Выступление в танцевальном зале «Павильонные Сады», Бакстон, Дербишир (Pavilion Gardens Ballroom, Buxton, Derbyshire)

19 октября 1963 г.

 

Дмитрий Мурашев (dmbeatles.com): «Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me) номер 1, 24-я неделя в параде популярности британского издания «Рекорд Ритейлер».

 

Бэрри Майлз: «Выступление в танцевальном зале «Павильонные Сады», город Бакстон, Дербишир (Pavilion Gardens Ballroom, Buxton, Derbyshire)».

 

 

63-10-19-BC21

 

Павильонные Сады Бакстона.

 

 

63-10-19-BC23

 

Танцевальный зал «Павильонные Сады».

 

 

63-10-19-BC25

 

Танцевальный зал «Павильонные Сады» в 2000-х.

 

 

63-10-19-BC27

 

В зале, фото конец 1950-х годов.

 

 

63-10-19-BC29

 

63-10-19-BD21

 

63-10-19-BE21

 

63-10-19-BE23

 

63-10-19-BE27

 

63-10-19-BE29

 

63-10-19-BF21

 

63-10-19-BF25

 

63-10-19-BF29

 

 

beatlesbible.com: «Это было второе и последнее выступление группы на этой концертной площадке. До этого «Битлз» выступили там 6 апреля 1963».

 

Бэрри Майлз: «Выступлению предшествовало неистовое противостояние между фанатами и полицией».

 

Репортер «Сандей Миррор»: «Совершенно невероятные сцены происходили сегодня вечером в зале. Целая дюжина фанатичных поклонниц, а всего в зале было около 2000 зрителей, пыталась взобраться на сцену сквозь кордон полицейских. «Битлз» продолжали играть, в то время как вокруг них бесчинствовали девицы. Полицейским приходилось буквально стаскивать их со сцены. Один из полицейских сказал: «Это просто невероятно. Для наведения безопасности нам потребовалась помощь пятидесяти человек».

 

 

63-10-19-BG21

 

63-10-19-BG25

 

63-10-19-BG27

 

63-10-19-BG29

 

63-10-19-BG33

 

63-10-19-BG37

 

63-10-19-BG39

 

63-10-19-BG41

 

Beatles

 

63-10-19-BG45

 

63-10-19-BG49

 

Policemen Helping a Fainting Beatles fan

 

 

63-10-19-BG57

 

63-10-19-BG59

 

63-10-19-BG63

 

Paul McCartney and George Harrison Performing

 

63-10-19-BG67

 

63-10-19-BG69

 

63-10-19-BG73

 

63-10-19-BG77

 

63-10-19-BG79

 

63-10-19-BG85

 

63-10-19-BG87

 

63-10-19-BG89

 

 

 

Музыкальная газета «Рекорд Миррор» от 19 октября 1963.

 

 

 

«Будь осторожен, Брайен! Предостережение читателя». Недавно Брайен Эпстайн – менеджер «Битлз» и Билли Дж. Крэмера, сказал, что они собираются вскоре появиться в фильмах, возможно, к новому году. Он даже намерен создать для этого собственную компанию. Перед тем, как задействовать их в фильмах, я полагаю, он сделает тщательный выбор этих фильмов.

До этого Пресли слишком часто снимался в очень слабых фильмах, возможно, чтобы удовлетворить своих поклонников, так как гастрольных выступлений у него было мало. Фьюри совершил ошибку, снявшись в фильме «Сохраняй спокойствие», так что примеров тут множество. Клифф Ричард единственный из певцов, кому на самом деле удалось сделать это с размахом. Так что, я бы посоветовал господину Брайену дважды подумать, прежде чем предпринимать что-то поспешное. Филип Палмер, Бедстон Курт, Бакнелл, Шропшир.

 

 

 

Нил Аспинал: «Они назвали меня «Пятый битл». Но официальное название – это «дорожный менеджер». Парень, который вытаскивает Битлов из постели, который следит за тем, чтобы у них было что-то поесть, который является своеобразным буфером между ими четырьмя и теми людьми, на которых у них, возможно, нет времени на встречу.

Я знаю Пола и Джорджа с того времени, когда мы учились в школе. Это уже около десяти лет. С Джоном я знаком последние пять лет. А с Ринго, когда он присоединился к группе.

У них прекрасное сочетание характеров. Люди продолжают спрашивать, если у них что-нибудь особенное, но, конечно, большая часть всего о них уже написана. Хотя, расскажу вам вот что. Они терпеть не могут, когда кто-нибудь курит рядом с ними, когда они только проснулись. Сами они все курят, но запах сигаретного дыма рано утром для них черезчур.

На самом деле, я думаю, что они довольно легки в общении. С того времени, когда я стал их дорожным менеджером – это было еще до того, как Брайен Эпстайн стал их менеджером, их положение изменилось самым невероятным образом. В те дни они без труда могли передвигаться куда угодно. Теперь, чаще всего, нет. Они вынуждены оставаться в своем отеле. Снаружи, как правило, толпа поклонников. И даже если они найдут укромное место, они не смогут где-либо просто выйти в город, потому что сразу окажутся в окружении толпы. Поэтому они остаются в постеле столько, сколько возможно. Некуда идти. Я поднимаю их, организую завтрак. Им всем нравится такая еда, как жареное мясо, хотя Ринго не выносит даже вида лука. Единственное, на что они не могут даже смотреть, это ветчина или язык. Это из-за того, что чаще всего поздними вечерами в отелях можно разжиться только бутербродами. Они сыты ими по горло. Сейчас я пытаюсь обеспечивать их курицей или сыром… и делать заказ как можно раньше.

Еще одна моя обязанность, это помогать им отвечать на телефонные звонки. Часто звонки идут без остановки. Но теперь звонящие не смогут поговорить с парнями, если не представятся, не скажут, зачем звонят и все такое. В противном случае, все Битлы только бы и делали, что разговаривали по телефону.

Также я вывожу их из отеля. Как правило, это проблематично. Сейчас это еще труднее. Видите ли, будучи с «Битлз», поклонники узнают и меня. Раньше я мог выйти на улицу незамеченным, взять автомобиль, а парни просто в него садились. Сейчас я держусь в тени, а новый дорожный менеджер, Мэл Эванс, выходит за машиной.

Но не думайте, что парни пытаются избегать поклонников. Они все любят с ними встречаться. Проблема в том, что слишком часто это приводит к необузданным сценам.

Большинство наших поездок происходит на машине, а оборудование перевозится в автофургоне. Это довольно хороший способ, потому что эти поездки на самом деле слишком сложны для Битлов, чтобы они добирались на своих автомобилях.

Нет, такая жизнь прекрасна, если не расслабляться. Мои обязанности растут день за днем. Определенно, я не поменяю свою жизнь ни на что другое.

Но самая большая проблема, не важно, где мы находимся, это буквально… вытащить Джона, Пола, Джорджа и Ринго из своих постелей!  

 

 

 

 

(условная дата)

 

Тони Бэрроу: «Глория Стэйверс была главным редактором журнала «16», возможно, самого влиятельного ежемесячного издания среди молодых поклонников поп-музыки. В отличие от многих своих конкурентов, у Стэйверс, казалось, было почти сестринское отношение к звёздам, которых она продвигала страницах своего журнала. Часто она сама писала основанные на интервью статьи о тех, кто произвел на неё наибольшее впечатление.

Стэйверс была высокой, привлекательной, элегантной, энергичной и искушённой женщиной. Она была из тех Глорий, которых вам и в голову не пришло бы назвать Гло. Когда мы узнали друг друга ближе, я увидел в ней настоящую нью-йоркскую деловую женщину тех дней: сексуальную, полностью контролирующую себя, привыкшую жить на широкую ногу, работающую упорно и добивющуюся своего. Она на дух не переносила некомпетентность и небрежность, часто покрикивала непечатными выражениями на неумелых служащих, допускавших грамматические ошибки или неточности в фактах, в то время, когда мало кто их женщин ругался так смачно. Слово, которым мне описал её французский издатель, было «пугающая». Когда я узнал Глорию ближе, то обнаружил, что у неё было золотое сердце, которое могло мгновенно превратиться в стальное, если она чувствовала угрозу или измену по отношению к себе. Она была как бы повзрослевшей неистовой фанаткой, у которой в мире развлечений были свои собственные идолы, герои и героини, но и враги. Она очень быстро сближалась со звёздами, которыми восхищалась, но она быстро бросала тех, кто терял благосклонность публики.

Офис Глории располагался в доме 745 на Парк-Авеню, что было относительно недалеко от шикарного отеля «Плаза», где останавливалось множество приезжающих в Нью-Йорк звёзд. Она родилась в Северной Каролине и бросила хорошо оплачиваемую карьеру модели ради работы секретаршей в журнале «16», где к 1958 году поднялась до должности главного редактора. Её особый талант заключался в выборе и продвижении карьеры новых имён, выращивании звёзд, которые чаще всего были красивыми мальчиками. Она часто предсказывала славу своих последних любимцев, а затем помогала им достигнуть её, предоставляя им на страницах «16» постоянную бесценную рекламу с помощью фотографий и статей.

Необходимым условием для нее было то, чтобы её «открытия» были талантливыми, амбициозными и симпатичными. После этого – раз уж она поверила в потенциал ансамбля, певца или начинающего артиста – она могла для них творить чудеса, обеспечивая им частое появление в прессе, что не купишь за деньги.

Во время интервью с юношами, Стэйверс использовала самый верный подход для перевода в нужное русло разговора, флиртуя с ними в необходимых для этого пределах, но не более того. Недруги Глории называли её беспощадной самодовольной дивой, но – с ежемесячным тиражом, обычно превышающим миллион копий, и читательской массой юных и впечатлительных фанаток. Глория Стэйверс была человеком, чьей дружбы любыми средствами добивались все дальновидные специалисты по связям с общественностью.

Когда я впервые позвонил ей из Лондона, ее помощница капризным голосом решительно сказала мне: «Госпожа Стэйверс не отвечает на звонки специалистов по рекламе, которых она не знает. Могу я дать Вам одного из её помощников редактора?» Не позволяя ей отделаться от меня, я продолжил с настойчивостью: «Пожалуйста, передайте госпоже Стэйверс, что я звоню из Лондона и представляю «Битлз». Через несколько секунд на линии оказалась сама дама: «Поздравляю с успехом в лондонском «Палладиуме». Лишь несколькими днями ранее битлы добились публичного триумфа, когда Флит-Стрит объявила о начале битломании вслед за хорошо принятым появлением группы на «Эй-Ти-Ви» в «Воскресном вечере в лондонском «Палладиуме». То, что Глория Стэйверс настолько быстро ознакомилась с освещением событий в наших лондонских газетах, произвело на меня впечатление. Это подтвердило мои ощущения, что эта женщина является исключительным профессионалом в своей работе, которая следит за положением дел в международной поп-музыке так же, как и за талантами американского производства. Я был рад узнать, что статьи в нашей прессе на заре битломании достигали нужных людей на другой стороне Атлантики. Лишь много позже выяснилось, что Глория водила дружбу с нью-йоркским адвокатом в шоу-бизнесе и специалистом по разводам по имени Нат Вейс, который представлял лондонского импресарио Ларри Парнса и который станет близким другом Эпстайна. Я допускаю, что она использовала Вейса в качестве своих глаз и ушей в том, что происходило в европейской индустрии развлечений. «Я слышала кое-что хорошее о ваших четырёх ребятах» – продолжила Глория, одарив меня превосходным вступлением, — «Теперь позвольте мне рассказать Вам намного больше».

Она сказала: «У Вас интересный английский акцент, но он – не ливерпульский». Я ответил: «Он – ливерпульский. Знаете, я родился и вырос в Мерсисайде, но значительная часть акцента смягчилась с тех пор, как я переехал жить в Лондон». Я намеревался сделать короткий предварительный телефонный звонок, но мы проговорили далеко за полчаса. Она спрашивала о каждом из битлов по очереди, о Брайене Эпстайне и о так называемом звучании мерсибит. Я пообещал прислать ей авиапочтой кипу прессы с нашей коллекцией самых последних фотографий, множество недавних выдержек из прессы, включая обзоры выступлений и массу биографических данных о Джоне, Поле, Джордже и Ринго. Моим способом добиться расположения Глории Стэйверс было не только забросать её рекламными материалами, но и предложить ей время от времени получать эксклюзивные статьи, подписанные кем-нибудь из битлов или одним из двух дорожных менеджеров группы. Мы согласились оставаться на связи, и я пообещал регулярно держать её в курсе свежих новостей группы».

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)