Последнее выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Hamburg)

31 декабря 1962 г.

 

Бэрри Майлз: «Выступление в гамбургском клубе «Звезда» (The Star-Club, Grosse Freiheit, Hamburg)».

 

62-12-31-BC21

 

Энди Бабюк: «Некоторые из заключительных выступлений в клубе «Звезда» были записаны Эдрианом Бэрбером [из группы «Большая тройка»], который соорудил грандиозную систему звукоусиления и установил в клубе звукозаписывающее оборудование. Бэрбер хотел усовершенствовать достаточно бедную в целом систему звукоусиления, использовавшуюся в клубах Гамбурга, и в этом он получил поддержку в лице владельца клуба «Звезда» Манфреда Вейследера».

 

Эдриан Бэрбер: «Вместе с партнерами он [Манфред Вейсследер] заправлял пятнадцатью стриптиз-клубами. Помните [песню] «Она влезла через окно в ванной» (She Came In Through The Bathroom Window) [начало записи 25 июля 1969 г.], небольшой кусочек: «Она сказала, что она всегда была танцовщицей / Она работала в пятнадцати клубах в день (She said she’s always been a dancer / She worked at fifteen clubs a day)? Ну, это было как раз про это. И на всех этих площадках, у каждой из которых была своя система звукоусиления, Вейследер имел горы избыточного оборудования».

 

Энди Бабюк: «Таким образом Бэйбер взялся за работу по созданию хорошей системы звукоусиления для клуба «Звезда» и, в конечном счете, он закончил монтаж системы, которая для того времени была необычной по нескольким аспектам. Она состояла из двух акустических колонок с двадцатью пятью элементами каждая, расположенным по обеим сторонам сцены. Линия низкого напряжения питала каждый из десятидюймовых динамиков. В дополнение к этому Бэрбер использовал ламповый усилитель «Телефункен», с мощностью усиления в 200 ватт, подключенный к этим колонкам».

 

Эдриан Бэрбер: «У меня также была система эффекта панорамирования «Бинсон Экорек» (Binson Echorec) итальянского производства, которая использовала диски, а не привычную ленту. Самой необычной была раздельная система для ведущего вокала и звукоприемника, и вокала второго плана. Каждая система имела свой собственный эффект панорамирования. У меня даже были боковые заполнители, иначе – боковые сценические мониторы, которые тоже были необычными. Группы считали, что это была замечательная система. У нас, на самом деле, были хорошие вечера, когда каждая нота была великолепна, и все было на своем месте. И я подумал, класс, если бы можно было их записать».

 

Энди Бабюк: «После этого Бэрбер наладил в клубе звукозаписывающую систему. Он говорит, что первоначальная идея заключалась в том, чтобы просто записать каждое выступление, чтобы было что вспомнить хорошее. Для этого Бэрбер использовал бытовой магнитофон «Телефункен», принадлежащий Вейсследеру. Также владелец клуба предоставил маленький микшерский пульт».

 

Эдриан Бэрбер: «Сначала я использовал еще один небольшой магнитофон, чтобы записать атмосферу помещения клуба. Так получилось, что когда я записывал акустическую атмосферу этого помещения, то это были «Битлз». Постепенно я все улучшал и улучшал сигнал с микрофонов и совершенствовал систему в целом».

 

Рой Карр: «Согласно многим источникам, именно в этот день было записано все содержание альбома «Битлз живьем! В клубе Звезда, Гамбург» (Beatles Live! At The Star Club, Hamburg). Запись сделал Тэд Тейлор, по кличке «Большой» (Ted «Kingsize» Taylor), лидер группы «Большой Тейлор и Домино» (эта ливерпульская группа также как и «Битлз» гастролировала в Гамбурге). По второй версии, новогодние записи «Битлз», вместе с записями группы «Домино», Тейлору вручил технический администратор клуба «Звезда» Эдриан Бэрбер, в прошлом участник коллективов «Кэсс и Казановы» и «Большая тройка», а также группы самого Теда. Эдриан записывал выступавшие в клубе ливерпульские группы на монофонический магнитофон «Грюндиг», устанавливая магнитофонный микрофон рядом с центральным вокальным микрофоном на сцене. Кроме упоминавшихся групп он записал, например, группу «Клифф Беннетт и дерзкие мятежники» (Ciff Bennett & The Rebel Rousers)».

 

Тед Тейлор (группа «Большой Тейлор и Домино»): «На самом деле это записал не Эдриан Бэрбер. Все использовали этот магнитофон. Не забывайте, ведь это не было коммерческим мероприятем. Магнитофон стоял на краю сцены, чтобы прослушивать выступление. Это был 62-й. Мы играли в Берлине. В Берлине я посетил радиовыставку и купил магнитофон, у которого было две скорости и четыре дорожки. Портативный, кстати. Мы просто поставили его на краю сцены. Прослушивали свои композиции. Проверяли их. Использовали для установки уровня звука. Запись на пленку шла с одного микрофона, установленного в центре клуба «Звезда», подключенного сразу к четырем дорожкам, четырехдорожечному «Филлипсу».

Обычно происходило так, что большинство групп, которые выходили на сцену, хотели его прослушать, поэтому проходя мимо, они просто включали его. Иногда он оставался в таком состоянии всю ночь. Если вам хотелось послушать нового участника [группы], вы использовали его. Таким образом, он не был предусмотрен для коммерческого использования, чтобы записать «Битлз», потому что, кем были эти «Битлз»?. Они даже не были такой хорошей группой, как моя. Так почему я должен заморачиваться, чтобы попытаться их записать? Конечно, в то время я не мог предвидеть, что «Битлз» станут кем-то, да и никто вокруг не мог этого предвидеть.

Дело в том, что за оборудованием следил Эдриан Бэрбер. Не было и речи, чтобы кто-нибудь сказал: «О, я забираю пленку домой». Он говорил: «Ну, это моя пленка». Ничего подобного. Использовалась всего одна лента. Когда я вернулся домой, она лежала у меня дома».

 

Рой Карр: «Пленка с записью, длившейся три часа, была забыта и пролежала где-то в пыли. Позднее, когда «Битлз» стали знаменитыми, Тейлор предложил пленку Брайену Эпстайну как документальный материал. Эпстайн раскритиковал качество записи, сказав, что на этом нельзя заработать, и предложил за нее только 20 фунтов. Сделка не состоялась».

 

Тед Тейлор (группа «Большой Тейлор и Домино»): «Затем, когда «Битлз» состоялись, конечно же, я предложил ее Эпстайну, который вернул мне ее со словами: «Я дам тебе двадцать фунтов за беспокойство». С той минуты, когда Эпстайн заполучил их [«Битлз»], он превратил это в коммерческий проект, и никто не видел «Битлз» такими, какими они были до этого. Это был единственный кусочек истории «Битлз», какими они были. На этой пленке. Эпстайн был ею недоволен. Он не хотел об этом знать. На этой пленке они именно такие, какими и были «Битлз». Конечно, как только они были помыты, их манеры были улучшены, они были ввергнуты на сцену, и стали коммерческим предложением. Так что Эпстайну нужно было уничтожить все остальные группы вокруг них, потому что любая другая группа в Ливерпуле была лучше их. Эпстайн стал причиной гибели Мерсибита.

Он уничтожил все конкурентные группы. В декабре 1962 года он предложил мне подписать контракт. Я был в клубе с «Большой тройкой» и Джином Винсентом. И вот кто-то спускается по лестнице в клуб. Это был Брайен Эпстайн. Вскочил Джонни Госсер и представил мне Брайена Эпстайна. Он сказал: «Господин Эпстайн, это Большой Тейлор. Тед, это Брайен Эпстайн». Я пропустил несколько стаканов пива, немного выпил. Я спросил у него: «Ну, и кто он?». Ему это не понравилось. Он вышел из клуба, кипя от злости. Мы просто сидели в этом клубе и напились в стельку. Конечно, когда в январе я вернулся домой, ничего не ведая, я собирался в двухмесячное турне. Он выкупил это турне, и оставил меня без работы, потому что ему не понравилось мое поведение. Он целенаправленно разрушал каждую хорошую группу ливерпуля, или переманивал к себе. Так Мерсисайд потерял все свои группы. Он уничтожил целую сцену. Он был злым, эгоистичным человеком. Он уничтожал все вокруг себя».

 

Рой Карр: «В 1975 году, когда битломаны уже пять лет иссушенными губами ловили любые малоизвестные записи безвозвратно распавшихся «Битлз», Тед Тейлор и Алан Уильямс продали эти пленки Полу Мерфи, который когда-то работал звукорежиссером в Гамбурге. Но только в 1977 году с помощью современной техники звукозаписи удалось переписать первоначальный вариант на 16 дорожек и добиться хорошего звучания. При этом из записи не был выпущен ни один такт. Диск был издан, имени Бэрбера на нем не оказалось, зато было имя Теда Тейлора и людей, «продюсировавших» ремикс и издание редкого альбома.

Трудно поверить в то, что сам Тед Тейлор стал бы в новогодний вечер наступавшего 63-го года возиться с записью конкурирующей группы, неизвестно кому нужной. Тем более что ему пришлось бы принести с собой магнитофон, в те годы — вещь довольно громоздкую. Другое дело, если по дружбе это на станционарный клубный магнитофон записал технический сотрудник Эдриан Бэрбер, который, передавая Теду Тейлору запись его детища – группы «Домино» — попросил передать заодно и Битлам их пленку, а тот по какой-то причине этого не сделал, и забыл про нее. Тед Тейлор обнаружил ее у себя позже, когда она уже представляла большую ценность. Возможно, если бы пленка не «завалялась», она бы и не сохранилась.

Что касается версий и домыслов, то внимательно слушая запись, приходишь к мысли, что целесообразно также не верить и версии записи за один вечер всего альбома. Если следовать уже работе Дага Кэйри, то в этот новогодний вечер записаны только песни Road Runner, словесное представление ансамбля (Introducing The Band), The Hippy Hippy Shake, A Taste Of Honey («общераспространенная» версия этой живой записи представляет из себя 1 минуту 9 секунд этого исполнения и приклеенный к ней кусочек исполнения 28 декабря), Money (That’s What I Want) (солирует Тони Шеридан). Reminiscing (часто неправильно называемая Can’t Help It/Blue Angel), Ask Me Why, I Saw Her Standing There («распространенная версия»).

 

Даг Кэйри: «Великолепное представление о репертуаре тех дней дают песни, сохранившиеся на записях. В этот день были сделаны записи песен Be Bop A Lula, I Saw Her Standing There, Hallelujah! I Love Her So, Red Hot, Sheila, I’m Talking About You, Twist and Shout, Mr. Moonlight, Sweet Little Sixteen, Besame Mucho, Red Sails In the Sunset, I Remember You, I’m Gonna Sit Right Down and Cry (Over You), Kansas City / Hey-Hey-Hey-Hey!, Shimmy Like Kate, Long Tall Sally, Falling In Love Again, Roll Over Beethoven, Ask Me Why, I Saw Her Standing There, A Taste Of Honey (исполненная как «Растрата денег» (A Waste Of Money), To Know Him Is To Love Him. Запись последних четырех песен не сохранилась. Также в тот день были записаны еще три, неизвестно какие песни, возможно, это были Love Me Do и Please Please Me.

При исполнении песни «Я помню тебя» (I Remember You) хорошо слышны проблемы аранжировки — пока Пол поет, Джон пытается играть на губной гармошке в течение всей песни, стараясь оттенить гармошкой каждый аккорд, будто пытаясь восполнить отсутствие ритм-гитары, от которой он вынужденно отказывается. Его попытки весьма неудачны и говорят как об искреннем увлечении инструментом, так и о недостаточном владении. Абсолютно понятно, почему на студийных записях гармошка, как правило, накладывалась при последующих дублях, а не исполнялась вживую.

При исполнении песен Be Bop A Lula и Hallelujah! I Love Her So в выходных данных некоторых дисков указан Хорст Оббер (Horst Obber) как вокалист. Согласно воспоминаниям Хорста Фашера, в то время управляющего клубом, это он исполнил Hallelujah! I Love Her So и I Saw Her Standing There. Его брат Манфред, работавший официантом, спел Be Bop A Lula. На оригинальной пленке все три песни идут подряд. В альбомы серии «Выступление в клубе Звезда» (Live At The Star Club) не вошла и песня I Saw Her Standing There в исполнении Хорста, там ее поет Леннон. Выходные же данные диска объясняются просто. Ober — это «официант», в сознании издателей Хорст и Фред Фашер слились в одно лицо — некоего «официанта».

 

Билл Харри: «Когда Эдриан Бэрбер записал «Битлз» во время их новогоднего выступления в клубе «Звезда», пение Хорста Фашера можно услышать в песне «Аллилуйя, я так ее люблю» (Hallelujah, I Love Her So), хотя на альбоме «Выступление Битлз в клубе Звезда» ее нет в титрах. Его брат Фредди также поднялся на сцену, чтобы спеть «Би-Боп-Э-Лула» (Be-Bop-A-Lula), но его назвали как Герр Оббер, что на немецком языке означает «господин официант».

 

Из интервью с Питом Бестом в 2003 г.:

Вопрос: Уверен, вы послушали записи «Битлз», сделанные в Гамбурге, хотя тогда уже не играли с ними и вас нет на этой пленке.

Пит Бест: Вы говорите о рождественском шоу 1962 года? Да, тогда я уже не играл в группе. Хотя на одном из изданий было указано, что я играю на этом альбоме, но я там не играл.

Вопрос: Но все равно эта запись очень похожа на вашу музыку в тот период, не так ли?

Пит Бест: Да, это правда. Хотя качество этой записи многое не передает, но вы, несомненно, могли почувствовать атмосферу наших выступлений в Гамбурге. Там те песни, которые мы тогда играли.

 

62-12-31-FA21

 

62-12-31-FB21

 

 

 

 

 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)