Пол Маккартни становится «пианистом группы»

27 апреля 1961 г.

 

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Битлз» в клубе «Топ Тен» (Top Ten Club, Reeperbahn)».


Photo of Tony SHERIDAN and BEATLES

Энди Бабюк: «[На снимке] Тони Шеридан (справа) играет на электро-акустической гитаре «Мартин Д-28Е» (Martin D-28E electric-acoustic guitar)».

 

Энди Бабюк: «Во время совместных выступлений с «Битлз» в Гамбурге Тони Шеридан использовал несколько совершенно разных гитар: электро-акустическую «Мартин Д-28 К»; две «Гибсон ЕС-175с», первую с одним звукоснимателем, вторую с двумя, и обе с рычагом тремоло «Брисби». 175-я модель была электрогитарой с пустотелым корпусом, почитаемой джазовыми исполнителями за прекрасное звучание и легкую пригодность к игре».


61-04-27-BC31

Выступление «Битлз» с Тони Шериданом в клубе «Топ Тен», апрель-май 1961г. Фотограф Эллен Пиел (Ellen Piel).

 

Тони Шеридан: «Мы с «Битлз» были на сцене каждый вечер, долгие часы, немногочисленные гитары передавались по кругу. Предполагаю, что я заразил их своей тягой к насыщенному звуку и его качеству, нежели к внешнему виду гитар. Имел обыкновение убиваться за хорошие гитары. Для меня гитары были чем-то большим. У меня было немного больше денег, видите ли, поэтому я мог привозить такие хорошие инструменты, как «Гибсон». В Гамбурге обычно мы приобретали наши гитары через магазин «Стейнвей». Это было единственное место, расположенное близко, в центре города, и единственное место, где можно было заказать гитары из Штатов. Это было очень хорошо известное место, очень респектабельное, и в первую очередь известное продажей фортепиано».

 

Энди Бабюк: «В связи с продолжающейся нехваткой гитар американского производства в среде британских музыкантов, «Гибсон ЕС-175с» Шеридана вызвал настоящий переполох».

 

Тони Шеридан: «Мой 175-й, а я все еще им владею, часто использовался Джоном и Джорджем на сцене во время наших совместных выступлений в Гамбурге. Им всегда доставляло удовольствие сыграть на хорошей гитаре, а не на том хламе. Никогда не понимал Джона, игравшего на «Рикенбэккере» с жестяным звучанием. Я ненавидел этот долбаный инструмент! Он просто не звучит надлежащим образом. Я ему так и сказал. Но им нравилось играть на моем «Гибсоне», и даже на «Мартине». Когда ночь затягивалась, в ранние предрассветные часы мы обычно сидели на сцене. Иногда мы больше не могли встать, просто из-за усталости и пары кружек пива или от чего угодно. Мы сидели и играли на этих больших гитарах и настроение успокаивалось. Вследствие этого, я думаю, они начали писать много баллад».


61-04-27-BC41

Пол: «Оказавшись в Гамбурге без инструмента, я был вынужден сесть за пианино».

 

Пол: «В Гамбурге гитара «Розетти Лаки 7» служила мне верой и правдой почти месяц, пока не износилась. Она отлично, даже роскошно выглядела дня три, а потом краска начала трескаться, а сама гитара – разваливаться — от влажности, пота и оттого, что ее постоянно ударяли».

 

Энди Бабюк: «Его «Розетти» начала разваливаться, возможно, из-за чрезмерной нагрузки на ее гриф, оказываемой тяжелыми басовыми струнами».

 

Пол: «В конце концов, я разбил ее — первые предвестья будущих [группы] «Ху»! Как-то на нетрезвую голову я ее разбил, и ей пришел конец. Она все равно не продержалась бы долго, поскольку была дрянной. Думаю, ее с самого начала сделали с тем расчетом, чтобы она развалилась. Наглядный пример изделия, рассчитанного на короткий срок годности».

 

Энди Бабюк: «Ранее Маккартни говорил, что у него не было особого желания избавляться от «Розетти», но у него не осталось выбора, когда она была разнесена вдребезги».

 

Пол: «В один прекрасный день я ее бросил. Она не была уж совершенно не годной, но я не считал, что ее стоило чинить. Поэтому мы все – Джордж, Стю, Пит и Джон, особенно Джон, оттянулись, разбив ее вдребезги, прыгая на ней. Немного безумно, я полагаю. Но нам иногда нужно было избавиться от нашей накопленной энергии, и в то время это казалось вполне очевидным. Я не мог позволить себе купить новую гитару, поэтому я стал штатным пианистом. Нет, я не умел играть, но я знал несколько аккордов, а остальные парни решили, что им в группе нужен пианист, поэтому в течение нескольких недель я крушил фортепиано в гамбургском клубе «Топ Тен». Таким образом, я повернулся спиной к аудитории, играя на фортепиано, и это было единственным, что я мог, пока у меня не было новой гитары».

 

Энди Бабюк: «Так как группе был избыток гитаристов, Маккартни решил переключиться на фортепиано.

 

Пол: «Оказавшись в Гамбурге без инструмента, я был вынужден сесть за пианино, которое стояло на сцене в «Кайзеркеллере» (прим. – за давностью лет Пол не точен в названии клуба). До сих пор я стоял лицом к залу, поэтому воспользовался предлогом, чтобы сесть к нему спиной и просто уйти в музыку, а это было неплохо. Я начал играть такие песни, как «Пусть солнце больше никогда не увидит, как ты плачешь» (Don’t Let The Sun Catch You Crying), со второй стороны пластинки Рея Чарльза. Этот краткий период стал для меня приятным; по-моему, мне удалось немного улучшить свои навыки игры на фортепиано. В конце концов, я стал играть на пианино лучше, чем другие ребята в то время, по одной простой причине: у меня не было гитары. Акустическая гитара — мой инструмент, поскольку с нее я начинал. Но потом я прошел через «Розетти Лаки 7» и пианино».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)