Группа «Серебряные Битлз» выступает в «Институте», Нэстон

7 июля 1960 г.

 

В этот день Ринго Старру исполнилось 20 лет.


60-07-07-BC21

Алан Клейсон: «Одна черта Ричи не слишком нра­вилась его друзьям. Она состояла в том, что он постоян­но срывался [из лагеря «Батлинз»] в Дингл, чтобы отпраздновать то или иное событие, будь то день рождения или какая-ни­будь годовщина, вне зависимости от того, сколько неудобств это могло причинить группе. При упоми­нании об этом Старки всегда утверждал, что Сторм тоже не пропустил не одного матча своей любимой ливерпульской футбольной команды».

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «Группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в Пулели, в танцевальном зале «Рок-н-Калипсо» дома отдыха «Батлин» (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, North Galles).

Состав группы: Эл Колдуэлл (он же Рори Сторм), Джонни Берн (он же Джонни «Гитара»), Ти Брайен, Уолтер «Уолли» Эймонд (он же Лу Уолтерс), Ричард Старки (он же Ринго Старр)».

 

Бэрри Майлз: «В четверг группа «Серебряные Битлз» (Silver Beatles) выступает в «Институте», Нэстон, Уиррэл (Neston Institute, Hinderton Road, Neston, Wirral, Cheshire)».

 

(условная дата)

 

Алан Уильямс: «Теперь же, в преддверии будущих гастролей, они [группа «Дерри и Сеньоры» (Derry & The Seniors)] всё побросали и кинулись покупать новые инструменты, тратя деньги направо и налево, выпрашивая в долг и расставаясь с накопленными на чёрный день капиталами. И тут разорвалась бомба от Парнса».

 

Филипп Норман: «Уильямсу пришло письмо от Парнса, в котором говорилось, что участие «Дерри и Сениоры» в летнем шоу отменяется».

 

Джордж: «В истории наших немецких гастролей участвовала еще одна ливерпульская группа, «Дерри и Сеньоры», члены которой бросили прежнюю работу, и перешли к Ларри Парнсу».

 

Алан Уильямс: «Дерри Уилки получил от него письмо, в котором Парнс отменял все ангажементы для «Сеньоров» в Блэкпуле. Дерри и Гови, который был довольно здоровым парнем, в гневе вломились в «Голубой ангел», чтобы набить мне морду. Дерри, не будучи драчуном по натуре, явился за компанию, на всё это посмотреть. С Гови лучше было не связываться. Один удар и… «мир праху твоему, Уильямс!».

 

Алан Клейсон: «Парнсу пришлось отменить предстоящие лет­ние выступления «Дерри и Сеньоров», когда те забросили работу и потратили предоставленную им ссуду на новые сценические костюмы. В поисках козла отпущения они пришли в «Голубой ангел», откуда, по их мнению, исходили все несчастья».

 

Алан Уильямс: «Едва эта парочка заявилась в «Голубой ангел», Гови без всяких предисловий сграбастал меня за отвороты пиджака. «Слушай ты, сволочь! Ты знаешь, что мне пришлось бросить работу? Ради этих ангажементов! А теперь он их отменил! У меня есть рты, которые я должен кормить. Что ты на это скажешь, Уильямс?!». Он помахал перед моим маленьким носом своим огромным, как йоркский окорок, кулачищем. Я безуспешно пытался опереться ногами на плюшевый ковёр. Они болтались в воздухе. Один из моих вышибал, видя хозяина в таком положении, рванулся было в нашу сторону, но я жестом остановил его. Не стоило связываться с Гови. Он бы слопал нас обоих на завтрак.

«Послушай, Эл, а ведь он прав», — встрял в наш разговор Дерри. Он был очень симпатичным парнем, этот Дерри. Очередной уроженец Вест-Индии. Его часто принимали за гея, хотя его сексуальная ориентация была прямо противоположной. Его разбирал смех при виде этой сцены. «Гови, если ты меня отпустишь, я постараюсь тебе всё объяснить». Гови разжал пальцы. «Ну-ка, ну-ка, объясни-ка нам, ублюдок, что всё это значит?! Мы тебя очень внимательно слушаем!». «Гови, но я в самом деле не могу ничего объяснить. Вы – первые, от кого я слышу о какой-то отмене. Бог свидетель, я…». Это было правдой. Я так никогда и не узнал, почему Ларри отменил концерты. Сегодня это не столь важно. Важно то, что этот инцидент дал толчок рождению гамбургской сцены. А рождение гамбургской сцены дало толчок рождению легендарных «Битлз».

Гови сыпал ругательствами и неистовствовал. Дерри петухом расхаживал вокруг и всячески его подзуживал. «Мы уделаем эту сволочь Парнса!» – ревел Гови. Если бы Парнс в своём лондонском офисе мог бы видеть в этот момент выражение лица Гови, его давно бы уже не было в городе. Гови не успокаивался. «Мы купили новые инструменты и прочую хрень! А теперь выясняется, что мы остались без работы! Ты должен что-то придумать, Алан!». Я искренне переживал за ребят. Мальчики и так влачили почти нищенское существование, а это событие, вообще, оставляло их далеко за чертой бедности. «Ну, держись, Парнс!» – орал Гови. – «Мы поимеем этого ублюдка! Мы умоем эту суку!». Дерри кружился по залу, поблёскивая своей золотистой кожей, и беспрестанно повторял: «Ну и сука! Ну и сука!».

Мой мозг заработал на полную катушку. Я должен был что-то придумать. И как можно скорее. Но что? Внезапно меня осенило. В лондонском районе Сохо было кафе под названием «Ту айс». Там обычно прослушивались группы с претензиями на будущую славу. Группы, которые хотели пробиться наверх. Владелец кафе, Томми Литтлвуд, был моим хорошим приятелем. Именно он когда-то предоставил шанс Томми Стилу. Последнего заметили именно в этом кафе, и с этого момента начался его путь к международной известности, Голливуду и прочее и прочее. Искатели талантов частенько звонили в «Ту айс» поболтать с Литтлвудом, разузнать о новых ансамблях и заодно выяснить, насколько они хороши. Томми проходил в качестве резонатора. Если он одобрительно отзывался о том или ином исполнителе, они навостряли уши и просили его организовать прослушивание. Томми был щедрым парнем и всегда протягивал руку даже тем, кто плёл ему небылицы о трудной судьбе и тяжёлой жизни.

«Слушайте, парни, я скажу вам, что мы сделаем. Мы махнём прямо в Лондон и попробуем устроить вам прослушивание в «Ту айс». Томми Литтлвуд – мой друг и, возможно, он нам что-нибудь подскажет. Лондон – большой город. Вдруг, что-то подвернётся! В любом случае, здесь вам ловить уже нечего!».

 

Джордж: «Они так разозлились, что решили съездить в Лондон и поколотить Ларри. Аллан Уильямс сказал им: «Если уж вы собрались в Лондон, то возьмите с собой инструменты».

 

Алан Уильямс: «Это был шанс из тысячи, и ребята это понимали. Но они были в отчаянии. Они уже дошли до того, что стреляли сигареты у своих знакомых. По крайней мере, если я привезу их к Томми, быть может, они позабудут о своём намерении посчитаться с Парнсом. Если бы им это удалось, дорога в шоу-бизнес была бы для них закрыта навсегда.

«Полагаю, это лучше, чем просиживать здесь свои задницы», — сказал Дерри. – «По-моему, мы должны попробовать». Мы посмотрели на Гови. Тот затянулся сигаретой. «Пойду, поговорю с ребятами», — сказал он и вышел на улицу, где его ждали те, кто создавал знаменитое звучание «Сеньоров». Классный ансамбль. Ужасно было видеть их без работы, сидящими по самые уши в дерьме. Где-то в глубине души я лелеял мысль о том, что едва Томми Литтлвуд услышит Дерри и «Сеньоров», он сразу же встанет на уши и предложит им постоянную работу в своём кафе. В те годы я ещё верил в чудеса. Меня согревала надежда, и я умел ждать. С годами это проходит. Полагаю, это неминуемо ожидает каждого, кто так долго живёт одной лишь надеждой. Чтобы уверовать в свои силы, человеку нужно лишь немного удачи. Самую малость. Без этого люди становятся рабами своих комплексов, бед, скудоумия и отчаяния. Я заканчиваю урок».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)