Группа «Рори Сторм и Ураганы» выступает в «Батлин»

8 июня 1960 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «Группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в Пулели, в танцевальном зале «Рок-н-Калипсо» дома отдыха «Батлин» (Rock ‘n’ Calypso Ballroom, Butlin’s Holiday Camp, Pwllheli, North Galles).

Состав группы: Эл Колдуэлл (он же Рори Сторм), Джонни Берн (он же Джонни «Гитара»), Ти Брайен, Уолтер «Уолли» Эймонд (он же Лу Уолтерс), Ричард Старки (он же Ринго Старр)».

 

(условная дата)

 

Алан Уильямс: «Для меня и парней это была пора великих разочарований. Мы были уверены, что впереди нас ожидает великое будущее, и это будущее обещало быть потрясающим, оно непременно должно было вознести нас на гребень успеха. Но… будущее оставалось будущим и не имело ничего общего с настоящим. Мы были всего лишь нетерпеливыми юнцами, которых объединяло простое ощущение радости от отсутствия сколько-нибудь серьёзной причины, по поводу которой можно было бы слишком долго сокрушаться и переживать. И всё же, временами я впадал в ужасную депрессию. Это проявлялось в том, как я водил свой «ягуар».

Я всегда был немного помешан на автомобилях. За рулём я полностью расслабляюсь и отключаюсь. Чего не скажешь о моих пассажирах. Единственное, что им остаётся, это либо в ужасе визжать, взывая к Господу, либо выражать свои ощущения фразами типа «Боже мой!», «чёрт тебя возьми!» и «Алан, ублюдок ненормальный, ты же чуть не угробил того парня!». В подавленном настроении я имел обыкновение носиться с огромной скоростью по всему Ланкаширу. Выезжал я обычно ещё затемно. Многие полицейские знали мой «ягуар», как облупленный.

Однажды я выехал в направлении Саутпорта, близ Ливерпуля, если ехать вдоль побережья. Я пронёсся по шоссе к докам, вылетел к Пир-Хеду и здесь выжал сто двадцать миль в час. На моём «ягуаре» был установлен форсированный движок, так, что, с учётом попутного ветра, я умудрился загнать стрелку спидометра за отметку «140», и всё бы обошлось, если бы не полиция. Почему-то я был уверен, что в это утро они мне не попадутся. Чёрт побери, как я заблуждался! Возможно, вечером я выпил немного лишнего. Так или иначе, но я вдруг обнаружил, что меня преследует целая свора полицейских машин.

Ещё в Бутле, на выезде из Ливерпуля, я проскочил на красный сигнал светофора, и первая машина села мне на хвост именно там, но догнать меня не смогла. Пролетая через Кросби и Бланделлские пески – очаровательные местечки для отдыха на побережье! – я привлёк внимание ещё двух патрулей. Не доезжая до Саутпорта, я сделал крюк и помчался назад в Ливерпуль. Мне вдруг страшно захотелось пирожков и жареной картошки с чаем. Я собирался заскочить в круглосуточное кафе на Лайм-Стрит, которое в этот час посещали лишь запоздалые ночные гуляки.

Не успел я притормозить у входа в кафе, мечтая о пирожках и жареной картошке, как внезапно оказался в кольце визжащих шинами полицейских машин. Их было целых пять! Как в каком-то дурацком боевике. Я никак не мог сообразить, что же я такого натворил. Один из копов узнал меня. «Будь я проклят, я должен был догадаться, что это мог быть только такой псих как ты, Алан!». «Привет, ребята», — сказал я с дружеской улыбкой. – «А в чём, собственно, дело?». Мой приятель из городской патрульной службы растолковал мне, что меня разыскивают аж целых три полицейских департамента за превышение скорости и опасное вождение.

Что я должен был, по-вашему, на это ответить? Ха, признавать себя виновным я, естественно, не собирался, о чём не замедлил сообщить своему знакомому. Меня отвезли в участок и предъявили обвинение в превышении скорости и нарушении правил дорожного движения. Они запросто могли повесить мне «опасное вождение», и тогда мне было бы несдобровать, но я прибёг к занудному «что-я-сделал-не-так-сержант?», и всё обошлось. У меня это здорово получается. Ещё бы, столько опыта при моём-то образе жизни! Я и сегодня легко могу запудрить мозги кому угодно. У меня созрел план, как выпутаться из всей этой истории. Я знал, что у меня не в порядке нервы, и потом на меня давили со всех сторон. Я отправился к своему врачу и, не упоминая о конфликте с властями, пожаловался ему на своё самочувствие. Он осмотрел меня, перепробовал на мне кучу тестов и задал кучу вопросов.

«Нервное истощение, Алан», — заявил он в итоге. Я готов был его расцеловать. Он выписал мне рецепт на какие-то таблетки и посоветовал не принимать близко к сердцу то и дело возникающие проблемы. «Послушайте, док, я тут занимаюсь одним серьёзным делом и мне надо пару дней, чтобы немного прийти в себя. Мои компаньоны — просто жуткие скоты. Не могли бы вы выписать мне справку о том, что я страдаю от нервного истощения, ну, скажем, первой степени? Я покажу им эту бумажку, и тогда они, быть может, не станут на меня наезжать? И мой любезный доктор выдал мне такую справку! Я отправился в суд и показал там этот документ. В общем, я отделался небольшим штрафом и чёрной отметкой в водительских правах».


60-06-08-BC21
60-06-08-BC31
60-06-08-BC41

Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)