Группа «Рори Сторм и Ураганы» выступает в «Джайв Хайв» / Алан Уильямс демонстрирует рисунки в «Джаккаранде»

2 апреля 1960 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «В этот день группа «Рори Сторм и Ураганы» (Rory Storm And The Hurricanes) выступает в «Джайв Хайв» (Jive Hive, St. Luke’s Hall, Crosby). Состав группы: Эл Колдуэлл (он же Рори Сторм), Джонни Берн (он же Джонни «Гитара»), Ти Брайен, Уолтер «Уолли» Эймонд (он же Лу Уолтерс), Ричард Старки (он же Ринго Старр)».

 

Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Джайв Хайв. Сыграли хорошо».

 

thebeatleschronology.com: «Группа «Битэлз» (Beatals) проводит свое время в клубе «Джаккаранда». Владелец клуба, Алан Уильямс, местный промоутер, не предлагает им выступать, но поручает им покрасить туалеты, чтобы они смогли расплатиться за выпивку».

 

Алан Уильямс: «Дамский туалет располагался в «Джаке» на первом этаже. Мужского у нас не было вообще. Для этой цели использовался задний двор, где посетители справляли свои нужды при свете луны. Однажды ко мне с инспекцией нагрянула санитарная служба. Их совсем не обеспокоил факт отсутствия мужского туалета, зато они выразили серьёзное неодобрение состоянием «помещения для дам». Стены туалета были покрыты многочисленными рисунками и надписями, содержащими сведения о размерах органов и сексуальном мастерстве парней из разных ансамблей, включая «Битлз». Девушки блистали откровенностью в описании шокирующе интимных деталей, касающихся их дружков и их половых признаков. Типичные комментарии, исполненные губной помадой, звучали примерно так: «У Мыльного Джо самый большой хер в Ливерпуле» или «Джимми Такой-то может всю ночь». Я помню, как однажды, зайдя в туалет после закрытия «Джака», увидел нарисованный помадой громадный фаллос. Под ним красовалась надпись: «Портрет моего любимого певца». Я не помню, что там было конкретно о «Битлз», но убеждён, что их имена встречались не один десяток раз. Я также вспоминаю, что постоянно занимался уничтожением подобных граффити, поскольку не хотел, чтобы они попали на глаза уборщицам. Они были уже немолодыми чопорными ливерпульскими дамами и их взгляды на любовь, брак и секс не отличались современностью.

После того, как инспекция признала состояние туалета, мягко говоря, неудовлетворительным, я решил его покрасить (с самого открытия его стены не видели ни капли краски). Я послал за специалистами по неквалифицированной работе – за… «Битлз».

«Слушайте, парни», — сказал я тем, кто в недалёком будущем будет зарабатывать миллионы фунтов в год, — «хотите заработать по несколько шиллингов?». «Ещё бы, Алан!» – ответствовал Пол. – «Кого нужно замочить, босс?». Ребята дружно заржали. «Очень смешно», — сказал я. – «Я, конечно, мог бы указать десяток-другой тех, от которых хотел бы избавиться. Но речь пойдёт всего лишь о женском сортире». «О, Боже», — сказал Стюарт. – «И что же с ним приключилось? Как я понимаю, ты хочешь, чтобы мы его помыли?». «Битлз» скорчили гримасы. «Я потом не смогу смотреть на баб до конца жизни!» – ляпнул один из них.

«Помыть? Что ж, я полагаю и это тоже. Короче, его надо покрасить. У меня неприятности с санитарной службой. Их не удовлетворило его состояние. Они рекомендовали мне привести сортир в порядок, иначе … В общем, вы понимаете. Ну, так как насчёт покраски? Берётесь?».

«О’кей, Эл, но что мы с этого будем иметь?» – начал Джордж. – «Ведь это дьявольски грязная работа, не так ли?». «Сейчас скажу. Я делаю вам выгоднейшее предложение. Вы, ведь, получаете десять фунтов за игру, так?». «Так», — пискнули они. «Так вот. Я даю вам десять фунтов за приведение сортира в порядок – отмыть и покрасить стены. Это больше, чем за вечер танцев».

«Это как же у тебя получается?» – спросил Леннон, бросая на меня косой взгляд уличного хулигана. Он никогда никому не доверял, этот мальчик. Даже в этом возрасте. «Битлз» не были избалованы ангажементами и постоянно нуждались в деньгах. Джордж и Пол даже изредка подрабатывали на стороне. Джон и Стюарт посещали Художественный колледж, если у них, конечно, возникало к этому желание.

«Считай сам, Джон. Вы получаете десять фунтов за вечер. Я тоже даю вам десять фунтов, но вам не придётся платить из этой суммы транспортные и прочие издержки. Получается неплохая прибыль». Они долго шушукались между собой, и под конец всё-таки приняли моё предложение.

Работая днём, они часто попадали в щекотливые ситуации. Когда у кого-либо из посетительниц возникало желание «потратить пенни», я кричал Джону, Полу и Стюарту: «Выходите, мальчики, у вас клиентка. Перерыв». Пока дамы справляли свои дела, «Битлз» пили кофе и отдыхали.

На стенах туалета они нарисовали прекрасные «фрески» на рок-н-ролльные темы. Позже они подобным образом разрисовали и подвал. На мой взгляд, это были блестящие образчики так называемого примитивного искусства. Слово «примитивный» не означает здесь что-то грубое и грязное. Я употребляю это слово в его искусствоведческом смысле – «простое и гениальное».

«Фрески» «Битлз» оказывали потрясающее впечатление на посетителей. Один американский профессор рисования, по имени Норман Крисп, если я не ошибаюсь, был ими просто восхищён. Он с друзьями как раз путешествовал по злачным местам Ливерпуля. Едва увидев рисунки, он произнёс: «Грандиозно! Кто это нарисовал?». Я объяснил, что это работа рок-н-ролльной группы «Битлз». Он был поражён названием и сказал мне: «Кто бы они ни были, у них огромный потенциал. Потрясающе!».

Он спросил, как их найти, и я ответил, что он сможет увидеть их вечером. Как только они появятся, их позовут. Крисп вместе с друзьями прождали около двух часов. «Битлз» так и не появились, а я больше никогда не видел профессора. Кто знает, что могло бы произойти, дождись он ребят. Возможно, судя по его энтузиазму, он сумел бы перевести их интересы в совершенно иное русло, и тогда бы никогда не было группы «Битлз» и тех феноменальных изменений, которые они принесли в музыку, в культуру, во всю структуру общества. Если бы, если бы, если бы…

«Джак» после этого перекрашивался несколько раз, и сегодня «фрески» «Битлз» погребены под слоями краски. В наши дни, они, должно быть, стоили бы кучу денег. «Джак» несомненно, стал бы музеем «Битлз». Мне кажется, что кто-то из ребят подписал свою работу. Скорее всего, где-то в сортире. Со своим непредсказуемым чувством юмора они вполне могли найти это место самым подходящим. Я думаю, Джон считал себя Пикассо, мать их!».


60-04-02-BC21

Алан Уильямс: «Вообразите, что более сорока лет спустя это оказался оригинальный рисунок, сделанный Стюартом Сатклиффом. Очевидно, что когда мы избавились от «Джаккаранды», люди, которые ее купили, покрыли стены фанерой. И когда владельцы сняли фанеру, они обнаружили этот рисунок. С обратной стороны тоже есть интересные рисунки. А это еще один оригинальный рисунок, который был обнаружен на стене, когда вновь строили «Джаккаранду». С его помощью было воспроизведено все остальное и получилось очень точно. Они идентичны тому, что первоначально было на стене. Они, как бы, сохранили стиль «Джаккаранды». 


60-04-02-BC31
60-04-02-BC41

Хантер Дэвис: «Они получали все больше приглашений, но по-прежнему за­рабатывали гроши и играли, в рабочих клубах и на танцах. По мере того как бум вокруг бит-групп охватывал весь Ливерпуль, повсюду плодились клубы для подростков. В основном ими ста­ли наводнившие страну сотни и сотни кофейных баров, где мож­но было выпить чашечку кофе-эспрессо под сенью бамбука и прочих растений, типичных для такого рода заведений. Ливерпульские клубы иногда устраивали шоу для подростков, во вре­мя которых могли найти себе применение многочисленные бит-группы».

 

Полина Сатклифф: «Стю стал пытаться раскрутить группу, называемую теперь «Битэлз» (Beatals). У меня сохранился черновик письма, которое написал Стю: «Уважаемый Господин, поскольку ваша деятельность направлена на предоставление развлечений, я хочу представить вашему вниманию группу «Битэлз» (Beatals). Это многообещающая группа молодых музыкантов, которые могут играть музыку на любой вкус, но предпочитают рок-н-ролл…» В конце письма стояла подпись: «Стю Сатклифф (мэнеджер)».

 

Хантер Дэвис: «Пол, единственный из них, кто готов был поступиться понятиями «нравится — не нравится», лишь бы найти кого-нибудь, кто им поможет. Он старался про­бить для группы хоть какую-нибудь рекламу в местных газетах.

Примерно в это время он написал письмо журналисту, ми­стеру Лоу, с которым встретился однажды в пабе: «Дорогой мистер Лоу! Простите, что я так долго не писал Вам, но надеюсь, что еще не поздно. Сообщаю Вам некоторые подробности о нашей группе. Она состоит из четырех человек: Пол Маккартни (гитара), Джон Леннон (гитара), Стюарт Сатклиф (бас-гитара) и Джордж Харрисон (вторая гитара). Группа называется…».


60-04-02-CB21

Письмо Пола, адресованное в летний лагерь «Батлинз» от имени «Битэлз» (Beatals):

«От имени группы я хотел бы подать заявку для выступления в вашем лагере отдыха. Упомянутая мною группа известна как «Битэлз», и возглавляется Джоном Ленноном. Парни, возраст которых варьируется от 18 до 20 лет, имеют большой немалый опыт выступлений («Ипподр. Эрдвик, Манчестер, Л-пульская Империя, множество местных танзалов + клубов, слишком много, чтобы перечислять). И, так как они работают вместе уже 4 года, приобрели три очень важные качества: компетентность, уверенность + целостность. Я уверен, что группа полностью удовлетворит ваши требования. С уважением, Дж.П.Маккартни».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)