Пол принимает участие в сессии звукозаписи Билли Дж. Крэмера

27 июня 1963 г.

 

Бэрри Майлз (автор книги «Через много лет»): «Воспользовавшись выходным днем, Пол вылетел в Лондон, чтобы принять участие в сессии звукозаписи Билли Дж. Крэмера в студии на Эбби-Роуд, записывающего песни «Ко мне неблагосклонна» (Bad To Me) и «Я зову тебя» (I Call Your Name)».

 

 

 

63-06-27-BC51

 

Фото Дезо Хоффмана. Сам Дезо Хоффман датировал эти снимки декабрем 1963 года, как запись Билли Крэмером песни «Ты хочешь узнать секрет?» (Do You Want To Know A Secret?), но запись этой песни состоялась в марте, а сам сингл вышел 26 апреля 1963.

 

 

 

63-06-27-BC61

 

 

beatlesbible.com: «Песня «Ко мне неблагосклонна» (Bad To Me) была написана Джоном Ленноном весной 1963 года во время совместного пребывания с Брайеном Эпстайном в Испании. Сохранилась демонстрационная запись этой песни, сделанная Джоном Ленноном 31 мая 1963».

 

Из интервью Марка Льюисона с Полом Маккартни:

Марк Льюисон: А что вы скажете насчет тех песен, кото­рые вы подарили другим исполнителям, скажем, «Ко мне неблагосклонна»? Ведь среди них попадались отличные!

Пол: Джон и я составляли команду по сочи­нению песен, а в те времена такие команды писали для всех — бывало, конечно, что не удавалось вообще ничего придумать или хотелось оставить песню для себя, потому что она была слиш­ком уж хорошей, чтобы отдавать ее на сторону. Мы с Джоном, бывало, решали: «Ух ты! Надо нам написать песню для Билли Дж. О’кей (напевает очень просто кусочек из песни «Ко мне неблагосклонна»): «Птицы в небе будут…», ну, и мы просто сочиняли их. В голове у нас существовала общая формула, и мы сочиняли запросто. Как раз сегодня утром я прочитал, будто Джефф Эмерик где-то рассказывает, что он и Джордж Мартин могли просидеть рядом во время записи не один час и не обменяться ни одним словом, и все думали, что они какие-то полоумные. А это происходило оттого, что они понимали друг друга без слов. Так же и мы с Джоном, когда речь шла о песне для Билли Дж., или группы «Формоуст», или для Силлы.

 

If you ever leave me, I’ll be sad and blue

Если когда-нибудь ты уйдешь от меня, я буду печален и грустен

Don’t you ever leave me, I’m so in love with you

Никогда не покидай меня, я так тебя люблю

The birds in the sky would be sad and lonely,

Птицы в небе станут печальны и одиноки,

If they knew that I lost my one and only,

Если узнают, что я потерял свою единственную,  

They’d be sad if you’re bad to me

Они будут печальны, если ты ко мне неблагосклонна

The leaves on the trees would be softly sighin

Листья деревьев будут тихо вздыхать

If they heard from the breeze that you left me crying,

Если услышат от ветерка, что ты оставила меня плачущим

They’d be sad, don’t be bad to me  Они будут печальны, не будь ко мне неблагосклонна

But I know you won’t leave me ‘cos you told me so,

Но я знаю, что ты никогда не оставишь меня, потому что ты так мне сказала,

And I’ve no intention of letting you go,

И у меня нет желания отпускать тебя

Just as long as you let me know, you won’t be bad to me

Столь долго, сколько ты позволишь мне знать, не будь ко мне неблагосклонна    

So the birds in the sky won’t be sad and lonely,

И птицы в небе не будут печальны и одиноки,

‘Cos they know I got my one and only

Потому что они знают, что я со своей единственной

They’d be glad that you’re not bad to me

Они бы радовались, что ты не стала ко мне неблагосклонна

But I know you won’t leave me ‘cos you told me so,

Но я знаю, что ты не оставишь меня, потому что ты так мне сказала

And I’ve no intention of letting you go,

И у меня нет желания отпускать тебя

Just as long as you let me know, you won’t be bad to me

Столь долго, сколько ты позволишь мне знать, не будь ко мне неблагосклонна

So the birds in the sky won’t be sad and lonely,

И птицы в небе не будут печальны и одиноки,

‘Cos they know I got my one and only

Потому что они знают, что я со своей единственной

They’d be glad that you’re not bad to me,  Они бы радовались, что ты не стала ко мне неблагосклонна

They’d be glad that you’re not bad to me, to me, to me

Они бы радовались, что ты не стала ко мне неблагосклонна, ко мне, ко мне

 

 

 

 

Бэрри Майлз (автор книги «Через много лет»): «Песня «Я зову тебя» (I Call Your Name) была написана в основном Джоном Ленноном».

 

Джон: «Это моя песня, написанная тогда, когда еще не было никаких «Битлз», никакой группы. Я ее просто придумал. Это моя попытка сочинить что-то в стиле блюза, а 8-тактовая вставка в середине [песни] для неё написана была уже когда планировалось включить её в альбом несколькими годами позже. Первая часть была написана ещё до Гамбурга. Это одна из моих первых попыток написать песню».

 

Пол: «Эта песня была написана в Ливерпуле, в доме тёти Джона на Менлав-Авеню. Мы работали над песней вместе, но основная идея принадлежала Джону. Когда я вспоминаю слова этой песни, я начинаю размышлять: «Постой-ка. Что он имел в виду? «Я зову тебя, но тебя нет рядом» (I call your name but you’re not there). Может он имел в виду свою мать? Или своего отца?» Признаться, в то время, я не замечал всего этого, ведь мы были лишь парой мальчишек, сочинявших песни. Только спустя какое-то время начинаешь анализировать многие вещи».

 

Марк Льюисон (автор книги «Сессии записи Битлз»): «Использование восьмитактового перехода в этой композиции позволяет говорить о первой попытке «Битлз» написать песню в стиле ска (первой волны). В 1963 году Джон передал песню Билли Джей Крэмеру из ливерпульской группы «Дакоты», у которой в то время был контракт с Джорджем Мартином и студией «Парлофон». По некоторым данным, Леннон был недоволен аранжировкой «Дакот» и тем, что песня вышла на оборотной стороне сингла, поэтому «Битлз» примут решение самостоятельно записать песню, и выпустят её в 1964 году на пластинке «Долговязая Салли» (Long Tall Sally)».

 

I call your name but you’re not there

Я зову тебя, но ты не рядом,

Was I to blame for being unfair

Виноват ли я, что был так несправедлив?

Oh I can’t sleep at night

О, я не могу спать по ночам

Since you’ve been gone

С тех пор, как ты ушла.

I never weep at night

Я никогда не плачу ночью,

I can’t go on

Но я так больше не могу.

 

Well don’t you know I can’t take it

Разве ты не знаешь, что я не выдержу всего этого,

I don’t know who can

И не знаю, кто бы смог.

I’m not going to make it

Я не собираюсь терпеть это,

I’m not that kind of man

Я не такой человек.

 

Oh I can’t sleep at night

О, я не могу спать по ночам,

But just the same

Но точно так же

I never weep at night

Я никогда не плачу ночью,

I call your name

Я зову тебя.

 

Don’t you know I can’t take it

Разве ты не знаешь, что я не выдержу всего этого,

I don’t know who can

И не знаю, кто бы смог.

I’m not going to make it

Я не собираюсь терпеть это,

I’m not that kind of man

Я не такой человек.

 

Oh I can’t sleep at night

О, я не могу спать по ночам,

But just the same

Но точно так же

I never weep at night

Я никогда не плачу ночью.

I call your name

Я зову тебя,

I call your name

Я зову тебя,

I call your name 

Я зову тебя.

 

beatlesbible.com: «В этот день, у Пола Маккартни в доме на Фортлин-Роуд, Леннон и Маккартни закончили работу над песней «Она любит тебя» (She Loves You)».

 

Пол: «Однажды вечером мы сидели там, когда мой папа смотрел телевизор и курил сигареты «Плейерс», и написали песню «Она любит тебя». На самом деле мы просто закончили ее, потому что начали еще в номере отеля. Мы прошли в гостиную: «Папа, послушай это. Как она тебе?». Так что мы проиграли ее моему папе, и он сказал: «Очень мило, сынок, но везде и без того полно этих американизмов. Почему бы вам не петь «Она любит тебя, Да! Да! Да!» (She loves you. Yes! Yes! Yes!)».

 

Майкл Маккартни: «Папаша, услышав песню «Она любит тебя», сделал заключение, что местный акцент Пола был слишком резок. Когда же он услышал жёстский американский акцент «Она любит тебя, Ага! Ага! Ага!» это  стало  для  него  последней  каплей. «С таким дурным произношением ты далеко не уедешь! Почему бы тебе не спеть «Она любит тебя, Да! Да! Да!» начал приставать он к Полу».

 

Пол: «В этот момент мы просто рухнули замертво, и сказали: «Нет, папа, ты совершенно не понимаешь!».

 

Джон: «Вы когда-нибудь слышали, чтобы ливерпулец пел «Да» (yes)? Только «Ага» (yeah)! Это была самая броская фраза. Мы написали песню, нам требовалось что-то еще, и мы спели «ага — ага — ага», и это подошло. Эта идея пришла в голову Полу: вместо того чтобы снова петь: «Я люблю тебя», — он написал именно от третьего лица. Он, кстати, до сих пор не отказался от этого хода. Он предпочитал писать о ком-то, а я более склонен писать о себе».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)