Съемки фильма «Звук Мерси» / Выступление в зале «Одеон», Саутпорт (Odeon Cinema, Southport)

28 августа 1963 г.

 

Дмитрий Мурашев (dmbeatles.com): «Альбом «Пожалуйста, доставь мне удовольствие» (Please Please Me), 23-я неделя в первой десятке хит-парада британского издания «Новый Музыкальный Экспресс».

 

Кэти Кирби (журналист): «28 августа 1963 года в студии «И-Эм-Ай» у Силлы Блэк состоялось прослушивание. Брайена Эпстайна познакомил с Силлой Блэк ни кто иной, как Джон Леннон, который убедил его прослушать ее в танцевальном зале «Маджестик» в Биркенхеде (прим. – выступления «Битлз» в этом зале состоялись 17 января, 21 февраля, 10 апреля 1963)».

 

Силла Блэк: «Я была в зале «Маджестик» в Биркенхеде [прим. – предположительно 21 февраля 1963], и тут ко мне подошел Брайен Эпстайн и сказал: «Никогда не слышал, как ты по­ешь, попробуй сегодня спеть с ребятами». В общем, я снова запела «Летний день» (Summertime), а «Битлз» мне по­дыгрывали, но я дико, просто жутко нервничала. Я решила исполнить «Летний день», но в самый последний момент пожалела, что не передумала. Я обожала эту песню и пела ее, когда приехала в Биркенхэд с группой «Большая тройка», но я не репетировала ее с «Битлз», и подумала, что они не смогут ее сыграть в нужной тональности. Однако на долгие размышления не было времени. Озорно подмигнув мне напоследок, Джон подготовил группу к аккомпанементу. Я не зря беспокоилась. Музыка была не в моей тональности, и какие либо корректировки, чтобы спасти мое положение, ребятам делать было поздно. Мой голос звучал ужасно, и Брайена мое пенье совершенно не впечатлило, а я подумала, ну и ладно, так мне и надо, буду и дальше высту­пать по клубам в Ливерпуле».

 

прим. — 6 сентября 1963 года Брайен Эпстайн подпишет с ней контракт, и она станет его единственной вокалисткой.

 

Силла Блэк: «Он [Брайен] был великим человеком и истинным джентельменом. Он верил в меня, и я верила в него. Если бы Брайен мне сказал «ты можешь покорить Эверест», я бы взяла рюкзак и отправилась бы в путь. Я действительно сделала бы это, поскольку я верила ему».
Бэрри Майлз: «В манчестерской студии «Би-Би-Си» продолжились съемки документального фильма Дона Хаурта «Звучание Мерси».

 

beatlesbible.com: «Съемка проходила в костюмерной студии «Би-Би-Си» на Дикенсон-Роуд. «Битлз» рассказали о своем прошлом и о планах на будущее».

 

 

63-08-28-JC21

 

 

Джон: Песня «Люби же меня» (Love Me Do) попала в хит-парад через два дня после ее выхода. Многие тогда считали, что это произошло благодаря нашему менеджеру, дескать, он просто заказал в магазин необходимое количество пластинок…

Джордж: Они возвращали пластинки.

Джон: Возвращали. И все на Юге Англии подумали: «Знаем! Он сам покупает эти записи или «ну разок мелькнули в хит-параде…». Понимаете, но это было не так.

Джордж: Конечно, мы уже давно играем на сцене. Мы выступали в Гамбурге. Я считаю, что именно там мы нашли свой стиль… мы развивали свой стиль из-за одного парня. Он обычно говорил: «вы должны делать шоу для людей». И он приходил смотреть на нас каждый вечер, и кричал «Давай! Давай!». И мы давали, а Джон танцевал на сцене как горилла, и мы все, понимаешь, бодались головами и все такое. Так или иначе, мы вернулись в Ливерпуль, а все местные группы играли в манере [группы] «Тени». А мы вернулись в кожаных куртках, джинсах и прикольных прическах – «maching schau» — и стали развиваться дальше.

Джон: Мы все носили кожанный прикид. Не кто-нибудь один из группы… я такого не припомню. Нам это нравилось и мы выступали в так на сцене. Мы тогда ходили в повседневной одежде, потому что ничего другого в то время мы себе позволить не могли. Когда мы вернулись в Ливерпуль, у нас был успех. Все думали, что мы были немцами. А мы так себя и называли: «Из Гамбурга» и нам говорили: «Вы так хорошо говорите по-английски». Когда мы вернулись из Германии во второй раз, мы стали зарабатывать больше и приобрели себе костюмы из кожи – выглядели как эдакие Джины Винсенты, только помоложе. Так оно и было тогда. Мы выступали в коже до тех пор, пока не появился Брайен.

Пол: Это стало уже избитым – ходить в коже. Мы не хотели выглядить смешно. Это было просто глупо. Мы не хотели выглядеть группой идиотов. Брайен убедил нас переодеться в приличные костюмы, и мы с радостью согласились. Мы просто решили, что это достаточно хорошие костюмы, и мы распрощались с кожаными одеждами. Вот так все и получилось.

Джордж: Мы любим своих поклонников и нам нравится видеть о себе публикации в прессе, но когда читаешь их, иногда воспринимаешь их как статьи не о себе, а каком-то Джордже Харрисоне, Ринго Старре, Поле и Джоне. Читаешь и думаешь: «О, это обо мне. Это про меня. Забавно воспринимать себя как другого человека».

Ринго: Когда мы рано утром возвращаемся домой с работы, детки еще не знают, что мы уже дома. Но если они узнают, где я живу, они начинают бить в барабаны у меня под окнами (смеется)! Они делают это прямо на улице, и им не мешает даже уличное движение. Однажды несколько человек заявились к нам домой, чтобы увидеть моих родителей и нам пришлось улизнуть через задний двор. Их было человек двадцать, они бились в дверь и кричали: «мы хотим авторгаф». Постепенно толпа росла и уже сотни две деток стали заглядывать в окна и стучать в дверь. В конце концов, моя мать слегла, все это ее просто доконало, все эти детки, мальчики и девочки.

Джордж: Они присылают нам конфеты и шоколад, думая, что мы обожаем сладости. Однажды кто-то написал в газете, что Джон получил в подарок конфеты, а я их все съел. С тех пор нас буквально завалили конфетами. Мы получаем их по две тонны за вечер. Но хуже всего то, что они бросают их в нас, когда мы находимся на сцене. Одной из таких конфеток я получил себе в глаз (показывает пальцем на свой глаз). Не хотел бы я еще раз испытать такое.

Джон: Можно подумать, что мы жалуемся, но мы не жалуемся. Мы просто хотим сказать, что хуже всего приходится нашим родным, чем нам, потому что сам-то знаешь, чего тебе ждать, но вот твои родители и близкие не понимают, что происходит.

Я не знаю, как долго мы еще продержимся на сцене. Мы, конечно, можем самоуверенно так заявить: «Да, мы собираемся продержаться еще десять лет». Но будет хорошо, если мы удержимся хотя бы еще месяца три.

Пол: Скорее всего, что мы не будем играть все время одну и туже музыку. Скажем, что когда нам будет лет под сорок, мы все еще будем продолжать исполнять песни типа «От меня тебе» (From Me To You). Что касается нас с Джоном, то, скорее всего, мы будем продолжать писать современную музыку, возможно мы разовьем какую то из ее тем, кто знает. Возможно, что лет к сорока мы вообще разучимся сочинять песни.

Джордж: Я надеюсь заработать достаточно денег, чтобы начать свое дело, до того, как мы потерпим фиаско. Кто знает, может это произойдет уже на следующей неделе, а может через два три года. Но я думаю, что мы будем работать еще года четыре.

Ринго: Я всегда мечтал стать владельцем дамской парикмахерской. Дамы сидят рядком с такими куполами вокруг головы, а я говорю: «Не хотите ли чашечку чая, мадам?»

Джордж: К этому привыкаешь, раздавать автографы, махать людям.

Репортер: А к богатству? Изменило ли оно вашу жизнь или жизнь вашей семьи?

Джордж: Нет, не особенно. Разве что мы теперь можем спокойно потратить деньги на отдых и прочее. Просто снять деньги со счета и отправиться в ка­кое-нибудь путешествие.

Репортер: Вы пользуетесь репутацией самого вдумчивого чле­на группы. Как вы думаете, сейчас в своей жизни вы достигли пика славы? И что будет с вами потом, когда все это кончится?

Джордж: Ну, я думаю, мы про­тянем еще пару лет. Естественно, мы не сможем удержаться на этом уровне. Но по крайней мере два года у нас еще есть.

Репортер: Что будет потом?

Джордж: Возможно, я займусь небольшим бизнесом, что-то в этом роде. Пока не знаю. Сейчас трудно сказать. Это забавно. Я вижу свои фотографии и читаю статьи о Джордже Харрисоне. Но, на самом деле, я не могу сказать: «О, это я. Вот обо мне написано в газете». Словно это совсем другой человек.

 

 

63-08-28-JC31

 

 

Из интервью Пола Маккартни журналу «Саундз» в 1987 г.:

Де Кёртис: Когда «Битлз» начинали, никто не думал о двадцатилетних юбилеях. ( прим. — имеется в виду 20-летний юбилей альбома «Сержант Пеппер», широко отмечавшийся незадолго до интервью). Все были уверены, что рок-группа пару лет сможет записывать пластинки, а затем исчезнет.

Пол: И мы сами думали так же. В ранних интервью Ринго говорит: «Может быть, мне повезёт, и я стану владельцем сети салонов красоты». Это было для него тогда пределом мечтаний. Джон и я считали, что мы продержимся лет десять. Но нам ведь тогда было по 18-20 лет. Мы не могли себе представить, что рок можно играть в тридцатилетнем возрасте.

 

Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Одеон», Саутпорт (Odeon Cinema, Southport)».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)




23 − = 19