Открывается новый магазин «НЕМС» на улице Уайтчепел

16 октября 1959 г.

 

(условная дата)

 

Филипп Норман: «Брайен работал достаточно усердно, приносил неплохую прибыль, и ему удалось убедить отца, что новый магазин на Уайтчепел нуждается в большом отделе грампластинок».

 

Брайен: «В 1959 г. мы открыли еще один магазин, в этот раз в сердце торговогоцентра Ливерпуля».

 

Филипп Норман: «Магазин находился на улице Уайтчепел, вплотную примы­кая к району банков и страховых компаний, и занимал три этажа, а на четвертом находились складские помещения и конторы».


59-10-16-BC21

Брайен: «На открытии присутствовал Энтони Ньюли, в то время очень попу­лярный киноактер и популярный певец, который, все это знали, будет настоящей звездой».

 

Спенсер Лей: «Энтони Ньюли тогда был номер один».

 

Брайен: «Я не был знаком с ним до этого, и, хотя я все еще стеснялся звезд и старался не быть занудой в их гримерных, я убедил представителя «Декки» познакомить нас.

Ньюли был чрезвычайно дружелюбным, застенчивым молодым человеком, очень скромным и легко сходящимся с людьми, и мы поладили. Он согласил­ся присутствовать на открытии магазина и провести день со мной и моей семьей, просто расслабляясь безо всяких претензий. Я помню, подумал, что именно так дол­жна себя вести настоящая звезда.

Движение в день открытия в Уайтчепел было остановлено. Центральный Ливерпуль прежде не был свидетелем таких сцен, за исключением победы футбольной команды в финале чемпионата, а настроенные по-праздничному футбольные фанаты разных возрастов предположили, что исполнение популярной музыки становится чем-то большим, чем преходящее трехнедельное чудо.

В конце концов, в тот день улица была перекрыта, и Ньюли смог открыть магазин».

 

Филипп Норман: «В ко­нечном счете было устроено два отдела: классической музыки на первом этаже и популярной — в подвальном помещении. Витрина отдела грампластинок была оформлена Брайеном в соответствии с собственным вкусом. Потолок в отделе был по­крыт сотнями обложек от грампластинок».


59-10-16-BC31

Хантер Дэвис: «Брайен возглавил отдел грампластинок».

 

Брайен: «[С магазине «НЕМС»] Я установил несложную систему, которая показывала, когда пластиноч­ные запасы требовали обновления. Это означало, что мы никогда не будем иметь недостатка в любом диске.

Я никому не отказывал со словами: «Извините. У нас этого нет». Если, к примеру, клиент заказывал: «Рождение младенца» на долгоиграющей пла­стинке, я заказывал не одну, а две про запас, потому что я считал, что один зап­рос свидетельствует о некотором роде постоянном спросе, а два или три запро­са предполагают потенциально больший масштаб.

Несколько лет спустя этой политике суждено было перевернуть мою жизнь.

Я бывал во многих магазинах, торгующих пластинками, — это же полный идиотизм! Стоит пластинке приобрести популярность, как она тотчас исчезает, — ее нет. Я же хотел добиться того, чтобы у меня всегда были любые пластинки, даже самые неожиданные. Я просто-напросто утраивал количество пласти­нок, которые покупал один человек. Расчет был простой: если хоть один человек захотел эту пластинку, значит, найдутся и другие, — это точно. Даже The Birth of Baby я заказал в трех экземплярах, поскольку один человек ее купил».


59-10-16-BC41

Хантер Дэвис: «Если случалось, что пластинки не было, клиенту предлага­ли оставить заказ. Каждый мог быть совершенно уверен, что его желание будет выполнено. Брайен придумал простой, но ве­ликолепный способ, благодаря которому в любой момент можно было узнать, распродана ли та или иная пластинка. Спо­соб состоял в том, что края каждой папки, наполненной несколь­кими экземплярами пластинки, были соединены натянутой бе­чевкой. Если бечевка ослабевала, значит, именно в эту папку пластинки надо добавить. Несколько проверок в течение дня позволяли или немедленно пополнить запас пластинок, или сде­лать новый заказ».

 

Хантер Дэвис: «Брайен, кроме того, составил собственный список из двад­цати самых популярных пластинок, проданных в «НЕМС». Этот реестр тоже проверялся дважды за день. Тем самым Брайен одновременно делал рекламу и стимулировал и изучал покупа­тельский спрос».

 

Брайен: «Ну а пока что оборот в «НЕМС» повышался, и персонал медленно при­бывал по два и три человека, так что в итоге их стало 30, все очень прилежно работа­ющие. Я составлял список бестселлеров, который проверял 2 раза в день, и, в связи с этим, я расширил отдел поп-музыки и перенес классические записи на верхний этаж. Я ввел нелепо долгий рабочий день с 8 утра до поздней ночи, а по воскресеньям я, бывало, заходил в магазин отдать распоряжения».

Куини Эпстайн: «В жизни не видела, чтобы кто-нибудь так много работал. Казалось, впервые в жизни он нашел заня­тие, которое полностью его удовлетворяло».

Хантер Дэвис: «Брайен не отрицал этого».

 

Брайен: «Я работал как лошадь. Кажется, так тяжело трудиться мне не приходилось ни до, ни после этого. Каждый божий день я начинал работу в 8 часов утра и заканчивал дела глубокой ночью. Все воскресенья напролет я проводил в магазине — со­ставлял список заказов».

 

Филипп Норман: «Ему было двадцать семь, но он выглядел старше из-за свое­го темного костюма и консервативной прически. Персонал на­зывал его «мистер Брайен», а за его спиной — «Эппи». Они слегка посмеивались над его любовью к разного рода усовершенствованиям, таким, как памятки и селекторы. Но они ува­жали его как порядочного и внимательного работодателя, хотя и считали его скупым усовершенствователем. Если что-то было не так, с ним мог случиться приступ гнева и он краснел, кричал и топал ногами. А через минуту он вновь был прежним — спокойным, обаятельным и учтивым».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)