Запись на телевидении «Эй-Би-Си» — Thank Your Lucky Stars / Знакомство с группой «Роллинг Стоунз»

14 апреля 1963 г.

 

Бэрри Майлз: «Телевидение «Эй-Би-Си». Центральная студия «Теддингтон», Теддингтон (ABC Television’s Teddington Studio Centre, Teddington). Запись в шоу «Благодари свои счастливые звезды» (Thank Your Lucky Stars)».

 

Филипп Норман: «Это шоу было популярно благодаря де­вушке-критику пластинок по имени Джэнис и причудливым студийным декорациям, которые окружали певцов и группы, мимически изображавшие под фонограммы (не всегда удачно) свои недавние хиты из «Лучшей двадцатки». Особое очарование Джэнис придавал густой бирмингемский акцент, с которым она, при­суждая чьей-либо пластинке максимальное количество баллов, неизменно произносила: «Йо ставлю им пать».

 

beatlesbible.com: «Это было третье появление «Битлз» на телевидении «Эй-Би-Си» в телешоу «Благодари свои счастливые звезды». Трансляция шоу состоится 20 апреля 1963 с 17.50 и будет транслироваться на большинство областей, охваченных сетью «Ай-Ти-Ви».

«Битлз» прибыли в студию к 11.00, и провели репетицию. Среди других участников шоу были: группа «Пятерка Дейва Кларка» (Dave Clark Five), группа «Девушки Вернона» (The Vernons Girls), Берт Видон (Bert Weedon) и Дел Шеннон (Del Shannon)».

 

Бэрри Майлз: «Под фонограмму «Битлз» исполнили песню «От меня тебе» (From Me To You)».

 

Джордж: «Мы записывались в Теддингтоне на съемках шоу «Благодари свои счастливые звезды», открывая рот под запись нашей же [песни] «От меня тебе».

 

Филипп Джонс (продюсер программы): «Мы не имели понятия, как их преподнести ауди­тории. В конце концов, мы решили по­местить каждого из них внутрь большого металлического серд­ца. Было очевидно, что песня, а не наши декорации, может сделать им настоящую рекламу».

 

63-04-14-BC21

 

63-04-14-BC31

 

63-04-14-BC41

 

63-04-14-BC51

 

 

Чезз Эйвери (beatlesource.com): «Дальний ряд слева направо: Брайен Мэттью, Берт Видон, Дел Шеннон, Майк Берри, Кент Уэлтон. Ближний ряд слева направо: группы «Пятерка Дэйва Кларка», «Девушки Вернона» сидят у «Битлз» на коленях».

 

 

63-04-14-FC25

 

Джин Оуэн (Jean Owen, участница группы «Девушки Вернона»): «Довольно долгое время мы часто с ними [«Битлз»] пересекались. Тогда ребята были еще только четырьмя молодыми парнями. Морин Кеннеди (прим. – другая участница группы) частенько восклицала: «О, ради бога, Джон, уйди и оставь меня в покое». Мы обращались с ними, как с детьми, ей богу, хотя сами были такого же возраста. Помню один случай, когда Джордж постучался к нам в гримерную, когда мы накладывали сценический грим. Он постучал в дверь, вошел и спросил: «Все в порядке, девочки?». А Морин ему отвечает: «Джордж, уматывайся отсюда». Он говорит: «Девушки, пошли, у нас нет ни одной женщины. Вы можете просто там постоять. Вам ничего не нужно будет делать». «Убирайся!». Мы вытолкали его. Но все это было очень добродушно».

 

63-04-14-FC29

 

Фиона Адамс (Fiona Adams, фотограф): «Первый раз я встретилась с «Битлз» (тогда еще малоизвестных) в воскресенье 14 апреля 1963, когда они появились на популярной передаче «Благодари свои счастливые звезды». В те дни «Битлз» с готовностью согласились, когда я пригласила их прийти на съемки (прим. – фотосессия состоится 18 апреля).

 

Бэрри Майлз: «В этот вечер «Битлз» посетили выступление группы «Роллинг Стоунз» в клубе «Кроудэдди» (Crawdaddy Club), располагавшегося в отеле «Станция» (Station Hotel), Ричмонд».

 

Джорджио Гомельски: «В интервью для местной газеты нас спросили, как мы называем свой клуб. Мы его никак не называли, но на вопрос ответили не задумываясь: «Кроудэдди».

 

Анатолий Ткачев (журналист): «Назва­ние клуба официально звучало как «Рак» (Сrаwdaddy), но все посети­тели знали, что в дей­ствительнос­ти оно озна­чает «Тря­сись, папу­ля».

 

Стивен Дэйвис (журналист): «В середине апреля Джорджио Гомельски возомнил себя менеджером группы «Роллинг Стоунз» и развил бурную деятельность. Услышав, что «Битлз» записывают 14 апреля песню «От меня тебе» для шоу «Благодари свои счастливые звезды», он пригласил ребят прийти посмотреть на «Стоунз» в «Кроудэдди» в тот же самый вечер».

 

Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «14 апреля 1963 в воскресенье днем, Джорджо Гомельски отправился в Туикенем, где проходила запись телешоу «Благодари свои счастливые звезды». Со свойственной ему непринужденностью он подошел к «битлам», которые участвовали в шоу, и предложил снять о них фильм. Еще он заявил, что на обратном пути в Лондон они пренепременно должны заехать в отель «Станция» и побывать на вечернем выступлении «роллингов».

 

Нил Аспинал: «В начале шестидесятых нас интересовал американский ритм-энд-блюз. «Битлз» находились под заметным влиянием американской музыки, когда ходили по клубам, чтобы выяснить, что происходит в Лондоне, поскольку он еще не стал нашим городом. Мы были там всего лишь приезжими. Тогда мы и познакомились с Эндрю Олдхэмом, которого Брайен потом взял на работу рекламным агентом. Эндрю повез нас в Ричмонд, на выступление блюзовой группы «Роллинг Стоунз» (потом он стал их менеджером)».

 

Джордж: «А потом [после записи на телевидении] мы отправились в Ричмонд, и познакомились с ними [группой «Роллинг Стоунз»]».

 

Джон: «Впервые мы отправились посмотреть «Стоунз» в клуб «Кроудэдди» в Ричмонде. Ими тогда заправлял другой парень, Джорджио Гомельски. Когда мы начали проводить время в Лондоне, «Стоунз» были на подъеме, и выступали в клубах, а с Джорджио мы познакомились через Эпстайна».

 

63-04-14-SC22

Отель «Станция», апрель 1963 г. На сцене «Роллинг Стоунз».

 

Джордж: «Они [«роллинги»] все еще были на сцене клуба, притопывая в такт своим ритм-энд-блюзовым вещам. Музыка, которую они играли, больше напоминала нашу еще до того, как мы выбрались из кожаных костюмов, начали записывать пластинки и выступать по телевидению. Ко времени нашего знакомства мы уже утихомирились».

 

Джон: «Мы добились успеха, а потом появились «Стоунз» и начали делать нечто более радикальное, чем мы. Они носили волосы подлиннее нашего и выкрикивали на сцене оскорбления, от чего мы отказались».

 

Мик Джаггер: «Я работал в Стритхем-Хилле и выслушивал постоянные замечания босса по поводу длины моих волос. У Чарли и Стю была приличная работа, они коротко стриглись, а все остальные в то время отрастили волосы».

 

Стивен Дэйвис: «В раскаленной атмосфере зала «Стоунз», одетые в куртки и галстуки, в течение двадцати минут играли песню Бо Диддли «Мона» (Мо), завершавшую выступление, и на­сквозь промокли от пота, в то время как посетители, вплотную прижатые друг к другу из-за недостатка места, раскачивались в такт пульсирующему биту. Изви­вавшийся у микрофона Мик, сидевшие по обе стороны от него на стульях Брайан и Кейт, находившиеся в глубине сцены Билл, Чарли и Стю, игравший на маракасах, обрушивали на публику вал громких, резких, неистовых звуков».

 

Мик Джаггер: «Каждое отделение концерта мы заканчивали песней Бо Диддли – «Прелесть» (Pretty Thing) или «Давайте про папашу-рака» (Doin`The Crawdaddy), растягивая ее минут на двадцать. Это стало особым ритуалом, гипнотизировавшим публику, некоторые даже называли этот ритуал первобытным».

 

Ронни Беннет (группа «Роннетс»): «Битлз» — всего лишь четверо парней с гитарами. А «роллинги» всегда были непредсказуемыми, рисковыми. На сцене они вытворяли что хотели».

 

Джордж: «Это была настоящая оргия. Зрители вопили, визжали, танцевали на столах. Они исполняли танец, который в то время не знал никто, а теперь все мы называем шейком. От ритма «роллингов» содрогались стены; этот ритм словно вколачивали в головы. Потрясающее звучание».

 

Нил Аспинал: «В тот вечер «Стоунз» играли нормально, как любая группа в «Пещере». Они умели играть песни, а больше от них ничего и не требовалось. Многие и этого не умели».

 

Ринго: «Помню, я стоял в какой-то душной комнате и смотрел, как играют Кит и Брайан. Ого! Тогда я и понял, что «Стоунз» замечательные. Они просто притягивали внимание. Конечно, мы уже могли судить об этом тогда, ведь мы пробыли в шоу-бизнесе целых пять недель, мы знали о нем все!».

 

Стивен Дэйвис: «Неожиданно Мик и Брайан Джонс заметили, что на расчистившейся площадке пе­ред сценой стоят четверо длинноволосых парней в длинных кожаных пальто и смотрят на них. Билл повернулся к Чарли: «Черт возьми! Это же «Битлз!» На лице Брайана появилась ухмылка. «Битлз» пришли их послушать!».

 

Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «Мы, как обычно, днем отыграли в «Студии 51» и по шоссе А3 двинулись в Ричмонд. Во время первого отделения концерта в «Кроудэдди» я вдруг обнаружил, что на расстоянии шести футов от нас стоят четверо «битлов». Они были одеты одинакого – в длинные черные кожаные пальто. Помню, я подумал: «Черт, да ведь это же «Битлз»!». Я занервничал, чего раньше со мной не случалось».

 

Йен Стюарт (группа «Роллинг Стоунз»): «Джаггер застыл на месте».

 

Пол: «Мик рассказывал потом, как увидел нас в длинных замшевых пальто, купленных в Гамбурге, каких не было ни у кого в Англии».

 

Кит Ричардз (группа «Роллинг Стоунз»): «Мы как всегда играли в одном из баров в Западном Лондоне. Вдруг в дверях показались четыре парня в черных кожаных плащах, а потом меня под бок пнул своим локтем Мик или Брайан: «Это же «Битлз!». Так что когда я впервые посмотрел на Джорджа, или на кого-то из них, я тут про себя подумал, «Они выглядят в точности как на обложке их альбома!». А тогда, мы играли за 50 центов, понимаете?».
Мик Джаггер: «Первые слухи о «Битлз», которые до нас дошли, были лишены малейшей правдивости. Нам сказали, что существует группа из Ливерпуля, участники которой носят длинные во­лосы, неряшливо одеваются и входят в высшие строчки хитпарадов, никудышно исполняя блюзовые композиции. Ме­ня чуть не стошнило от этого сочетания».

 

Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «В перерыве мы разговорились с «битлами» в баре».

 

Мик Джаггер: «В перерыве мы разговорились с «битлами» в баре».

 

Ринго: «Мы разговорились с ними. Не помню, о чем, не знаю даже, прошли ли мы за кулисы».

 

Мик Джаггер: «В первую свою — неожиданную — встречу с Джо­ном Ленноном я, смешно вспомнить, оробел. Не знал, что мне ему говорить. Битлы тогда были мега-величиной, а мы были никем: шел шестьдесят третий, мы тогда еще и первую пластинку не сде­лали. Нам все время как бы чуточку не везло, а они спустились с небес послушать, как мы играем. Я не шучу: это было нечто. Они ведь были не просто музыканты, а боги, молодежь на них молилась. И они были в кожаных пиджаках, мы тогда себе такие позволить не могли.

Джон, как выяснилось, был парень что надо. Я спросил его: «Ты ведь играешь на губ­ной гармошке?» — видел, как он играет «Люби же меня» (Love Me Do), — а он ответил: «Так, как вы, ребята, я не могу. Я мусолю да дую. А настоящий блюз мы сыграть не сумеем. Помню, Брайан [Джонс] спросил у Джона Леннона: «На чем ты играешь в «Люби же меня» – на обычной гармонике или хроматической?».

 

Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «Помню Брайан спросил у Джона Леннона: «На чем ты играешь в «Люби же меня» — на обычной гармонике или хроматической? – «На хроматической, с кулисой», — ответил Леннон».

 

Джон: «Помню, Брайан Джонс подошел и спросил: «Люби же меня» ты на какой гармошке играешь — на обычной или хроматической?». Просто он заметил глубокое, низкое звучание моих аккордов. Я ему отвечаю: «На хроматической, с кулисой», хотя, конечно, звук здесь был далек от желаемого фанки-блюзового. Но его, как и в песне Брюса Ченнела «Эй, детка» (Hey Baby) — а эта песня тоже была в нашем репертуаре, — на гармошке сыграть просто невозможно».

 

Из интервью Джона Леннона Денису Эльзасу 28 сентября 1974 г.:

Эльзас: Были ли когда-либо в планах совместные проекты обеих групп [«Битлз» и «Ролинг Стоунз»]?

Джон: Об этом мы никогда не говорили, тогда каждая группа занималась своей собственной карьерой. Но мне вспоминается случай, когда, ещё в самом начале, они играли в клубе. Мы как-то при встрече спросили одного из них, Брайана Джонса, не хочет ли он сыграть в «Люби же меня» на гармонике. Дело в том, что я написал партию баса в стиле фанки-блюз, то есть довольно близко к его стилю. Конечно, я не имел в виду, что он должен сыграть на гармонике какой-нибудь ритм типа «Эй, детка». Просто мы в определённом смысле все свои вещи играли тогда в стиле «Эй, детка» Брюса Ченнела».

 

Мик Джаггер: «Выяснилось, что на Леннона большое впечатление произвели рифы на гармонике в «Эй, детка» – песне Брюса Ченнела. Вот так мы с ними познакомились. В конце концов, они остались на второе отделение».

 

Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «В конце концов, они остались на второе отделение. Закончив выступление, мы собрали аппаратуру, и Пол, Джон, Джордж и Ринго отправились с нами на Эдит-Гроув. Несколько часов мы говорили о музыке, слушали нашу пленку, записанную на студии «Ай-Би-Си», а также наши любимые блюзовые альбомы, в том числе Джимми Рида. Но наши драгоценные записи Рида не произвели на Джона никакого впечатления».

 

Кит Ричардз: «У меня с Джорджем было много общего – и мы особо не обсуждали эту тему, хотя мы частенько смеялись – нас связывало то, что в своих группах мы играли одни и те же роли. Мы как бы говорили, «Да, без нас они никуда не денутся». Так что мы часто говорили друг другу, «Ну, что, тебя еще терпят?» По большому счету, он был очень тихим и загадочным парнем. Он обладал очень тонким чувством юмора, едва различимым. Но между нами всегда была эта молчаливая связь. Я сразу же скорефанился с Джоном, потому что Джордж был тихоней».
Джон: «Мы пришли в клуб, послушали их и стали хорошими друзьями».

 

Билл Уаймен (группа «Роллинг Стоунз»): «Брайан попросил у «битлов» снимок с автографоми и повесил его на стену над камином. Стю [Йен Стюарт] неудомевал: «Не понимаю, из-за чего столько суеты». «Битлз» пригласили всех нас на свой концерт в Королевском Альберт-Холле в следующий четверг. Мы пообещали поддерживать с ними связь, в четыре часа утра они уехали. Стю довез Джорджа и Ринго до отеля «Президент» на Рассел-Сквер, потом подбросил меня, и, поскольку наступил понедельник, мы оба сразу отправились на работу».

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)