Группа «Битлз» выступает в церковном зале молодежного клуба Пресвитерианской церкви Святого Павла

10 февраля 1962 г.

 

Брайен: «[Возвращаясь в Ливерпуль] Я доехал на такси до вокзала Юстон, а затем на поезде до Лайм-Стрит (прим. — станция поездов дальнего следования в Ливерпуле). На Лайм стрит я позвонил Маккартни и попросил «Битлз» встретиться со мной «для маленького разговора».

(прим. – по-видимому, Брайен провел в Лондоне несколько дней, с 6 по 10 февраля).


62-02-10-BC21

Платформа ливерпульский вокзал на Лайм-Стрит, фото 1977 г.

 

Пол: «Обычно мы поджидали Брайена на Лайм-Стрит. Он звонил нам, и мы каждый раз надеялись, что услышим от него какие-нибудь хорошие новости. Но Брайен приходил с туго набитым бумагами портфелем, и когда мы за­ходили в «Панч энд Джуди», чтобы выпить по чашечке кофе, то узнавали, что «Пай», «Филипс» или еще кто-нибудь послали нас подальше».


a line of Taxis waiting near Lime Street station Liverpool. Look Back

Тони Бэрроу: «Один миф гласит, что все другие ведущие звукозаписывающие компании Лондона также прослушали и отвергли «Битлз» в первой половине 1962 года, когда Эпстайн устало обивал пороги в Лондоне, чтобы найти покупателя на свой ансамбль. Это правда лишь наполовину, ведь то, что отвергли другие, была та же самая далеко не первоклассная плёнка с прослушивания «Декки». То есть, возможно, ошибкой Эпстайна стало то, что он не профинансировал ещё одну независимую пробную запись для «Битлз» и не перезаписал их на родной земле в Ливерпуле, а полагался на материал «Декки», как на единственное своё средство».

 

Джон: «Мы заплатили около пятнадцати фунтов за запись пленки в студии «Декка». С ней Брайен Эпстайн связывал надежды. Он сам съездил на поезде в Лондон вместе с этой пленкой, но вернулся подавленным, и мы поняли, что нам опять не повезло. Возвращаясь из Лондо­на, Брайен боялся встретиться с нами: ведь он там был уже раз двадцать без всякого результата, и его беспокоило, что и на этот раз ничего не выходит. К тому времени мы сблизились с ним и видели, что он действительно принимал это близко к сердцу. Он боялся сказать нам, что мы опять провалились. Он толкал нас наверх, и мы без него ничего не сделали бы. Так что мы многим обя­заны Брайену в самом начале, хотя мы были талантами, а он — «голубым».


62-02-10-BC41

Ливерпульский вокзал на Лайм-Стрит, фото 1959 г.


62-02-10-BC51

Ливерпульский вокзал на Лайм-Стрит, фото середины 1960-х.


62-02-10-BC61

Лайм-Стрит, фото середины 1960-х.

 

Брайен: «Они приехали в центр города, и я повел их в кафе «У Джо» на Дьюк-Стрит — уютное место, пользующееся популярностью у рабочих, работающих в ночную смену, водителей и любого, у кого мало денег. Мы выпили чаю и покурили, я что-то говорил о будущем и спрашивал их о состоянии бит-сцены в Ливерпуле. Когда прошло какое-то время, Джордж, выпустив клуб дыма в воздух, как будто перешагнув какую-то грань, вдруг повернулся ко мне и спросил: «А как там дела с «Декка», Брайен?». «Боюсь, ничего не выйдет», — ответил я. «Мне сказали окончательное «Нет!».


62-02-10-BC71

Кафе «У Джо».


62-02-10-BC81

Кадр художественного фильма.

 

Джон: «Когда мы узнали, что нас отвергли, то решили, что это конец. Это стало тогда большим ударом для нас — без записей нам было не на что надеяться. Мы думали, что ничего не добьемся. Только Брайен твердо верил в нас и часто повторял это, как и Джордж. Брайен Эпстайн и Джордж Харрисон».

 

Джордж: «Забавно то, что нас отверг барабанщик в прошлом самой заурядной группы, некто Тони Михен, который теперь работал в «Декке». Разве не замечательная история о том, как Брайен Эпстайн пытался узнать у него, понравились мы ему или нет, даст он нам работу или нет? Тони ответил: «Я очень занят, мистер Эпстайн». А ведь тогда он был еще мальчишкой!».

 

Пол: «Теперь, прослушивая те записи, я могу понять, почему на прослушивании в «Декке» мы потерпели фиаско. Мы играли неважно, хотя исполнили несколько интересных и оригинальных вещей».

 

Джон: «Слишком блюзовая вещь…» или: «Слишком рок-н-ролльная, а его времена уже прошли» — так нам твердили. Даже в Гамбурге, когда нам устраивали прослушивания в немецких студиях, нам советовали перестать играть рок и блюз и взяться за другие стили, потому что все считали, что рок уже мертв. Но они ошиблись. Я прослушал ту запись. Она вовсе не была плохой. Не супер, но неплохо, тем более для тех времен, когда тон задавали «Тени», особенно в Англии. По-моему, все звучало прекрасно. Особенно вторая половина, тем более для того времени. Тогда мало кто играл такую музыку. Я думаю, «Декка» ожидала услы­шать сложившуюся группу, а мы просто записывали демонстрационную пластинку. По существу, они эту пленку и не слушали — знаете, как слушают музыку такие люди, — они искали то, что уже отжило. Им бы надо было разглядеть наш потенциал».

 

Брайен: «Ребята ничего не сказали. Поэтому я продолжил: «И «Пай» тоже нас от­ввергли», — поскольку я носил наши записи и на эту фирму».

 

Алистер Тейлор: «Он давил на фирмы изо всех сил, но ведь существовало еще 10 000 групп, которые тоже давили, как могли. У Брайена ничего не получалось».

 

Брайен: «Джон взял чайную ложку и, покачав ею высоко в воздухе, сказал: «Хорошо. Попробуй «Эмбэсси». «Эмбэсси» — лейбл Вулворт, где можно было купить по низкой цене копии популярных пластинок. На прилавке они лежали рядом с кремами, заколками и мороженым. Это было совсем не то, к чему мы стремились».

 

Тонни Бэрроу: «Битлз» буквально третировали Эпстайна из-за того, что он не мог добиться контракта на запись, так что это стало навязчивой идеей Брайена. Парни острили, что его следующей попыткой наверняка будет «Эмбэсси», дешёвый лейбл «Вулворт».

 

Брайен: «Эмбэсси». Джон прервал молчание, и в мрачных лицах засветилась надежда. Все сразу заговорили об «этих гнилых компаниях», и «этих вшивых менедже­рах по артистам и репертуару». Совершенно неожиданно я почувствовал ничем не оправданную уверенность, что после приведения в порядок дел в своем магазине я вернусь в Лондон с нашими записями. Что-то в «Битлз» придавало мне силу и уверенность».

 

Джон: «Несколько раз мы ссорились с Брайеном, упрекали его в бездействии, — он, мол, ничего не делает, все взвалил на нас. Это, конечно, ерунда. Мы прекрасно понимали, как он выкладывается. Просто мы стояли против них».

 

Джордж: «И все-таки мы по-прежнему верили, что пробьемся и ста­нем первыми. Когда все шло совсем погано, и ровно ничего нам не светило, мы снова и снова справляли свой ритуал, когда Джон кричал: «Парни, куда мы идем?». Мы вопили в ответ: «Наверх, Джонни, на самый верх!» — «На самый верх чего?» — «На самую верхушку самой макушки, Джонни!».

 

Тони Бэрроу: «В первой половине 1962 года Эпстайн часто бывал в Лондоне, каждый раз возвращаясь на ливерпульский вокзал Лайм-Стрит, где его ожидали четыре чрезвычайно оптимистичных битла. Во время этих визитов он оставался со мною на связи, интересуясь моими мыслями о журналистах музыкальных газет и самых охотно идущих на контакт продюсерах радио Би-Би-Си. Он знал наизусть ту сторону бизнеса звукозаписи, что была связана с розничными продажами, но терялся, когда дело касалось, влиятельных лиц, связанных с творчеством в сфере Лондона».

 

Бэрри Майлз: «В этот день Брайен написал Дику Роу, что он думает по поводу того, что «Декка» не стала подписывать контракт с «Битлз».

 

Гордон Томпсон (профессор музыки в колледже «Скидмор»): «В выходные Брайен написал в «Декку» письмо, в котором информировал их о том, что «Битлз» получили возможность записаться в другой компании. Конечно, он преуве
личивал».

62-02-10-BD21

Письмо Брайена Дику Роу.

 

Сергей Грибушин (beatles.ru): «Формулировка отказа была следующей: «За время, прошедшее с нашей последней встречи, группе предложен контракт на запись другой компанией». Это письмо было написано Брайеном 10 февраля 1962, по возвращении на выходные из Лондона, где ему была назначена встреча с Мартином на следующей неделе, 13 февраля».

 

Брайен: «Я назначил дату записи [после договоренности с Тони Михэном], но позднее аннулировал её, так как решил, что из этой затеи не будет толку. Было понятно, что дела с «Декка» можно заканчивать».

 

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» церковном зале молодежного клуба Пресвитерианской церкви Святого Павла (Youth Club, St. Paul’s Presbyterian Church Hall, Tranmere, Birkenhead, Cheshire)».


62-02-10-BE21

Пресвитерианская церковь Святого Павла.

 

beatlesbible.com: «Это было первое из двух выступлений «Битлз» на «бит-сессиях», состоявшихся в в церковном зале Пресвитерианской церкви Святого Павла. «Битлз» были хэдлайнерами этого шоу, при поддержке группы «Нули» (The Zeroes). Входной билет стоил четыре шиллинга. Мероприятие состоялось с 19-30 до 23-00».


62-02-10-BE31
62-02-10-BE41

Газета «Ай-Си Ливерпуль», 2005 г.: «Обнаружена самая ранняя из известных съемок «Битлз». Сделана она была ровно 44 года тому назад. «Битлз» все еще одеты в черные кожаные куртки, выступают на концерте по случаю дня св. Валентина в уирралской церкви в 1962 г. На фрагменте пленки видны визжащие девчонки вокруг крошечной сцены».

 

Йорг Пиппер (журналист): «Выступление снималось на пленку. Самая ранняя киносъемка «Битлз» из известных на сегодняшний день. Место записи: Ливерпуль. Без звука. Самая первая (цветная!) съёмка выступления «Битлз». Длится примерно 30 секунд, но нам доступно всего лишь 10. Плёнка была обнаружена во второй половине 90-х, уже после выхода «Антологии», так что в фильме этого нет. Было два новостных репортажа, где были показаны куски этой съёмки, говорили, что она выставляется на аукцион. Других подробностей нет».


62-02-10-BE51

Кадры самой ранней киносъемки «Битлз».

 

Чезз Эйвери (beatlesource.com): «Существуют разногласия по поводу даты и места съемок. Некоторые считают, что это 14 февраля 1961 года, клуб «Казанова», другие, что это 10 февраля 1962 года, церковный зал Святого Павла в Биркенхеде. Итак, что мы имеем? На «Битлз» одеты костюмы из кожи. Из этого следует, что фильм мог быть снят в период с июля 1961 года (когда группа вернулась в Англию из Гамбурга) по март 1962 года (когда они отказались от кожаных костюмов). Далее. Джордж играет на гитаре «Гретч Дуо Джет», которую он приобрел в июле 1961 года. Значит, пленка не ранее июля 1961 года. Позади группы можно заметить красные сердца. Можно предположить, что это украшения в честь дня Валентина. Если это так, тогда дата съемок преположительно февраль 1962 года.

Также позади группы можно увидеть шторы золотистого цвета. В связи с этим Марк Льюиссон считает, что это цветочный зал (Floral Hall), где «Битлз» выступали 20 февраля 1962 года, и где шторы были золотистого цвета. Хотя золотистые шторы, возможно, могли быть и в других местах, цветочный зал представляется вполне правдоподобной догадкой места действия, а, следовательно, и даты этого фильма.

Тем не менее, та информация, которую предоставил мне Пит Бест, говорит о том, что это, действительно, может быть 10 февраля 1962 года, церковный зал Святого Петра в Биркенхеде».

 

Пит Бест: «Мы считаем, что эти кинокадры относятся к церковному залу Святого Петра в Биркенхеде, а не цветочному залу».

 

Чезз Эйвери (beatlesource.com): «Также кажется вполне логичным то, что сердца к дню Валентина более уместны за четыре дня до праздника, нежели через шесть дней после него, 20 февраля (день выступления в цветочном зале). Таким образом, на данный момент я склонен полагать, что 10 февраля может быть датой этой съемки».

 

Газета «Ай-Си Ливерпуль», 2005 г.: «Барабанщик Пит Бест, бывший тогда еще в группе, выкупил зернистую кинопленку после того, как она была найдена одним из поклонников среди вещей его отца. В начале 60-х группа давала до семи концертов в неделю, и поэтому в 2006-м г-ну Бесту и сотрудникам его компании пришлось стать настоящими детективами, чтобы выяснить, какой именно это был концерт».

 

Алан Хамфрис (директор компании): «Мы попытались ограничить количество предположений, обратив внимание на мелкие детали. Пит все еще в группе, а у Маккартни «скрипичный» Хофнер-бас, а у Джорджа гитара марки «Кантримэн», которую он купил по объявлению в «Эхо» примерно в то время. Таким образом, нам известно, что это 1962 год. Также на занавесях позади них развешаны сердечки – «валентинки», и таким образом мы знаем, что это или день св. Валентина (14 февраля), или 12 февраля, так как это была суббота. Странно только, что никто не смог узнать место концерта. Мы спросили у Алана Уильямса и участников группы «Мерсибитс», могут ли они пролить свет на это обстоятельство. Сначала они подумали, что это «Флорал Холл» в Саутпорте, но после просмотра вместе с Питом мы поняли, что сцена слишком мала. Самым ближайший концерт из дневника Пита – это выступление в пресвитерианской церкви Св. Павла на Норт-Роуд в Транмере, которая больше не существует. Мы весьма уверены, что на пленке снято именно это место».

 

Газета «Ай-Си Ливерпуль», 2005 г.: «Пленка была предложена мужчиной, отец которого снял ее на стандартную 8-миллиметровую камеру. Цена пленки не разглашается, но, само собой разумеется, что это «приличная сумма». Считается также, что концерт состоялся уже после того, как Брайен Эпстайн стал менеджером группы, но до того, как он порекомендовал им зачесывать челки на лоб и расстаться с кожаными костюмами».

 

Алан Хамфрис: «Это самая ранняя из известных съемок «Битлз», и это их единственная цветная съемка того времени. Второй по возрасту является их съемка телекомпанией «Гранада» в «Пещере», но она черно-белая».

 

(условная дата)

 

Мари Гейрон (Marie Guirron, подруга Джорджа): «Я влюбилась в Джорджа сразу же, как только увидела «Битлз», в Биркенхеде».

 

Марк Льюиссон: «Отношения между ними будут продолжаться в течение всего лета [1962]. Мари Гейрон (Marie Guirron) стала его поклонницей. Она общалась с Линди Несс (Lindy Ness), Лу Стин (Lou Steen) и их подругами, они заходили домой к «Битлз» и занимали первый ряд в клубе «Пещера».



 

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)