Группа «Битлз» выступает в зале Святого Джона (St. John’s Hall, Liverpool)

31 августа 1961 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в зале «Рок-н-Калипсо» в доме отдыха «Батлинз», Пулхели, Уэльс (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, Wales)».

 

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в зале Святого Джона (St. John’s Hall, Tuebrook, Liverpool)».

 

beatlesbible.com: «Не следует путать зал Святого Джона в Тибруке (St John’s Hall, Snaefell Avenue, Tuebrook, Liverpool) с аналогичным в Бутле (Bootle), где «Битлз» тоже выступали.

В зале зал Святого Джона в Тибруке группа «Битлз» выступала 17 февраля; 10 марта; 13, 20 и 27 июля; 3, 10, 17, 24 и 31 авуста; 8 сентября 1961».


61-08-31-BC21

Очередной выпуск газеты «Мерси Бит».


61-08-31-BC31

Филипп Норман: «Боб Вулер, диск-жокей клуба «Пещера», регулярно писал для «Мерси Бит». Его дебютная колонка в номере от 31 августа была целиком посвящена «Битлз».

 

Бэрри Майлз: «В этом же номере, конферансье клуба «Пещера» Боб Вулер утверждает, что «Битлз – это самое крупнейшее событие года, поразившее рок-н-ролльную ситуацию Ливерпуля. Они были и остаются самым привлекательным местным объектом и вероятным состязанием любого рок-промоутера».

 

Филипп Норман: «Они были, как писал Вулер, «величайшим явлением, которое возвысит ливерпульский рок-н-ролл на долгие годы». Среди сотен ансамблей, иг­рающих тот же самый ритм-энд-блюз, Вулер особо выделил «Битлз» с их новизной исполнения и влиянием на оба пола: на юношей — своими манерами и одеждой, на девушек — обаянием Пита Беста».

 

Бэрри Майлз: «Примечательно, особенно, в свете дальнейших событий, что единственным объектом его особого внимания был Пит Бест, которого он незабвенно описывает как «своего рода подростка Джеффа Чендлера (прим. – американский певец и киноактер 1950-х)».

 

Филипп Норман: «Вулер охарактеризовал их как «революционеров ритма… явно нечестолюбивых, все еще колеблющихся между самоуверенностью и уязвимостью. Настоя­щий феномен — и вдобавок лишенный покровителя. Вот какие они, эти фантастические «Битлз». Я не думаю, что когда-либо появится что-нибудь подобное им». Единственной короткой колонкой на странице была краткая статья «Брайена Эпстайна из НЕМС», рекомендующая новые пластинки Фрэнка Синатры, «Шэдоуз» и «Певцов Джорджа Митчелла».

 

Из интервью Боба Вулеру Спенсеру Лею, июль 1998 г.:

Спенсер Лей: В своей статье ты назвал «Битлз» группой номер 1. Впервые ты услышал их всего годом ранее, так что же произошло за это время?

Боб Вулер: Я написал статью о «Битлз» для «Мерси бит» в августе 1961-го. Меня постояно спрашивали об этой группе: их называли замечательными, даже волшебными. Я попытался выразить это в статье, полной эффектными репликами, используя современное выражение. Я позаимствовал последние слова Хамфри Богарта из «Мальтийского сокола». Когда Уорд Бонд спросил его о черной птице, он ответил: «Вещь, из которой сотворены мечты». Я перефразировал ее  в «Вещь, что рождает пронзительный крик» (the stuff that screams are made on). Я закончил статью словами, что «Битлз» настолько фантастические, что по-моему, ничего такого больше не повторится. Единственный битл, чье имя я упомянул, был Пит Бест. На афише фильма «Вне закона» о Джейн Расселл было написано: «злая, мрачная и великолепная» (mean, moody and magnificent). Я применил это к Питу Бесту, и так это и закрепилось. Сэм Лич назвал его «Ударником атомного бита», что казалось уместным, хотя я понятия не имею, что это означает.

Спенсер Лей: Почему, по-твоему, в то время ты выделил Пита Беста?

Боб Вулер: Ну, он не выделялся (smouldered), но также, в некотором смысле, был на переднем крае. Пол, Джон и Джордж были людьми-коммуникаторами, но девушки направляли свои взгляды за этот передний край к тому мрачному парню за барабанами, так что, у него была харизма, которой я всегда восхищался.

Спенсер Лей: Даже больше, чем остальными?

Боб Вулер: О, нет, «Битлз» были одним целым, что и обеспечивало зрелищность. Народ сходил с ума на последнем номере, которым была песня [Рэя Чарльза] «Что я должен сказать» (What’d I Say). Пол вынимал микрофон из стойки, снимал свою гитару и исполнял невероятные выкрутасы по всей сцене. Они притоптывали изо всех сил, и аудитория сходила с ума. Можно было решить, что Пол был лидером группы, потому что он был парнем с микрофоном на переднем плане. И, как я полагаю, это было именно то, что он думал о себе.

 

Хантер Дэвис: «Оба магазина [Брайена Эпстайна] процветали и расширялись. В августе 1961 го­да Брайен объявил, что в двух отделах «НЕМС» в центре Ливер­пуля на Уайтчепел и Грейт-Шарлотт-Стрит представлена «самая полная коллекция грампластинок на севере страны». Это за­явление появилось в рекламном отделе газеты «Мерси бит» от 31 августа 1961 года, той самой газеты, посвященной поп-музы­ке, которая начала выходить месяц тому назад. Сам Брайен ни­когда не увлекался поп-музыкой. Его любимым композитором оставался Сибелиус. Но как тонкий и умный бизнесмен он понимал, что «Мерси бит» дает прекрасные возможности для рекламы и расширения рынка. В том же издании он начал вести постоянную колонку под названием «Выпуск пластинок». Внизу стояла подпись: «Брайен Эпстайн из «НЕМС». Брайен делал обзор только что вышедших пластинок — эстрады, джаза и поп-музыки. Делал он это, естественно, из чисто коммер­ческих соображений. В своем первом материале он сообщал, что «популярность «Шэдоуз» непрерывно растет». «Битлз», должно быть, стошнило от этого откровения. Тем не менее уже вскоре ливерпульская моло­дежь признала его авторитетом в поп-музыке.

Собственная колонка позволила Брайену свободно рекла­мировать свой магазин и заодно дать ход некоторым пластин­кам. Но и «Мерси бит» не прогадала от сотрудничества с Брайеном Эпстайном. За четыре года, которые прошли с тех пор, как он, опустошенный и разочарованный, расставшийся с иллюзия­ми, покинул Королевскую Академию, Брайен стал крупной фигурой в пластиночном бизнесе Мерсисайда. Его имя и солидное положение в деловом мире придавало вес газете «Мерси бит».

 

Билл Харри: «Одна из них [реклам, размещенной Брайеном Эпстайном] появилась на той же странице [«Мерси Бит»], где на всю страницу была размещена пророческая статья Боба Вулера о «Битлз» в выпуске от 31 августа, которая заканчивалась «Таковы фантастические «Битлз». Я не думаю, что появятся снова такие, как они». Любой, кто прочитал эту статью, захотел бы узнать об этой группе. Брайена увлекло то, что происходило на местной сцене, и я заметил, что это выходило за рамки его обычных обзоров и рекламных объявлений. Пару раз он пригласил меня на обед в бар «Баснетт» на Баснет-Стрит (Basnett Bar, Basnett Street), чтобы продолжить обсуждение местной сцены».

 

Бэрри Майлз: «Так же газета «Мерси Бит» сообщила, что открывается клуб поклонников группы. Президент клуба – Бернард Бойд (Bernard Boyd), казначей – Дженифер Дауэс (Jennifer Dawes), секретарь – Морин О’Ши (Maureen O’Shea). «Официальное открытие клуба состоится в сентябре…».

 

Синтия: «У «Битлз» появился фан-клуб. К тому времени у многих ансамблей уже были организованные сообщества поклонников, и ребята были очень рады, когда группа их почитателей решила учредить собственный клуб. И все же они чувствовали, что стоят на месте: в Ливерпуле вроде бы все шло нормально, но им не давал покоя вопрос, могут ли они рассчитывать на что-то большее. Иногда такие мысли не на шутку угнетали Джона, особенно когда Мими, будучи в плохом настроении, принималась доставать его разговорами о напрасно потраченном времени и необходимости найти приличную работу. Но он держался. Ребята зарабатывали кое-какие деньги, и Джон продолжал надеяться, что с ними вот-вот произойдет что-то фантастическое, только неизвестно, что именно».

 



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)