Фото группы «Кворримен»

26 сентября 1958 г.

 

(условная дата)


58-09-25-BC21

Хантер Дэвис: «На свои публичные выступления они, как правило, одевались как тедди-бойские ковбои, в черно-белые ковбойские рубашки, украшенные белой бахромой над верхними карманами, и галстуком-шнурком».

 

beatlesource.com: «Эта фотография впервые появилась в конце 2006 года на концертном ди-ви-ди Пола Маккартни «Пространство внутри нас» (The Space Within Us). Можно предположить, что этот фотоснимок из личного архива Пола, и есть большая вероятность, что он был сделан его братом, Майком. Однако ди-ви-ди не дал информацию о дате. Таким образом, для исследователей точная дата этой фотографии расплывчата.

Джордж присоединился к группе в феврале 1958 года. Согласно Энди Бабюку, перед тем, как присоединиться к группе «Кворримен», он играл на гитаре «Президент». Джон приобрел гитару «Хофнер клаб 40» в августе 1959 года. Следовательно, снимок сделан в промежутке между этими датами.

 

Род Дэвис: «Несколько человек уже написали мне и спросили, знаю ли я, кто это [четвертый человек на снимке]. Боюсь, что я понятия не имею, кто он такой. Но я уверен, что это не Эрик [Гриффитс]. Я знал его очень хорошо, и, для начала, уши у этого парня отличаются от формы ушей Эрика. Что касается ковбойских рубашек, то это было уже после меня, поэтому я не могу ничего сказать».

 

Марк Льюиссон: «Четвертый парень на снимке – это Артур Келли, который в 1957 году вместе с братом Джорджа, Питом, был в составе предыдущей группы Джорджа «Бунтари» (The Rebels)».

 

thebeatleschronology.com: «Группа «Кворримен» каждую пятницу выступает в художественном колледже в составе: Джон (вокал, гитара), Пол (гитара), Джордж (гитара), Колин Хэнтон (барабаны). Колин Хэнтон не играл в первые два выступления».

 

Филипп Норман: «Стю и Билл Харри состояли в коми­тете Союза студентов и могли организовать выступление Джо­на, Пола и Джорджа на танцах в колледже».

 

Билл Харри: « Я выдвинул идею, что студенческий клуб может из своих средств приобрести аппаратуру для группы Джона».

 

Филипп Норман: «По рекомендации Стю Сатклиффа Союз студентов согласился купить усилитель для их группы с усло­вием, что он не будет выноситься из колледжа».

 

Джордж: «Джон пытался уговорить студенческий союз купить аппаратуру для нашей группы. В конце концов, Стюарт раздобыл усилитель, поэтому нам пришлось время от времени выступать перед студентами. Не помню, впрочем, точно, возможно, мы и не играли, а только разучили вместе несколько песен».

 

Артур Баллард (преподаватель): «Я помню, в те дни Джон играл на гитаре. Думаю, большей частью он репетировал в школе потому, что его тетушка не позволяла ему играть дома. Она постоянно твердила ему: «Отложи эту гитару и займись каким-нибудь делом»».

 

Род Мюррей: «Битлз» играли на танцах в колледже. Мне кажется, что в некоторой степени, им приходилось выступать в качестве институтской музыкальной группы, потому что совет, в который входили Стюарт, Род Джонс и я, каким-то образом умудрился достать усилитель и музыкальную аппаратуру при условии, что они будут использоваться музыкантами, которые играли в колледже. Естественно, что «Битлз» пользовались ею больше всех».

 

Джордж: «Стюарт начал приходить на вечеринки, на которых мы играли, и вскоре стал нашим поклонником. Он нашел для нас с Джоном и Полом работу на несколько вечеринок. Нас по-прежнему было только трое».

 

Алан Клейсон: «Леннон, Маккартни, Харрисон и их това­рищи приглашались на студенческие вечеринки для поддержки таких групп, как «Джаз-бэнд Мерсисиппи», в то время лучшего эстрадного ансамбля Ливерпуля».

 

Род Мюррей (сосед по комнате Стю Сатклиффа): «В то время людей больше интересовала музыка, чем другие виды исскуства. Это было как дополнительные занятия. После уроков в колледже ты оставался, играл на своей самодельной бас-гитаре или стиральной доске, и показывал. Если получалось хорошо, у тебя могла быть своя рок-группа. Ты мог играть на танцевальных вечерах. В нашей художественной школе на цокольном этаже была столовая, в углу которой находилась сцена и там часто устраивали танцы. По крайней мере, это мероприятие начиналось как танцы. Но соединение студентов колледжа со студентами университета обычно заканчивалось потасовкой. Единственным способом закончить ее, было выключить свет. Потому что тогда ты не видел того, кого бил и останавливался».

 

Джон: «В колледже мы часто играли блюз. Рок-н-ролл нам позволили играть не сразу, и во многом благодаря тому, что мы играли блюз. В студии звукозаписи колледжа разрешали играть только традиционный джаз, поэтому я попытался войти в комитет, чтобы у нас была возможность играть рок-н-ролл. А снобов мы заставляли заткнуться, играя блюз Лидбелли (прим. — Лидбелли (1889-1949) — американский джазовый и фольклорный певец, автор песен и гитарист) и все, что там еще было в те времена».

У меня был друг, настоящий маньяк блюза, он приобщил меня к блюзам. Мы были ровесниками, он знал толк в рок-н-ролле, знал песни Элвиса, Фэтса Домино и Литтл Ричарда, но говорил: «А теперь послушай вот это». Моя любовь к рок-н-роллу не угасла, но к ней прибавился вкус к блюзу. Блюз — это настоящее. Не извращение, не мысли о чем-то абстрактном, не просто чертеж, скажем, стула — это самый настоящий стул. Не стул получше, или побольше, обитый кожей или еще какой-нибудь, — это всем стульям стул. Стул для того, чтобы сидеть на нем, а не для того, чтобы смотреть на него и восхищаться. На этой музыке «можно сидеть».

 

Хантер Дэвис: «Стюарт не умел играть ни на одном инструменте, и мало что знал о поп-музыке, но был совершенно потрясен, услышав, как Джон и его группа играют во время обеденных перерывов в Художественном колледже. Он всегда говорил, что они играют великолепно, еще в ту пору, когда их манера не производила ни на кого ни малейшего впечатления. Джон, со своей стороны, был покорен энергией и успехами нового друга. Леннон, который всегда нуждался в герое, сделал своим героем Стью и больше с ним не расставался. Если дружба с Полом ограничивалась музыкой и совместными развлечениями, со Сатклиффом Джон ощущал глубокую духовную связь. Он не только восхищался талантом и творчеством Сатклиффа, но и ценил его за страстную любовь к искусству Джона».


58-09-25-CD21

Пол: «Сатклифф привнес интеллектуальную атмосферу, которую мы с радостью поддержали».

 

Тони Кэррикер (приятель Джона по колледжу): «Из всех нас Стюарт всегда был самым рассудительным и умным. Я не помню, чтобы он увлекался роком, или чтобы у него были пластинки. Однажды я одолжил ему около десяти сорокопяток, и они вернулись мне искореженные – неимоверный грех».

 

Полина Сатклифф: «Пол был всегда улыбчивым и дружески настроенным к окружающим. Такое поведение в обществе было всегда ему свойственно. В те далекие дни он обычно обедал в студенческой столовой вместе с Джоном и Стю. Ему было всего шестнадцать, и его более старшие товарищи внешне выглядели куда внушительнее. Пол часто подчеркивал, что он выходец из рабочего класса, в отличие от Джона и Стю, которые относились по своему социальному положению к среднему классу.

В то время Пол мне нравился больше, чем Джордж или Джон. Он не был настолько же впечатляющ, как Джон, но по возрасту был ближе ко мне. Джорджа я считала слишком молодым и непричесанным. Но моя мать относилась к нему лучше всех. Когда он заходил к нам в гости, то непременно говорил: «Здравствуйте, миссис Сатклифф, как у вас дела?». И Джордж еще не успевал закончить свою фразу, как моя мать уже ставила на плиту чайник.

Джордж был самый разговорчивый. Пол был более сдержан со мною и с Джойс, хотя тоже был приветлив с нашей матерью. Они были друзьями ее сына, и она всегда относилась к ним дружелюбно. Но Джон и Стю были вожаками и это доставляло определенные трудности для Пола и Джорджа, поскольку они чувствовали себя в некотором смысле обделенными вниманием.

Наша семья жила в отдельном доме на Шефтон-Парк. По ливерпульским меркам мы относились к среднему классу. Мы увлекались исскуством, имели хорошее фортепиано, у нас была неплохая библиотека. Наши родители были образованными людьми и имели хорошую работу. Хотя семья Джона тоже относилась к среднему классу, мы, по сравнению с другими семьями будущих «Битлз» занимали более высокое социальное положение. Родителей Пола можно было отнести к «синим воротничкам», поэтому по-настоящему выходцем из среды рабочего класса можно было отнести в основном Джорджа. Мне очень нравилась его мать».

 

Джордж: «Мы с Полом часто прогуливали занятия и делали все возможное, чтобы не выглядеть паиньками. Вечера мы проводили с Джоном. А в учебные дни старались улизнуть и в обеденное время, хотя делать это не позволялось без особого разрешения. Мы линяли из школы, заворачивали за угол, избавлялись от всех атрибутов школьной формы, от каких только могли, а потом шли в колледж искусств (это здание примыкало к «Ливерпульскому институту»).

Там царила атмосфера немыслимой свободы. Все курили, ели чипсы, а нас в школе кормили капустой и вареными кузнечиками. Здесь всюду встречались девчонки и какие-то богемные персонажи. Наверное, во всем этом не было ничего странного, но нам это казалось очень занятным. Там мы чувствовали себя свободно, могли курить, никого не опасаясь. Джон держался с нами дружелюбно, но, в то же время постоянно нервничал, поскольку я выглядел слишком по-детски, как, впрочем, и Пол. В то время мне было всего пятнадцать».

 

thebeatleschronology.com: «Осенью Джон «Дафф» Лоу покинул группу «Кворримен».

 

Пол: «Даф, одно время он играл с нами, но отец не разрешал ему поздно возвращаться домой. Посреди номера Даф мог ни с того ни с сего вскочить, и только его и видели».

 

Дафф Лоу: «Мне ни­когда не приходило в голову стать профессиональ­ным музыкантом. Я жил в Вест-Дерби, на противополож­ном краю Ливерпуля. Пол мог без труда доехать до дома Джона на велосипеде, а мне приходилось доби­раться двумя автобусами. Мне не хотелось быть занятым среди недели. Мы репетировали по воскре­сеньям, а выступали в следующую субботу — если кто-то приглашал нас. Кроме того, в залах, где мы играли, качество инструмента сильно различалось. Нередко пианино оказывалось расстроенным, или у него не хватало клавиш. Это особенно раздражало Джона, потому что гитары нужно было настраивать по пианино. В «Кворримен» не было ничего особенного. Я был сыт по горло часовыми поездками на репетиции из Вест-Дерби и жалобами моей девушки. Кроме того, приближались экзамены по программе средней школы уровня «А» и усиливался нажим со стороны родителей».



Нашли ошибку в тексте или у Вас есть дополнительный материал по этому событию?



Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Тема

Сообщение

Прикрепить файл (максимальный размер 1.5 Мб)