Выступление группы «Кворримен» в клубе «Касба»

29 августа 1959 г.

 

Бэрри Майлз: «Выступление группы «Кворримен» в клубе «Касба» (Casbah Coffee Club, 8 Hayman`s Green, West Derby, Liverpool)».

 

Майкл Маккартни: «Спустя полгода после гибели Бадди Холли, Ричи Валенса и Бига Боппера в авиакатастрофе в 1959 году, открылся кабачёк «Касба», куда забивалось около 300 поклонников «Кворрименов».

 

Филипп Норман: «Клуб «Касба» на тихой Вест-Дерби мгновенно привлек к себе толпы подростков».

 

Синтия: «В тот вечер в клубе собралось порядка трех сотен человек».

 

Хантер Дэвис: «На открытии клуба собралось почти триста человек».

 

Синтия: «Ребята выступали на открытии клуба 29 августа 1959 года. Я была на том концерте».


59-08-29-BC21

Майкл Маккартни: «Это был промозглый, ещё пахнувший краской подвал».

 

Филипп Норман: «Мона Бест лично участвовала в работе клуба, продавая кофе, сладости и прохладительные напитки в миниатюрном баре».

 

Синтия: «Она брала по шиллингу за вход, чтобы не приваживать всякое хулиганье, и подавала посетителям кофе с пирожными».

 

thebeatleschronology.com: «Группа выступает в составе: «Джон Леннон (вокал, гитара), Пол Маккартни (вокал, гитара), Джордж Харрисон (гитара), Кен Браун (гитара)».

 

Пит Бест: «Таким образом, в день открытия клуба они вышли на сцену вчетвером, но без ударника».

 

Филипп Норман: «Джон, Джордж, Пол и Кен Браун играли без ударника, используя 10-ваттный усилитель Кена».

 

Синтия: «С ними тогда, тоже на гитаре, играл еще один парень, Кен Браун, а барабанщика не было вовсе: не нашли».

 

Энди Бабюк: «После ухода Колина Хэнтона, «Кворримен» выступали без барабанщика».

 

Пол: «У нас было три гитары: только Джон, я и Джордж, и мы говорили: «Нам не нужен барабанщик, ритм в гитарах, чувак».

 

Пит Бест: «У них не было барабанщика, но в то время это было не важно, потому что другие местные барабанщики играли на одном барабане с парой тарелок. Их роль была сведена до минимума. Это было подобно откату к скиффлу, только вместо стиральной доски использовался старый барабан. «Кворримен» были первой группой, играющей там, так что в начале никто не говорил: «Постойте-ка, у них нет барабанщика»! И только позднее, когда другие коллективы начали играть там, и ты сравнивал их, это стало очевидным. Ты спрашивал себя: «Как сделать эту группу более ударной?». Состав «Кворримен» был замечательным по вокалу и игре на гитарах, но в сравнении с другими командами проигрывали по жесткости ритма. Это был метод сравнения: ты смотришь на группы и вдруг понимаешь: «Ну, да! Барабаны!».

В те дни на большинстве американских записей, которые мы слушали, барабаны не выделялись. У них были барабанщики, которые все еще играли щетками или их звучание просто приглушалось».

 

Хантер Дэвис: «На открытии клуба выступили Джон совместно с Полом и Кеном Брауном. Пол исполнил свой коронный номер «Долговязую Салли» (Long Tall Sally), а Джон спел «Три классных парня» (Three Cool Cats). Группе оказали великолепный прием».

 

Майкл Маккартни: «Премьера прошла прошла шикарно».

 

Кен Браун: «Приняли нас здорово, особенно, когда Пол пел «Долговязую Салли».

 

Пол: «Люди во всем мире знают «Пещеру», но «Касба» был тем самым клубом, в котором все начиналось».

 

Кен Браун: «Нашими самыми популярными номерами были песни, в исполнении Джона и Пола. Я был ритм-гитарист. Любимым соло Джона была песня «Три классных парня», которую он исполнял, рыча в микрофон. Когда Джон начал вращать глазами во вре­мя исполнения «Три классных парня», какой-то парень громко  за­хохотал, тогда Джон не переставая играть, крикнул ему: «Смот­ри, ремень на штанах лопнет, будешь так ржать». Ну, тут уж рассмеялись все. Джон вообще никому не спускал ни слова, но я все равно чувствовал, что он очень одинок. О своей семье он никогда не рассказывал, а его постоянная девчонка Синтия, уже тогда, как мне кажется, имела на него большое вли­яние».

 

Джерри Марсден (лидер скиффл-группы): «Я не замечал их, пока к ним не присоединился Пол. Звучали они скверно, но Пол и Джон выделялись своим талан­том. Все, что делал Джон, выходило по-особенному. Казалось, он впитал в себя все течения рок-н-ролла, а затем вдруг вынырнул с собственным вариантом всей этой музыки».

 

Синтия: «Выступление продолжалось примерно два часа и состояло из набора традиционных рок-н-ролльных хитов того времени. Молодежи все прибавлялось, народу набилось битком, все танцевали, так что скоро в зале стало невыносимо жарко и душно».

 

Филипп Норман: «Они полу­чили три фунта на четверых за вечер».

 

Мона Бест: «Я была очень счастлива. Конеч­но, не за себя, а за Пита. У него брезжили смутные намерения за­няться шоу-бизнесом, и мне подумалось, что открытие клуба «Касба» поможет ему приобрести некоторый опыт. Может быть, он преодолеет робость, почувствует себя более уверенно».

 

Пит Бест: «После выступления на открытии, восстановленные «Кворримен» играли в клубе «Касба» каждую субботу до октября».

 

Майкл Маккартни: «Однажды горячим августовским вечером я сбросил с себя обузу христианина-методиста, чтобы стать свидетелем премьеры в «Касбе», и участво­вать в частной вечеринке после этого. При этом мисс Бест предупредила, чтобы мы не пользовались её личными покоями. Вечеринка тоже удалась. Слушали плас­тинку Бо Дидли в стиле «ритм-энд-блюз», которая заставила бы Джаггера съесть своё сердце. Плясали, пили… Под воздействием изрядной дозы алкоголя я влез в комнату мисс Бест и по ошибке (меня мучила жажда) вы­пил вместо пива флакон лака для волос».

 

Синтия: «Именно в тот вечер мы познакомились с будущими гастрольными менеджерами «Битлз» — Нилом Аспиналом и Мэлом Эвансом. Оба они были друзьями Пита, но Нил при этом еще являлся любовником матери Пита и отцом его младшего брата Роуга».

(прим. – если с Нилом Аспиналом они и познакомились в тот день, то Мэлом Эвансом это произойдет значительно позднее).

 

Нил Аспинал: «Я познакомился с Полом, когда нам было лет одиннадцать, хотя подружились мы несколько лет спустя. С ним я учился, в средней школе. В первый год мы попали в один и тот же класс, а потом продолжали учебу на разных потоках. Джордж учился в той же школе, но был годом младше. Мы часто курили вместе за бомбоубежищем на детской площадке».

 

Джордж: «Я познакомился с Нилом в «клубе курильщиков» — за бомбоубежищем возле школы, где мы курили на переменах. Все годы учебы в школе я продолжал видеться с ним; к тому времени, как мы закончили школу, он жил в доме Пита Беста, том самом, в подвале которого располагался клуб «Касба».

 

Нил Аспинал: «Мои первые воспоминания о Джоне, связаны с улицей Пенни-Лейн в Ливерпуле. Кажется, мы шли домой к Полу, мне было пятнадцать лет. В то время все увлекались скиффлом, мы ходили друг к другу в гости и играли на разных инструментах, но, насколько я помню, никаких групп не создавали. Помню, ми вышли из автобуса на Пенни-Лейн и стали кого-то ждать. Я спросил: «Кого мы ждем?». Тут остановился автобус, из него вышел парень в обнимку с каким-то стариком, и, разговаривая о чем-то, они пошли прочь.

Через несколько минут парень вернулся, и кто-то спросил его: «Кто это был?» — «Не знаю, никогда раньше его не видел». Это мое первое впечатление от встречи с Джоном Ленноном. Что общего у него со стариком, которого он видел впервые? Но в этом весь Джон».

 

Джон: «Нил был с нами с самого начала и учился в школе с Полом и Джорджем».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)