Выступление группы «Кворримен» в клубе «Касба»

5 сентября 1959 г.

 

Бруно Цериотти (Bruno Ceriotti, историк): «Дгнем группа «Эл Сторм и Ураганы» (Al Storm And The Hurricanes) выступает в зале «Святого Люка» (St. Luke’s Hall, Crosby). Состав группы: Эл Колдуэлл (он же Эл Сторм), Джонни Берн (он же Джонни «Гитара»), Ти Брайен, Уолтер «Уолли» Эймонд (он же Лу Уолтерс), Ричард Старки (он же Ринго Старр).

Вечером группа выступала в клубе «Пещера» в программе «Полуночник» (All Nighter)».

 

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Кворримен» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, 8 Hayman`s Green, West Derby, Liverpool)».

 

Энди Бабюк: «В обновленном составе [с Кеном Брауном] группа «Кворримен» играла в клубе «Касба» каждую субботу до октября».

 

Пит Бест: «Примерно в то же время, когда Джон, Джордж, Пол и Кен начали выступать постоянно в «Касбе», меня начали привлекать к игре на барабане и цимбалах. Мой интерес к игре на барабанах начался тогда, когда я послушал записи биг-бенда. Это было до рок-н-ролла, конечно, и я посмотрел несколько ранних фильмов того времени с Джином Крупэ. Крупэ для меня был квинтэссенцией барабанщика – знаете, классный звук».

 

Филипп Норман: «Интерес Стю [Сатклиффа] к рок-н-роллу был чисто романтическим и зри­тельным. Он страстно желал стать членом группы — в допол­нение к собственному имиджу, который он создал. Когда Джон и Стю стали близкими друзьями, у них возникла идея каким-либо образом ввести Стю в состав группы. То, что Стю ни на чем не умел играть, препятствием не считалось. Если бы он ку­пил гитару или, еще лучше, барабаны, он наверняка научился бы играть, как и остальные трое. Но, к несчастью, Стю с его маленькой стипендией и стесненными семейными обстоятельст­вами не имел столько денег, чтобы пойти в музыкальный мага­зин «Хэсси».

 

Хантер Дэвис: «Однако гораздо больше времени, чем на сцене, они прово­дили дома у Джорджа или Пола».

 

Синтия: «Часто мы отправлялись к Полу домой на Фортлин-Роуд, улицу неподалеку от района Вултон, где жил Джон, чтобы ребята могли порепетировать. Джим в то время обычно находился на работе, но если он бывал дома, то всегда был рад нас видеть. Улыбаясь, он выходил к нам навстречу в рубашке с закатанными рукавами, в кухонном фартуке и с вафельным полотенцем в руке. Пока Джон с Полом и Джорджем бренчали на гитарах, сидя в гостиной, он готовил нам чай и потом, через некоторое время, приглашал всех на кухню перекусить».

 

Джим Маккартни: «Вся эта музыка, которой он так увлекался, никогда не интересовала меня. И Билл Хейли мне ни капли не нравился, — никакой мелодии. Но однажды я вернулся домой в половине шестого и услышал, как они играют. И тогда я понял: они научились! Это уже не шум, они научились играть по-настоящему».

 

Хантер Дэвис: «Джиму хотелось теперь сидеть с ними, давать советы, под­сказывать, намекать, как он бы сыграл это на их месте в доброе старое время, когда существовала группа Джима Мака. Почему они не играют прекрасные старые мелодии, действительно пре­красные. Например, «Лестница в рай» (Stairway to Paradise)? «Лестница в рай» — это же прекрасный номер! Джим рассказывал, как он руководил группой, как они преподносили свои номера.

Они отвечали: «Спасибо большое, нет, не надо, лучше сделай нам чаю, а, папа?». Конечно, сделаю, соглашался Джим. Но если им не по душе «Лестница в рай», то как насчет настоящих джазовых номеров, таких, как «Когда ступают святые» (When the Saints)? Он бы подсказал им, как исполнять их по-настоящему. «Нет», — сказа­ли они, на этот раз более твердо.

В конце концов, Джим ограничился приготовлением для них еды. После смерти жены он научился вполне сносно готовить. К своему большому удовольствию, Джим обнаружил, что если двое его сыновей. Пол и Майкл, были привередами и всегда ели плохо (Пол, когда был занят, вообще отказывался от еды), то Джон и Джордж с отменным аппетитом поглощали любое блюдо в любое время дня и ночи».

 

Джим Маккартни: «Я скармливал им все, что оставалось после Пола и Майкла. Кончилось тем, что я прямо говорил им: вот остатки, будете доедать? Джорджа говорил, что мой десерт — самый вкусный в мире».

 

Пол: «Мы возвращались домой и курили. Иногда приводили с со­бой девчонок. Или сидели и рисовали портреты друг друга. По больше всего играли на гитарах и сочиняли песни».

 

Хантер Дэвис: «Принимаясь за работу, они начинали с того, что выводили: «Еще одна оригинальная композиция Джона Леннона и Пола Маккартни». Они исписывали блокнот за блокнотом стихами песен, которых насчитывалось уже более пятидесяти, включая «Когда мне будет 64» (When I’m Sixty Four). Ho если слова сохранялись, то мелодии менялись. Ни Леннон, ни Маккартни не знали нот, даже после четы­рех попыток Пол не сумел овладеть нотной грамотой, поэтому мелодии часто забывались.

Оба они приобретали все большее мастерство в игре на ги­тарах, причем не без помощи телевидения, благодаря которому осваивали приемы звезд того времени. В субботние вечера они смотрели по телевизору передачу «О, боже!» (Oh Boy!). Это была рок-программа британского телевидения, в которой показывали высту­пления рок-музыкантов перед публикой, представляю­щей собой поколение молодых рокеров (когда Элтон Джон впервые посмот­рел эту передачу, ему тоже захотелось выступать)».

 

Пол: «Однажды я наблюдал, как группа «Тени» аккомпани­рует Клиффу Ричарду. Я слышал, какое отличное вступление они записали к пластинке «Двигай» (Move It), но никак не мог взять в толк, как это у них получается. Посмотрел по телевизору — и все понял! Я опрометью бросился из дома, вскочил на велосипед и помчался к Джону, захватив с собой гитару. «Понял — закричал я, и мы, не мешкая, начали заниматься. Так мы научи­лись придавать некоторый блеск началу наших номеров. В «Голубой луне» (Blue Moon) я уловил и интересные гармонии».

 

Хантер Дэвис: «Пол и Джон не любили Клиффа Ричарда, но Клифф был постоянным участником рок-шоу, и поэтому они достаточно много времени уделяли разучиванию его песен. В то время вслед за Элвисом появились и другие рок-певцы, такие, как Литтл Ричард и Джерри Ли Льюис, породившие тьму подражателей в Велико­британии. Средоточием этого нового для Великобритании явления стал Лондон. Первый английский певец рок-н-ролла, вступивший на стезю американских звезд и получивший национальное признание, был кокни («Лондонский обыватель») Томми Стил — он выступал в кофейных барах. Вслед за ним появился Клифф Ричард — точная копия Элвиса. Молодежь полюбила его даже больше, чем Томми Стала.

Джон, Джордж и Пол вроде и не знали о Томми Стиле, во всяком случае, они не помнят, чтобы он произвел на них впе­чатление. Зато они люто ненавидели Клиффа Ричарда и его группу «Шэдоуз». Джон говорит, что Клифф напускал на себя вид примерного христианина, и это уже тогда бесило их. Заодно они ненавидели и те эстрадные баллады, которые продолжал петь Клифф Ричард, на манер Перри Комо и Фрэнки Воона».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)