Рэймонд Джонс спрашивает в магазине Брайена Эпстайна пластинку «Моя милая» (My Bonniе)

28 октября 1961 г.

 

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в институте «Эйнтри» (Aintree Institute, Aintree, Liverpool)».

 

beatlesbible.com: «В институте «Эйнтри» группа «Битлз» выступала 7, 13, 14, 18, 21, 27 и 28 января; 8, 10, 15, 18, 22 и 25 февраля; 1, 4, 8 и 11 марта; 21 и 28 июля; 4, 12, 18, 19 и 26 августа; 2, 9, 16 и 23 сентября; 28 октября; 11 ноября 1961; и 27 января 1962».

 

Брайен: «К осени магазин приносил хорошие прибыли, а системы заказа и запаса были настолько автоматическими, что я вновь стал немного беспокоиться и скучать. Жизнь становилась слишком легкой. В субботу 28 октября я только что вернулся из долгих каникул из Испании, во время которых я думал, как смогу рас­ширить свои интересы».


61-10-28-BC21

Брайен Эпстайн.

 

Хантер Дэвис: «Таков был двадцатисемилетний Брайен Эпстайн на 28 октяб­ря 1961 года — плохой ученик, блестящий продавец мебели, непригодный к службе солдат, неплохой торговец грампластинками, неудавшийся актер, безупречный управляющий, — когда в его магазин зашел Рэймонд Джонс. Это был симпатичный юноша, одетый в узкие джинсы и черную кожа­ную куртку. Эпстайну захотелось самому обслу­жить его».


61-10-28-BC31

Магазин «НЕМС» на Грейт-Шарлотт-Стрит, фото 1961 г.


61-10-28-BC41
61-10-28-BC51

Магазин «НЕМС» в 1960-х (кадры кинохроники).

 

Филипп Норман: «В это утро Брайен сам находился за прилавком вследствие большого наплыва покупателей, что было обычным явлением в конце рабочей недели. Он сам подошел, чтобы обслужить Рэймонда Джонса, которого смутно знал как одного из толпы типографских учеников, часто приходящих во время обеда порыться в пластинках с записями кантри-вестер­на. И, как хороший бизнесмен, Брайен даже помнил, что любимым певцом этого покупателя является Карл Перкинс».


61-10-28-BC61

Рэймонд Джонс в магазине (кадр художественного фильма).

 

Брайен: «В субботу, 28 октября 1961 года, какой-то юноша попросил показать мне пластинку группы под названием «Битлз».

 

Хантер Дэвис: «Джонс спросил пластинку с песней «Моя милая» (My Bonniе). «А кто исполняет?» — спросил Эпстайн. «Битлз», — услышал он в ответ».

 

Пол: «В «Пещере» у нас был успех. Мы собирали публику, и о нас пошла молва. А потом произошло то, что и должно было произойти. Какой-то парень зашел в магазин грампластинок Брайена и спросил сингл «Моя милая». Это была наша ранняя запись, сделанная с Тони Шериданом».

 

Хантер Дэвис: «Брайен Эпстайн, стоявший за прилавком, принес свои глубочайшие извинения. Он никогда не слышал ни о такой пластинке, ни о группе «Битлз».

 

Бэрри Майлз: «Эта пластинка была выпущена только в Германии, и в то время это была запись Тони Шеридана и «Братьев Бита», а не «Битлз».

 

Брайен: «Я никогда не уделял внимания ливерпульским бит-группам, популярным тогда и выступающим в подвальных клубах. Они не были частью моей жиз­ни, так как я был не того возраста и также потому, что я был слишком занят. Но я знал, что многие ребята взялись за гитару, так как существовало влияние подростковых звезд, начиная с Пресли и Томми Стила и продолжаясь на протяже­нии с конца 50-х до группы «Тени».

 

Филипп Норман: «Рэймонд тоже ничего не мог, добавить об этом диске. Он сказал, что услышал о нем в зале «Хэмблтон». Ведущий, Боб Вулер, убеждал их обязательно спросить в музыкальном магазине «Мою милую» в исполнении «Битлз».

 

Хантер Дэвис: «Знаменитая справочная система Брайена на этот раз не сработала. Все эти симпатичные бечевочки не помогли. Брайен Эпстайн вынужден был признать, что никогда не слышал о  пластинке «Моя милая» и о группе «Битлз».


61-10-28-BC71

Справочная система Брайена (кадр художественного фильма).

 

Филипп Норман: «Единственной путеводной нитью к фирме, записавшей пластинку, было то, что она «звучала по-иностранному». Брайен спросил, не иностранная ли группа эти «Битлз»? Нет, ответил. Рэймонд Джонс, они ливерпульцы, какое-то время работали за границей, но в основном играют в подвальном клубе неподалеку от этого самого магазина».

 

Брайен: «Я всегда опирался следить за интересами покупателей и потому записал в блокноте: «Моя Милая, Битлз. Проверить в понедельник». Р.Джонс был одним из любой дюжины обычных покупателей, которые ежед­невно заходили за неизвестными дисками, и сейчас кажется, что не было серьезной причины, почему я должен был, помимо моих естественных попы­ток удовлетворить клиента, так усердствовать, чтобы отыскать записав­ших эту пластинку. Но я сделал это и порой я задаюсь вопросом, нет ли чего-нибудь мистически магнетического в названии «Битлз»?».

 

Синтия: «Когда я вспоминаю те далекие дни, знакомство ребят с Брайеном Эпстайном и последовавшие за ним события, мне порой кажется, что там не обошлось без волшебства».

 

Филипп Норман: «Брайену было двадцать семь и, в силу своего возраста и социального положения, он не был подвержен влиянию рок-н-ролла. Его интерес к этой музыке и к «Мерси Бит» был чисто деловым — с примесью некоторого внутреннего отвращения пылкого поклонника Сибелиуса и ливерпульского филармонического оркестра. И ни одно из его похождений, днев­ных или ночных, не могло привести его на Мэттью-Стрит».

 

Брайен: «Я смутно припомнил, что когда-то видел афишу «Битлз» с рекламой танцев в Нью-Брайтон-Тауэр и отметил для себя, как странно и нелепо написано это слово (прим. – впервые группа «Битлз» выступит в этом зале только 10 ноября 1961 г.)».

 

Сэм Лич (организатор концертов): «Брайен всегда настаивал на том, что один парень по имени Раймонд Джонс зашел в его магазин, чтобы купить пластинку «Моя милая» (My Bonnie), которую они [«Битлз»] записали в Гамбурге с Тони Шериданом. Странно, но этот Раймонд Джонс так никогда и не проявился. Так вот, я уверен, что если бы он существовал на самом деле, то был бы одной из самых больших звезд на любом съезде, посвященному «Битлз», не так ли? Но он не был ни на одном.

В то время я организовывал мероприятие под названием «Операция Большой Бит». В одном из магазинов Брайена, а я не знал его еще в то время, мой агент продавал билеты на это шоу. Когда я зашел в магазин на Уайтчепел, одна девушка мне сказала: «О, мы открываем еще один магазин на другом конце Ливерпуля. Возьмите часть билетов туда. Они их продадут». Когда я вошел, Брайен сперва не взглянул в мою сторону. Не знаю, почему. Да и не важно. Наверное, он решил, что я выгляжу неопрятно. Я по всему городу расклеивал самописную рекламу, так что, возможно, выглядел немного неряшливо. На афишах было название агенства, продававшего билеты. Он спросил: «Что наша торговая марка делает на этом плакате?». Я ответил: «Потому что вы продаете для меня билеты как агенство». «В дальнейшем мы не будем этого делать», — произнес он. Почему он занял такую позицию, я не знаю. Но я немного запаниковал, потому что «НЕМС» было хорошим агенством… магазины Брайена. Поэтому и начал ему рассказывать о группах, о «Битлз», о том, как много афиш мы подготовили, все о рок-сцене Ливерпуля. В конце концов он понял, чем я занимался, и что с этими афишами он получает бесплатную рекламу. Так что, он посмотрел на меня и сказал: «Хорошо, оставим все, как есть. Но я буду следить за ситуацией».

Неделю спустя он заказал еще пятьдесят билетов и, в конце концов, его агенство продало четыреста билетов. Вот когда Брайен Эпстайн узнал о существовании «Битлз». Кроме того, [газета] «Мерси Бит» была продана в магазине Брайена в количестве 250 экземпляров. Поэтому, я полагаю, что 650 заказов от людей, сходящих с ума от «Битлз», более вероятная причина, нежели один парень, зашедший в магазин спросить пластинку. Но Брайен был таким, какой он был. Он всегда хотел показать, каким он был умным, каким толковым детективом он был, что смог обнаружить, кем были «Битлз». Он хорошо знал, кто такие «Битлз». Весь город это знал. В «Анталогии Битлз», где-то на странице 57 или 63, Брайен предполагает, что впервые увидел название «Битлз», отпечатанное на афише «Башни». Это было мое шоу в «Башне» Нью-Брайтона, шоу, о котором я упомянул. У меня нет причин обманывать».

 

Хантер Дэвис: «Брайен обращал внимание только на те группы, которые записывались на пластинки. Но ни одна из ливерпульских групп, упоминавшихся в газете «Мерси Бит», этого не удостаива­лась, поэтому естественно, что он просто не обращал внимания на каких-то «Битлз». Разумеется, Брайен прекрасно знал, что в Ливерпуле пол­ным-полно бит-групп и клубов. Но его это мало трогало, они не входили в круг его интересов. В двадцать семь лет он уже давно вышел из того возраста, когда околачиваются в кофейных барах и увлекаются бит-группами. Вот уже пять лет, как он всецело посвящал себя делу, и у него не оставалось времени для отдыха и развлечений, если не считать театра».

 

Питер Браун: «Его [Брайена] системный каталог — это верх совершенства. Мы практически не могли прозевать ни одной пластинки, пользующейся спросом. Представители фирмы «И-Эм-Ай» говори­ли нам, что на Севере ни в одном магазине нет такого широкого ассортимента пластинок, как у нас».

 

Хантер Дэвис: «Между тем Брайену могло быть известно название группы».

 

Билл Харри: «Он [Брайен] знал о «Битлз» буквально все за несколько ме­сяцев до того, как в «НЕМС» пришел па­рень и спросил пластинку «Моя милая».

 

Хантер Дэвис: «В конце концов, вот уже несколько месяцев он рекламировал свои товары и вел колонку в газете «Мерси бит». Слово «Битлз» не раз могло привлечь к себе его внимание. Впрочем, не надо забывать, что им руководили чисто профессиональные интересы коммерсанта, торгующего пластинками».

 

Билл Харри: «Я видел, что он [Брайен] был потрясен и заинтересован тем, что вокруг него происходит так много событий. Много лет спустя я был удивлен, когда он опубликовал книгу «Подземелье звуков», где написал, что в том году к нему в магазин грампластинок пришел один парень. Я подумал, зачем он все это написал? Ведь мы обсуждали с ним «Битлз» с июля месяца и он писал о них в газете. В редакции «Мерси Бит» было очевидно, что это была группа №1».

 

Бэрри Майлз: «Помощник Эпстайна, Алистер Тейлор впоследствии утверждал, что никакого «Рэймонда Джонса» на самом деле не было».

 

Алистер Тейлор: «Утверждается, что у нас спросили о пластинке «Моя милая», но, на самом деле, ее никто не спрашивал. Брайен бы заказал ее, если бы у нас был конкретный заказ. Я решил, что мы теряем продажи, и оформил заказ в книге под именем «Рэймонд Джонс». С этого момента и возникла легенда».

 

Билл Харри: «Когда появилось высказывание о том, что впервые он [Брайен] услышал о «Битлз» когда какой-то парень зашел в его магазин и спросил пластинку, является чистой фантазией.

Конечно же, подростки заходили в «НЕМС» и интересовались пластинкой «Битлз», которая не только лидировала в материалах «Мерси Бит», но и проигрывалась на местном уровне Бобом Вулером. Пол Маккартни привез из Гамбурга несколько экземпляров мне и Бобу. Я до сих пор храню свой экземпляр.

Так случилось, что Рэймонд Джонс был только одним из тех, кто спросил эту пластинку. И, так как у них ее не было, его имя было записано. Он лицо реальное, но его отношение к «Битлз» заключалось только в том, что будто бы Брайен Эпстайн никогда до этого не слышал о них. Но я обсуждал их с ним посредством «Мерси Бит» в течение нескольких месяцев. Чтобы попытаться объяснить эту непоследовательность, помощник Брайена Алистер Тейлор утверждал, что это он выдумал имя Рэймонд Джонс, чем еще более запутал историю».

 

beatlesbible.com: «История Тейлора была опровергнута ди-джеем клуба «Пещера» Бобом Вулером, и ливерпульским писателем и телеведущим Спесером Леем. В августе 2010 года Рэймонд Джонс оставил свой комментарий на сайте beatlesbible.com, оставив свой адрес электронной почты. Мы связались с ним, чтобы узнать, готов ли он дать интервью, и вот что он нам рассказал.

beatlesbible.com: Легенда гласит, что в 1961 году вам было 18 лет, и вы были учеником печатника в Хайтоне. Все верно?

Рэймонд Джонс: В своей книге ««Подземелье звуков» Брайен Эпстайн описал меня как восемнадцатилетнего юношу в кожаной куртке. Наверное, я выглядел моложе своих лет. Я родился 21 июня 1941 года, так что в то время мне было 20. Кстати, мы с моим другом Роном Биллингсли носили кожаные куртки еще до того, как мы увидели, или же услышали о «Битлз». Я приехал на заднем сидении мотоцикла Рона.

beatlesbible.com: Как вы впервые услышали о «Битлз»?

Рэймонд Джонс: Я был постоянным посетителем дневных выступлений в «Пещере» на Мэттью-Стрит. Работал в пяти минутах ходьбы на Дейл-Стрит. Мой начальник не возражал, чтобы я задерживался там так долго, что бывало до самого вечера. Полагаю, что мне очень повезло. Когда я впервые увидел «Битлз», то это меня совершенно потрясло. Я не мог поверить в то, что я слышал и видел. Это было звучание, которого я никогда не слышал до этого. Ударником тогда был Пит Бест. Обычно он исполнял песню «Спичечный коробок» (Matchbox) Карла Перкинса. Будучи поклонником Перкинса, мне захотелось увидеть, как они будут брать эти аккорды.

Однажды Боб Вулер, ди-джей из «Пещеры», зашел к нам на работу напечатать некоторое количество билетов, и я спросил его, где они будут играть. Он сказал, что даст мне знать, когда получит билеты. Когда он пришел за ними, то открыл конверт, и отдал мне два билета, подписав их, чтобы я смог войти бесплатно. Выступление было в зале «Виллдж», Кнотти Эш. После этого я начал следовать за «Битлз» по тем местам, где они выступали в вечернее время. Можно сказать, что я оказался на крючке.

beatlesbible.com: «Битлз» записали пластинку «Моя милая» в Гамбурге. Как вам удалось услышать об этом сингле?

Рэймонд Джонс: Мой бывший шурин Кенни Джонсон был ведущим гитаристом в группе, называвшейся «Марк Питерс и Циклоны». Это он рассказал мне, что «Битлз» записали в Германии пластинку. В следующую же субботу я отправился в «НЕМС» спросить о пластинке, не подозревая, что человек, с которым я разговаривал, был Брайеном Эпстайном. Он начал задавать мне вопросы: кто они, где играют, какую музыку исполняют? После того, как я ответил на все его вопросы, я сказал ему, что они лучшая группа из всех, кого я когда-либо видел. В следующий раз я зашел в «НЕМС» забрать пластинку. Вскоре после этого стало известно, что Эпстайн стал их менеджером. До того, как я пришел в «НЕМС», я не слышал пластинку Тони Шеридан/«Битлз». Как я уже говорил, был всего лишь разговор с Кенни Джонсоном, что и побудило меня пойти в «НЕМС» и спросить эту пластинку. Через две недели после этого Боб Вулер проиграл ее в «Пещере».


61-10-28-BC75

Письмо для миссис Лилиан Куинн от 30 сентября 1964: «Уважаемая г-жа Куинн, г-н Эпстайн попросил меня поблагодарить Вас за Ваше письмо от 29 сентября. На самом деле, в течение некоторого времени мы пытались найти адрес Рэймонда Джонса, чтобы выслать ему копию книги. Мы попробовали выяснить адрес в клубе «Пещера» и еще в нескольких других местах Ливерпуля, но безуспешно, и поэтому ваше письмо оказалось очень приятным сюрпризом. Не могли бы вы дать нам адрес Рэймонда Джонса в ответном письме? Мы были бы очень признательны вам, если бы вы это сделали. Спасибо еще раз за ваше письмо. С наилучшими пожеланиями, искренне Ваша, Диана Веро, секретарь Брайена Эпстайна».

 

Рэймонд Джонс: «Мы с Бобом [Вулером] с негодованием встретили заявление [Алистера] Тейлора. Мы с женой смотрели одну из прграмм «Би-Би-Си» и были удивлены, когда Алистер Тейлор сказал, что он выдумал имя Рэймонд Джонс и то, как он ходил в «Пещеру». Все это откровеная ложь».


61-10-28-BC81

Рэймонд Джонс в 1960-х.



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)