Выступление в танцевальном зале «Павильонные Сады», Бакстон, Дербишир (Pavilion Gardens Ballroom, Buxton, Derbyshire)

19 октября 1963 г.

 

Дмитрий Мурашев (dmbeatles.com): «Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) номер 1, 24-я неделя в параде популярности британского издания «Рекорд Ритейлер».

 

Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Павильонные Сады», город Бакстон, Дербишир (Pavilion Gardens Ballroom, Buxton, Derbyshire)».

 

 

63-10-19-BC21

 

Павильонные Сады Бакстона.

 

 

63-10-19-BC23

 

Танцевальный зал «Павильонные Сады».

 

 

63-10-19-BC25

 

Танцевальный зал «Павильонные Сады» в 2000-х.

 

 

63-10-19-BC27

 

В зале, фото конец 1950-х годов.

 

 

63-10-19-BC29

 

63-10-19-BD21

 

63-10-19-BE21

 

63-10-19-BE23

 

63-10-19-BE27

 

63-10-19-BE29

 

63-10-19-BF21

 

63-10-19-BF25

 

63-10-19-BF29

 

 

beatlesbible.com: «Это было второе и последнее выступление группы на этой концертной площадке. До этого «Битлз» выступили там 6 апреля 1963».

 

Бэрри Майлз: «Выступлению предшествовало неистовое противостояние между фанатами и полицией».

 

Репортер «Сандей Миррор»: «Совершенно невероятные сцены происходили сегодня вечером в зале. Целая дюжина фанатичных поклонниц, а всего в зале было около 2000 зрителей, пыталась взобраться на сцену сквозь кордон полицейских. «Битлз» продолжали играть, в то время как вокруг них бесчинствовали девицы. Полицейским приходилось буквально стаскивать их со сцены. Один из полицейских сказал: «Это просто невероятно. Для наведения безопасности нам потребовалась помощь пятидесяти человек».

 

 

63-10-19-BG21

 

63-10-19-BG25

 

63-10-19-BG27

 

63-10-19-BG29

 

63-10-19-BG33

 

63-10-19-BG37

 

63-10-19-BG39

 

63-10-19-BG41

 

Beatles

 

63-10-19-BG45

 

63-10-19-BG49

 

Policemen Helping a Fainting Beatles fan

 

 

63-10-19-BG57

 

63-10-19-BG59

 

63-10-19-BG63

 

Paul McCartney and George Harrison Performing

 

63-10-19-BG67

 

63-10-19-BG69

 

63-10-19-BG73

 

63-10-19-BG77

 

63-10-19-BG79

 

63-10-19-BG85

 

63-10-19-BG87

 

63-10-19-BG89

 

 

(условная дата)

 

Тони Бэрроу: «Глория Стэйверс была главным редактором журнала «16», возможно, самого влиятельного ежемесячного издания среди молодых поклонников поп-музыки. В отличие от многих своих конкурентов, у Стэйверс, казалось, было почти сестринское отношение к звёздам, которых она продвигала страницах своего журнала. Часто она сама писала основанные на интервью статьи о тех, кто произвел на неё наибольшее впечатление.

Стэйверс была высокой, привлекательной, элегантной, энергичной и искушённой женщиной. Она была из тех Глорий, которых вам и в голову не пришло бы назвать Гло. Когда мы узнали друг друга ближе, я увидел в ней настоящую нью-йоркскую деловую женщину тех дней: сексуальную, полностью контролирующую себя, привыкшую жить на широкую ногу, работающую упорно и добивющуюся своего. Она на дух не переносила некомпетентность и небрежность, часто покрикивала непечатными выражениями на неумелых служащих, допускавших грамматические ошибки или неточности в фактах, в то время, когда мало кто их женщин ругался так смачно. Слово, которым мне описал её французский издатель, было «пугающая». Когда я узнал Глорию ближе, то обнаружил, что у неё было золотое сердце, которое могло мгновенно превратиться в стальное, если она чувствовала угрозу или измену по отношению к себе. Она была как бы повзрослевшей неистовой фанаткой, у которой в мире развлечений были свои собственные идолы, герои и героини, но и враги. Она очень быстро сближалась со звёздами, которыми восхищалась, но она быстро бросала тех, кто терял благосклонность публики.

Офис Глории располагался в доме 745 на Парк-Авеню, что было относительно недалеко от шикарного отеля «Плаза», где останавливалось множество приезжающих в Нью-Йорк звёзд. Она родилась в Северной Каролине и бросила хорошо оплачиваемую карьеру модели ради работы секретаршей в журнале «16», где к 1958 году поднялась до должности главного редактора. Её особый талант заключался в выборе и продвижении карьеры новых имён, выращивании звёзд, которые чаще всего были красивыми мальчиками. Она часто предсказывала славу своих последних любимцев, а затем помогала им достигнуть её, предоставляя им на страницах «16» постоянную бесценную рекламу с помощью фотографий и статей.

Необходимым условием для нее было то, чтобы её «открытия» были талантливыми, амбициозными и симпатичными. После этого – раз уж она поверила в потенциал ансамбля, певца или начинающего артиста – она могла для них творить чудеса, обеспечивая им частое появление в прессе, что не купишь за деньги.

Во время интервью с юношами, Стэйверс использовала самый верный подход для перевода в нужное русло разговора, флиртуя с ними в необходимых для этого пределах, но не более того. Недруги Глории называли её беспощадной самодовольной дивой, но – с ежемесячным тиражом, обычно превышающим миллион копий, и читательской массой юных и впечатлительных фанаток. Глория Стэйверс была человеком, чьей дружбы любыми средствами добивались все дальновидные специалисты по связям с общественностью.

Когда я впервые позвонил ей из Лондона, ее помощница капризным голосом решительно сказала мне: «Госпожа Стэйверс не отвечает на звонки специалистов по рекламе, которых она не знает. Могу я дать Вам одного из её помощников редактора?» Не позволяя ей отделаться от меня, я продолжил с настойчивостью: «Пожалуйста, передайте госпоже Стэйверс, что я звоню из Лондона и представляю «Битлз». Через несколько секунд на линии оказалась сама дама: «Поздравляю с успехом в лондонском «Палладиуме». Лишь несколькими днями ранее битлы добились публичного триумфа, когда Флит-Стрит объявила о начале битломании вслед за хорошо принятым появлением группы на «Эй-Ти-Ви» в «Воскресном вечере в лондонском «Палладиуме». То, что Глория Стэйверс настолько быстро ознакомилась с освещением событий в наших лондонских газетах, произвело на меня впечатление. Это подтвердило мои ощущения, что эта женщина является исключительным профессионалом в своей работе, которая следит за положением дел в международной поп-музыке так же, как и за талантами американского производства. Я был рад узнать, что статьи в нашей прессе на заре битломании достигали нужных людей на другой стороне Атлантики. Лишь много позже выяснилось, что Глория водила дружбу с нью-йоркским адвокатом в шоу-бизнесе и специалистом по разводам по имени Нат Вейс, который представлял лондонского импресарио Ларри Парнса и который станет близким другом Эпстайна. Я допускаю, что она использовала Вейса в качестве своих глаз и ушей в том, что происходило в европейской индустрии развлечений. «Я слышала кое-что хорошее о ваших четырёх ребятах» – продолжила Глория, одарив меня превосходным вступлением, — «Теперь позвольте мне рассказать Вам намного больше».

Она сказала: «У Вас интересный английский акцент, но он – не ливерпульский». Я ответил: «Он – ливерпульский. Знаете, я родился и вырос в Мерсисайде, но значительная часть акцента смягчилась с тех пор, как я переехал жить в Лондон». Я намеревался сделать короткий предварительный телефонный звонок, но мы проговорили далеко за полчаса. Она спрашивала о каждом из битлов по очереди, о Брайене Эпстайне и о так называемом звучании мерсибит. Я пообещал прислать ей авиапочтой кипу прессы с нашей коллекцией самых последних фотографий, множество недавних выдержек из прессы, включая обзоры выступлений и массу биографических данных о Джоне, Поле, Джордже и Ринго. Моим способом добиться расположения Глории Стэйверс было не только забросать её рекламными материалами, но и предложить ей время от времени получать эксклюзивные статьи, подписанные кем-нибудь из битлов или одним из двух дорожных менеджеров группы. Мы согласились оставаться на связи, и я пообещал регулярно держать её в курсе свежих новостей группы».

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)