Группа «Битлз» выступает в клубе «Пещера», в клубе «Казанова» (Cassanova Club) и зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall)

21 февраля 1961 г.

 

Филипп Норман: «Джерри и его группа были спокойными ребятами, намеревавшимися на заработанные в Гамбурге деньги купить себе новую аппаратуру. Но все равно они привезли домой множество рассказов — о кафе «Вилли», «Гретель и Альфонс», о морской миссии Джима Хоука — достаточно, чтобы вновь пробу­дить в «Битлз» тягу к жизни на Репербан (прим. – благодаря Алану Уильямсу «Джерри и Лидеры» выступали в Гамбурге с 24 декабря 1960)».

 

Бэрри Майлз: «Дневное выступление группы «Битлз» в клубе «Пещера».

 

 

Рэй Макфолл (владелец клуба): «Я не мог взять их на среду, четверг был занят современный джазом, в выходные был традиционный джаз, поэтому я ангажировал их на вторник».


61-02-21-BC21

Кадр художественного фильма.

 

beatlesbible.com: «Стюарт Сатклифф впервые выступает в «Пещере».


61-02-21-BC31

Боб Вулер: «Он [Стю] скакал по сцене вместе с остальными, но, казалось, он чувствовал, что остальные просто стараются его терпеть».

 

Джефф Ньюджент (Geoff Nugent, гитарист группы «Гробовщики» (The Undertakers)): «Битлз» начали выступать в «Пещере», и они здорово звучали. Не у многих групп тогда был электрический бас. «Битлз» были грубоваты и неопытны, и я знал, что они чего-то добьются».

 

Джордж: «Пещеру» мы любили, наверное, больше всего. Просто фантастика! Мы все время чувствовали связь с публикой, никогда не репетировали в отличие от других групп, которые продолжали подражать [группе] «Тени», играли для наших поклонников, которые были точь-в-точь как мы сами. Они прихо­дили во время обеда, чтобы послушать нас и сжевать свои бутер­броды. Мы делали то же самое: играли и одновременно ели. Все происходило само собой, спонтанно».

 

Вик Хьюз (ударник группы «Блэквеллс»): «В «Пещере» можно было показать себя и вдоволь поиграть. В «Пещеру» частенько приходили антрепренеры, он был витриной Ливерпуля».

 

Билл Харри: «В «Пещеру» приходили отнюдь не затем, чтобы весело провести время, но чтобы послушать определенных исполнителей. Люди сравнивали способности разных музыкантов и обсуждали песни, которые те исполняли. Это была весьма интеллигентная публика».

 

Джефф Ньюджент (Geoff Nugent, гитарист группы «Гробовщики» (The Undertakers)): «Это было грязное, вонючее, пропахшее потом место».

 

Томми Смит (ливерпульский футболист): «Пещера» — самое грязное место на свете».

 

Синтия: «Даже самый заложенный нос (что не редкость в Ливерпуле) не мог не чувст­вовать неприятного запаха пота и сырости».

 

Фрида Келли (секретарь клуба поклонников «Битлз»): «Нельзя было скрыть тот факт, что вы посетили «Пещеру» из-за того запаха, который оставался на вашей одежде. Находясь на втором этаже автобуса, когда я не была в «Пещере», я могла узнать этот запах от кого-либо, сидящего передо мной. Некоторые люди утверждали, что он был неприятным, но это не так. Это был уникальный запах, смесью всяких ужасных субстанций, но он был уникальным. Ни один из других клубов им не обладал».

 

Луиза Харрисон: «Это была самая настоящая дыра. Там нечем было дышать. Пот лил с них в три ручья, капал на усилители, вызывая короткие замыкания. Но они про­должали петь и без усилителей. Джон кричал что-то публике, впро­чем, как и все остальные. Они вопили в зал: «Заткнитесь!». Один Джордж никогда не произносил ни звука и не улыбался. Де­вушки часто спрашивали меня, почему он такой серьезный. Джордж отвечал: «Я лидер-гитарист, это другие могут лажать и валять дурака, никто этого даже не заметит, а мне нельзя». Он чрезвычайно серьезно относился к своей музыке и к деньгам. Всегда интересовался, сколько им заплатят».

 

Вик Хьюз: «Они [«Битлз»] понимали свое превосходство, так как действительно были хороши. Леннон был простым, доступным парнем даже на пути к вершине славы. Маккартни же понимал, что он талантлив, и знал, чего стоит. Пол был суперзвездой еще до того, как стал ею».

 

Хантер Дэвис: «Тем, кто слышал «Битлз» в «Пещере», навсегда врезались в память их выступления-экспромты. Группа «Шэдоуз» повлияла не только на стиль игры других групп, но и на их сценическое поведение: выход на сцену, объявление номеров, прощание с публикой. «Битлз» же делали все по-своему. Если в аппаратуре что-нибудь ломалось, другие группы убегали за кулисы, как положено в большом шоу-бизнесе, и оставались там до тех пор, пока кто-то не вставит пробки. А «Битлз» заставляли весь зал вместе с ними хором петь «Обойти гору» (Coming Round the Mountains) или какой-нибудь другой шлягер».

 

Вик Хьюз: «Пока инструменты после выступления загружали в фургон, все хорошенькие девушки расходились с кем-нибудь из публики».

 

Бэрри Майлз: «Затем группа «Битлз» выступила в клубе «Казанова» (Cassanova Club, Sampson & Barlow’s New Ballroom, Liverpool)».

 

dmbeatles.com: «Совместно с группами «Джерри и Лидеры» (Gerry and the Pacemakers) и «Большая тройка» (Big Three)».

 

beatlesbible.com: «В клубе «Казанова» группа «Битлз» выступала 11, 14, 16, 21 и 28 февраля; 7 и 12 марта 1961».

 

Алан Уильямс: «У Боба [Вулера] была одна странная черта. Повышенная нервозность. Он вёл себя, как испуганная птица, готовая сорваться с места и улететь при первом признаке приближающейся опасности. Он был очень непростым и увлекающимся человеком. Он забрасывал вас каламбурами и жаргонизмами через каждые несколько минут разговора. Если кто и сможет написать Большую Книгу о Мерсисаунде, то это будет старина Боб. Возможно, когда-нибудь это придёт ему в голову. А может быть и нет. Последнее, что я слышал о нём, это то, что он работал крупье в бинго-клубе.

Как-то, в один из вечеров, «Джерри и Лидеры» и «Битлз» играли вместе в каком-то местном танцзале. Мы с Бобом пришли туда. «Вот посмотришь, Боб. Ты поймёшь, кто теперь группа номер один. Это «Битлз». Вот увидишь». Боб был скептичен. «Не-а, это Джерри с мальчиками. Они лучшие. Вот увидишь!».

Сначала на сцену вышел Джерри и отработал свою часть программы. Парень был очень хорош. Группа не менее потрясающая. Очень профессионально и технично. Но когда на эстраде появились «Битлз», словно, кто-то мягко нажал на нервную систему каждого подростка в зале, будь то парень или девчонка. Ребята стояли на сцене, неряшливые как черти, черные ветровки, черные свитера, сношенные туфли, взлохмаченные волосы, плюющие на всё и вся, и демонстрирующие это всем своим видом. Они излучали поистине животный заряд энергии, который заводил аудиторию, словно туго сжимаемая часовая пружина. Затем, трах! Пружина отпускалась, и всё начинало ходить ходуном, эмоции выплёскивались, захлёстывали «Битлз» и поглощали их.

Пока «Битлз» играли, между ними и слушателями создавался прочный мостик эмоций. Это было похоже на то, как если бы и «Битлз» и танцующие находились в одном гигантском яйце. В этом было что-то сверхъестественное. Они проявляли своё величие, которое действовало на меня, как никогда раньше. «Ну что, Боб – что ты скажешь об этой группе? Они — нечто особенное, так?». Но Боб, консервативный, как всегда, предпочёл «Лидеров». Но ненадолго. Вскоре он стал самым горячим поклонником и фанатом «Битлз».

 

Бэрри Майлз: «Вечером группа «Битлз» выступила в городском зале «Лизерленд» (Litherland Town Hall, Liverpool)».

 

dmbeatles.com: «Совместно с группой «Рэй и Дел Ринес» (Ray and the Del Renas)».

 

«Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Лизерленд. Пошел посмотреть Битлз, играли хорошо, но не так много».

 

Бэрри Майлз: «Три выступления в течение дня не было редкостью для «Битлз» в 1961 году».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)