Алан Уильямс планирует выступления «Битлз» в Гамбурге

28 июня 1960 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «Группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в Пулели, в танцевальном зале «Рок-н-Калипсо» дома отдыха «Батлин» (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, North Galles).

Состав группы: Эл Колдуэлл (он же Рори Сторм), Джонни Берн (он же Джонни «Гитара»), Ти Брайен, Уолтер «Уолли» Эймонд (он же Лу Уолтерс), Ричард Старки (он же Ринго Старр)».

 

(условная дата)

 

Алан Уильямс: «В своей детской, простодушной манере Пекан, Бонс, Слим и Эверетт начали присылать мне письма из Гамбурга. У любого другого хватило бы совести не входить со мной в контакт в указанных обстоятельствах. Но не у этих ребят. Такими уж они были. Их поманила синяя птица, и они кинулись за ней вслед. Такова была жизнь, приятель. Надо было зарабатывать деньги. Никаких претензий. Никаких извинений. Никаких обид. Солнце всегда светит в моём сердце, старина. Право, они были чертовски милыми ребятами. Гамбург, писали они, это – класс, вечный праздник, город развлечений без всяких запретов. Деньги льются рекой. Алан, старина, это — место для тебя. Ты мог бы здесь отлично развернуться и срубить немного деньжат. Открыл бы клуб или привёз пару групп. Давай, Алан, оглянись вокруг!

Привезти пару групп? Ливерпульские группы в Гамбурге? Забавно. Хотя, подумать над этим стоило. Мальчики написали, что у них куча знакомств среди владельцев ночных клубов. Они помогут. Но… Гамбург? Надо было хорошенько всё обдумать.

Так случилось, что группа не слишком измученных работой ливерпульских бизнесменов зафрахтовала чартерный рейс в Амстердам на пару дней, чтобы отдохнуть и развлечься. Я приобрёл на этот рейс два билета, один для себя и второй для Лорда Вудбайна. Я решил взять его с собой за компанию. Вуди был компанейским малым, всегда весёлым и никогда не унывающим. Жизнь представлялась ему одним нескончаемым анекдотом. И сейчас остаётся такой. Он не меняется. Я собирался провести ночь в Амстердаме и затем махнуть на поезде в Гамбург. Покружиться там, осмотреться, отыскать моих мальчиков и решить, что делать дальше. Эй, Гамбург, я еду к тебе!

Я хотел занять немного денег и прихватить с собой «Битлз», тем более что ребята давно мечтали посмотреть другую страну. Тогда они ещё нигде ни разу не бывали. Совсем ещё зелёные юнцы. В моём клубе на Сил-Стрит, «Голубом ангеле», который в недалёком будущем обещал стать меккой для большинства ливерпульских ансамблей, дела шли совсем неплохо. Как и в «Джаке». Впрочем, оборотного капитала у меня почти никогда не было. Мне просто не везёт с деньгами. Я умею их делать, но копить их для меня проблема. Я отправился в банк и попросил ссуду. Всего-то пару сотен фунтов. Управляющий банка, маленький лысый человечек, чем-то похожий на постаревшего Питера Лорра, поинтересовался, для чего мне понадобились деньги. «Деловая поездка в Гамбург». «Поподробней, Алан». «Хочу привезти туда «Битлз» и подыскать им в Гамбурге работу». «Битлз? Это люди?». «Конечно. Это музыкальный ансамбль. Кстати, очень неплохой. Будущие звёзды». Он посмотрел на меня так, будто у меня поехала крыша. «Никогда не слышал о них», — сказал он равнодушно, сплетая вместе пальцы рук. «Возможно, вы и не слышали, но я считаю, что у них есть шанс заработать хорошие деньги. И для меня тоже».

Насколько я знаю, британские банки совсем не похожи на американские. Британские банки ссужают деньги тем, у кого они есть. А не тем, кто в них нуждается. Мне кажется, именно по этой причине многие великие идеи были обречены в Британии на провал. «Я не нахожу целесообразным финансировать ансамбль под названием «Битлз», Алан. Я уверен, они неплохие ребята, и ты рассчитал всё правильно. Но деньги на эту авантюру…». Он покачал головой, как будто разговаривал с непослушным ребёнком. «О’кей. Всё равно, спасибо. Хотя я и надеялся что-нибудь получить». Я ушёл. Интересно, как чувствует себя этот недоумок сегодня? Отказаться финансировать «Битлз»! Подумайте о тех днях, когда половина толстосумов из лондонского Сити протоптала тропинку к их дверям, колотя себя кулаками в грудь: «выбери меня!», «выбери меня!».

Я обратился к нескольким своим знакомым. История повторилась. Да, все они делают целые кучи бабок. Но и тратят они немало. В общем, первая поездка «Битлз» в Гамбург откладывалась на неопределённое время. Я предпринял лучшее, что могло прийти мне в голову. Я собрал несколько ливерпульских групп, с которыми работал, в подвальчике «Джака», принёс туда магнитофон и сказал: «Мальчики, запишите свои песни, и я заберу эту ленту с собой в Гамбург». Джордж пожал плечами. «Почему в Гамбург, Алан? Я что-то не пойму. Чего ты так рвёшься в этот Гамбург?». «Ещё один выстрел наугад», — ответил я. – «Ребята из Вест-Индии хвалят тамошнюю сцену».

Джон: «Ты считаешь, наши немецкие друзья хорошо отнесутся к «Битлз»? Сынок, у нас же нет шрамов от тесаков». Джон, как всегда, не мог удержаться от колкости. «Пора бы забыть о войне, Джон», — сказал я мягко. Леннон испытывал к «фрицам» что-то вроде любви-ненависти. Как нельзя лучше это проявилось во время последующих визитов «Битлз» в Гамбург». Смеха его шуточки вызывали гораздо меньше, нежели неприятностей.

В разговор влез Пол. «Что нам записать на эту кассету, Алан?». Мы стояли, громко обсуждая возникшую проблему. «Играйте, что хотите. Только постарайтесь изо всех сил». Стюарт: «Просто взять в руки инструменты и положить это на плёнку?». «Именно так, мальчики. Играйте, что хотите. Возможно, это ваша судьба».

Кроме «Битлз» в «Джаке» собрались Кэсс со своим ансамблем «Казановы», местный джаз-банд и Ноэль Уокер с группой «Стомперз». Мне казалось, я получу настоящую квинтэссенцию ливерпульского бита. Кэсс и джаз-банд, честно говоря, с неохотой согласились на эту авантюру, но записаться всё же решили.

«Послушай», — обратился я к Джону. – «Ты знаешь, как обращаться с этой штукой?» – я указал на магнитофон. Я показал им, как он работает. Сам я торопился на встречу со своим кредитором. В противном случае, я бы непременно остался. «Ладно», — сказал я, обращаясь к «Битлз», поскольку они казались мне башковитее других, — вы уверены, что сумеете справиться с задачей?». «Битлз» заверили меня, чтобы я не волновался. Всё будет отлично. Они знакомы с подобной аппаратурой. «Постарайтесь, мальчики», — напутствовал я их перед уходом. – «Это может стать для вас началом новой эры».

Мы всегда подшучивали друг над другом, грезя о великом будущем, которое нас ожидает. «Доверься нам, Эл. Не беспокойся ни о чём». Я уехал на встречу и оставил их наедине с магнитофоном. Лучше бы мне было самому за это взяться».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)