Группа «Рори Сторм и Ураганы» выступает в «Батлин»

12 июня 1960 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «Группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в Пулели, в танцевальном зале «Рок-н-Калипсо» дома отдыха «Батлин» (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, North Galles).

Состав группы: Эл Колдуэлл (он же Рори Сторм), Джонни Берн (он же Джонни «Гитара»), Ти Брайен, Уолтер «Уолли» Эймонд (он же Лу Уолтерс), Ричард Старки (он же Ринго Старр)».

 

(условная дата)

 

Алан Уильямс: «Мы пригласили Шёрли только на неделю, но всё вышло как надо. Мы заработали много денег».

 

Пол: «И за неделю у нас набегало всего несколько фунтов, что никуда не годилось».

 

Алан Уильямс: «В городе не было недостатка в крепких мужчинах среднего возраста, а слухи о том, что в новом стрип-клубе выступает потрясающая девочка по имени Шёрли, очень быстро разнеслись по всему Ливерпулю. Несмотря на бесплатное секс-шоу, «Битлз» так и не смогли побороть чувство неловкости. Многие постоянные клиенты также не испытывали особого восторга от присутствия на сцене музыкантов. Ансамбль сбивал их с наезженной колеи.

Как-то вечером один из завсегдатаев клуба, ошивающийся здесь со дня его открытия, в перерыве между выступлениями отвёл меня в сторонку. «Послушай, Алан», — сказал он, цепляя меня за руку. Я постарался освободиться от его худых бугристых лап. Мне не нравилось, когда эти онанисты начинали фамильярничать. «Да?» – спросил я. – «В чём дело?». «Видишь ли, Алан…». Мне не понравилось, что он называл меня Аланом. Это звучало слишком интимно. Я готов был разорваться, чтобы угодить клиенту, но называть меня «Аланом» было с моей точки зрения недопустимой вольностью. «… мне нравится проводить здесь время. Я никому не приношу вреда. Я просто прихожу сюда и развлекаюсь в своё удовольствие, пряча своё…». «Ну, так не прячь его, а вытаскивай наружу!». О, чёрт. Я, кажется, сказал что-то не то. Старый педик, наверняка, понял меня превратно! Он одарил меня странным взглядом. В его налитых кровью глазах сверкнули забавные искорки.

«О, нет, Алан, я никогда этим не занимаюсь. Как ты мог подумать…»? «Дьявол! Я совсем не то имел в виду! Я хотел сказать, что если у тебя какое-то особое мнение на этот счёт, то не скрывай его, а говори прямо!». Боже, что бы ты ни говорил этим козлам, они всё переворачивают с ног на голову! «Как насчёт этих ребят? Ну, «Битлз»…»? О чём это он? Он что, извращенец? Только не говорите мне, что он тащится по моим мальчикам! Я нахмурился.

«Мы не позволяем здесь ничего подобного. Это респектабельный стриптиз-клуб». Он меня не понял. «Они выбивают меня из колеи, Алан…», — он подошёл ближе. Скотина! «Я не могу сосредоточиться на девочках. Они шумят и играют эту странную музыку, а я стараюсь отвлечься. Чертовски шумно. В конце концов, это же стриптиз, а не концерт рок-н-ролла, Алан. Нельзя ли что-нибудь придумать? Нам не нужны «Битлз». Я уверен, они – хорошие ребята, но они здесь лишние». «Вот в чём дело! Не беспокойся, старый хрыч», — его передернуло от этих слов, — «Скоро их здесь не будет. Они тут только потому, что Шёрли отказалась выступать без настоящего «живого» оркестра. У неё такой заскок. На следующей неделе всё пойдёт, как обычно».

В зале начиналось второе действие. «Алан, спасибо тебе, ты меня успокоил. Да хранит тебя бог…». Да хранит меня бог! Ну и дела! Этот ублюдок поплёлся на своё место, не желая пропустить спектакль. Зазвучала медленная версия «Разве она не мила» (Ain’t She Sweet), и самая очаровательная тёлка из Манчестера по имени Шёрли снова появилась на сцене. Будет жалко, когда она уедет, подумал я. Всё-таки, она поставила их всех на уши!

После выступления «Битлз» уселись за столик вместе со мной и Вуди и заказали смесь шотландского виски с кока-колой. Они прилично поднабрались и полезли на сцену сыграть настоящий рок-н-ролл специально для меня и Лорда Вудбайна. «Мы сдохнем от радости, когда вся эта хреновина закончится, Алан!». «Ладно, мальчики, бросайте скулить. В конце концов, это же обычная работа». «К чёрту такую работу!». «Бренчать эти долбаные песенки!». «Эй, Ваше Лордство, сообрази-ка нам ещё по стаканчику!». Джон использовал старинное ливерпульское жаргонное выражение «gis», что на самом деле было сокращением от «give us», т.е. «дайте нам». Как в той песенке: «Дайте нам на корку хлеба…!». «Никогда не видел столько мерзких старикашек», — сказал мне Леннон. – «Я и не думал, что ты командуешь таким притоном, Алан. Я считал тебя респектабельным бизнесменом». «Прошу тебя, Джон, не распространяйся особо о том, что я содержу стриптиз-клуб. Не хочу, чтобы все об этом знали». «Ты серьёзно?» – удивился Джон. – «А почему бы нет? Тебе, что, стыдно, что ли?». «Честно говоря, я просто хочу срубить немного деньжат. И я не в восторге от того, чем мне приходится ради этого заниматься. Ты осуждаешь меня, Джон?». «Да нет, конечно! Правда, сам бы я на такое не пошёл. Но тебе надо зарабатывать на жизнь, Алан».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)