, как они всех поразили.

 

прим. – следующая встреча Брайена Эпстайна с Эдом Салливаном, но уже с участием Питера Причарда, состоится на следующий день 12 ноября.

 

Синтия: «В ноябре Джон приехал ненадолго, чтобы сообщить мне новость: он собирается подыскать нам квартиру в Лондоне и больше не желает жить со мной раздельно. Брайену придется смириться с этим, даже если газеты про все узнают; хватит одиночества, хватит притворяться и прятаться. Теперь мы будем жить вместе, как настоящая семья, в нашем собственном доме. Как же хочется, чтобы это произошло поскорее!

Все это казалось им удивительным, необычным, смешным, странным, а порой ошеломляло и пугало. Вдруг они поняли, что без охраны им уже никуда пойти невозможно. То, что воспринималось раньше как само собой разумеющееся, теперь стало настоящей проблемой, например — зайти в паб, прогуляться по улице, заглянуть к кому-нибудь в гости. Посадка в машину и пробежка от одной двери до другой планировались отныне как сложная войсковая операция. Когда «Битлз» мечтали о славе и успехе, им такое даже в голову не могло прийти.

Я уверена, что давление, которому они постоянно подвергались, все больше укрепляло Джона в желании находиться рядом со мной. За входной дверью в дом он оставлял все это безумие и вновь превращался в нормального человека, чувствуя себя в привычной среде, в полной безопасности.

С первого по тринадцатое ноября Джон был в очередной гастрольной поездке, а тем временем ситуация в Хойлейке заметно накалилась: репортеры пронюхали, что он женат и имеет ребенка, и рыскали повсюду в поисках подтверждения информации. К счастью, соседи и друзья обеспечивали меня надежной защитой и периодически выставляли газетных ищеек за дверь, говоря, что все это неправда. Ко мне тоже несколько раз подходили и спрашивали, являюсь ли я женой Джона. Я обычно переспрашивала: «Джона — какого? Прошу прощения, но я не понимаю, о чем вы». Не раз мне приходилось прятаться в местном магазине, спасаясь от следивших за мной репортеров. Продавцы всегда любезно предоставляли мне возможность скрыться от преследования».

 

 

63-11-11-KB21

 

Синтия Леннон с матерью и Джулианом у магазина в Хойлейке (фото было опубликовано 21 октября в газете «Сандей Миррор»).

 

 

63-11-11-KB25

 

63-11-11-KB29

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)