Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Борнмут (Gaumont Cinema, Bournemouth)

20 августа 1963 г.

 

 

63-08-20-BC21

 

Отель «Дворцовый двор», Борнмут, 1960-е.

 

Роберт Фримен (фотограф): «Утром 20 августа 63 года я упаковал свой багаж, сел в машину и поехал на встречу с «Битлз» в «Дворцовый двор» (Palace Court). Брайан Эпстайн был любезным молодым человеком, одетым в темно-синий костюм, бе­лую рубашку и галстук в горошек. Он пригласил меня на кофе, во время которого мы должны были встре­титься с «Битлз». С милой улыбкой Эпстайн сказал: «Они будут в полдень. Любят поспать».

Джордж и Ринго появились первыми, за ними последовал Пол, последним — Джон. Я был поражен их явным ливерпульским акцентом, непосредственными манерами, темными костюмами и юными лицами: все че­тверо были очень милы. Джон прямо спросил меня, что я хочу. Я ответил, что цель моего визита — сде­лать их фотографии, и, если это возможно, то снять их на сцене. Я не планировал помещать эти снимки ни в одном из журналов. Если они окажутся интересными, то возможность пристроить их будет. «Сегодня вечером состоится концерт», — сказал Брайен, и я пошел за камерой».

 

Дмитрий Мурашев (dmbeatles.com): «С 17.00 до 17.29 радиостанция «Би-Би-Си» транслирует программу из серии «Вот идут Битлз» (Pop Go The Beatles), записанную 16 июля».

 

 

63-08-20-BD21

 

Письмо Линды Барроуз к Роберту Фримену, 1989 год: «Дорогой, мистер Фримен! Три девушки на вашей фотографии — это я, моя сестра Норма и наша подруга Рит. Я как раз попросила сестру вспомнить о «Битлз» все, что она знает, но так трудно уложить в слова воспоминания о них. И тут Вы!

Сначала о свитерах. Их особенность в том, что они такого же темного цвета и с воротом под горло, как и у «Битлз». Это было время, когда мы еще были школьницами, бедными, но изобретательными. Свитер, который на мне, первоначально был белого цвета и принадлежал моему отцу. Как только мама уш­ла по делам, я его перекрасила в черный цвет. Свитер на Норме — тоже отцовский. Он одевал его на ра­боту. Надпись «Разыскиваются Битлз» мы вышили, а рисунки позаимствовали из вестерна. Нам нравилось думать, что наши свитера с такой надписью — единственные и самые первые. К сожалению, они не сохранились. Норма вынуждена была убрать надпись и рисунок, а свитер вернуть отцу. В этих теплых вязаных свитерах мы целую неделю просидели у отеля «Дворцовый двор» под августовским солнцем. Это было проявлением нашей высшей преданности «Битлз».

Та августовская неделя — самая памятная. Мы ста­ли поклонницами «Битлз» после песни «Люби же меня» (Love Me Do), которую они исполняли на совместном концерте с Роем Орбисоном в феврале 1963 г. в зале «Гомон», и весною в городском зале Сосбери. Это был небольшой зал, и у нас была возможность находиться прямо перед сценой. Мы пришли за три часа до начала выступления, также как и остальные поклонники. Полицейские недоумевали и никак не могли понять, почему такая толпа собралась в такую рань!

А когда мы узнали, что «Битлз» будут выступать в Борнмуте целую неделю во время летних ка­никул, то наши сердца затрепетали от радости. У нас была возможность побывать только на одном кон­церте, но зато места были в первых рядах. Дешевые железнодорожные билеты дали нам возможность ежед­невно приезжать в Борнмут, чтобы попытаться увидеть «Битлз». Иногда мы ночевали в Саутгемптоне, это в 20-ти милях от Борнмута. Мы мечтали о встрече с ними. Конечно, мы знали, что «Битлз» останови­лись в отеле напротив театра и поэтому проводили целые дни, сидя на лавочке рядом с отелем. Наг­радой нам было то, что вы нас сфотографировали, что мы могли наблюдать за «Битлз», когда они появля­лись на балконе, и наша короткая беседа с Полом, выходившим из отеля со своим отцом. Да, очень тру­дно выразить весь наш восторг и обожание! К концу года битломания охватила почти всех подростков, а мы немного охладели. Я думаю, что мы принадлежали к самой ранней и восторженной части поклонников.

С наилучшими пожеланиями, Линда Барроуз».

 

 

63-08-20-BE21

 

Отель «Дворцовый двор», Борнмут, 1960-е.

 

 

63-08-20-CC21

 

Пол и Ринго в фойе отеля.

 

63-08-20-CC23

 

63-08-20-CD21

 

«Битлз» на крыше отеля в Борнмуте. Фото для рекламной брошюры телешоу «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars).

 

 

63-08-20-CD23

 

Beatles On The Roof

 

Beatles Portrait

 

The Beatles Shown On London Roof

 

63-08-20-CD41

 

63-08-20-CE21

 

63-08-20-CF21

 

63-08-20-CF25

 

63-08-20-CF27

 

63-08-20-DB21

 

 

Бэрри Майлз: «Выступление в зале кинотеатра «Гомон», Борнмут (Gaumont Cinema, Bournemouth)».

 

 

63-08-20-EB20

 

 

63-08-20-EB21

 

63-08-20-EB22

 

63-08-20-EB25

 

63-08-20-EB34

 

63-08-20-EB35

 

 

 

Роберт Фримен (фотограф): «Свой первый снимок «Битлз» я сделал на сцене кинотеатра «Гомон» в Борнмуте. Брайен Эпстайн про­вел меня через боковой проход, потому что у центрального уже собралась огромная толпа. Мы по­дошли, когда Томми Куикли исполнял свой последний номер. Его менеджером также был Брайен. Аудитория, состоящая на 80% из девушек шестнадцати лет, была в страшном возбуждении, но не от Томми Куикли, а от пред­стоящего выступления «Битлз». Когда занавес раздвинулся, и они появились на сцене, зрительный зал разразился аплодисментами и визгами. Не было нужды их представлять, поэтому они сразу же начали свое выступление.

Не было иллюминаций, дымовых эффектов, особых декораций; только «Битлз», их музыка и зрители. Они не выделывали никаких па, просто стояли, пели и были самими собой. Пол, Джордж и Ринго вовсю улыбались. Микрофоны были закреплены в тяжелые стойки, поэтому движения их были просты. В таком ма­леньком зале как кинотеатр «Гомон», находясь очень близко к «Битлз» и попадая под их очарование, подростки от избытка чувств подпрыгивали и взвизгивали. Во время исполнения песни «Танцуй твист и вопи» (Twist And Shout), когда Пол и Джордж вопили прямо в микрофон слова «Встряхнись детка, сейчас» (Shake it up baby, now), — экстаз аудитории достиг наи­высшего накала. Я был настолько поражен увиденным, что едва смог сделать снимок.

[В перерыве между концертами] Перед следующим выступлением я прошел за кулисы. Синтия сидела рядом с Джоном (он настраивал гитару), Пол подписывал программки для поклонников или ставил автограф на листочках, которые ему по­дсовывал Нил Аспинал. Нил по характеру был резким и прямолинейным. И в то же время трудолюбив, на­дежен, дипломатичен. «Битлз» знали, что без него им никуда! Нил одновременно мог заваривать чай, доставать струны для гитары, отвечать на вопросы и следить за их выступлением на сцене. Залы, как в том кинотеатре, были слишком малы и не предназначались для подобных выступлений. Артистическая убо­рная также была крошечной, кроме того, в этой комнатушке всегда толпилось много народа: организатор выступления, редактор популярного журнала, пресс-агент, жена мэра, дочь директора театра, их порт­ной, музыкальный редактор, священник, какой-нибудь инвалид в коляске.

Прежде чем добраться до сцены, надо пройти длинный, узкий коридор. А стоя за занавесом, можно было услышать возбужденные голоса публики, ожидавшей встречи с «Битлз». Спустя некоторое время занавес развигался и «Битлз» выбегали на сцену со своими гитарами и теплыми улыбками на лицах. Бешеный энтузиазм нескольких сот девиц мог стать для «Битлз» опасным».

 

 

63-08-20-EB81

 

 

63-08-20-ZB22

 

Кристина Нелмез (Christine Nelmes): «Битлз» приехали в Борнмут, и мы с подружками (и с небольшой помощью отца Мэрион) испекли торт! Эта фотография была опубликована в местной газете. На ней я (в центре), слева Таня (Tanya) и справа Мэрион (Marion)».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)