Выступление Джина Винсента в ливерпульском театре «Империя»

14 марта 1960 г.

 

Айрен Харрисон (жена Гарри, брата Джорджа Харрисона): «Мы с Гарри поженились [20 декабря 1958 г.], у нас появилась квартира в Ливерпуле, и Джордж довольно часто приходил туда с Полом. Иногда Джордж спрашивал: «Куда ты пойдёшь сегодня?», я отвечала: «А, туда-то и туда-то». Он говорил: «Ладно», и отправлялся туда на своём велосипеде, а я ехала на автобусе. Мы очень хорошо ладили, вместе ходили на выступления и тому подобное. Это было время рок-н-ролла, и все значительные исполнители – Лонни Донеган и так далее («Крю Катс», «Фредди Бэлл и Беэлл Бойз», «Фрэнки Лимори и Подростки», «Братья Эверли», Эдди Кокрэн и многие другие) приезжали в «Империю» (кинотеатр в Ливерпуле), я доставала билеты, и мы отправлялись туда».

 

Филипп Норман: «В начале 1960-го молодой менеджер Ларри Парнс организовал турне с уча­стием двух импортных американских «звезд» — Эдди Кокрэна и Джина Винсента».

 
60-03-14-BC21



Пол: «Ларри Парнс был известным лондонским импресарио».

 

Филипп Норман: «Кокрэн, чей «Летний блюз» (Summertime-Blues) разошелся миллионным тиражом в 1958-ом, был 21-летним оклахомцем с надутыми губами растолстевшего Элвиса. 25-летний Винсент (бывший моряк) был знаменит своим ры­дающим голосом и рок-н-роллной тарабарщиной под названием «Би Боп э Лула» (Be Вор A Lula). В Ливерпуле, как и в любом другом городе на их маршруте, все билеты на шоу «Кокрэн-Винсент» были мгновенно раскуплены».

 

Алан Клейсон: «Естественно, в «Империю», где проходили концерты [с 14 по 19 марта], набилась огромная толпа».


60-03-14-BC41 60-03-14-BC51

Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Пошел в Империю, чтобы посмотреть выступление Джина Винсента, Эдди Кокрэна и Джо Брауна».

 

Полина Сатклифф: «Стю с Вероникой Джонсон, с Джоном и Син, Полом и Джорджем отправились в зал «Империя» на концерт Джина Винсента и Эдди Кокрэна. По своей невероятности для мальчиков подобное событие было подобно высадке на луну».

 

Альберт Голдман: «В 1960 году в Англии, как и в Соединенных Штатах, рок-н-ролл уже считался вчерашним днем. Элвиса призвали в армию, а Литтл Ричард ударился в религию. Представители нового поколения, такие, как Фрэнки Авалон, Ричи Вэленс или Рики Нельсон, довольствовались «софт роком» (мягким роком) — неизбеж­ной коммерческой вариацией на тему, явившейся, однако, предательством по отношению к тому, чем была эта музыка на самом деле. Что касается англичан, то они, как и преж­де, шли уже проторенной до них дорожкой.

Звезды британской музыкальной сцены продолжали ос­таваться бледными копиями Пресли. Тем самым они вопло­щали сокровенные мечты молодежи, стремившейся сломать жесткие барьеры социальной системы. Водитель грузовика, ставший звездой рока, — «Король» — олицетворял собой на­дежду юных англичан.

Но такое буйство вдохновения, такой фонтан жизненной силы и радости было попросту невозможно наблюдать изда­лека. Элвиса было необходимо доставить в Англию, чтобы поклонники могли припасть к ногам своего кумира. Но по­скольку Элвис не приезжал (он так ни разу не побывал в Англии, что делало его еще более загадочным), ему стали подражать наподобие того, как производители модной одеж­ды всегда копировали последние заморские фасоны. Осно­воположника этой моды звали Ларри Парнс. Он начал с то­го, что открыл некоего Томми Хикса, который пел реперту­ар Билла Хейли в одном из кафе лондонского Сохо под названием «Ту Айз», подобрал ему более звучное имя, сделал рекламу, и новоиспеченный Томми Стил стал любимцем нового английского шоу-бизнеса. Следом за ним Парнс за­пустил Марти Уайлда, Билли Фьюри, Джонни Джентла, Джорджи Фейма и «шейха шейка» Дики Прайда.

Существовал британский эквивалент филадельфийской схемы, с той разницей, что если там подбирали красивых мальчиков итальянского происхождения и давали им надежные англо-саксонские имена, то здесь Ларри Парнс брал красивых рабочих парней и нарекал их агрессивными, жутко «мужественными» именами.

 

Филипп Норман: «По убеждению Парнса, подходящее сценическое имя могло превратить почти каждого помощника кладовщика или же сварщика в приплясывающего и трясущего коленками полубога».

 

Джереми Паскаль: «Так Парнс собрал свою «конюшню»: Клайв Пауэлл (Clive Powell) стал у него Джорджем Феймом (Georgie Fame — fame — слава), Реджинальд Смит (Reginald Smith) – Марти Уайлд (Marty Wilde — wilde — дикий), Рон Уичерли (Ron Wycherly) – Билл Фьюри (Billy Fury — fury — ярость)».


Photo of Gene Vincent

Пол: «Своим подопечным он [Ларри Парнс] всегда придумывал «буйные» псевдонимы. Ронни Уайкерли стал зваться Билли Фьюри («fury» — «ярость»), но более тихого человека надо было еще поискать. Он был славным ливерпульским парнем, первым нашим земляком, который пробился наверх. Марти Уайлд («wild» — «необузданный») тоже числился в конюшне Ларри и носил «буйный» псевдоним».


60-03-14-BC71

Джереми Паскаль: «Среди его подопечных были певцы с такими нелепыми псевдонимами, как Дики Прайд (Dickie Pride — pride — гордость), Джонни Джентл (Johnny Gentle — gentle — кротость), Винс Эгер (Vince Eager — eager — страстный) и Даффи Пауэр (Duffy Power — power — мощь). Очень ско­ро Ларри Парнс получил в Великобритании такую же из­вестность, как полковник Том Паркер — в Соединенных Штатах».

 

Из интервью с Ларри Парнсом:

Вопрос: Ты что, повторно крестишь своих мальчиков?

Ларри Парнс: Да, я думаю, что это чрезвычайно важно. В противном случае у них будут экцентричные имена, не сочетающиеся с гримом.

 

Филипп Норман: «Из всех этих певцов ближе всего к духу истинного рока был Билли Фьюри. Он был поразительно красив и лицом весьма походил на Пресли. Родом он был из Ливерпуля — единственного города в Англии, где, благодаря мобильности «моряцкого» населения, черная музыка смешивалась с сельской музыкой белых. Фьюри вырос в бедной семье. Он сам писал песни. Вдобавок, он отлично двигался и мог хорошо делать рок».

 

Алан Клейсон: «Фьюри впервые встретил Парнса в 1958 году, в гри­мерной Марти Уайлда в театре «Эссольдо» в городе Биркенхеде. Он лишь недавно поправился по­сле ревматической лихорадки, но Ларри, на которого произвели впечатление выступающие скулы и горя­щие глаза, дал ему новое сценическое имя и вклю­чил в состав участников концерта».

 

Филипп Норман: «Начинал он совсем недурно: его первые синглы вполне сносны – «Возможно, завтра» (Maybe Tomorrow),  «Колетт» (Colette), «Это любовь» (That`s Love) — все они попали в хит-парад. Его похотливые движения на сцене вызывали бурный восторг публики. Он даже сделал альбом «Звук ярости» (The Sound Of Fury), который в ретроспекции считается одним из классических рок-н-ролльных альбомов, почти настоящим рокабилли. Однако затем он направился по той же дорожке, что и все остальные: нарядился в модные тесные костюмы и стал петь бит-баллады. Справедливости ради надо отметить, что делал он это куда лучше других. И лишь плохое здоровье помешало ему выжить на эстраде.

Помимо постановок большинства телесерий «Боже правый!» (Oh Boy!), Парнс использовал свою «конюшню» для создания передвижных шоу, которые для британских поклонников в местах, отдаленных от Лондона, представляли единственную возможность увидеть «живой» рок-н-ролл. Шоу Ларри Парнса проходили в театрах и кинозалах, а также в ратушах, танцевальных залах и поме­щениях сельских хлебных бирж. Ни одна из аудиторий, пусть даже самых маленьких и отдаленных, не была обойдена почтительным и осторожным молодым человеком, которого в мире бизнеса называли «Мистер Парнс Шиллинг-и-Пенс».

 

Алан Клейсон: «В число «разогревающих» исполнителей [на концерте Эдди Кокрэна и Джина Винсента] вошли Билли Фьюри, Джо Браун и Джордж Фэйм, а также Тони Шери­дан».

 

Росс Бенсон: «Тони Шеридан родился в городе Норидж в 1941 г. Настоящее его имя – Энтони Эсмонд Шеридан Макгуиннити. В шоу-бизнесе такие занудливо-длинные Ф. И. О. не проходят, так что стать Тони Шериданом ему сам Бог велел. Одно время Шеридан считался одним из лучших гитаристов британской столицы, работал сессионным музыкантом, появился на рок — телешоу «Боже правый!» и чуть было не попал в аккомпанирующий состав группы Клиффа Ричарда».

 

Алан Клейсон: «Девятнадцатилетний Ше­ридан, необычайно талантливый певец и гитарист, в 1959 году очень удачно выступил на шоу «Боже правый!», но, к сожалению, на этом дело и кончилось: когда его пригласили на следующее шоу, то, по словам его собственного менеджера, Шеридан «как будто с ума сошел — приехал с большим опозданием, гитару дома забыл, и т. д.», так что выступление так и не состоялось. Таким образом, путь на телевиде­ние для Тони был закрыт, и тогда из жалости Ларри Парнс включил его (выделив Шеридану менее деся­ти минут) в список музыкантов на «разогрев» Вин­сента и Эдди Кокрэйна — «Элвиса» из Оклахомы, который уже в четвертый раз попал в британский Тор 30. Концерт проходил в рамках турне Винсента и Кокрэйна по Великобритании, которое началось в день рождения Элвиса Пресли, 8 января 1960 года».


60-03-14-BC81

Полина Сатклифф: «Вероника вспоминала, что Джон был просто не в себе, когда из-за визгов поклонниц этих артистов он не смог толком прослушать концерт своих кумиров. Он кричал сидящим вокруг девицам, чтоб они заткнулись, но все было безуспешно».

 

Джон: «Я видел Эдди Кокрена. Я видел и Джина Винсента, и Литтл Ричарда, но познакомился с ними позднее. Эдди Кокрен — единствен­ный из певцов, которого я видел как поклонник, просто сидя в зрительном зале».

 

Билл Харри: «Этот снимок был сделан «Уиднес Уикли Ньюс» (Widnes Weekly News). Они позволили мне использовать его в «Мерси Бит» [в 1961 году]. Он был сделан в зале «Риэлт» (Rialto Ballroom)». прим. – скорее всего, что Билл Хэрри ошибается, так как Джин Винсент не выступал в этом ливерпульском зале».

 

Филипп Норман: «Ларри Парнс лично присутствовал на концерте в театре «Империя», наблюдая, какой бурный прием устроили артистам даже в этом заброшенном уголке Англии. Где-то среди кричащей и топающей толпы три рок-н-роллера из «Джонни и лунных собак» напрягали свое зрение, пытаясь раз­глядеть, как пальцы Эдди Кокрэна играют соло в «Аллилуйя, я так ее люблю». Сидевший тут же в зале владелец «Джаккаранды» внезапно понял, что есть более легкий путь разбогатеть, чем переносить «Бал искусств» из Челси в Ливерпуль. Как сказал сам Алан Уильямс: «Я почуял запах денег, запах больших денег».

 

Алан Уильямс: «Вскоре мне засела в голову мысль о бит концерте, и, чтобы получше узнать, с чем это едят, я помчался в ливерпульский театр «Империя», где как раз шли концерты с участием Эдди Кокрена и Джина Винсента. В зале пахло сенсацией. Подростки визжали и корчились в своих креслах, девушки откровенно заигрывали друг с другом, когда гас свет. Меня затопило непередаваемое животное чувство всего происходящего, и я впервые ощутил запах денег. Большой кучи денег».

 

Из дневника Джонни «Гитары» (группа «Рори Сторм и Ураганы»): «Хорошее шоу».

 

Алан Клейсон: «После окончания концерта Рори Сторм и Джон Бирнс запросто болтали с Тони Шериданом, а Ларри Парнс вел деловую беседу с Ала­ном Уильямсом».

 

beatles.ru: «По окончании шоу Уильямс разыскал Ларри Парнса и, как один импрессарио другого, пригласил его к себе в «Джакаранду». Этим же вечером Парнс и Уильямс договорились о втором кон­церте Кокрэна и Винсента, который будет устроен ими совмест­но на шеститысячном ливерпульском стадионе для бокса. Половина программы будет состоять из выступлений подопеч­ных Парнса; вторая половина будет составлена Аланом Уильямсом из выступлений местных групп, таких, как «Ура­ганы», «Кэсс и Казановы». Концерт состоится по окончании турне Кокрэна и Винсента».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)